Глава 1 ложь. Утечка информации и некоторые другие признаки обмана. Ситуация когда один вводит в заблуждение другого


Как мозг вводит нас в заблуждение: 18 ментальных ловушек

Ирина БалманжиИрина Балманжи

Люди очень часто ошибаются, но, как правило, даже не осознают этого. Из-за различных когнитивных искажений мы неправильно оцениваем информацию, а потому принимаем плохие решения. Но предупрежден — значит вооружен. Рассказываем, какие ловушки мышления подстерегают каждого из нас.

Предвзятость подтверждения

Предвзятость подтверждения заставляет нас искать доказательства в пользу определенного убеждения. Иными словами, если вы верите, что лекарство вызывает некий побочный эффект, вы приметесь читать в интернете отзывы тех, кто уже принимал его и наблюдал это действие. Но таким образом вы игнорируете весь набор данных, не поддерживающих вашу гипотезу, вместо того чтобы искать свидетельства, которые, возможно, заставят ее переоценить.Предвзятость подтверждения также может заставить вас отказаться от свидетельств, противоречащих вашей гипотезе; вы можете предположить, что источник сведений ненадежен или что исследование основывалось на ошибочных экспериментальных методах.

Из книги «Почему. Руководство по поиску причин и принятию решений»

Функциональная фиксированность

Подавляющее большинство людей, по сути, узкие специалисты, актеры одной роли. Научившись делать что-то определенным способом, мы, как правило, стараемся его придерживаться. Ученые называют эту психологическую зависимость «функциональной фиксированностью».

Люди настолько привыкают к испытанным методам и моделям решения задач, что совсем не замечают новых, более простых способов.

Мы подходим к решению разных задач не слишком творчески, особенно если уже изучили подход, который неплохо работает. Большинство просто не привыкли мыслить нестандартно. А следовало бы.

Из книги «Почему мы ошибаемся»

Моментальные суждения

Мы очень быстро выносим вердикт другим людям. Так, одно из исследований показало, что респондентам достаточно всего секунду смотреть на лица политиков, чтобы сделать вывод о их компетентности. Мало того, если на раздумья дают больше времени, решение существенно не меняется; первое впечатление прочно закрепляется в сознании, и поколебать его крайне трудно.

Неуловимые связи, созданные мозгом, действуют намного мощнее, чем нам хотелось бы думать. Пока неясно, что именно определяет данное решение; почему один человек кажется нам более приятным, чем другой. Может, мы делаем вывод на основе того, насколько сильнее у него выступает челюсть, или как посажены глаза, или по другим каким-то внешним признакам. Но факт остается фактом: мнение о других людях мы часто формируем практически с первого взгляда.

Из книги «Почему мы ошибаемся»

Неосознанная ложь

Нам свойственно приукрашать истину. Общаясь с другими людьми, мы постоянно преувеличиваем или преуменьшаем разные факты, подгоняя рассказ под свои цели. Как правило, мы делаем это неосознанно и даже не задумываемся над тем, что, по сути, лжем.

Рассказывая истории, люди имеют обыкновение вводить в заблуждение не только других, но и самих себя. Ученые выявили, что коррективы, которые рассказчик вносит в повествование, внедряются в его память, причем настолько крепко, что нередко он сам «запоминает» то, чего не было в помине.

Из книги «Почему мы ошибаемся»

Завышенная самооценка

Многие из нас абсолютно не готовы думать о себе как о среднестатистическом человеке. Так мы и живем, пребывая в абсолютной уверенности, что относимся к категории выше среднего, и это самомнение приводит к огромному количеству ошибок.

Тенденция к приукрашиванию настолько сильна, что распространяется даже на то, как мы воспринимаем свою внешность. Не так давно Николас Эпли из Чикагского университета и Эрин Уитчерч из Университета Вирджинии провели ряд экспериментов, которые продемонстрировали, что люди обычно считают себя более привлекательными, чем это есть на самом деле.

«На наш взгляд, самонадеянность — чрезвычайно распространенное человеческое качество, — говорит Стефано Деллавинья, профессор экономики Калифорнийского университета в Беркли. — Почти все люди излишне самоуверенны — за исключением страдающих депрессией; только их, как правило, можно считать реалистами».

Из книги «Почему мы ошибаемся»

Иллюзия ограниченного выбора

Мы спрашиваем: «Должен я порвать со своим партнером или нет?» — а должны спросить: «Каким образом мне сделать наши отношения лучше?» Мы спрашиваем: «Должен я купить новый автомобиль или нет?» — а не: «Как потратить деньги, чтобы принести наибольшую пользу семье?» Мы часто ставим себе рамки, которые подразумевают выбор в узком спектре, но они мешают нам принимать решения.

Даже слабого намека на альтернативу бывает достаточно, чтобы вы приняли правильное решение. Каждый раз, делая выбор, думайте, как можно увеличить количество вариантов.

Из книги «Ловушки мышления»

Эффект владения

Чувство собственности — очень мощное чувство. Как говорится, ни один человек в мире еще не вымыл арендованную машину! Это происходит из-за так называемого эффекта владения, то есть тенденции недооценивать вещи, не принадлежащие нам, и переоценивать свою собственность.

В эксперименте, демонстрирующем силу эффекта владения, лауреат Нобелевской премии Даниэль Канеман и группа его коллег выдали половине участников кофейные чашки. «Владельцев» чашек спросили, за сколько они были бы готовы продать свои чашки, а вторую половину участников — сколько они были бы готовы за них заплатить.

Выяснилось, что «владельцы» чашек не были готовы уступить свою «собственность» меньше, чем за 5,25 доллара, в то время как «покупатели» не планировали потратить на них более 2,25–2,75 доллара. Иными словами, сам факт обладания чашками заставлял «владельцев» оценивать их выше и делал расставание с ними сложнее.

Наверняка и в вашей жизни были предметы, которые казались более ценными, как только вы были вынуждены от них отказаться: книга, которая годами стояла на полке, или кухонная утварь, запрятанная в самый дальний шкафчик, или свитер, который вы получили в подарок от тетушки, но так ни разу и не надели. Не важно, использовали ли вы эти предметы хоть раз и приносят ли они радость. Тот факт, что они ваши, заставляет вас ценить их сильнее.

Из книги «Эссенциализм»

Искажения, вызванные эмоциями

Мы склонны переносить подогретые эмоции с вызвавшей их ситуации на другой объект или человека. Например, люди, решившие на первом свидании покататься на американских горках или посмотреть фильм ужасов, почувствуют, что их тянет друг к другу сильнее, поскольку они ошибочно приписывают всплеск адреналина, вызванный страхом, присутствию другого человека.

То же самое происходит, когда покупатель получает скидку, поторговавшись с продавцом. Чем больше возбуждение от победы, тем больше значение, которое мы придаем приобретенной вещи. Это верно и для случаев, когда люди перебивают друг у друга ставки на аукционе.

Из книги «Нейромаркетинг в действии»

Фундаментальная ошибка атрибуции

Мы судим о себе по нашим намерениям, а других — по их поступкам. Ошибки других людей мы склонны объяснять дефектами характера, тогда как свои промахи — внешними факторами («В день экзамена у меня была мигрень, а преподаватель просто не большого ума»). А вот обратная картина: наши удачи мы приписываем качествам характера, а удачи других склонны считать временным явлением или счастливой случайностью («Я вернул кошелек в бюро находок, потому что я высокоморальный и нравственный человек; другие делают так, только если кто-то видел, как они его подняли»). Таким образом, мы признаем свои сильные стороны и отрицаем слабые.

Из книги «Психология вредных привычек»

Ошибки планирования

Мы прекрасно умеем предвидеть поведение других, но при этом постоянно недооцениваем сроки, нужные нам для завершения проекта. Студентов попросили оценить, сколько им потребуется времени, чтобы закончить диплом, в лучшем и худшем случаях. Меньше половины студентов успели написать диплом, уложившись в «худший срок».

Из книги «Психология вредных привычек»

Обратный эффект подавления мыслей

Если мы пытаемся не думать о чем-то, скорее всего, начинаем думать об этом еще больше. Это известный феномен желания «не думать о розовом слоне». Более эффективным способом оказываются попытки отвлекаться, чем стараться подавлять мысли. Итак, если вы ночью лежите в кровати, пытаясь не думать о неотложных завтрашних делах, попробуйте направить свои мысли куда-нибудь в другую сторону. Вы можете вспоминать подробности чего-то приятного, например каникулы или хороший фильм.

Из книги «Психология вредных привычек»

Немедленное вознаграждение

Нам нужно «это» сейчас, даже если, подождав, мы получим больше. Получив выбор между 1000 долларов сейчас и 1200 долларами завтра, большинство людей подождут один день. Но если выбор будет между 1000 долларов сегодня и 1200 долларами через месяц, большинство выберут синицу в руках.

Из книги «Психология вредных привычек»

Эффект «Какого черта!»

Такое особенно часто можно услышать от людей, сидящих на диете: «Сегодня я нарушила свою диету. Какого черта! Буду есть пищу пожирнее».

Эффект «Какого черта!» иррационален и деструктивен, и он случается не только с людьми, соблюдающими диету. Это касается и «волокитчиков» («Уже четыре часа, нет смысла начинать сейчас»), и тяжелых пьяниц («Сейчас девять, и я уже изрядно набрался. Какого черта! Почему не покутить до утра?»), и людей с другими видами самодеструктивного поведения.

Из книги «Психология вредных привычек»

Эффект разрешения

Самодисциплина в одной области может заставить нас почувствовать себя свободнее в других областях. Мы будто награждаем себя за хорошее поведение: осторожность в деньгах дает нам право переедать, а соблюдение диеты компенсирует отсутствие физических упражнений.

Из книги «Психология вредных привычек»

«Беговая дорожка счастья»

Чем больше вы имеете, тем еще больше хочется иметь. В психологии это явление называют беговой дорожкой счастья.

Экономисты-бихевиористы обнаружили, что восторг, который мы испытываем с новым приобретением, быстро уходит на дальний план, и мы возвращаемся к прежнему уровню неудовлетворенности. Эффект «беговой дорожки счастья» свидетельствует: сколько бы мы ни имели в данный момент, все равно захотим больше, а когда получим это, по-прежнему будем хотеть еще, пока не обретем достаточно мудрости, чтобы сохранить деньги для чего-либо такого, что действительно сделает нас счастливыми.

Культура потребления учит тому, что богатство и обладание становятся ключами к счастью. Однако на самом деле это не так: наоборот, они лишь подталкивают нас к самодеструктивному поведению.

Из книги «Психология вредных привычек»

Выученная беспомощность

Этот термин впервые был использован в известной серии экспериментов Мартина Селигмана. Он наблюдал за поведением собак, часть которых имела возможность избежать удара током, а часть — не имела. Потом он поместил обе группы животных в клетки, из которых можно было без труда сбежать. Собаки, которые в первой части эксперимента не могли избежать удара током, просто легли в клетке на пол и приняли электрошок, несмотря на то что они видели, как можно выбраться наружу. У них сформировалась такая парадигма: удара током избежать невозможно.

Такая модель вполне применима и к людям. Мы видим жен, смирившихся с мужьями, которые их бьют; пессимизм молодежи из городских трущоб; людей, которые перестали соблюдать диету, ходить в тренажерный зал и вообще следить за здоровьем.

