Социализм и коммунизм как реальность (стр. 1 из 11). Социализм и коммунизм различия таблица


5. Сравните идеологию социализма и коммунизма.

Социализм

1. Основная цель социализма в отличие от марксистской государственной монополизации, заключается именно в демонополизации всего общества людей, между людьми, которая приводит именно к равенству людей, сотрудничеству, свободе, братству, взаимопомощи.Т.е. основной целью социализма является упразднение эксплуатации людей людьми.Марксизм-ленинизм не имеет цели упразднения эксплуатации, он меняет эксплуатацию частными лицами, на эксплуатацию лицами от государства, превращая последних так же в эксплуататоров не только от государства, а уже в частных и именно за счёт государственной собственности на средства производства.

На основе философских идей социализма была также создана политическая идеология, выдвигающая в качестве цели и идеала установление общества, в котором:

 отсутствуют эксплуатация человека человеком и социальное угнетение;

 утверждаются социальное равенство и справедливость

В качестве путей достижения справедливости разными мыслителями предлагалось, например:

  • упразднение частной собственности при сохранении личной

  • замена капиталистических предприятий кооперативами

  • создание коммун, внутри которых всё будет общим (социалисты-утописты)

  • создание государственной системы социального обеспечения

3. В конце 50-х, 60-е, 70-е гг. большинству стран МСС удалось добиться известных положительных результатов в развитии народного хозяйства, обеспечив рост жизненного уровня населения. Однако в этот период отчетливо обозначились и негативные тенденции и прежде всего в экономической сфере.

Укрепившаяся во всех без исключения странах МСС социалистическая модель сковывала инициативу хозяйственных субъектов, не позволяла адекватно реагировать на новые явления и тенденции в мировом экономическом процессе. Особенно наглядно это стало проявляться в связи с начавшейся в 50-е гг. научно-технической революцией.

4. В результате распада мировой системы социализма подведена черта под более чем 40-летним тоталитарным периодом в истории большинства стран Восточной Европы. Претерпела существенные изменения расстановка сил не только на Европейском континенте, но и в Азии. По всей видимости, уходит в небытие блоковая система отношений на мировой арене в цепом.

Однако относительно длительный период сосуществования стран в рамках МСС, на наш взгляд, не может пройти бесследно. Очевидно, в перспективе неизбежно налаживание отношений между бывшими союзниками, а зачастую и близкими соседями, имеющими общие географические границы, но уже на основе нового баланса интересов, непременного учета национальной, цивилизационной специфики и взаимной выгоды.

Коммунизм

1. На ранних ступенях развития первобытный коммунизм на основе общности имущества был единственной формой человеческого общества. Первобытнообщинный строй охватывал время от появления самых первых людей до возникновения классового общества, что по археологической периодизации совпадает в основном с каменным веком. Для первобытнообщинного строя характерно, что все члены общества находились в одинаковом отношении к средствам производства, и соответственно единым для всех был способ получения доли общественного продукта, с чем и было связано употребление для его обозначения термина «первобытный коммунизм». От следующих за ним этапов общественного развития первобытный коммунизм отличается отсутствием частной собственности, классов и государства.

  • 2. достаточно высокий уровень развития производительных сил и обобществления труда;

  • общественная собственность на средства производства;

  • всеобщность труда и отсутствие эксплуатации человека человеком;

  • коммунистическое общественное самоуправление;

  • отношения сотрудничества и взаимопомощи;

  • планомерность и пропорциональность развития в целях возможно более полного удовлетворения материальных и духовных потребностей трудящихся;

  • единство, сплоченность общества, господство единого марксистско-ленинского мировоззрения и др.

3. Огромная теоретическая работа К.Маркса и Ф.Энгельса позволила совершить революционный скачок от утопического к научному коммунизму, заложить научные основы и методологические принципы понимания коммунизма и диалектики движения к нему. Именно основы и принципы, а не догмы. К Маркс и Ф.Энгельс были диалектиками и потому всегда подчеркивали, что теория и практика коммунизма постоянно развиваются, не стоят на месте. На место устаревающих положений приходят новые. И поэтому вовсе не все, что ими сказано и написано, есть истина в последней инстанции. Они правы в главном, в принципиальном, и в то же время ряд их положений устарел, обновлен и обогащен новой практикой общественной жизни, теоретическими разработками их последователей, прежде всего В.И.Лениным.

4. История коммунистического движения является историей побед и поражений в революционной борьбе за ликвидацию мировой системы эксплуатации. Успехи в этой борьбе приближали субъект исторического действия к пролетарской массе “совокупного рабочего”, поражения – отдаляли. Но степень современного обобществления общественного производства и острота внутренних противоречий капитализма вновь и вновь подтверждают, что человечество находится в процессе коммунистической трансформации общества, который уже вышел за рамки решения задач в границах отдельных государств в той мере, в какой кризисы капитализма вслед за системой производства приобрели всемирный международный характер. Этот процесс является главной реальностью современности.

История коммунистического движения знала этапы поражений и предательства, главной сутью которых был откат от коммунистической коллективности к ее буржуазным формам, что неизбежно вело к партикуляризации “совокупного рабочего”. Очередной такой откат закончился. Начинается новый цикл развития коммунизма.

studfiles.net

Социализм = коммунизм? - Красное ТВ

Красное ТВ публикует данную заметку, категорически не разделяя отражённой позиции, но надеясь на её аргументированную критику со стороны читателей, разделяющих марксистский подход и владеющих им.

* * *

Сколько копий сломано за последние 20 с лишним лет по вопросу: был ли у нас социализм или нет? Ленинисты, сталинисты говорят – был. К ним примыкают (с некими определенными оговорками) группы левых, позиционирующих себя как часть марксистов и троцкистов. Как ни странно, копья ломаются вокруг фигуры Сталина, провозгласившего о построении социализма в СССР. В чём же причина этих схваток? В том, что социализм якобы является первой фазой коммунизма. Спор идёт вокруг этой самой фазы. Сначала говорили, что социализм это первая, или низшая фаза. Теперь дело дошло до открытия трёх фаз: низшей, средней и высшей. Похоже, скоро фазы коммунизма начнут почковаться, как простейшие. Почему-то борцы за это правое дело обходят стороной два факта: ленинские работы, в которых он неустанно твердил о возможности и близости построения социализма в нашей стране, и отсутствии критики Ленина и Сталина по этому вопросу. Ведь, несмотря на разнообразную критику со стороны европейских и мировых социал-демократов, вопрос о социализме, никем не поднимался! А уж тем более Троцкий неизбежно поднял бы его, в том случае, если вопрос был теоретически ложным. И уж не стоит считать себя умнее социал-демократов начала прошлого века и Троцкого. В знании марксизма они были на порядок, а то и на два выше нас, ковыряющихся в обломках марксизма и пытающихся (и то не все) излечиться от контузии, полученной при расстреле его здания нашей АОНой (академией общественных наук). В чём же причина? В том, что тогда никто не отождествлял социализм с коммунизмом, как это происходит сейчас.