Отказ от борьбы может быть способом адаптации, если мы действительно беспомощны: тогда мы сохраняем силы, чтобы когда-нибудь сделать следующую попытку, если представится возможность. Однако почти всегда люди сдаются слишком быстро, не увидев даже проблеска надежды.

Из книги «Психология вредных привычек»

Восприятие больших чисел

Во время одного из экспериментов психолог Корнельского университета Маной Томас дал испытуемым фотографии нескольких домов, где были также указаны их цены, в произвольном порядке представленные либо круглым числом (скажем, 390 000 долларов), либо чуть большим точным числом (например, 391 534 доллара).

Когда респондентов спросили, какую цену они считают выше, а какую ниже, они в среднем оценили точные цены как более низкие, хотя на самом деле все было наоборот.

Совет тем, кто собирается продавать дом: если хотите выручить за него больше денег, его цена не должна заканчиваться нулем.

Из книги «Красота в квадрате»

Эффект Форера-Барнума

Психологи определяют эффект Форера-Барнума как готовность людей воспринимать общие, неопределенные, расплывчатые и достаточно банальные утверждения как точное описание своей личности.

В 1948 г. Бертрам Форер впервые провел эксперимент, в котором продемонстрировал действие этого эффекта. Студенты выполнили простой тест, а исследователь заверил, что по его результатам он проведет психологический анализ их личностей. Однако вместо настоящего анализа он давал всем один и тот же текст, составленный из фраз, заимствованных из гороскопов. Затем Форер попросил каждого студента оценить по пятибалльной шкале соответствие описания их личности. Средняя оценка, которую он получил, — 4,26.

Вот этот текст:

«Вы нуждаетесь в том, чтобы другие люди вас любили и уважали, и в то же время Вы достаточно самокритичны. Хоть у Вас есть некоторые личные недостатки, вы способны их компенсировать. Вы обладаете значительным потенциалом, которым до сих пор не воспользовались с выгодой для себя.

Вы выглядите внешне дисциплинированным и уверенным человеком, однако в душе Вы волнуетесь и чувствуете себя неуверенно. Порой Вас охватывают сомнения, правильное решение ли Вы приняли, правильно ли сделали. Вы предпочитаете многообразие и изменения, и бываете недовольны, когда Вас ограничивают строгими правилами.

Вы гордитесь собой как независимым умным человеком, Вы не принимаете на веру чужие суждения без достаточных доказательств. Однако Вы считаете, что не стоит быть слишком откровенным и искренним с другими. Иногда Вы экстраверт, приветливы и общительны, а в другой раз интровертированы, осторожны, сдержанны. Некоторые из Ваших стремлений нереалистичны».

Остроумный эксперимент был повторен сотни раз, и эффект всегда повторялся. Один французский психолог разместил в газетах рекламу, в которой предлагал услуги астролога. Получив сотни заказов, он отправил своим клиентам один и тот же гороскоп, состоящий из общих абстрактных суждений. Более 200 человек прислали в ответ письма, полные благодарности за чрезвычайно точный прогноз.

Из книги «Территория заблуждений»

 

blog.mann-ivanov-ferber.ru

Глава 1 ложь. Утечка информации и некоторые другие признаки обмана

Через восемь лет, после того как Ричард Никсон оставил пост президента, он отрицал, что порой откровенно лгал,но признавал, что, как и другие политики, кое-чтоскрывал.Это необходимо для того, чтобы завоевать и удерживать свой пост, говорил он. «Вы не можете сказать все, что вы думаете о том или ином человеке, потому что он может вам однажды понадобиться... вы не можете высказывать свое мнение о мировых лидерах, потому что, возможно, вам придется иметь с ними дело в будущем»11.

Никсон не одинок в своем стремлении не называть замалчивание правды ложью,особенно когда такое замалчивание может быть оправдано12.

В Оксфордском словаре английского языка говорится: «В современном употреблении слова [ложь] обычно имеется оттенок ярко выраженного морального осуждения, и в вежливой беседе его стараются избегать, часто заменяя такими синонимами, как «обман» и «неправда», имеющими относительно нейтральное звучание»13.

Легко назвать неискреннего человека лжецом, если он вам отвратителен, но трудно использовать это слово по отношению к человеку, который, несмотря на свою явную лживость, нравится вам или вызывает у вас восхищение. Еще задолго до Уотергейта14Никсон по отношению к своим оппонентам-демократам так образно определил смысл слова «лжец»: «Купите ли вы подержанный автомобиль у такого человека?», в то время как собственное умение Никсона скрывать правду и явно лгать определялось его республиканскими поклонниками как доказательство политической смекалки.

Все это, однако, не имеет отношения к моему определению лжи или обмана (Я использую эти слова как синонимы.) Многие люди (например, те, кто лжет ненамеренно), хотя и говорят неправду, не являются лжецами. Женщина с параноидальной манией, утверждающая, что она Мария Магдалина, не обманщица, хотя её утверждение и является ложным. Неудачный совет клиенту о капиталовложении не является ложью, если консультант сам не знает правды. Некоторые люди, чья наружность производит обманчивое впечатление, не обязательно являются лжецами. Богомол, становясь похожим на травинку, лжет не более, чем человек, высокий лоб которого наводит на мысль, что он умнее, чем есть на самом деле15.

Ложь может не иметь оправдания, а может и иметь его. Лжец можети не лгать. Обман - действие умышленное; лжец всегда обманывает намеренно. И он может иметь оправдание только в своих глазах, а может также и во мнении общества Лжец может быть хорошим - и плохим человеком, приятным – и неприятным. Но человек всегда выбирает сам - солгать или сказать правду. И вполне различает ложь и правду16.

Патологические обманщики, которые знают, что лгут, но не могут контролировать свое поведение, не являются предметом моего рассмотрения. Также не говорю я и о людях, которые сами не знают, что лгут, и которых называют жертвами самообмана17.

Иногда лжец может сам верить собственной лжи. В таком случае он не будет считаться лжецом, и его обман, по причинам, которые я объясню в следующей главе, раскрыть значительно труднее. Случай из жизни Муссолини показывает, как вредно порой верить в свою же собственную ложь: «...в 1938 году состав дивизий [итальянской] армии был сокращен с трех полков до двух, что понравилось Муссолини, поскольку дало ему возможность заявить, что в его армии шестьдесят дивизий, хотя в действительности (по количеству личного состава) их было всего сорок. Эти изменения стали причиной колоссальной дезорганизации армии как раз перед самым началом войны. К тому же он, забыв о своем новаторстве, несколькими годами позже трагически просчитался в оценке реальной силы своих войск. По-видимому, вводя в заблуждение других людей, себя самого все-таки не стоит обманывать»18.

При определении лжи мы должны принять во внимание не только самого лжеца, но и жертву обмана. Она не просит, чтобы ее ввели в заблуждение, и лжец не делает какого-либо предварительного уведомления о своем намерении совершить обман. Было бы, например, странно называть лжецами актеров. Публика заранее согласна принимать их маски за истинные лица - именно поэтому она и ходит в театр. Актеры, в отличие от жуликов, играют свои роли открыто и с общественного одобрения. Также и клиент не будет следовать советам брокера, который говорит, что снабжает хотя и убедительной, но недостоверной информацией. Если бы Мэри, пациентка психиатрической клиники, предупредила доктора, что будет выказывать чувства, которых на самом деле не испытывает, лжи не было бы, как ее не было бы и в том случае, если бы Гитлер предупредил Чемберлена, чтобы тот не больно-то доверял его обещаниям.

Я определяю ложь, или обман, как действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды19.

Существуют две основные формы лжи: умолчаниеиискажение20.

При умолчании лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает ложной. При искажении же лжец предпринимает некие дополнительные действия - он не только скрывает правду, но и предоставляет взамен ложную информацию, выдавая ее за истинную. Зачастую только сочетание умолчания и искажения приводит к обману, но в некоторых случаях лжец может достичь успеха и просто не говоря всей правды.

Не всякий считает умолчание ложью. Многие люди принимают за ложь только откровенное искажение действительности21.

Например, в случаях, когда врач не сообщает пациенту о том, что его болезнь смертельна, или муж не говорит жене, что проводит обеденные часы в мотеле с ее лучшей подругой, или полицейский не ставит подозреваемого в известность о том, что его беседы с адвокатом прослушиваются, никакой ложной информации не передается. Однако все они подпадают под мое определение лжи. Здесь «обманываемые» не просят ввести их в заблуждение и «умалчивающие» действуют умышленно, без предварительного уведомления о своем намерении скрыть некие факты. Информация утаивается умышленно, с намерением, а не случайно. Но бывают и исключения - умолчание нельзя назвать ложью, если существует определенная предварительная договоренность на этот счет. Например, в случае, если муж и жена согласны на свободный брак, то есть на возможность не открывать свои измены до тех пор, пока об этом не спрашивается прямо, умолчание о свиданиях в мотеле не будет ложью. Или если пациент заранее просит врача не сообщать плохих новостей о своем здоровье, умолчание также не будет ложью. Однако по закону подозреваемый имеет право на конфиденциальную беседу с адвокатом, и умолчание о нарушении этого права в любом случае является ложью.

Зачастую, если есть возможность выбора формылжи, обманывающие предпочитают умолчание. Это более выгодно. Да и смолчать обычно легче, чем явно обмануть, так как для этого ничего не надо делать, в то время как при искажении без хорошо разработанной «легенды» всегда есть шанс оказаться уличенным. Авраам Линкольн говорил, что у него недостаточно хорошая память, чтобы лгать. Если врач обманывает больного с целью скрыть смертельный исход болезни последнего, он должен очень хорошо запомнить все, что на этот счет сказал ему, дабы несколькими днями позже не впасть в противоречия.

Умолчание предпочитают еще и потому, что оно менее предосудительно, чем искажение. Оно пассивно, а не активно. К тому же хотя и то и другое может в равной мере повредить жертве обмана, чувство вины, испытываемое лжецом в случае умолчания, гораздо меньше22.

Лжец может успокаивать себя мыслью, что жертва знает об обмане и просто не хочет смотреть правде в глаза. Он может думать, например, так: «Моя жена должна знать, что я ей изменяю, потому что она никогда не спрашивает меня о том, где я пропадаю вечерами. Я ведь не обманываю ее, а просто проявляю осторожность из доброты к ней. Я предпочитаю не унижать ее и не вынуждаю знать о моих изменах».

Кроме того, умолчание всегда легче оправдать в случае раскрытия правды. 06манщик может сказать, что сам ничего не знал, или забыл, или намеревался отрыться позже и т. д. Когда человек, дав присягу, начинает свои показания словами «Если мне не изменяет память...» - он тем самым обеспечивает себе лазейку для оправдания: вдруг позже обнаружится, что он чего-то не рассказал. В этом случае нет необходимости постоянно помнить придуманное, умышленно удерживаясь на грани между искажением и сокрытием истины (что происходит, когда лжец больше не может просто не говорить; вопрос задан - вызов брошен). Сославшись на забывчивость, можно и вообще избежать необходимости помнить выдуманную историю; достаточно лишь помнить о своей плохой памяти. И если правда вдруг выплывет наружу, лжец всегда сможет заявить, что и не собирался никого обманывать, самого подвела память.