В чём же различия между социализмом и коммунизмом? Заглянем в историю. Коммунистическое учение фактически зародилось в XIX веке. К этому времени социализм имел приличную теоретическую базу. Правда она имела весьма и весьма утопический характер. В начале же XIX века произошло событие, превратившее социализм из утопии в реальную возможность. Большое развитие социалистические теории получили после работ Д Рикардо, в которых он вывел закон противоположности интересов буржуазии и рабочих. Интерес буржуазии: прибыль. Интерес рабочих: заработная плата. Оба этих интереса находятся в обратно-пропорциональной зависимости. Этот закон негласно был назван законом Рикардо. Из этого закона вытекало два следствия, связанные друг с другом. Первое: при капитализме не может быть общественного договора. Тогда это было очень важное открытие! После работ энциклопедистов (Вольтер, Руссо и другие), понятие общественного договора, было что-то вроде массовой религии в обществе. Шок в обществе был пострашнее, чем у нас от доклада Хрущёва после XX съезда (да, да Хрущёв делал свой доклад на другой день после закрытия съезда; потому и не было обсуждения доклада). Получается, что буржуазная демократия в социальном (общественном) плане стоит ниже феодализма и рабовладельческого строя. Ведь обе эти формации, так или иначе, основывались на общественном договоре. Феодальный строй: крестьянин и ремесленник отдавали часть своего труда феодалу, а тот защищал их и управлял ими. Вот почему в первой половине XIX века возник и приобрёл некоторое, распространение так называемый феодальный социализм. Рабовладельческий строй: раб работает на рабовладельца, а последний кормит, одевает и защищает раба. Конечно, всё это в идеале, но суть оставалась прежней: капитализм, в отличии от предыдущих формаций не способен существовать в рамках общественного договора. Между прочим, именно поэтому капитализм является весьма неустойчивой формацией. Вспомним, какая борьба при капитализме идёт всё время? Крупная буржуазия против средней, мелкой буржуазии и рабочих, Рабочие против буржуазии. Вся буржуазия против рабочих. Рабочие в союзе с мелкой буржуазией против остальной буржуазии. И так далее и тому подобное. Ну, просто не общественный строй, баночный паучатник. Недаром основным принципом существования капиталистического общества являются девизы: «Хомо хомини люпус эст!» (человек человеку волк), «война всех против всех» причём, провозглашённые ярыми воспевателями капитализма. Почему-то сейчас эти девизы все старательно «забывают».

Второе следствие: капитализм обречён. Действительно, если мы имеем два основных класса общества по сути своей не просто враждебных друг другу, а являющиеся чуть ли не биологическими антагонистами, то один из них рано или поздно уничтожит другой. Вот тут и проявляется одна самоубийственная сторона капитализма: буржуазия не может уничтожить рабочий класс, ибо она порождает его. Зато рабочий класс, может уничтожить буржуазию, так как он её не порождает, и взять средства производства в свои руки. Предвижу «каверзный» вопрос: «а почему об этом не сказано ни у Маркса, ни у Энгельса?». А зачем им это нужно было? Это и так всем тогда было известно и тысячу раз проанализировано. Что, Марксу и Энгельсу надо было повторить это тысячу первый и тысячу второй раз? Ни за одним, ни за другим никем не замечено, что они были праздными болтунами. Второе следствие из закона Рикардо привело к рождению двух идеологических течений: практического социализма (его почему-то продолжали называть утопическим) и мальтузианства. В чём же суть практического социализма? Если, рабочий класс рано или поздно ликвидирует капитализм вместе с буржуазией, что непременно приведет к гражданской войне, то не лучше ли буржуазии самой передать средства производства в руки рабочих, а самой стать организатором нового строя? Такой ход предлагали маркиз Сен-Симон (между прочим, весьма не бедный маркиз), фабриканты Фурье и Оуэн (они пытались это сделать практически).

Почему же закон Рикардо породил мальтузианство? Тем более, что у Мальтуса он не упоминается? Всё очень просто: войны, болезни, голод, уничтожают относительно (в процентном отношении) в большей степени именно трудящиеся массы. Эксплуататорские классы, имея лучшее материальное и медицинское обеспечение, намного менее уязвимы перед лицом голода и болезней. Война тоже уничтожает правящие классы относительно в меньшей степени. Если в XVI веке до половины воюющих армий составляли дворяне, то к концу XVII века их было в войсках уже ничтожное количество. В XVIII же веке в армии Франции, например, служило уже немало офицеров недворянского происхождения. Отказавшись от перестройки общества по программе социалистов, капиталисты приняли программу Мальтуса по постоянному уничтожению части трудящихся масс, ради сохранения своего благополучия. Фактически буржуазия взяла курс на перманентную победу в гражданской войне! Меня могут спросить, но ведь сейчас капиталисты заботятся о своих трудящихся? Нет, разуйте глаза и прочистите свои мозги: как уничтожали трудящихся, так и уничтожают, причём в многократно больших количествах. Ведь сейчас пролетариат развитых стран находится в основном в Азии, Африке и Латинской Америке. Фактически, в первой половине XIX века капиталисты объявили перманентную (постоянную и не прекращающуюся) войну всем трудящимся массам мира.

Как известно, коммунистическое движение зародилось в первой половине XIX века, причём среди рабочих Франции и Германии и длительное время развивалось самостоятельно. Лишь во второй половине XIX века они соединились, создав социал-демократию. С тех пор идеи социализма прочно вошли в идеологию коммунистического движения.

В чём же разница между социализмом и коммунизмом? Эти два общественных строя весьма различаются в своей сути. Что такое социализм? В основе этого понятия лежал принцип ликвидации эксплуататорских классов и полностью или частично (с исключением единоличной) частной собственности. В понятие коммунизма входит ликвидация всех классов вообще, а также полная ликвидация частной собственности и государства. Как видим это два абсолютно разных общественных строя. Естественно, социализм категорически не может быть стадией коммунизма (ни низшей, ни первой, а точнее ни какой). Теперь рассмотрим вопрос можно ли построить социализм во враждебном окружении? Конечно можно, ведь наличие государственных органов (армии, разведки контрразведки и внутренней безопасности) не противоречит принципам социализма. Для коммунизма эти организации абсолютно неприемлемы! Следовательно, коммунизм можно построить, только в том случае, если в большинстве стран мира будет построено социалистическое общество, предкоммунистического типа: будет полностью отсутствовать классы и естественно частная собственность. При этом необходимо ещё одно жёсткое условие: в остальных странах мира будет довольно развитое социалистическое общество.