События, связанные с Уотергейтским делом, из-за которого президент Никсон лишился своего поста, превосходно иллюстрируют использование стратегии «забывчивости». Сначала, по мере все большего усиления доказательств причастности к этому делу, были вынуждены выйти в отставку помощники президента Г.Р.Халдеман и Дж.Эрлихман. Давление на Никсона продолжало расти, и место Халдемана занял Александр Хэйг. «Не прошло и месяца с тех пор, как Хэйг вернулся в Белый дом, а уже 4 июня 1973 года они с Никсоном обсуждали возможный ответ на серьезные обвинения, выдвинутые в адрес президента Джоном Дином, бывшим советником Белого дома. В магнитофонной записи их беседы, ставшей известной благодаря расследованию в порядке импичмента, Хэйг предложил Никсону сослаться на невозможность вспомнить все детали и таким образом выкрутиться из ситуации»23.

Однако сослаться на «забывчивость» можно далеко не всегда. Врач, у которого спрашивают о результатах анализов, не может ссылаться на то, что не помнит их, так же как и полицейский, когда обвиняемый интересуется, нет ли в комнате подслушивающей аппаратуры. На забывчивость можно ссылаться только в незначительных делах или по поводу событий, произошедших достаточно давно. В случае же, например, экстраординарных событий, о которых люди обычно помнят всю жизнь, не может быть и речи ни о каких оправданиях забывчивостью.

Но лжец теряет возможность ограничиться только умолчанием в том случае, если жертва обмана бросает ему вызов. Например, если жена спрашивает у мужа, почему никак не может найти его во время обеда, он вынужден, дабы сохранить в тайне свою интрижку, что-нибудь солгать. Конечно же, даже самый обычный вопрос: «Как прошел день?» уже подразумевает просьбу о сообщении каких-либо сведений. Однако муж может упомянуть другие дела и продолжать умалчивать о свидании до тех пор, пока прямо поставленный вопрос не заставит его выбрать между правдой и ложью.

В некоторых случаях приходится лгать с самого начала, поскольку одного молчания недостаточно. Мэри, пациентка психиатрической клиники, не только должна была скрывать свое отчаяние и план самоубийства, но и симулировать хорошее самочувствие, а также желание провести выходные в кругу семьи. При приеме на работу простого умолчания также недостаточно, если есть необходимость ввести администрацию в заблуждение относительно своего предыдущего опыта работы по предлагаемой специальности. Кроме необходимости скрыть неопытность, необходимо еще и сфабриковать подходящий послужной список. Для того чтобы избежать скучной вечеринки, не обидев при этом хозяев, нежелательно ссылаться на то, что вам больше нравится вечер, проведенный дома у телевизора, лучше изобрести какой-нибудь благовидный предлог вроде срочного и важного делового свидания, проблемы с няней, которая не может остаться с детьми, или чего-нибудь в этом духе.

Необходимость прибегнуть к прямому искажению действительности может возникнуть и в том случае, если лжеца явно уличают в том, что он что-то недоговаривает. Такой обман особенно необходим при сокрытии эмоций. И если мимолетное чувство скрыть легко, то с эмоциями, нахлынувшими внезапно, особенно если они достаточно сильны, дело обстоит гораздо сложнее. Кроме того, ужас скрыть сложнее, чем беспокойство, а гнев - сложнее, чем досаду. Чем сильнее чувство, тем больше вероятность, что какие-то его признаки могут проявиться, несмотря на все попытки скрыть это. Одним из способов сокрытия переживаемых чувств является имитация эмоций, не испытываемых на самом деле. И порой такая имитация действительно помогает скрыть истинные чувства.

Сцена из романа Джона Апдайка «Давай поженимся» является превосходной иллюстрацией этого и многих других, описанных мною явлений. Муж случайно услышал разговор Руфи с любовником. По сюжету романа до этого эпизода Руфи давалось скрывать свою измену, не говоря неправды, но теперь, в ответ на прямой вопрос мужа, она вынуждена солгать; целью ее лжи является необходимость утаить от мужа свою измену. Кроме того, на этом примере хорошо видно, как естественно вплетаются в обман эмоции и как они увеличивают трудность сокрытия правды.

«Джерри [муж Руфи] напугал ее, услышав часть их телефонного разговора с Диком [ее любовником]. Она думала, что он подметает задний двор. А он неожиданно появился из кухни и спросил:

– Это кто звонил? Ее охватила паника.

– Да так, ерунда. Одна женщина из воскресной школы спрашивала, собираемся ли мы записывать Джоанну и Чарли»24.

Паника сама по себе не является доказательством лжи, но если бы Джерри ее заметил, то мог бы заподозрить Руфь; если бы ей нечего было скрывать, она не паниковала бы. В то же время человек, который ни в чем не виновен, оказавшись на допросе, может испугаться, поэтому следователи часто не обращают внимания на такие реакции. Руфь оказалась в сложном положении; ей пришлось лгать неожиданно, без подготовки. Попав в затруднительное положение, она, испугавшись разоблачения, впала в панику, которую трудно было скрыть, что повышало шансы Джерри поймать ее на слове. Единственное, что она могла теперь сделать, - сознаться в своих чувствах, поскольку ей все равно не удалось скрыть их, но солгать в том, что явилось истинной причиной чувств. Она могла признаться, что испугаюсь, но испугалась того, что Джерри ей не поверит, а не того, что ей есть что скрывать. Это не сработало бы, если бы ранее не было аналогичных инцидентов; а поскольку Джерри уже неоднократно выражал сомнение в правдивости Руфи (что опровергалось последующими событиями), то одно лишь упоминание о его прежних неудачных обвинениях могло отвести его подозрения и сейчас.

Вероятно, Руфь не смогла бы ввести в заблуждение мужа, если бы попыталась придать своему лицу холодное и бесстрастное выражение картежника. Ведь если Вы хотите скрыть, что у вас дрожат руки, лучше скрестить их или сжать в кулаки, но только не оставлять лежащими у всех на виду; и точно так же очень трудно сохранить лицо спокойным в то время, как губы сами поджимаются, а веки и брови вздрагивают от испуга. Чтобы скрыть эти непроизвольные движения, лучше просто начать скрипеть зубами, покусывать губы, насупливать брови или метать гневные взгляды.

Лучший способ скрыть сильные эмоции - это маска. Но если прикрыть лицо или его часть рукой или отвернуться от собеседника, это, скорее всего, не избавит от необходимости лгать. Самая лучшая маска - фальшивая эмоция. Она не только вводит в заблуждение, но и отлично маскирует истинные чувства. Человеку, обуреваемому эмоциями, неимоверно трудно сохранить лицо безмятежным, а руки неподвижными. Когда эмоции берут верх, труднее всего выглядеть бесчувственным, спокойным или безучастным. Лучше избрать тактику, которая позволяет прекратить или скрыть непроизвольные действия, вызванные переживаемыми чувствами.

Мгновение спустя Джерри говорит Руфи, что не верит ей. После таких слов ее паника могла бы стать настолько сильной, что скрыть ее было бы просто невозможно. Чтобы замаскировать ее, она могла бы попытаться изобразить гнев, изумление, удивление; могла рассердиться на Джерри за то, что он не верит ей и сует нос не в свои дела; могла изумиться его недоверию или удивиться, что он подслушивает ее телефонные разговоры.

Но не всякая ситуация позволяет лжецу подменять одну эмоцию другой. В некоторых случаях требуется решить более сложную задачу - вообще скрыть эмоции. Эзер Вайцман, бывший министр обороны Израиля, описывал такую непростую ситуацию. После драматического визита Анвара Садата в Иерусалим военные делегации Египта и Израиля сделали попытку вступить в переговоры. Мохаммед эль-Джамаси, глава египетской делегации, во время заседания сообщил Вайцману, что ему известно о том, что Израиль строит новые поселения в Синае. Вайцман понимал, что это может сорвать переговоры, поскольку вопрос о том, может ли Израиль сохранить уже имеющиеся поселения, все еще оставался предметом обсуждения.

«Я был оскорблен, хотя и не мог дать выхода своему гневу. Пока мы здесь обсуждали гарантии безопасности, потихоньку подталкивая вагон мира вперед, мои коллеги в Иерусалиме, вместо того чтобы побеспокоиться о законности уже существующих поселений, закладывают еще одно, и как раз в тот момент, когда в переговорах наметился прогресс»25.

Вайцман не мог показать, что рассержен на иерусалимских коллег, несмотря на то, что они действовали, не посоветовавшись с ним. Он обязан был скрывать чувства, которые испытывал, не используя другие эмоции в качестве маски. Ему нельзя было выглядеть счастливым, испуганным, огорченным, удивленным или возмущенным. Он мог лишь выглядеть внимательным, но бесстрастным, не показывая, что информация, сообщенная Джамаси, может иметь какие-либо последствия. К сожалению, в его книге нет никакого намека на то, преуспел ли он в этом.

Во время игры в покер также нельзя подменять одну эмоцию другой. Игрок, получивший на руки великолепные карты и возбужденный перспективой сорвать большой банк, должен скрывать любые признаки своего волнения от других игроков. Маскировка подлинного переживания какой-либо другой эмоцией опасна. Если он попытается прикинуться разочарованным или раздраженным, партнеры подумают, что он вытянул плохие карты, и будут ожидать, что он скинет их, а не останется в игре; поэтому у него должно быть бесстрастное, ничего не выражающее лицо. Но если ему нужно скрыть свое разочарование или недовольство плохой взяткой, он может использовать маску, блефуя и пытаясь заставить партнеров скинуться. Изобразив радость или возбуждение, игрок может скрыть свое разочарование и создать впечатление, что у него на руках хорошая карта. Ему могут поверить, особенно если сочтут новичком; предполагается, что опытные игроки в покер в совершенстве владеют талантом сокрытия любых эмоций, касающихся игры26.

(Между прочим, обман при игре в покер - умолчание или блеф - не подпадает под мое определение лжи. Никто не ждет от игрока в покер, что он откроет карты. Сами правила игры предполагают, что игроки будут пытаться ввести друг друга в заблуждение.)

В качестве маски может быть использована любая эмоция. Чаще всего для это применяется улыбка, являющаяся противоположностью всех отрицательных эмоций: страха, гнева, огорчения, возмущения и тому подобного. Улыбку предпочитают еще и потому, что благодаря счастливому выражению лица и обмануть гораздо проще. Разочарованный сотрудник улыбается, дабы босс не подумал, будто он обижен на то, что его обошли повышением. Жестокий приятель, высказывая свои критические замечания с улыбкой на лице, может выглядеть доброжелателем.

Другая причина, почему улыбка столь часто используется в качестве маски, заключается в том, что она является частью традиционного приветствия. При встрече, как правило, стараются не говорить о неудачах и неприятностях. Напротив, предполагается, что на вопрос: «Как дела?», человек, несмотря на действительное состояние дел, с вежливой улыбкой ответит: «Спасибо, хорошо. А у вас?» Возможно, истинные чувства не обнаруживаются не потому, что улыбка является прекрасной маскировкой, а потому, что при вежливом обмене приветствиями люди на самом деле весьма редко интересуются тем, как человек себя чувствует в действительности. Это всего лишь простая любезность, желание быть приятным. На такие улыбки редко обращают внимание. Люди привыкли не обращать внимания на ложь при вежливом обмене приветствиями. Впрочем, это еще вопрос, является ли такое поведение ложью, поскольку сами правила вежливости подразумевают, что подлинные эмоции выказывать не следует.