Когда произошло внедрение понятия о социалистической формации в понятие коммунизма? Трудно сказать. Точно понятно, что до начала II мировой войны это не могло произойти, так как в это время ещё были живы многие серьёзные теоретики марксизма, пусть и в весьма преклонном возрасте. Кроме того, вопрос о практическом построении коммунизма никем не ставился. Однако, постепенно теоретический вопрос о социализме занял не только ведущее положение, не только потеснил вопрос о коммунизме но и заменил его. По всей видимости, это был результат практического развития советского строя. В дальнейшем понятие социализма не только потеснило понятие коммунизма, но и вклинилось в него, под видом первой или низшей фазы. Когда и почему это произошло сейчас трудно сказать. Мне известно, что первые разговоры о возможности близкого построения коммунизма начались где-то в конце 50-х годов прошлого века, но думаю, что этот вопрос требует тщательного изучения.

Что мы имеем в итоге? Коммунизм и социализм – это два близких общественных строя, но не единая формация. При социализме отсутствуют классы эксплуататоров и частная собственность, но допускается личная и коллективная частная собственность (но без эксплуатации человека человеком). Так же не отрицается, нередко и утверждается наличие государственных органов. Коммунизм характеризуется отсутствием частной собственности, классов и государства. Наличие любой из этих составляющих не позволяет считать общество коммунистическим, ни в низшей, ни в первой, ни в какой другой фазе.

Олег Чистоглядов

www.krasnoetv.ru

Социализм. Коммунизм

   Цикл передач "Обретение смыслов". Выпуск №104. Социализм. Коммунизм. 

Степан Сулакшин: Добрый день, друзья. Сегодня обещанный, завещанный термин «социализм», и, конечно, неотрывно с этим понятием «коммунизм». Драматическая, я бы сказал, судьба, история у этих понятий, у теорий именно в связи с человеческим опытом, экспериментом, практикой, в связи с тем, что колоссальные силы в мире имеют своей целью эти понятия, эти практики, этот опыт максимально дискредитировать.

Если все детали отбросить, я надеюсь, что в анализе они будут упомянуты, то, мне кажется, эти понятия живут… жили, живут и будут жить в каком-то очень напряженном таком промежутке между молотом и наковальней, между добром и злом, между будущим и прошлым, между прогрессом и регрессом, между… Вот разговор продолжим уже на конкретном уровне, поэтому начинаем. Вардан Эрнестович Багдасарян первый. Пожалуйста.

Вардан Багдасарян: Несколько лет назад мы провели такой расчет, подсчитали, как… насколько те или иные идеологии популярны в современном мире. Расчет выстраивался следующим образом – по самопозиционированию правящих партий, как правящая партия в той или иной стране самоопределеяется, какая она: социалистическая, националистическая, консервативная, либеральная и так далее.

Результаты были довольно интересные. Значит, либеральными позиционируются 18,9% стран, где правящие партии либеральные. Причем чистый либерализм, без примесей, то есть не либеральный консерватизм, не какой-то другой вариант – это всего 11,7%, и из крупных идеологий либерализм проигрывает всем остальным идеологиям в мире. Это не самая вот по самопозиционированию партии популярная идеология. 29,7% – это партии правящие, либо национализм, национальный консерватизм, то есть идеология третьего пути. И социалистические партии занимают 51,4% стран в мире, причем 26,2% – это социал-демократический вариант идентификации социализма и 25,2% – это партии, идентифицирующие себя как идеология «социализм с национальной спецификой».

То есть, если мы посмотрим суммарно, социализм на настоящее время наиболее популярная политическая идеология в мире. Когда говорят о закате социализма, о крахе его этого проекта, связанного с распадом СССР, то это не совсем так. То есть в мире социалистическая идея занимает, охватывает больше половины всех стран, то есть наиболее популярная идеология в мире. И как определить социализм, что это, что лежит в основе?

Когда мы проводили анализ либерализма и показали то, что… что главное, да, отделив главное от второстепенного, то для либерализма это главное – это идея свободы, свободы индивидуума. На чем построены идеи социализма? Социализм заявляет прямо другое – это приоритет общего над частным, то есть в основе социум, в основе идея социальности. Значит, в этом плане он оппонирует по отношению к либерализму.

Коммунизм. Коммунизм – коммуна, то есть общинность. Он тоже оппонирует по отношению к либерализму: не свободное существование отдельного индивидуума, а жизнь общиной, жизнь коммуной. Как различить социализм и коммунизм? Ну, в марксистском дискурсе социализм рассматривался… в советском марксистском дискурсе социализм рассматривался как один из этапов на пути к коммунизму, но есть и другие подходы к этому рассмотрению.

Вот, в частности, сошлюсь на Фердинанда Тенниса. Он противопоставлял социализм и коммунизм он противопоставлял, значит, и концепт общины противопоставлял концепту общества. Общину он соотносил, идею общины он соотносил с идеологией коммунизма, значит, а идею общества соотносил с идеей социализма. Отсюда прототипом общинного… вот идея общины переносилась на весь социум, является семья, основная скрепа выступает традиция, общество в тенисской методологии трактуется совершенно иначе. Тут не общинность, а некий общественный договор, договор индивидуумов тех же, и которые вот совокупно агрегируются… их интересы совокупно агрегируются и уже складываются из этого общества. Поэтому коммунизм построен в историософском плане через идеологию «тезис – антитезис – синтез».

Коммунизм на новом этапе восстанавливает то, что было изначально: пещерный коммунизм, отрицание коммунистической идеи, значит, в период появления частной собственности, и новое обращение к коммунизму. Значит, социализм строится иначе, социализм строится на… в тенниской этой версии на таком монотонном процессе. Поэтому коммунизм перекликается отчасти, может, как это ни парадоксально звучит, с традиционализмом, а социализм перекликается в большей степени с модернизмом, с модерном. Поэтому здесь есть определенные различия такого порядка.

Есть аналогия с мировыми религиями. Христианство охватывает значительный ареал стран мира, но воплощается исторически христианство по-разному. Это воплощение в значительной степени определяется цивилизационной средой. То же самое и с идеологией социализма и коммунизма. Сошлюсь, работа Меллера ван ден Брука «Каждый народ имеет свой собственный социализм», называется эта работа, «Каждый народ имеет свой собственный социализм». Жорж Сорель: «Есть столько социализмов, сколько существует великих наций».

Поэтому, когда вышла работа Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма», где Бердяев показывал о том, что, значит, очень плохо понимают на Западе вот идею коммунизма, идею интернационала, полагая, что это какая-то идея, экстраполированная в Россию, Бердяев рассуждал так, что Третий интернационал – это, по сути, модификация идеи «Москва – Третий Рим». То есть социализм в русской, российской версии – он настолько отличался от марксистского учения, что в большей степени был новой адаптивной формой представления русской цивилизационной идеи.

Поэтому чистых моделей социализма, либерализма, консерватизма – их никогда не было и не существовало, поэтому принципиально важно учитывать цивилизационную адаптивность и ту реальную версию представляемой модели, которую она имеет, будучи воплощена применительно к той или иной цивилизации.