Еще одной причиной популярности улыбки является то, что это наиболее естественно возникающее выражение лица. Даже младенцы могут улыбаться. Это одно из простейших выражений, используемых ребенком специально для того, чтобы выразить удовольствие от общения с другими людьми. А так называемая социальная улыбкапорой и вообще почти не сходит с лица. Однако и здесь возможны оплошности: слишком быстрая или, наоборот, излишне затянувшаяся улыбка. Кроме того, улыбка может возникнуть преждевременно или опоздать. Но в любом случае «сделать» улыбку достаточно легко, гораздо легче, чем любое другое выражение лица.

А вот намеренное изображение отрицательных эмоций для большинства людей дается с трудом. Благодаря исследованию удалось установить (см. главу 4 (Глава 4 МИМИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ ОБМАНА)), что большинство людей не может преднамеренно вызывать сокращение определенных мышц лица для достоверной имитации горя или страха. Немного легче изобразить гнев и отвращение, но и в этом случае чаще всего заметна фальшь. Таким образом, если для успешной лжи предпочтительнее изображать отрицательные эмоции, а не улыбку, могут возникнуть трудности. Но встречаются и исключения: например, Гитлер, будучи великолепным актером, легко и убедительно имитировал отрицательные эмоции. На встрече с послом Великобритании Гитлер выглядел абсолютно разъяренным, давая понять, что уже не в состоянии обсуждать что-либо еще. Но немецкий чиновник, присутствовавший при этой сцене, писал: «Однако как только за послом захлопнулась дверь, Гитлер хлопнул себя по бедрам, засмеялся и сказал: «Чемберлен не переживет этого; сегодня же вечером его кабинет рухнет»27.

Кроме двух основных форм лжи: умолчания и искажения, существует множество разновидностей лжи. Я уже говорил об одной из них при обсуждении случая, взятого из романа Джона Апдайка «Давай поженимся», в котором Руфи удалось бы скрыть обман, несмотря на охватившую ее панику. Вместо того чтобы пытаться прятать свой испуг, что было довольно-таки трудно сделать, Руфь могла бы признаться в своих чувствах, но придумать для них другую причину. Она могла бы заявить, что абсолютно невиновна и испугалась только того, что ей не поверят. Если бы психиатр спросил Мэри, почему она выглядит слегка взволнованной, она также могла бы признаться в том, что действительно волнуется, но скрыть истинную причину своего волнения, сказав, например: «Я очень хочу домой, к семье». Будучи правдивой в своей эмоции, она лгала бы только о вызвавшей ее причине.

Есть еще одна разновидность обмана - говорить правду таким образом, чтобы в это нельзя было поверить. Это можно определить как сообщение правды в виде обмана. Когда Джерри спросил Руфь, с кем она говорила по телефону, она могла бы ответить таким образом: «О, я говорила с любовником, он звонит мне каждый час. Поскольку мы с ним занимаемся любовью по три раза в день, нам необходимо быть в постоянном контакте, чтобы условливаться о встречах». Такое преувеличение правды грозило бы окончательно сделать Джерри посмешищем в случае дальнейших выяснений. Насмешливая интонация или выражение лица при этом также могут способствовать обману.

Другой пример подачи правды в виде обмана показан в фильме, снятом по книге Роберта Дэйли «Принц Города. Правдивая история о полицейском, который слишком много знал». Как видно из подзаголовка, это подлинное происшествие, а не фантазия. Его герой - Роберт Лейси - полицейский, ставший тайным осведомителем федерального прокурора с целью добыть свидетельства преступной связи между полицией, адвокатами, залогопоручителями с одной стороны и дельцами наркобизнеса и мафией - с другой. Большинство улик он получил при помощи магнитофона, спрятанного под одеждой. Но вот его заподозрили в том, что он тайный осведомитель. И если бы у него обнаружили диктофон, ему вряд ли удалось бы спастись. Я приведу здесь фрагмент разговора Лейси с Де Стефано, одним из преступников:

« - Давай сегодня не будем садиться рядом с музыкальным автоматом, а то у меня в прошлый раз запись получилась хреновая.

- Это не смешно, - сказал Де Стефано.

Лейси начал хвастать, что он действительно работает на правительство, как и снующая сейчас по залу барменша, у которой радиопередатчик засунут в...

Все вокруг засмеялись, только смех Де Стефано был суховат»28.

Лейси выставил Де Стефано посмешищем, нахально сказав ему правду: он действительно не мог сделать качественной записи рядом с музыкальным автоматом и действительно работал на правительство. Открыто признаваясь в этом, да еще и приплетя сюда официантку с якобы спрятанным под юбкой или в бюстгальтере микрофоном, Лейси добился того, что дальнейшие подозрения Де Стефано делали последнего полным идиотом.

Также близка к подаче правды в виде обмана полуправда. В этом случае правда говорится не полностью, не договаривается. Недосказанность или уход от разговора на волнующую тему позволяют обмануть, в общем-то, не прибегая ни к какой собой лжи. Вскоре после упомянутой мной сцены из романа Апдайка «Давай поженимся» Джерри, уже лежа с Руфью в постели и прижимаясь к ней, спросил, кого она любит.

«- Я люблю тебя, – сказала она, - и всех голубей на этом дереве, и всех собак в городе, кроме тех, что роются в наших мусорных бачках, и всех котов, кроме того, от которого забеременела наша Лулу. И еще люблю спасателей на пляже и полисменов в городе - кроме того, который отругал меня за то, что я не там развернула машину, и я люблю некоторых из наших ужасных друзей, особенно когда выпью...

- А как ты относишься к Дику Матиасу? [Дик – любовник Руфи.]

- Мне он безразличен»29.

Еще одна возможность солгать, не говоря неправды, – это сбивающая с толку увертка (dodge). Вот какой забавный прием предложил один газетный обозреватель для разрешения старой, навязшей в зубах проблемы – что сказать приятелю, который просит вас оценить свой последний опус, который вам на самом деле сосем не нравится. Представьте себе: вы на открытии выставки вашего друга. Его работы вам показались ужасными, однако, прежде чем вы успели улизнуть, друг подбежал к вам и поинтересовался вашим мнением. «Джерри, – говорите вы (предположим, художника зовут Джерри), пристально глядя ему в глаза и как бы обессилев от избытка эмоций, – Джерри, Джерри, Джерри». Заключите его в объятия, посмотрите ему в глаза. Десять из десяти, что Джерри в конце концов вырвется из ваших объятий и, скромно пробормотав что-нибудь, убежит... Возможны варианты. Попробуйте возвышенную интонацию утонченного искусствоведа, призывающего невидимых свидетелей: «Джерри. Джер-ри.Ну что тут можно сказать?..» Или более обманчивым низким тоном: «Джерри, у меня нет слов...» Или что-нибудь ироничное: «Джерри...Все вокругтолько и говорят об этом...»30.

Преимущество этой уловки перед полуправдой и подачей правды в виде обмана в том, что лжецу здесь вообще не нужно говорить никакой неправды. Однако я считаю это ложью, так как налицо преднамеренная попытка ввести в заблуждение без предварительного уведомления.

Любой из этих обманов может быть обнаружен благодаря некоторым моментам в поведении лжеца. Есть два вида признаков обмана – ошибка может раскрыть правду, а может только навести на мысль, что вам лгут, однако правда при этом так и останется нераскрытой. Когда лжец нечаянно выдает себя, я называю это утечкой информации.Когда же лжеца выдает его поведение, но правда при этом не обнаруживается, я называю этоинформацией о наличии обмана.Если бы лечащий врач заметил, что Мэри сжимает руки, говоря о своем хорошем самочувствии, у него была бы причина заподозрить ее во лжи. Но он не мог знать, что именно чувствует пациентка; Мэри могла злиться на больницу, испытывать отвращение к самой себе или страх перед будущим. Ее истинные чувства можно было бы обнаружить благодаря выражению лица, интонации, оговоркам или определенным жестам.

Информация о наличии обмана дает ответ только на вопрос, лжет человек или нет, но не открывает истины. Истина же может быть открыта лишь благодаря утечке информации. Впрочем, часто вопрос, лжет человек или нет, более важен, чем вопрос о том, что именно он скрывает, а для этого вполне достаточно информации о наличии обмана и в утечке информации нет особой нужды. Правду, в случае необходимости, можно узнать и как-нибудь иначе. Если работодатель при приеме на работу заметит, что кандидат говорит неправду, этого может быть вполне достаточно для отказа, и ему не так уж важно знать, что именно скрывает от него претендент.

Но не всегда этого достаточно. Иногда бывает необходимо точно знать, что именно скрывают. Обнаружения того факта, что сотрудник, которому, доверяли, растратил казенные деньги, может быть недостаточно. Информация о наличии обмана может навести на мысль, что сотрудник лжет; это, в свою очередь, может позволить задать ему прямой вопрос и добиться признания. Однако, даже если инцидент исчерпан, сотрудник уволен и дознание закончено, руководитель может продолжать доискиваться полной правды; его может заинтересовать вопрос, как именно сотрудник совершил хищение и что сделал с присвоенными деньгами. Если бы Чемберлен заметил какие-нибудь признаки обмана, он мог бы понять, что Гитлер лжет; однако в той ситуации полезно было бы еще и узнать действительные планы Гитлера.

Иногда утечка информации обеспечивает только часть той правды, которую жертва обмана хотела бы узнать; она выдает больше, чем просто информацию о наличии обмана, но не раскрывает утаиваемое полностью. Вернемся к эпизоду из романа «Давай поженимся». Джерри неожиданно услышал телефонный разговор Руфи с любовником. Когда Джерри спросил ее об этом, Руфь могла чем-нибудь выдать свою панику, например, у нее могли задрожать губы. Это могло указать на то, что она лжет. Однако эта информация о наличии обмана не помогла Джерри обнаружить ни того, что скрывалось за ложью, ни того, с кем она разговаривала. Однако кое-что он все-таки уловил:

«– ...Все дело в твоей интонации.

– Вот как? А какая же у меня была интонация? – Ей захотелось хихикнуть. Он смотрел куда-то в пространство, словно решал некую проблему. Он выглядел усталым, юным и тощим. Волосы у него были слишком коротко подстрижены.

– Не такая, как всегда, – сказал он. – Более теплая. Это был голос женщины.

– Но ведь я и есть женщина.

– Когда ты говоришь со мной, – сказал он, – голос у тебя совсем девчоночий»31. Таким голосом не говорят с учителями воскресной школы, зато он вполне уместен для разговора с любовником. Тон ее голоса явно свидетельствовал о супружеской измене, но не позволял узнать ничего более. Ни того, сколько времени уже продолжаются эти отношения, ни того, кто является счастливым соперником. Однако тон ее голоса выдал гораздо больше, чем можно узнать только благодаря информации о наличии обмана, всего лишь наводящей на мысль о лжи.

Я определил ложь как действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды. Существуют две основные формы лжи: умолчание (сокрытие правды) и искажение (сообщение ложной информации). Есть еще разновидности лжи, такие как: сокрытие истинной причины эмоции; сообщение правды в виде обмана; полуправда и сбивающая с толку увертка. И наконец, существуют два вида признаков обмана: утечка информации (лжец выдает себя нечаянно) и информация о наличии обмана (поведение лжеца выдает лишь то, что он говорит неправду).

Утечка информации и информация о наличии обмана являются ошибками. Но ошибки случаются не всегда; иногда лжец ведет себя безупречно. В следующей главе мы поговорим о том, почему лжецы все же порой ошибаются и обман не удается.

studfiles.net

Введение в заблуждение должностным лицом

Введение в заблуждение в УК РФ как отдельное понятие не предусмотрено. Этот термин включает в себя практически все сферы отношений, в связи с чем, может подпадать под действие различных статей законодательных актов. Так как чаще всего введение в заблуждение – умышленные действия, то за их совершение предусмотрена ответственность: гражданская, административная или уголовная.

Лицо, вводящее в заблуждение оппонентов, зачастую преследует целью получение выгоды и прибыли. Чаще всего этот термин соотносим со взаимоотношениями покупателя и продавца, где часто можно слышать про обман потребителей.

Введение в заблуждение при заключении договора нередко в наше время. Договор может быть исполнен в условиях обмана, но если сторона отношений, подвергшаяся заблуждению, посчитает условия не выгодными, сделка может быть расторгнута даже в одностороннем порядке. Обращение в суд за восстановлением нарушенных прав и расторжением договора возможно в течение 3 лет с момента его заключения.

Умышленное введение в заблуждение в уголовном процессе наиболее ярко выражается на стадии следствия, когда подозреваемые, обвиняемые (реже свидетели и потерпевшие) пытаются направить следователя по ложному пути расследования и установления обстоятельств дела. За умышленное искажение действительность, утаивание важных фактов, сообщение ложных сведений предусмотрена уголовная ответственность. Подробнее об этом читайте на нашем сайте https://lexconsult.online/5786-otvetstvennost-za-dachu-zavedomo-lozhnyh-pokazanii-stati-zakona

Лишь в случае непредумышленного обмана лицо может избежать наказания ввиду отсутствия одного из главных признаков преступления – субъективной стороны (умысел).

Заблуждение в гражданском производстве (ст.178, 179 ГК РФ)

Понятию введение в заблуждение в ГК РФ, а также последствиям сделок, заключенных под влияние обмана, угроз, злоупотребления доверием, посвящено несколько статей Гражданского кодекса РФ.

Согласно ст.178 ГК сделка, заключенная под воздействием заблуждения, признается недействительной. При этом, необходимо доказать факт того, что лицо, заключавшее сделку под влиянием обмана, объективно оценивало ситуацию и в случае, если бы знала о том, что происходит в действительности, не заключила бы договор.

Помимо этого, эта статья в редакции 2013 года, указывает перечень ситуаций, при возникновении которых сделка будет признана недействительной ввиду заблуждения одной из сторон:

  • имеются оговорки, описки в тексте договора;
  • заблуждение связано с предметом договорных отношений, т.е. его существенные качества не соответствуют предъявляемым требованиям;
  • заблуждение связано с личностью второй стороны договора;
  • несоответствие природы сделки объективной действительности, ошибка в обстоятельствах сделки.

Мотивы заключенных сдельных отношений не имеют никакого значения на заключение договора, поэтому в любом случае не смогут впоследствии повлиять на отмену принятых на себя обязательств.

Обратите внимание!

Введением покупателя в заблуждение может считаться: обвес, обсчет, предоставление неверной информации об услуге или товаре и т.д. Чтобы привлечь продавца к ответственности, нужно доказать, что действия лица были преднамеренными. Подронее читайте в этой статье

Если в судебном порядке сделка, заключенная под влиянием угрозы, обмана и т.д., признается недействительной, с виновной стороны может быть взыскана не только сумма реального ущерба, но и упущенная выгода. В некоторых случаях, когда ущерб не выявлен, заявитель может обратиться за взысканием неустойки или убытков, оставив существенные условия договора без изменений.

Если обе стороны сделки согласны продолжать сотрудничество на заданных условиях, независимо от того, что к данному факту применима статья за намеренное введение в заблуждение, в суде такие отношения по основанию заблуждения не могут быть признаны недействительными.

Введение в заблуждение должностным лицом

Должностное лицо – это тот, кто занимает ответственное положение по роду деятельности, способен совершать юридически значимые действия, равно как и нести ответственность за свои деяния. К должностным лицам нашей страны отнесены все граждане, находящиеся на службе в Вооруженных силах, правоохранительных структурах, государственных органах, органах муниципальных и местных управленческих структур и организаций.

Законодательными актами Российской Федерации в настоящее время не закреплена обязанность должностных лиц разъяснять каждому порядок своих действий, тем более со ссылками на определенные нормы права.

Единственным исключением, когда все же понадобится разъяснение, является ограничение прав, свобод и законных интересов гражданина (задержание подозреваемого в уголовном процессе, арест имущества, доставление в орган дознания и т.д.). В этом случае необходимо указать на нормы права, разрешающие совершение ограничивающих действий.

Введение в заблуждение должностным лицомне будет подлежать наказанию и в том случае, когда в ходе личного приема вы получили неправильные ответы на заданные вопросы. В случае, когда вы получаете письменный ответ, не соответствующий в действительности, особенно если в дальнейшем он повлек какие-то негативные последствия, можно обратиться в вышестоящую структуру с жалобой и требуя привлечения к дисциплинарной ответственности лица, допустившего оплошность в работе.

Юрист ответит на интересующие вопросы в комментариях к статье

lexconsult.online

вводить в заблуждение - это... Что такое вводить в заблуждение?

 вводить в заблуждение

вводить в заблуждение.

дезориентация. дезориентировать.

дезинформация. дезинформировать.

сбить, -ся [сбивать, -ся] с толку [с пути. с панталыку].

Идеографический словарь русского языка. — М.: Издательство ЭТС. Баранов О.С.. 1995.

  • химера
  • ввод в заблуждение

Смотреть что такое "вводить в заблуждение" в других словарях:

  • вводить в заблуждение — См …   Словарь синонимов

  • вводить в заблуждение — — [http://www.rfcmd.ru/glossword/1.8/index.php?a=index d=23] Тематики защита информации EN defraud …   Справочник технического переводчика

  • вводить в заблуждение — Syn: обманывать Ant: прояснять (обстановку, ситуацию), говорить правду …   Тезаурус русской деловой лексики

  • вводить в заблуждение получателя шифрованного сообщения — — [http://www.rfcmd.ru/glossword/1.8/index.php?a=index d=23] Тематики защита информации EN defraud a decryptor …   Справочник технического переводчика

  • ВВОДИТЬ — ВВОДИТЬ, ввожу, вводишь, несовер. (к ввести). 1. кого что во что. Приводить внутрь чего нибудь, заставлять проникнуть. Вводить войска в город, в крепость. Вводить судно в гавань. Вводить зонд в желудок. || Вовлекать, ввергать (книжн.). Вводить в… …   Толковый словарь Ушакова

  • заблуждение — Ошибка, погрешность, неправильность, ложь, ересь. Ср …   Словарь синонимов

  • ЗАБЛУЖДЕНИЕ — Вводить/ ввести в заблуждение кого. Создавать неправильное представление, дезориентировать кого л. /em> Выражение из Библии. БМС 1998, 193 …   Большой словарь русских поговорок

  • вводить — глаг., нсв., употр. сравн. часто Морфология: я ввожу, ты вводишь, он/она/оно вводит, мы вводим, вы вводите, они вводят, вводи, вводите, вводил, вводила, вводило, вводили, вводящий, вводимый, вводивший, вводя; св. ввести; сущ …   Толковый словарь Дмитриева

  • Вводить/ ввести в заблуждение — кого. Создавать неправильное представление, дезориентировать кого л. /em> Выражение из Библии. БМС 1998, 193 …   Большой словарь русских поговорок

  • ВВОДИТЬ ПАЦИЕНТОВ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ — En.: To trick the subject 1. Установлено, что гипноз, даже самый традиционный, может заставить пациента совершить не все что угодно, а только то, на что пациент способен вне гипноза. Но тогда возникает вопрос: можно ли с помощью гипноза обмануть… …   Новый гипноз: глоссарий, принципы и метод. Введение в эриксоновскую гипнотерапию

Книги

  • Детки. Сборник рассказов, Беринг Таня, Романова Любовь Валерьевна. Тот, кто называет школьные годы самым безоблачным временем в своей жизни, либо врет, либо страдает расстройством памяти. Авторы этой книги не собираются вводить васв заблуждение. "Детки"-это… Подробнее  Купить за 291 руб
  • Детки, Беринг Т.. Тот, кто называет школьные годы самым безоблачным временем в своей жизни, либо врет, либо страдает расстройством памяти. Авторы этой книги не собираются вводить васв заблуждение. "Детки"– это… Подробнее  Купить за 205 руб
  • На реках Вавилонских, Елена Зелинская. Первый роман публициста Елены Зелинской сложно уложить в жанровые рамки: здесь слишком мало деталей для семейной саги, сила художественных образов не позволяет отнести «На реках Вавилонских»… Подробнее  Купить за 59.9 руб электронная книга
Другие книги по запросу «вводить в заблуждение» >>

ideographic.academic.ru

семь ошибок, которые мы не замечаем

Мы привыкли доверять своему мозгу настолько, насколько это возможно. Однако он подводит вас постоянно. Даже сейчас, при чтении этого текста, ваш мозг совершает ошибки. Они основаны на прошлом опыте, который далеко не всегда идёт на пользу.

Дело в предвзятых идеях и установках, через которые вы смотрите на мир. Так бывалый заключённый, даже выходя на волю, настолько остаётся душой и телом по ту сторону ограды, что смотрит на мир через воображаемую решётку.

Убеждения – не только основа нашего мировоззрения. Они заставляют нас мыслить в рамках уже принятых решений. А предвзятость в мыслях заставляет воспринимать вещи не такими, как они есть. Разумеется, будучи наложенными на правду жизни, наши устоявшиеся представления её искажают. Сами же мы, конечно, этого не замечаем.

Впрочем, с этим можно работать. Постоянно осознавая себя, анализируя принятые решения, вы можете ловить себя на ошибках восприятия мира и исправлять их в реальном времени.

Самосознание – необходимый постоянный приём работы с разумом, который позволит вам избежать ошибок. Или, по крайней мере, сделать из них выводы.

Приведём семь примеров ошибок или невыгодных решений, которые становятся возможными только в обход самосознания.

Стремление сохранить комфорт даже ценой важных для вас целей

Приведём пример. Купив билет в кинотеатр, вы обнаруживаете, что фильм вам совершенно не нравится. Останетесь ли вы до финальных титров или уйдёте с половины? В большинстве случаев зрители, даже будучи полностью разочарованными, остаются до конца. Почему? Они не хотят осознавать, что потратили деньги зря. Конечно, бывают примеры фильмов, которые раскрываются только ближе к концу, но крайне редко.