Степан Сулакшин: И все? Песчинок сэкономленных. Редкий случай.

Владимир Лексин: Краткость – сестра таланта.

Степан Сулакшин: Владимир Николаевич Лексин, пожалуйста.

Владимир Лексин: Вот из нас троих, ведущих эту передачу, двое очень хорошо знают такое понятие как «реальный социализм». Потому что основную часть своей жизни мы просуществовали в социалистическом государстве в окружении других социалистических государств, и что такое реальный социализм, и что такое представление о коммунизме в реально социалистической обстановке, мы очень хорошо ощущаем.

И, надо сказать, как мне кажется, что это ощущение весьма расходится с теми представлениями, которые сейчас навязывают тем, кто имеет, ну, какие-то мысли по этому поводу, только исходя из публикаций или некоторых, там, телевизионных передач, или, там, из интернетных сообщений по этому поводу людей, которые никогда не жили в этой среде, и мало имеют представления о реальном наполнении.

Что такое «коммунизм»? Вот я с этого все-таки начну. Значит, коммунизм – это, с одной стороны, направление общественно-политической мысли, философской мысли, которое развивает не только представление о том, что это такое – коммунизм как таковой, но и показывает необратимость перехода человечества к существованию в фазе коммунизма как единственному условию его гармоничного выживания. С другой стороны, это социально-политические движения – коммунизм, очень активно развивающиеся и существующие до сих пор во всем мире.

И они все очень четко позиционируют главное семантическое содержание этого слова, об этом уже говорил Вардан Эрнестович, commūnis, «общий», «общий». Действительно, первыми коммунистами, ну, в новое время, это были первые христиане. У них было общинное устройство с коллективной собственностью и с очень мощным нравственным таким основанием жизни таким образом.

Далее потом коммунистическая идея постепенно перешла в разряд более несколько философствований, таких умствований. Это «Утопия» знаменитая Мора, утопия Мабли с его аскетическим коммунизмом, Морелли – аграрный коммунизм, Руссо – подчинение индивида общей воле, это у него как одно главное, можно сказать, такое вот его догматическое представление об этом. Бабеф, Фурье, там, Кобе «Икария».

И, опять же, вот когда мне было, там, 30, 40 лет, очень многие люди покупали такие маленькие, очень красиво изданные сбор… книжечки в таком прекрасном переплете серебристом. Это назывался он «Утопический коммунизм». Вот все эти фамилии людей, о которых я сейчас говорю, были обозначены на обложках, там, или, значит, их произведения. И вот Кобе «Икария» – это просто роскошный роман, к тому же еще остров «Икария» – там существовал братский коммунизм, и там жили, с его точки зрения, истинные христиане. Здесь тоже опять вот сближение несколько с такой с христианской идеологией.

Марксизм. Появление марксизма как общественно-политического учения, как философского учения, конечно, изменило представления о том, что такое коммунизм, для очень многих сторонников и противников его, поскольку во главу угла была поставлена идея несправедливости эксплуататорского общества, тогда уже складывался капитализм как таковой, эксплуататорского общества, в котором эксплуатирующее меньшинство подавляло всегда эксплуатируемое большинство.

И выходом из этого… что ли, вот из этой ситуации, потому что капитализм – он воспроизводил все время вот эту вот такую мощную антиномическую вот ситуацию, когда меньшинство угнетало большинство, разрядиться могло только в форме бесклассового общества как такового, где был… и марксисты показывали, что это не только утопическая, но вообще возможная вещь такая, был реализован такой вот главный догматический, что ли, лозунг – это «От каждого по способностям или от каждого по возможностям… - тут немецкий пе… там, перевод с немецкого, там, допускает и то, и то, - и каждому по потребностям».

Вот к тому же еще в марксизме очень четко понятие «коммунизм» было связано с разделением государственного и гражданского общества в будущем, общества безвластия, отмирания государства как такового. Но, надо сказать, что как только идеи коммунизма начали реализовываться в жизни, оказалось, что все… вот в этом отношении все было по-другому.

Государство, его сила, его мощь такая государственная, все это устройство машины оказалось единственным таким мощным идеологическим, там, институциональным основанием, для того чтобы идеи коммунизма могли каким-то образом существовать в реальной как раз обстановке, значит, как таковой. И марксизм очень четко отделил идею… вернее, отделил представление свое о свободе от идеи либеральной свободы. Он полностью разошелся с либерализмом в этом отношении как таковым.

Идея свободы в коммунистическом обществе или при коммунистическом отношении к жизни – это свобода от подавления, от эксплуатации, от привилегий меньшинства по сравнению… по отношению к большинству. Свобода всех – это основа свободы каждого. Это очень важное представление о том, как коммунизм разошелся с либерализмом вот на стадии как раз вот марксистской теории.

Социализм. Три направления. Очень близкие тоже они все были с коммунизмом. Тут три направления таких. И если commūnis – это общий, то социализм от слова socialis, «общественный». Общий, общественный – они тут как-то сходились. Значит, это, во-первых, конечно же, это комплекс определенных социально-философских, там, идейно-политических концепций, доктрин, установок, такая доктринальная часть.

Второе направление социализма – это совокупность социально-политических движений. Вардан Эрнестович говорил уже об этом, они были, они существуют, они до сих пор очень сильны в мире. И третье – это предлагаемый в будущем или существовавший в СССР, странах Восточной Европы, в Китае, в некоторых странах Азии общественно-политический строй. Вот и то, и другое, и третье называется «социализмом» – и учение, и совокупность движений разных общественно-политических, и реальные вот государства, значит, как таковые.

Причем социалистическое не разошлось кардинально с капитализмом, поскольку предполагалось в учении, что социализм – это первая стадия приближения к коммунистическому будущему, и реальный социализм как таковой – он мог побеждать, мог каким-то образом позиционировать себя уже в форме устоявшегося государства, какого-то устройства только в результате социалистических революций.

Вот социалистическая революция, необязательно в форме вооруженного противостояния или мирного противостояния, это было одно из основных таких вот условий перехода к социалистическому обществу от капиталистического. Капитализм никогда не сдал бы своих позиций без соответствующего такого вот насильственного какого-то перехода.

Надо сказать, что сейчас очень много видов социализма – социал-демократия… Кстати, одно из самых мощных таких, что ли, подвидов, подразделений самого социализма как такового так называемый демократический социализм. Это отдельное учение, это отдельная доктрина. И есть очень много государств, которые считают себя социалистическими до сих пор, поскольку у них так называемый демократический социализм, основанный на том, что капиталистические начала – они не уходят из этого общества, но они интегрируются в структуру социалистически организованного вот бытия людей как таковых.

Интеграция капитализма в социалистические, даже каким-то образом, там, коммунистические начала – это суть так называемого демократического социализма. И поэтому сейчас говорят об отдельном шведском социализме, об итальянском социализме, о марокканском социализме. Я вот, когда, там, думал об этой передаче, насчитал около 70 видов социализма, которые вот реально существуют в мире.

Погибла ли эта идея или нет? Состоялся ли крах социализма и социалистической идеи как таковой, коммунистической идеи? Думаю, что нет, думаю, что нет. Просто, как мне кажется, произошел определенный некий виток, может быть, переосмысления в мире, что такое реальный социализм, и каковы его реальные плоды, насколько он утопичен, насколько он реален, и социалистическая идея, рано или поздно, все равно будет все в большей степени, мне кажется, доминировать в общественном устройстве мира как такового.

А вот все, что сейчас имеется, прогрессивного, ну, хорошего в мире, в капиталистическом мире, он становится практически монотонно капиталистическим, это то, что привнесли туда социалистические учения, и что привнес туда опыт Советского Союза и стран социалистического лагеря. И именно в этот период существования Советского Союза, стран Восточной Европы вот в социалистическом таком вот мейнстриме было временем наибольшего расцвета, там, культуры, искусства, образования, воспитания людей, создания у людей определенного, самого главного, наверное, для человека настроения, что завтра будет еще лучше.

Социализм – это общество, которое демонстрирует любым людям возможность того, что завтра не будет хуже. Это тот общественный строй, который позволяет сохранять у людей надежду на то, что внуки, правнуки будут жить лучше, чем жили эти люди. И это было реальное достижение социализма. В реальном социализме люди жили и думали именно так. Спасибо.

Степан Сулакшин: Спасибо, Владимир Николаевич. Каждый раз сталкиваюсь с трудностью, что все время нужно держать себя в такой определенной мыслительной спортивной форме, а именно, вспоминать и держать цепко в руках назначение наших бесед «Обретение смыслов». Смысл – это… это соотнесение некоторого вот понятия с бесспорными установившимися образами сознания – раз, с проявлениями в окружающем мире – два. Но еще очень важно – это часть констатирующая, пассивная, такая описательная, классифицирующая выстраивание смысловой аксиоматики пространства смыслов.

А вторая, очень важная, часть – а зачем мы его ищем? Любопытство удовлетворить? Наверное, нет, не только. Для активной деятельности, для того чтобы нечто с этим сделать, нечто в мире преобразовывать, какое-то строительство вести, какую-то деятельность человеческую производить. И вот эти требования к поиску смыслов, я полагаю, что надо помнить. Они очень важны.

Социализм, так же как и коммунизм, мы будем сейчас о социализме больше говорить, это понятие, как и все в гуманитарном смысловом пространстве, многозначное. Вот по моей жесткой такой когнитивной формуле что такое «обрести смысл»? Первый шаг – это, значит, ответить на вопрос «что это?» И вот берем словари и читаем. Первое – это учения, ну, что-то из разряда вот истории о социально-политических учениях, то есть генезис такой понятия, исторические факты. Второй ответ на вопрос, что это такое – это строй…

Вот знаем, что такое «строй солдат», а «строй» применительно к вот таким обширным оболочкам социального общежития – слово очень неудачное. Я буду применять ниже другое слово – «устройство», и разница как раз в чем? Строй – это пассивно, а устройство – это нечто, что будет действовать, работать, это активно. Третья опция в традиционном подходе в словарях энциклопедических – это доктрина.

Ну, доктрина – это такой основополагающий принцип, представление, идея, не более того, то есть ограниченная, начальная, опять-таки далекая от активной возможности и готовности действовать, обладая в руках вот этим самым смыслом. Поэтому иногда я наталкиваюсь, конечно, на критику своих позиций методических, но считаю, что смыслы человеку нужны для деятельности, для того чтобы быть человеком активным. И это привносит отличия в наших попытках дать дефиницию, дать обретение смысла от традиционных таких, внеконтекстных, дескриптивных и пассивных определений, которыми полны источники, учебники и всякого рода энциклопедии.

Итак, почему мне не нравится слово «строй»? Потому что оно не дает представления о движении дальше, и слово «устройство» применяю. Что есть «социализм»? Социализм – это устройство человеческого общежития, государственных и общественных порядков и конструктов, основанное на принципе кооперативного поведения, то есть перераспределения добавленной стоимости, коллективизма, достижения всеобщего блага. Значит, это первое – устройство реалий человеческой жизни, и второе – перечисление тех отличительных ценностных опорных точек, которые это устройство характеризуют, делают самодостаточной сущностью, смыслом, и отличают от других.

Но, естественно, рядом находится противоположность, отличительная сущность. Какая? Ну, конечно же, это капитализм. Вот в таком подходе что есть капитализм? Капитализм – это устройство человеческого общежития, государственных и общественных порядков и конструктов, основанное на принципах индивидуализма, неограниченного присвоения, конкуренции, достижения личного блага, доминирования денег. Все остальные нюансы, детали, исторические вариации, воплощения – они как оболочки, не более как вариации вот этого корневого содержания смысловой аксиомы.

Это легко проверить, в этом легко убедиться, если вот, как Владимир Николаевич нам сказал, десятки есть версий интерпретационных, но когда их анализируешь, фильтруешь, то в корне находишь вот эту смысловую аксиому. И когда ею обладаешь, то тогда все смысловые пирамиды, проекции, вариации, там, деформации, инсинуации, интерпретации – они становятся очень понятными и прозрачными.

Почему и как социализм возник как вот такой чертеж человеческого бытия, устройства? Есть два принципиальных пространства, в котором происходит эволюция человека и человеческого сообщества. Это пространство материальных ресурсов, и оно принципиально: нет ресурса – нет жизни, потребности для жизни нечем удовлетворять, и второе – это пространство нематериальных потребностей человека, потому что человек есть человек истинный. И если в первом случае вызов – ты будешь или не будешь, то во втором случае вызов другой – ты будешь человеком или ты будешь дочеловеком, нечеловеком, животным.

Так вот, целый ряд идеологий или таких чертежей и устройств, как-то, скажем, либерализм против социализма или капитализм против социализма – это примерно то, что возвращает человека назад, загоняет в тупик эволюционного развития, потому что движение назад есть регресс. А вот социализм и коммунизм, несмотря на историческую, казалось бы, неудачную апробацию, это вопрос прогресса, это вопрос будущего.

В этом отношении коммунизм – это, конечно, футурологическое, теоретическое представление об устройстве человеческого общежития, государственных и общественных порядков и конструктов в условиях, внимание, очень важно, достаточности ресурсов для жизни и основанном главным образом на нравственных принципах человека истинного, а мы о них уже говорили. Это труд, это альтруизм, сопереживание, это и идеалистичность, и стремление к совершенству, это креативность, инновационность, коллективизм, ценность жизни, любовь и еще несколько принципиальных вещей, которые человека делают человеком.