А теперь посмотрим на вашу настоящую цель. Вы пришли в кино и заплатили за билет, чтобы получить удовольствие от просмотра. Уже в начале стало ясно, что цель не достигнута. Стоит ли тратить время, чтобы убедиться в этом окончательно?

Бывают и другие случаи. Допустим, вы пришли в кино вдвоём и вашему спутнику/спутнице фильм нравится, а вам – нет. Здесь ваша настоящая цель – сделать другому человеку приятно, составив компанию, и получить удовольствие от общения. Плохой фильм несколько смажет это удовольствие, но не уничтожит его. Здесь, наоборот, настаивать на уходе – плохая идея.

Откуда взялся этот подход? Комфорт – это не только повод расслабиться, это ещё и экономия усилий, и безопасность. Стремление к комфорту – эволюционный механизм, который помог человечеству выжить. Минимизацию потерь мы подсознательно ценим выше, чем максимизацию результата. Но в современном мире этот подход не работает. Угроз жизни стало гораздо меньше, а цели человека перестали сводиться к физическому выживанию.

Чтобы успешно бороться с этой установкой, чётко определите свои цели. Можно спрашивать себя, стоя перед зеркалом: чего я хочу по-настоящему? Другой способ – писать о своих желаниях и целях в дневник или даже в блог. Этот подход поможет вам осознать свои ценности и начать реализовывать желания действиями.

Неверный просчёт вероятностей

Простейший пример в этом случае таков. Вы много раз подряд подбрасываете монету. Общеизвестно, что шансы, что выпадет орёл или решка, в общем случае равны. Но вот вам 17 раз подряд выпадает орёл. Значит, теперь-то наверняка будет решка, правда?

А вот и нет.

В каждом отдельном броске вероятность сводится только к тому, как именно брошена монета. Прошлые разы на ситуацию никак не влияют. Вероятность по прежнему составляет 50/50.

Более того, это может быть вообще не действие вероятности, а закономерность – к примеру, монета успела стереться до нарушения баланса. Тогда вероятность выпадения орла по-прежнему остаётся больше 50%!

Именно это несовершенство нашего мышления заводит нас во многие ловушки, связанные и с азартными играми, и не только. Попробуйте каждый раз в подобном случае включать сознание и пробовать думать головой, а не надеждами. Рациональное мышление, может, и не поможет вам выиграть, но гарантированно спасёт от большего проигрыша.

Оправдание своих ошибочных решений

Пытались ли вы когда-нибудь уговорить себя, что вовсе не зря взяли тот кредит на новый ноутбук, не просто так вложили деньги в очередную пирамиду, или, скажем, отказались от встречи с другом ради ещё одного рабочего дня?

Если да, то, скорее всего, на вас подействовал эффект, известный как когнитивный диссонанс.

Обычно это выражение употребляют, когда человек узнаёт нечто такое, что никак не вяжется с его предшествующим опытом. Однако существование в голове двух мыслей, несовместимых друг с другом – это тоже проявление когнитивного диссонанса. Будучи не в состоянии удерживать их в голове одновременно, вы пытаетесь как-то их примирить.

В данном случае в голове вынуждены сосуществовать мысли «Я поступаю глупо» и «Но я же не полный идиот!» Как оправдать своё решение, которое оказалось заведомо нерациональным или принесло только сожаления? Придётся убеждать себя, что ноутбук ещё окупится (правда, непонятно как, если вы на нём только играете в игры), что вы успеете забрать свои деньги с процентами (хотя уже не успели), а друг ещё приедет в ваш город (да, возможно, лет через пятнадцать). Так вы примиряете факт и своё представление о себе. Но от этого решения не становятся более удачными.

Есть ли более удачный путь преодолеть когнитивный диссонанс? Да, есть. Правда, не очень приятный. Надо принять, что да, вы приняли неудачное решение. Более того: что вы склонны принимать неудачные решения.

А поймав себя на готовности принять такое решение, возьмите себя за шкирку – фигурально, конечно. И ткните носом в последствия прошлого подобного решения. И на этот раз сделайте выбор сознательно. И чем чаще вы будете совершать это усилие, тем слабее станет ваша склонность принимать неверные решения. Не то чтобы она исчезнет: предпосылки останутся. Но вы сможете противопоставить нерациональным желаниям сознательность. Понимая, что вы склонны к авантюрам или иным неразумным шагам, вы сможете с этим бороться.

Вы предпочитаете слышать то, с чем вы и так согласны

Автомобилисты знают такой феномен: как только вы приобретаете машину некого производителя, вы начинаете замечать на дорогах больше машин этой компании или даже той же модели, что у вас! То же самое касается одежды, мобильных телефонов и других вещей. Почему? Потому что подсознательно вы выискиваете информацию, которая близка вашей действительности.

Это касается всего: подбора знакомств, любимых мест общения, политических, религиозных взглядов и т.д. Наверняка большая часть ваших друзей сходна с вами во вкусах и убеждениях. Почему?

Явление, о котором мы говорим, получило в психологии специальное название: склонность к подтверждению своей точки зрения. Мы бессознательно тянемся к тому, в чём уже и так убеждены. Предпочитаем не узнавать новое, а получать подтверждения того, что мы уже и так знаем. Да, приятно чувствовать себя правыми. Но у этого эффекта есть и обратная сторона: мышление сужается, фантазия обедняется. Такое сокращение горизонтов иногда грубовато называют «фимозом головного мозга».

Как с этим бороться? Признать, что и другие взгляды имеют право на жизнь. Даже если мы с ними не согласны или просто не знаем об их существовании.

Увы, понимать существование других точек зрения – слишком редкая способность, а умение посмотреть на мир в ином ракурсе – ещё более редкая. Но это развивает и творческие способности, и способность налаживать контакт с другими людьми.

Вы не отличаете результаты от критериев отбора

Известно, что самые именитые университеты выпускают великолепных специалистов, которые занимают отличные должности, создают важные работы и проявляют себя настоящими мастерами. Но какова настоящая причина? Качество образования, которое дают эти университеты? Или качество отбора, позволяющее просеять абитуриентов и принять только самых одарённых?

На самом деле стоит полагать, что успешные выпускники этих вузов добились бы своих блестящих результатов и после другого университета. Знаменитые учебные заведения стараются принимать только очень перспективных кандидатов, с расчётом, что те добьются успехов после обучения самостоятельно. Конечно, это не отменяет качества обучения, но считать его единственной причиной успеха нельзя.

Тем не менее многие считают, что любой, даже самый бездарный студент после обучения в Оксфорде или Гарварде станет выдающимся специалистом. И порой удивляются, получив от приёмных комиссий отказ. И деньгами или влиянием здесь обычно не помочь.

Профессиональные спортсмены – к примеру, бегуны или тяжелоатлеты – конечно, тяжело тренируются. Но основан ли их успех только на тренировках? Вряд ли. Необходимо учесть физические и психические данные, без которых не получилось бы не только победить на соревнованиях, но и даже приступить к тренировкам такого уровня. Так что тренировка – это не причина успеха, а следствие успешных изначальных данных.

Телереклама часто соблазняет напитками, одеждой и тренажёрами, которые помогают выглядеть привлекательно, похудеть, стать красивее. На экране показывают моделей, которые действительно очень хороши собой. Но очень наивно полагать, что причина их красоты – волшебный сок или дизайнерское бельё.

И всё же такая реклама работает. Покупатели охотно несут деньги производителям и продавцам товаров, которые на самом деле не делают людей красивее, а подчёркивают уже имеющуюся красоту.

Как бороться с этой проблемой? Попробуйте прикладывать информацию к себе, проверять её влияние на вас осознанно. Вдумывайтесь в первопричины явлений, по крайней мере, пытайтесь. Задумайтесь, зачем от вас хотят, чтобы вы пошли на поводу у красивой оболочки.

Вы отдаёте манипуляторам право управлять вашим восприятием

Первый приходящий на ум пример манипуляции, которая встречается повсеместно – акции и скидки. Согласитесь, скидка в 25% на бытовую технику – это звучит внушительно. А распродажи в магазинах одежды, манящие скидками во все 70? Сложно избежать соблазна и не купить что-то на столь заманчивых условиях.

В реальности всё не так сладко: даже со скидкой в этих магазинах товары обойдутся вам гораздо дороже, чем в других, не столь известных местах. Все ли это знают? Судя по непреходящей эффективности акций и распродаж, приём срабатывает постоянно.

В «акционных» манипуляциях используется эффект привязки. Человек обычно ориентируется на ту информацию, что получил первой.

Автор этих строк, покупая себе фитнес-браслет, выбирал в Интернет-магазинах желаемую модель. Крупные магазины как раз предлагали желаемый браслет со скидкой 15%. Заманчиво? А перейдя на вторую страницу поисковика, я наткнулся на ту же модель в другом магазине – дешевле, в той же комплектации и без всяких скидок.

Но это потому, что автор в курсе об «эффекте привязки». А действует он так: вы заходите в магазин (или на его сайт) и видите огромное объявление: РАСПРОДАЖА! Только сегодня брюки стоимостью 3000 продаются за 1500! Спешите, сегодня последний день!»

В других обстоятельствах вы бы и не обратили внимания на эти брюки за 1500. Или решили бы, что своих денег они не стоят. Но здесь вы действуете под влиянием  первой информации: мол, на самом деле брюки стоят 3000 – значит, качество лучше, проносите их дольше, выглядят приличнее, всё такое. Это бессознательное (и совершенно ложное) рассуждение заставляет вас действовать импульсивно.

На ваше подсознание повлияла первая информация, размещённая в тексте объявления. Сравнив условия, вы решили, что купить брюки сегодня – выгодно. Однако стоит исключить первое услышанное число (или добавить цены на те же брюки в менее пафосных местах), и вы совсем по-другому будете оценивать такие предложения.

Как бороться: Во-первых, осознать свою уязвимость к эффекту привязки. Во-вторых, увидев такое заманчивое предложение, сравнить его с предложениями в других местах. Даже если вы сейчас в магазине, попробуйте поискать аналогичные предложения с телефона.

Убедившись, что цена вовсе не такая выгодная, как её подают объявления, осознайте, что на вас это действует. И принимайте решение с учётом дополнительной информации. В конце концов, если акция действительно выгодная, а брюки и правда хороши – можно и купить. Но понять это можно только в сравнении.

Вы теряетесь перед слишком большим выбором

Парадокс выбора – это ситуация, когда вы оказываетесь перед очень большим выбором. У каждого предложенного варианта есть свои плюсы и минусы, взвесить их не всегда возможно. В итоге вы часто не выбираете вообще ничего. Или делаете выбор действительно случайно, считая, что лучше уж выбрать хоть что-то, чем ничего. Это действительно так, но муки на этом не кончаются: потом вы всё равно продолжаете мысленно перебирать альтернативы…

Если вы считаете это своей личной особенностью, уверяем вас: это не так. Парадокс выбора – достаточно распространённый психологический эффект. Особенно часто он встречается в наше время, когда информация стала не просто доступной, а навязчивой.

Как решить проблему выбора? Для начала сократите количество вариантов. Затем отсеките заведомо неприемлемые свойства. Поймите, что вы на самом деле хотите получить. Если есть несколько вариантов со свойствами, которые вас устраивают, тогда уже можете выбирать первый попавшийся, либо самый доступный.