Поэтому, конечно, попытка Хрущева заявить, что к 1980 году в Советском Союзе будет коммунизм, отражала всего лишь безграмотность и авантюристичность этого лидера и его когорты, отражала теоретическую, в общем-то, скажем так, слабосильность обществоведения того времени. Но эта угроза и сегодня существует, поэтому, конечно, говорить о том, что мы построим коммунизм через 20, через 30, через 100 лет безосновательна, если не… отве… нет ответа на главный вопрос: будет ли достаточность ресурсов?

В советское время этим категориям было посвящено очень много исследований, и были найдены, конечно, глубокие непреходящие идеи, описания, развертки смысловые. Ну, например, две блестящих совершенно формулы, но как любая формула, она ухватывает только сердцевину. Это социализм: «От каждого – по возможностям, каждому – по труду». Коммунизм: «От каждого – по возможностям, каждому – по потребностям». И вот эти формулы потом в моих определениях порождают пирамиду разверток уже практического строительства.

Какова должна быть доля государственных расходов в общих материальных потоках, в ВВП? Соотношение регулирования дохода собственника частного или работодателя и перераспределяемой доли валовой добавленной стоимости наемному работнику и в общественные фонды потребления для перераспределения по всему социуму, для того чтобы реализовать принципы социализма: это милосердие, это социальная справедливость, это социальная помощь.

Или принципы коммунизма – будущего устройства человечества: каждому по потребностям. Человек может быть болен, он ничего обществу не может отдавать, а общество, тем не менее, его жизнь считает ценностью и дает ему блага. Вот разница между всеобщим благом и индивидуальным благом – это вещь принципиальная, и она отличает социализм и коммунизм как футурологическую уже стадию развития таких вот солидаризационных, социализированных принципов устройства бытия от индивидуализированных, либеральных, капиталистических, социал-дарвинистских, животных.

По большому счету это выбор для человечества между возвращением к своему реисторическому животному состоянию или выбор в пользу эволюционного прогресса и развития. Опыт СССР, других стран социализма неудачен в известной степени, потому что не хватило мозгов, не хватило профессиональной какой-то тонкости мышления, строительства, не хватило, в конце концов, открытости, искренности и нравственности верховодителей в том, чтобы найти оптимальное соотношение. Скажем, была запрещена частная собственность. Почему? Да догма потому что. Потому что боролись с капитализмом, там, на заре гражданской войны и первых лет советской власти и так от этого не освободились.

Предпринимательский труд, труд бизнесмена – это тоже труд, и он тоже должен оплачиваться. Но он более ответственный, потому что это управленческий труд. Он создает логистики, он создает рабочие места, он создает возможность для технического прогресса, для создания той самой валовой добавленной стоимости, и он должен оплачиваться, он должен стимулироваться. Поэтому, конечно, часть дохода от частного предприятия он должен получать. Но весь вопрос – какую часть? Если, как в нынешней России, никем и ничем не регулируемую, то это то самое… та самая капиталистическая эксплуатация человека человеком, порождение напряжения, дисгармонии в обществе.

Поэтому, если коротко говорить, то не были найдены оптимальные и наиболее эффективные соотношения в регулируемых пропорциях того самого устройства государственных и общественных порядков, которая показала бы, доказала бы прогрессивность и будущность, неизбежность того ядра смыслового, который заложен в социализме и в коммунизме. И с другой стороны, этот исторический эксперимент – это блестящий эксперимент, потому что он показал, что люди могут строить свое настоящее и свое будущее.

И вызов к нам, к вам, к современному человечеству в том, чтобы, извлекая этот урок, найти способы недогматического, честного, прозрачного, основанного на идее всеобщего блага равенства достоинства каждого человека, технические, технологические решения, как обустроить страну, как обустроить человечество. И социализм, и коммунизм – это будущее. Либерализм, капитализм – это прошлое. И это главное. Спасибо. И в следующий раз термин, который мы выносим на обсуждение, это «традиционализм», «традиционализм». Всего доброго.