Например, разработчики Интернет-магазинов это прекрасно понимают. Они точно так же заинтересованы в том, чтобы вы сделали уверенный выбор своего товара и приобрели его. Поэтому в любой категории магазина есть выбор по параметрам, помогающий покупателю сузить область поиска до приемлемых размеров.

Манипуляция ли это? Отчасти да. Но теперь вы сами знаете о том, какие приёмы применяются для управления вашим выбором, и можете соглашаться или не соглашаться с ними сознательно.

yapsiholog.ru

Наши атаки вводят в заблуждение других людей

Наши атаки вводят в заблуждение других людей

Атаки сбивают с толку не только тех, кто их использует, но и тех, кто их слышит, включая любого, кто им подвергается. К использованию атак нас подталкивает то, что происходит внутри нас: сильное чувство, такое как гнев или раздражение. Однако наша манера говорить фокусирует все внимание на чем-то внешнем: ситуации, которая нас расстраивает; человеке, который сделал то, что нам не нравится; или нечто иное, на что направлена наша враждебность{57}. Наш собственный неправильно сориентированный фокус внимания – в сторону от наших чувств и на что-то другое – вводит в заблуждение и тех, кто нас окружает.

Подумайте о том, что произошло с Кэти и Лаурой. Кэти не говорила о том, как она расстроена; она говорила о зубной пасте. А значит, нет ничего удивительного в том, что, реагируя на слова дочери, Лаура тоже говорила о зубной пасте. Сначала она пыталась убедить Кэти, что зубная паста не имеет особого значения («Не так уж это важно, дорогая»). Затем она предложила попытаться решить проблему («Давай ее просто смоем»).

Когда атаки Кэти стали носить более личностный характер («Ты все испортила! Я тебя ненавижу!»), реакция Лауры тоже стала более личностной. Она контратаковала с помощью возмущенного вопроса («Почему нужно все превращать в трагедию?»). Затем начала искать, кого можно обвинить, испытывая искушение выбрать в качестве цели дочь (атака), саму себя (самокритика) или ситуацию (форма самооправдания, предполагающая, что в происходящем нет ее вины, поскольку любая мать сталкивается с такими проблемами). Все это типичные реакции на атаки, и все они вряд ли могут привести к хорошему результату (см. представленную далее врезку). Естественно, ни одна из них так и не помогла решить проблему с зубной пастой.

Неэффективные реакции на атаки

Фокусирование на ситуации: уклонение от атаки или попытка с ней справиться

• Игнорирование беспокойства другого человека («Не беспокойся об этом», «Ничего страшного»).

• Внесение предложений («Почему бы тебе не…?», «А ты не пытался…?»).

Фокусирование на людях: возложение вины или ее отклонение

• Контратаки («Ты такой пессимист!», «Ты из всего делаешь проблему»).

• Самокритика («Это я во всем виновата», «Я всегда все делаю неправильно», «Я – плохая мать/друг/менеджер/и так далее»).

• Самооправдание («Это не моя вина», «Я только пыталась помочь», «В этой безнадежной ситуации я сделал все, что было в моих силах»).

Вывод. Атаки выражают враждебные чувства в таком виде, который осложняет их понимание или анализ.

Когда два человека спорят и только один использует атаки, то можно легко возлагать всю вину за ссору на этого человека, а другого воспринимать как невинную жертву. На самом деле мы можем похвалить второго за то, что он остается спокойным и сфокусированным на обсуждаемой проблеме, или за то, что ему удается сохранять сильную оборонительную позицию. Однако, как правило, такая реакция только подливает масла в огонь. Когда кто-то кричит или повышает голос, спокойная и тихая реакция другого человека может скорее привести его в ярость, чем помочь успокоиться. Если это кажется вам нелогичным, попробуйте вспомнить какой-нибудь случай, когда вы были по-настоящему рассержены, а кто-то начал взывать к вашему разуму или сказал, что вам надо успокоиться. Эта реакция, возможно, заставила вас почувствовать еще б?льшую злость, причем внешне вы могли и успокоиться, но внутри вас все кипело от негодования.

Реагирование на атаку с помощью самооправдания может быть еще более провокационным. Нападение и защита идут рука об руку, и как правило, одно провоцирует другое. Предположим, муж задает жене совершенно нейтральный вопрос: «Ты забрала мой костюм из химчистки?». Вместо того, чтобы просто сказать: «Нет», она реагирует целым потоком оправданий: «Я действительно собиралась это сделать, но была так занята, да и дети требуют много внимания, к тому же сломалась стиральная машина» и так далее. Этим она только повышает шансы на то, что в ответ получит атаки со стороны мужа: «Спасибо тебе, завтра мне будет нечего одеть», «У тебя никогда не хватает времени на то, что важно для меня».

Исходя из этого, есть большая вероятность, что жена будет отвечать с помощью еще более активного оправдания («Я в эти дни просто без сил»). Это приведет к еще большему числу атак («Мы все заняты! Это не оправдывает невыполнения обещаний!»). А затем между ними завяжется ссора, которая может длиться бесконечно по вине как мужа, так и жены. Когда бы люди ни попадали в ловушку коммуникативной модели «атака-самооправдание», тот, кто защищается, несет точно такую же ответственность за сложившуюся ситуацию, как и нападающий, и обладает точно такими же возможностями ее исправить.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

1.1. О БЛЕФЕ, Глава 1. БЛЕФОАНАЛИЗ. Психология политического блефа. Гарифуллин Р. Р. Страница 4. Читать онлайн

1.1. О БЛЕФЕ

Слово «блеф» произошло от английского «bluff», что означает выдумку, обман, введение в заблуждение. Возникает вопрос: с какой целью один человек вводит в заблуждение другого?

Этих целей множество. Поэтому автор приводит лишь основные.

1. Решение собственных проблем (блефующего):

а) удовлетворение материальных и духовных потребностей;

б) получение политических и экономических дивидендов;

в) внушение преувеличенного представления о себе;

г) запугивание;

д) хвастовство;

е) другие.

2. С целью решения проблем заблуждаемого:

а) заблуждение, которое может способствовать выздоровлению;

б) заблуждение, которое может способствовать удовлетворению материальных и духовных потребностей заблуждаемого;

в) заблуждение, которое способствует решению проблем заблуждаемого;

г) другие.

Блеф — это ложное информирование, причем такое, когда желаемое пытаются выдать за действительное. Блеф представляет собой дезинформацию, при которой на основе обмана убеждают кого либо в том, что нечто желаемое, но не существующее существует. Блеф эффективен, если удается ввести в заблуждение того, на которого блеф направлен. Таким образом, блеф является искусственным заблуждением (см. выше).

Блеф может организовываться как отдельными людьми (например, когда обанкротившийся человек покупает дорогой коттедж для того, чтобы доказать своим клиентам свою платежеспособность; когда карточный шулер своими тактическими действиями пытается ввести в заблуждение, убеждая своих партнеров в том, что он располагает сильными картами козырной масти и т. п.), так и группами людей (например, когда одна из сторон назревающего конфликта путем передачи ложной информации пытается убедить другую сторону в своем мнимом превосходстве).

Способы обмана можно разделить на словесные и несловесные (фальсификация, подделка, подмена, шулерство и т. п.)

1.2. БЛЕФОАНАЛИЗ ИЛИ КАК ОПРЕДЕЛИТЬ ОБМАНЫВАЮЩЕГО СОБЕСЕДНИКА?

О том, как распознать и определить ложь по жестам, мимике, глазам и другим признакам читайте в разделе "Основы блефоанализа. Как блефуют следователь и допрашиваемый".

1.3. ЗАБЛУЖДЕНИЕ

Для того, чтобы овладеть искусством и культурой блефа необходимо знать такой термин как «заблуждение». Юристы этот термин обычно понимают как неправильное представление лица о сделке, в которую оно вступило. Человек действительно в течение всей своей жизни вступает в сделку под влияния заблуждения. Под сделкой не обязательно понимать юридический договор или покупку и т. п., ее надо воспринимать, оценивать в универсальном смысле.

Когда человека искусственно вводят в заблуждение, его воля формируется в результате ошибочного представления об обстоятельствах, имеющих существенное значение для сделки. В данной работе рассматриваются искусственные заблуждения, не обязательно связанные с виной участников сделки, и оно может возникнуть вследствие случайных обстоятельств.

На практике существенным заблуждением признается неправильное представление о предмете сделки (например, покупка вместо подлинной картины копии), о другом ее участнике (например, заказывается картина известному художнику, а заказ принимается его однофамильцем), о ее юридической природе (например, приобретатель вещи полагает, что она переходит в его собственность по договору дарения, а передающий вещь имел ввиду продажу).

Если сторона искусственно вводит в заблуждение, то это обман и юридически наказание будет более сильным, если введение в заблуждение произошло в силу малоинформированности другой стороны.

Юристам порой бывает трудно доказать, где преднамеренное искусственное заблуждение, а где заблуждение естественное, в силу незнания пострадавшего.

1.4. КАК РАСПОЗНАТЬ БЛЕФУЮЩЕГО?

Научитесь для начала определять ложь по жестам у детей. Например, обычно, если ребенок говорит неправду, то сразу же после этого прикрывает рот руками. Необходимо отметить, что взрослый человек также использует этот жест, когда лжет. В отличии от детей взрослые этот жест выполняют быстро или намеком на жест. Если взрослый блефует, то его подсознание дает информацию прикрыть рот, но рука часто не доходит до рта, прикасаясь к носу или другим точкам лица. Это надо научиться видеть в совокупности с другими элементами (выражение глаз, положение рук, ног, головы и т. п.)

Когда человек ведет себя не свойственно ему (обманывает себя и других), то его поведение не естественно. Поэтому и жесты тоже не естественны. Можно ли подделывать жесты? Можно. Но на долго вас не хватит. Через некоторое время вы начнете проявлять свое собственное естество.

Приведем пример. Обычно раскрытые ладони говорят о честности и открытости. Но если ваш собеседник раскрывает, улыбаясь вам, свои ладони и себя, одновременно говоря неправду, то через некоторое время вы обнаружите информацию, которая выдаст вам его скрытые намерения.

Это может быть поднятая бровь или искривление уголка рта, суженные зрачки. Все это может противоречить открытости блефующего.

Как хорошо, что подделывать жесты и позы очень трудно. Благодаря этому разоблачают ложь. Научитесь определять лжеца по его жестам и мимике!

Если мы врем, то как бы мы не пытались это скрыть, язык телодвижений выдает нас. Врать не умеют люди, которые никогда этого не делали. Они сразу выдают себя. Когда они начинают лгать, их тело выдает совершенно противоположные движения и признаки, по которым вы сразу определите и почувствуете, что человек лжет.

Много обманывают политические деятели, адвокаты, актеры, телеведущие и другие. Но они это делают профессионально, поэтому трудно заметить, что они лгут. Аудитория вводится в заблуждение.

Некоторые из них приходят к совершенству в обмане благодаря большому опыту. А некоторые просто устраняют у себя жестикуляцию, закрывают руки, ноги, части тела, чтобы не было обзора позы. Поэтому радиоведущему блефовать легче, чем телеведущему. Вообще многие блефуют по телефону, так как в этом случае разоблачить их намного труднее.