rusrand.ru

Коммунизм vs. социализм: schriftsteller

Дмитрий Верхотуров - Dmitri Verhoturov (schriftsteller) wrote, 2011-09-04 00:32:00 Дмитрий Верхотуров - Dmitri Verhoturovschriftsteller 2011-09-04 00:32:00 Поскольку сегодня мне случилось снова приобщиться к рабочему классу, то напишу я о коммунизме и социализме. Тема по-прежнему животрепещущая, и, пожалуй, нет больше темы в которой было бы столько непонимания и прямых фальсификаций. Обычно считается, что коммунизм и социализм - это одно и то же. Многие даже употребляют эти слова как синонимы. Понятно, что такая практика стала следствием советского словоупотребления, когда компартия называла свой строй "развитым социализмом", а своих союзников "социалистическим лагерем". Могут сослаться и на Ленина, который тоже писал о "социализме, как первой стадии коммунизма". Казалось бы, между коммунистами и социалистами должны быть товарищеские отношения. Между тем, если обратиться к первоисточникам, то видна совсем другая картина, картина жестокой и непримиримой войны между коммунистами и социалистами, которая шла от истоков коммунистического движения, и часто градус ее напряжения заметно превышал борьбу с капиталистами. Начало этому положили основоположники - Маркс и Энгельс, которые принялись утюжить социалистов прямо в "Манифесте Коммунистической партии". Нетрудно посмотреть, что на критику социалистов в "Манифесте" отведено больше половины всего объема. Потом была знаменитая дискуссия с Прудоном, "Нищета философии" и пошло-поехало. С тех пор борьба между коммунистами и социалистами не утихала. Ленин посвятил погрому социалистов едва ли не больше внимания, чем критике капитализма, и точно намного больше, чем борьбе с Деникиным, Врангелем и Колчаком. На мой взгляд, ларчик открывается довольно просто. Социализм и коммунизм имели совершенно разные корни, разное происхождение и ставили перед собой разные цели. Социализм имеет довольно длинную родословную из утопий и французского просвещения, но его идейное оформление принадлежит Сен-Симону, Прудону и их многочисленным единомышленникам и последователям. Основная его идея состоит в гармонизации существующего общества, перестройке его на рациональных основаниях и конституционных порядках. Чтобы в обществе все трудились и каждый получал по труду. Идея "от каждого по способностям, каждому по труду" - это социалистическая идея, и сам лозунг придумал Сен-Симон. Потому социалисты всегда тяготели к просветительству, массовым организациям, парламентаризму и постепенным реформам капиталистического общества. Коммунистическая идея берет корень из "сумрачного тевтонского гения", и уже в "Манифесте" явно видно, что авторы идеи ставили перед собой цель коренного изменения общества, всего его строя, производительных сил. Коммунизм им явно виделся не как буржуазное общество с конституцией, рационализмом и вознаграждением по труду, а как нечто особое. До сих пор исследователи не могут точно определить, как Маркс и Энгельс представляли себе коммунизм, и я тоже считаю, что они не имели четкой и ясной идеи, и больше руководствовались некой "философской интуицией". Впрочем, эта "интуиция" была сильным и повелевающим фактором, и основоположникам удалось начать большую затею. Почему же коммунизм и социализм постоянно путают и перемешивают? Во-первых, потому что коммунисты и социалисты часто оказывались тактическими союзниками и часто выступали в общих рядах во время революций и народных пробуждений. Во-вторых, и это куда более веская причина, коммунистов всегда было мало, их идеи мало кто мог понять, а вот социалистов было много и они добивались большой поддержки за счет большей понятности их идей для масс. Коммунисты сплошь и рядом толкали социалистов на амбразуры, а потом присваивали все их достижения. Во многих случаях видна типичная тактика коммунистов: социалисты заваривают кашу, делают черную работу, а коммунисты приходят и снимают пенки. По этой модели была проведена революция в России, в которой Ленин явно использовал социалистов как таран. Они подготовили ему все условия для успеха, позволили ему усилиться и захватить власть, проложили ему дорогу в деревню (хорошо известно, что ленинская аграрная политика - это присвоенная им программа социалистов), а потом занимались разложением тылов белогвардейцев и всякой подрывной работой. Не всегда дело шло гладко, но вклад социалистов в победу большевиков велик и неоспорим. Сопоставление фактов натолкнуло меня на мысль, что Ленин говорил о "социализме как о первой стадии коммунизма" в очень узком смысле, как о политической тактике. В то время вынашивались планы реализации мировой революции, или, по крайней мере, революции в Европе. Социалисты, по уже опробованной модели, должны были распалить народные волнения и революционный пожар, ослабить или даже сокрушить европейские государства, а потом туда ломанутся большевики со своей Красной Армией. Очевидно, куча денег и ценностей, которые Ленин давал эмиссарам, пошла как раз на финансирование социалистов. Потом большевики захватывают все достояние капиталистов, целые страны, города, фабрики, и используют добычу для строительства коммунистического общества. "Социализм как первая стадия коммунизма" - это как раз установление коммунистами диктатуры в буржуазном обществе и этап его перестройки для нужд строительства коммунизма. Этап этот планировался кратковременным, каким он и был в СССР: 10-15 лет. Поскольку коммунистов всегда было мало, то они часто использовали социалистов, как и всякие народно-демократические, национально-освободительные движения, в качестве орудия для сокрушения своих врагов, для подрыва изнутри империалистических держав, и тут же отбрасывали их, как только надобность в этом отпадала. Правда, когда агрессивный напор коммунистов погас, это повернулось совсем другой стороной, и социалистический лагерь стал ареной ожесточенной борьбы между коммунистами и социалистами, в которой социалисты часто выходили победителями. Это и есть ключик к склокам и раздорам, которые сотрясали "прогрессивную общественность" всю вторую половину ХХ века, и это ключ к пониманию того, каким образом столько предателей затесалось в ряды КПСС. Внутри компартии всегда была социалистическая фракция, которую империалистам после Второй мировой войны удалось повернуть против коммунистов. Все "психологические операции" США сводились именно к тому, чтобы настроить социалистов внутри компартий против коммунистов и убедить их в приемлемости компромисса с империализмом. Социалисты, в конце концов, победили и грохнули СССР как чуждый и непонятный им проект. И так было везде. Мы не увидим ни одной компартии, в которой не прошла бы такая междуусобная война. Например, афганская НДПА с его двумя бессмертными фракциями "Хальк" и "Парчам" и бесконечной враждой между ними (халькисты и парчамисты даже обедали порознь)? Просто в НДПА было две партии: коммунистическая "Хальк" и социалистическая "Парчам". Друг друга они ненавидели куда больше, чем исламистов и моджахедов.Впрочем, еще не вечер. Посмотрим на крупнейшую теперь в мире компартию - Компартию Китая. В ней все то же самое, и в ней пока временно руководят типичные социалисты. Нетрудно себе представить, как вздрогнет мир, если там коммунисты и социалисты схватятся друг с другом. Я тут читаю подрывную прессу типа "Великой эпохи", и вижу как они пытаются расшатать КПК кампанией массового выхода из партии. Что же исполать, этим они усиливают позиции коммунистической фракции. А это решительные товарищи, если дорвутся до власти. Если кто не понял, как это и почему, задавайте вопросы. Вот так. Главное помнить, что социализм и коммунизм - это принципиально разные идеи, и принципиально разные течения, то тогда очень многое становится ясным и понятным безо всякой конспирологии и прочих домыслов.

PhotoHint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

schriftsteller.livejournal.com

Социализм и коммунизм как реальность

В. Яцкевич

Во второй половине ХХ столетия возник термин “постиндустриальное общество”. Его предложили западные политологи, игнорирующие марксизм, и желающие сказать новое слово с учетом текущих достижений науки и техники. Этот термин дружно поддержали “самые верные поборники диалектического материализма” марксисты-ленинцы. Но что значит “пост” в данном случае? Социальные процессы не состоят из одной только индустриализации. Поэтому данный термин совершенно пуст, и в нем нет ни малейшей необходимости. Все то, чем его обычно наполняют, представляет собой лишь детали, причем весьма второстепенные. Авторам этого термина можно задать много вопросов, но бессмысленно спрашивать тех, кто неуверенно говорит. Вообще говорить о социальном будущем вне марксизма - невозможно.

Напротив, термины “социализм” и “коммунизм” полны глубоко содержания и прежде всего - философского. Конкретно они означают еще более высокую степень реализации Марксовой абстракции социальности. Четкой границы между социализмом и коммунизмом не существует, как не существовало ее никогда ранее, когда общество переходило от одной общественно-экономической формации к другой. Этот переход всегда был диалектическим с многочисленными противоречиями и отрицаниями, но в целом он был эволюционным, имел форму конвергенции.

В практическом плане сущность общественного прогресса выражается в Ленинском определении социализма. Вся диалектика социального развития нашла воплощение в тех делах и решениях, которые относятся к периоду Новой Экономической Политики (НЭП) истории нашей страны.

Но прежде всего необходимо отметить, что до 1921 года Ленин был сторонником экстремистского направления в марксизме. Он полностью разделял отношение Маркса к частной собственности. Однако после первых лет советской власти стала очевидной несостоятельность примитивной (ориентированной на пролетариев) трактовки социализма, которая является доминирующей в “Манифесте”.

“К весне 1921 г. выяснилось, - писал Ленин (не упоминая имени своего уважаемого учителя), - что мы потерпели поражение в попытке “штурмовым” способом, т. е. самым сокращенным, быстрым, непосредственным, перейти к социалистическим основам производства и распределения”[1] [1].

В трудах Ленина в 1921-1923 гг. были существенно уточнены и конкретизированы представления о социализме. Эти представления были настолько новыми, что он говорил о коренной перемене “всей точки зрения на социализм”[2] [2].

Ленин переосмыслил и Марксовы рекомендации, и весь трагизм ситауции, сложившейся после ”слома старой машины”. По его предложению была введена НЭП, которая уже не предусматривала ”уничтожение частной собственности”. Эта политика оставляла без внимания схоластический вопрос об эксплуатации человека человеком, что вполне справедливо.

По мнению Ленина нужно не “уничтожать” частную собственность, а полномасштабно использовать базирующиеся на ее основе производительные силы и в процессе этого создавать альтернативные виды собственности. Об этом он пишет в содержательной и полной глубокого смысла статье “О кооперации”.

“Мы перегнули палку, переходя к НЭПу, не в том отношении, что слишком много места уделили принципу свободной промышленности и торговли, но мы перегнули палку, переходя к НЭПу, в том отношении, что забыли думать о кооперации, что недооцениваем теперь кооперацию, что начали забывать уже о гигантском значении кооперации … ”[3] [3].

Иными словами, свобода в промышленности и торговле может быть еще большей, и это не повредит делу.

“Надо ссужать кооперацию такими государственными средствами, которые хотя бы на немного, но превышали те средства, которые мы ссужаем частным предприятиям, вплоть хотя бы до тяжелой промышленности и т. д. ”[4] [4].

Вот и вся борьба с частной собственностью. Коренное изменение отношения к ней Ленина очевидно. В результате этого в центре внимания оказался человек-труженник с его свободой и инициативой независимо от его социального положения и классовой принадлежности. (Классовая структура была проигнорирована, она абсолютно ничего не решала.) Это был пролетарий, крестьянин, кооператор, инженер, ученый – любой гражданин страны, предлагающий свой труд. В совокупности все они составили ”творческий потенциал народных масс”. Приняв его за основу, власть обеспечила еще более эффективное развитие страны, чем реформы Петра Столыпина. Фактором “ссуживания” государство стало непосредственно способствовать “обуржуазиванию” (выражаясь языком классиков марксизма) не только рабочих, но и крестьян. Статистическое выражение данного процесса состоит в том, что количество состоятельных (материально обеспеченных) людей на душу населения стало расти. Именно этим обеспечены все успехи НЭПа.

Ленин непосредственно не говорит о рыночных отношениях, но фактически признает их необходимость. Глубоко сознавая важность механизма спроса и предложения, он пишет, что в текущих условиях многое зависит от умения соединить революционный энтузиазм с умением торговать. “Под уменьем быть торгашом я понимаю уменье быть культурным торгашом”. Понимая, что ценральной фигурой становится рядовой российский труженник, Ленин уточняет: “Он торгует сейчас по-азиатски, а для того, чтобы уметь быть торгашом, надо торговать по-европейски”[5] [5].

Тем самым косвенно признается необходимость тех механизмов и отношений в деле строительства социализма, которые были развиты в условиях капиталистического способа производства. Поскольку общественные отношения порождаются в процессе производственной деятельности людей, то культура этих отношений базируется на взаимном уважении между производителем и потребителем, поскольку в действительности каждый из них - и то, и другое. Благодаря этому данное уважение возникает прежде всего в момент обмена продуктами труда, т. е. между покупателем и продавцом, поскольку последний предлагает результат труда, являясь в сущности представителем труда. Другими словами, данное уважение (и связанная с ним культура) является составляющей отношения к труду вообще. К такому выводу приводит последовательное применение материалистического подхода.

Ленинская программа перехода к социализму предусматривала множество форм собственности от частной до государственной. Что означает понятие “государственный капитализм”? Оно означает капитализм конвергирующий в социализм, а также наиболее активную фазу этого перехода. Оценивая продолжительнось этой фазы (или эпохи), Ленин писал: “Мы можем пройти на хороший конец эту эпоху в одно-два десятилетия”[6] [6].

То есть, все очень обстоятельно и серьезно. Ленинская статья “О кооперации” является уникальной подлинно научной работой о подлинном социализме. НЭП была рассчитана на построение социалистической экономики. При этом осознавалось в полной мере, что это не может быть короткий отрезок времени, как это казалось многим революционерам. Предусматривалось использование товарно-денежных отношений и материальных стимулов в полной мере.

Историк С. Кульчицкий пишет: “Ленин отказался от идеи сплошной коллективизации, лишившей колхозников частной собственности, и начал призывать к кооперированию крестьян-собственников.”[7] [7]. Он пишет также о том, что Ленин категорически возражал против организации государственной системы, основанной на тотальном подчинении партии.

“Социализм”, ”свобода” и “демократия” - суть различные понятия, которым соответствуют различные сущности, но первая из них не существует без двух других. “... социализм невозможен без демократии”[8] [8]. В соответствие с данным принципом, столь очевидным с позиций науки, во всех странах Европы социализм уже наступил. Большевики же нагло его попрали.

Социализм по Ленину “поставит большинство населения в условия, позволяющие всем без изъятия выполнять государственные функции”[9] [9].

Не трудно видеть, что фактор роста количества людей, обладающих собственностью (имущих), совсем не противоречит Ленинским определениям.

Весьма важным является также то, что переход от социализма к коммунизму предполагается плавным, непрерывным. Замечательно. Но точно также переход от капитализма к социализму тоже естественно предполагать таким же. Именно так и было в историческом прошлом. И роль революций (вооруженных восстаний) во всем этом только второстепенна.

Квинтэссенция Ленинского подхода содержится в его следующем высказывании: “Социализм – это советская власть плюс электрофикация всей страны”. Трактовка данного определения не составляет проблемы. “Советская власть” – это гарант условий свободы и демократии в стране (не путать с условиями в СССР !), а под термином “электрофикация” следует иметь в виду весь научно-технический прогресс и базирующиеся на его основе производительные силы. Слово “кибернетика” в то время еще не было известно. Особо следует подчеркнуть, что об уничтожении частной собственности не упоминается. Здесь все необходимо, корректно и точно. Здесь нечего ни “добавить”, ни “убавить”.

Согласно данному определению при социализме свободы должно быть только больше, чем в царской России до событий 1917 года. А в СССР ее было явно меньше. С учетом одного только этого фактора наше советское общество не было и не могло быть социалистическим. “Диктатура пролетариата” на деле обернулась диктатурой тотального невежества, несовместимой с представлениями о свободе и демократии.

Вообще в связи с Лениным мы пережили две трагедии. Первая состоит в том, что он родился и, став взрослым, организовал пролетарскую революцию. Вторая - связана с тем, что он слишком рано умер. Он единственный человек, кто осознал сущность социализма и марксизма в целом как науки. Как только понял и осознал, утратил власть и умер. После его смерти научная теория и практика социализма закончились.

mirznanii.com