1.5. ТЕОРИЯ ДЕЗИНФОРМАЦИЙ. СЛУХИ И УТКИ

Слухи бывают искусственными и естественными. Последние делятся на объективно и субъективно-обусловленные.

Объективно-обусловленный слух имеет под собой явную причину. Часто эти слухи превращаются в реальность. У такого слуха есть свой источник выхода, и он только один.

Субъективно-обусловленный слух чаще всего является массовым ожиданием, желаемой иллюзией и подсознательно организуется всем обществом, т. е. этот слух возникает по системе цепной реакции: сначала в одном месте, а потом лавинообразно в других. Иными словами, в этом случае существует множество источников выхода слухов.

Искусственный слух организуется отдельными заинтересованными в нем людьми, и в дальнейшем он подчиняется тем же законам, что и объективно-обусловленный слух.

Теория слухов и уток занимает особое место в теории информаций и называется теорией дезинформаций.

В системе безопасности политических лидеров есть специальные службы дезинформации, которые могут, с одной стороны, заниматься политической, а с другой, подрывной деятельностью.

Служба дезинформации — это служба мудро работающая со средствами массовой информации всеми дозволенными и недозволенными приемами. Приведем лишь некоторые выводы, которые вытекают из разработанной автором теории дезинформационных взаимодействий, полученной на основе большого практического материала:

1. Дезинформация преобразуется в общественное информационное поле

(т. е. искусственный слух), если она соответствует подсознательным желаниям общества.

2. Если дезинформационное поле (слух) станет популярным, то даже сильная, хорошо разрекламированная объективная информация не способна уменьшить его влияние на общество. В данном случае сила дезинформационного поля намного сильнее информационного поля.

3. Существует минимальное время после выхода дезинформационного пучка (утки) в течение которого можно сбить распространение дезинформации. Если это время упущено, то даже сильные аргументированные опровержения не способны ликвидировать последствия распространения дезинформации (слухов или уток).

4. Существуют такие формы и типы искусственных слухов, которые могут из дезинформационного поля преобразоваться в реальность. (Иными словами, дезинформация может воплощаться в жизнь).

5. История общества — это история широкого применения дезинформационных приемов политическими лидерами всех времен и народов.

6. Чем сложнее и недоступнее по форме и содержанию дезинформация, тем слабее ее дезинформационное поле и меньше скорость распространения.

1.6. СЛУХИ О СЛУХАХ

Наиболее эффективным способом распространения слухов является прием "слухи о слухе". В этом случае субъект, пускающий слух, говорит приблизительно так: "Вы слышали, что ходят слухи о том, что произошло <…> событие".

Таким образом, он, с одной стороны, пускает слух, с другой, страхует себя от обвинения за распространение слухов.

1.7. МНОГОКРАТНЫЕ СТРАХОВКИ. ИЛИ "ПРОВЕРЯЙ ПРОВЕРЯЮЩЕГО"

Практика тройных (многочисленных) проверок широко применяется в системе безопасности.

1.8. ИСКУССТВЕННЫЙ СЛУХ КАК ЗОНДАЖ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ

Такой слух пускается с целью проверки настроения масс к тому или иному решению, которое может быть в действительности предпринято.

1.9. БЛЕФ И НЕЛОГИЧЕСКАЯ ЛОГИКА

Для того, чтобы убедить в чем-либо своего собеседника, мы сознательно или интуитивно строим логическую связь между понятиями (элементами), которые применяются при доказательстве. Теоретически любое такое доказательство нелогично, если подходить строго с точки зрения научной логики, так как строгая логичность возможна только в математических формулировках. А то, с чем имеют дело люди в процессе бесед или дискуссий, — более сложный уровень информационных взаимодействий, элементы которых часто глубоко не понимаемы собеседниками. Эти элементы порой уже сами содержат в себе противоречия, и брать их в качестве опорных пунктов логической цепочки некорректно. Подтверждение тому — тот факт, что в процессе социологических исследований большинство опрошенных заявило, что то, что логично звучало и убеждало при дискуссии, оказывалось уже на следующий день совершенно неубедительным. Это связано с тем, что после такой беседы субъект сам додумывает и анализирует. Таким образом, в момент беседы собеседник был логичен, а через некоторое время вскрывается его нелогичность. Именно поэтому такую логику называют нелогичной.

Нелогичная логика существует некоторое время. Для одних субъектов она более живуча, для других менее. Это зависит от уровня интеллекта и знаний законов логики субъектом, воспринимающим доказательство.

Нелогическая логика строится преимущественно на противоречивых и малоизученных элементах. (Недостоверных фактах, некорректном представлении, непонимании сути явления, аксиомах, которые применяются не по назначению и т. п.)

Некоторые политики, авантюристической направленности нелогическую логику строят на фальсифицированных фактах и данных социологических опросов.

1.10. ПОЛУБЛЕФ

Наиболее эффективным приемом блефования являются приемы полублефа (полуправды или полулжи). Для этого блефующим умело используется логика, которая вводит людей в заблуждение. Полублеф является источником "логического вируса", пытающегося все запутать и затемнить. Средством против логического вируса является хорошее знание логики, позволяющее разоблачить полублефующего субъекта. Человек, знающий логику, является источником логического антивируса. Источником такого антивируса выступает относительно небольшое число людей, в то время как остальные подвержены воздействию со стороны полублефующих, и поэтому «поражаются» им.

Любой человек может научиться противостоять и разоблачать блефующего. Этому может способствовать книга, которую вы сейчас читаете.

Приемы полублефа основаны на хитрости и умении воспользоваться глупостью других.

Различают шесть приемов полублефа:

1. Умолчание.

2. Фальсификация (подтасовка)

3. Дезориентация (замещение)

4. Пустословие (словоблудие)

5. Маскировка

6. Полуправда

7. Переформализация

УМОЛЧАНИЕ

Умолчание — это передача неполной истинной информации (см. Блеф в

СМИ), в результате заблуждаемый совершает ошибку. Приведем пример.

Встретились два друга:

— Как ты поступаешь со своей тещей во время скандала?

— Я ее бью.

Через некоторое время два друга встречаются опять.

— Послушай, дружище, после того, как я побил свою тещу, мне пришлось отсидеть пятнадцать суток в камере предварительного заключения.

— У меня было тоже самое.

1.10.1. ФАЛЬСИФИКАЦИИ

Фальсификация — это передача заведомо ложной информации по существу рассматриваемого вопроса. Является частным случаем шанжировки. При этом лже-информация характеризует существо вопроса и может быть «большой» или «маленькой» ложью и подается в самых разнообразных формах — лжесвидетельство, фальшивые заявления и опровержения, фабрикация фактов и т. д.

1.10.2. ДЕЗОРИЕНТАЦИЯ

Дезориентация — это передача не относящейся к делу истинной или ложной информации с целью отвлечь от существа рассматриваемого вопроса. Если истинная информация ("истина не по существу"), имеет место позитивная дезориентация, а в тех случаях, когда передается лже-информация ("ложь не по существу"), — негативная дезориентация. Типичный пример позитивной дезориентации — различного рода бесспорные рассуждения о вещах очевидных, но вместе с тем не имеющих отношения к обсуждаемой проблеме (т. е. тот случай, когда говорят: "Ты ему про Фому, а он тебе про Ерему"). Пример дезориентации — ответ на вопрос другим, причем логически некорректным вопросом.

Негативная дезориентация и фальсификация являются разновидностями дезинформации, которые позволяют ввести человека в заблуждение. Заблуждение может использоваться для достижения различных целей.

В соответствии с этим широко используются другие разновидности дезинформации: лесть и клевета. Особенно широко используют различного рода клеветнические приемы, в частности такой прием, как не соответствующее действительности использование оскорбительных слов и ярлыков.

1.10.3. ПУСТОСЛОВИЕ

Представляет собой передачу одновременно как истинной, так и ложной информации, не относящейся к существу вопроса. Сообщается все что угодно, но только не о сути дела. Этот прием особенно широко используется политическими лидерами (см. Блеф в политике) или демагогами.

1.10.4. МАСКИРОВКА

Представляет собой попытку скрыть какую-либо существенную информацию с помощью той или иной не существенной информации. Маскировка является частным случаем пальмировки.

Имеется четыре следующих основных вариант маскировки:

1. Маскировка существенной лжи несущественной ложью. Сообщается о чем угодно, но только ничего истинного.

2. Маскировка существенной истины несущественной ложью. Пример такой маскировки — применение наряду с выражениями говорящих о действительном положении дел различного рода ложных выражений — прикрытий. Например, использование наряду с выражением "совершен террористический акт" (существенная истина) выражения "проведено учение" (несущественная ложь), или вместо "армия уничтожила народ" (существенная истина) — выражения "армия выполнила свой профессиональный долг" и т. п.

3. Маскировка существенной лжи несущественной истиной (пример такой маскировки — попытка обосновать ложь ссылкой на чей-либо бесспорный, но не имеющий отношения к делу авторитет, на мнение толпы и т. д.; другой пример — использование слов — прикрытий в выражениях типа "Нет никакого военного переворота (существенная ложь), а просто имеет место запланированное перемещение войск (несущественная истина)".

4. Маскировка существенной истины с помощью несущественной истины (этот вид маскировки особенно часто используется в науке, литературе и искусстве с целью скрыть плагиат или же незначительность самостоятельно полученных результатов путем нагромождения общеизвестных фактов, многочисленных несущественных поправок к тому или иному тексту, перекомпоновка текста и т. д.).

1.10.5. ПОЛУПРАВДА

Это смешение существенной истинной информации с существенной ложной информацией. Основные приемы полуправды:

1. Иррациональное

2. Рациональное

3. Диалектическое

Иррациональная полуправда — это всякое неупорядоченное (хаотическое, бессистемное) смешение истинной информации с ложной. В этом случае, с одной стороны, трудно полностью понять истинную информацию (в силу ее неупорядоченности), а с другой стороны, истинную информацию можно перепутать с ложной и таким образом впасть в заблуждение.

Рациональная полуправда представляет собой логическое упорядоченное смещение истины с ложью на основе той или иной рациональной ошибки. Одним из вариантов рациональной полуправды является переинтерпритация терминов того или иного контекста. Особенно легко осуществлять переинтерпритацию естественно языковых текстов, поскольку многие слова и выражения естественного языка изначально многозначны, допускают различную интерпретацию. В подобных случаях говорят, что имеет место подмена понятий, извращение смысла сказанного, тенденциозное истолкование текста.

Диалектическая полуправда представляет собой такое упорядоченное смешение истины с ложью, когда сам факт смешения признается в качестве некоторого особого и вполне допустимого «диалектического» противоречия. Эта полуправда используется в политике науке и особенно широко в философии.

1.10.6. ПЕРЕФОРМАЛИЗАЦИЯ

В арсенале полублефующего имеются также многочисленные технические приемы и уловки: ложная переформализация (когда вносятся сознательные искажения в процессе формализации знаний, например, в процессе перевода с одного языка на другой), многократный повтор информации (в соответствии с принципом "Истина есть многократно повторенная ложь"), чередование разнородной информации (с целью снизить уровень критичности мышления, отвлечь внимание и т. д.) и многие другие приемы.

bookap.info