§ 2 Виды гражданской процессуальной ответственности. Процессуальная ответственность это


Процессуальная ответственность и ее виды :: BusinessMan.ru

Процессуальная юридическая ответственность является предметом исследований многих цивилистов. Сегодня существует два подхода к ее пониманию. Первый предполагает узкое рассмотрение процессуальной ответственности в рамках юрисдикционного процесса. При использовании второго подхода понятие раскрывается в более широком смысле.

Актуальность вопроса

Отечественные авторы очень пристальное внимание уделяют процедурам, процессу, нормам, формам и отношениям, не сводя их к юрисдикционной сфере взаимодействия. В настоящее время ученых все чаще интересуют несудебные виды отношений. Их формирование также предполагает наличие определенных процедур, нарушение которых влечет соответствующую реакцию в форме процессуальной ответственности. Ее механизмы реализуются уполномоченными органами и служащими. Процессуальная ответственность за нарушение процедурных норм, опосредующих исполнение диспозиций и санкций материально-правовых положений в разных отраслях, может быть карательно-штрафной и восстановительной.

Проверка конституционности ФЗ

Эта процедура осуществляется по разным причинам. Уполномоченным на проверку органом выступает КС. Согласно правовым позициям Суда конституционными нормами, регламентирующими статус Госдумы, обуславливается необходимость указания в Регламенте нижней палаты процедур по принятию ею решений, личного голосования при утверждении проектов последовательно во всех чтениях. Неисполнение этих требований может стать причиной для признания акта несоответствующим Конституции. Утрата силы законом, который был принят в нарушение предписаний, может рассматриваться как конституционно-процессуальная ответственность всех лиц, участвовавших в законотворчестве, - членов обеих палат ФС и Президента.

Мнение Л.С. Жакаевой

В своей диссертации автор попыталась обосновать реализацию конституционного процесса как сравнительно обособленного структурного звена системы. При этом Жакаева пришла к нескольким, не всегда правильным выводам. Автор признает единство конституционного права в плане его содержания. В нормах может идти речь о процессуальных по своему характеру юридических институтах. При этом внутриотраслевое разграничение будет достаточно условным. В конституционном праве, считает автор, отсутствует единый процесс. В нем содержатся только институты, обладающие процедурным характером. В частности, автор выделяет отдельно разработку и принятие конституционных положений, внесение изменений в них, выборный, законодательный процессы, судопроизводство. В итоге Жакаева приходит к следующему выводу. Она справедливо считает, что причины для обособления конституционно-процессуальных положений в отдельную самостоятельную отрасль отсутствуют. Соответственно, идея создания Кодекса, по мнению автора, неосуществима. Вместе с этим Жакаева утверждает, что в конституционном праве отсутствует процессуальная ответственность. Объясняет автор свою позицию тем, что в его нормах не закреплены санкции. С этим мнением вполне можно было бы и согласиться, если бы на практике не допускались нарушения разных конституционных положений. В частности, речь идет о нормах, регламентирующих законотворчество и избирательное право. Нарушения между тем есть. Соответственно, применяются и меры процессуальной ответственности. В данном случае они носят восстановительный характер.

Условия реализации наказаний

В качестве основания наступления процессуальной ответственности выступает нарушение. Оно предполагает неисполнение субъектом правил той или иной процедуры. Основания процессуальной ответственности, как и конкретная санкция, оформляются решением уполномоченного органа. При допущении нарушения фактически имеет место презумпция вины. Это означает, что осознанность, умысел в действиях субъекта предполагаются по умолчанию. В этой связи на компетентное лицо или орган, фиксирующий нарушение, не возлагается обязанность по доказыванию вины. Вместе с тем, нарушитель вправе предъявить подтверждения своей невиновности. Это, в свою очередь, может повлечь изменение в реализации мер ответственности.

Судопроизводство

Процессуальная ответственность представляет собой инструмент государственного принуждения. Ее содержание направлено на восстановление надлежащего хода судопроизводства, устранение любых помех, возможностей повлиять на суд или участников слушания. Процессуальная ответственность может выступать в качестве наказания за противоправное поведение в ходе разбирательства.

Особенности применения санкций в рамках конституционного судопроизводства

Мерами ответственности могут быть штраф, удаление из зала, где проводится слушание, предупреждение. Правила поведения на заседании предусматриваются 54 статьей ФКЗ "О КС РФ". Согласно норме, лица, которые присутствуют в зале, должны уважительно относиться к суду, принятым в нем процедурам, подчиняться распоряжениям, которые дает председательствующее лицо, соблюдать распорядок слушания. Субъект, нарушающий установленные правила, не реагирующий на замечания, может быть удален с разбирательства после предупреждения. Председательствующий вправе устранить публику, присутствующую на слушании. Если она нарушает порядок, мешает нормальному ходу разбирательства. Удаление публики осуществляется после предупреждения и по согласию с остальными членами Суда. Величина штрафа за нарушение правил поведения может достигать 10 МРОТ. Как указывает 58 статья приведенного выше ФКЗ, председательствующий предоставляет слово участникам и судьям, прерывает выступление сторон дела и третьих лиц, если они касаются аспектов, не относящихся к разбирательству. В случае самовольного нарушения последовательности дачи объяснений, двукратного невыполнения требований, применения оскорбительных/грубых выражений, провозглашения призывов и утверждений, преследуемых по закону, субъекты могут быть лишены слова.

Правила ГПК

Гражданская процессуальная ответственность распространяется на всех лиц, участвующих в судопроизводстве. К ним в первую очередь относят истца и ответчика, а также их представителей. Кроме них, в разбирательстве участвуют эксперт, свидетели, лица, оказывающие содействие отправлению правосудия, исполнители решений. Процессуальная ответственность, согласно ГПК, распространяется и на присутствующую в заседании публику.

Штрафы

На их размер влияет процессуальное основание юридической ответственности, применяемой в рамках судопроизводства. Штрафы могут вменяться за:

  1. Неизвещение служащим или гражданином, не обладающим возможностью предоставить требуемое судом доказательство, в том числе, в установленный инстанцией срок, о данном факте по причинам, считающимся неуважительными.
  2. Непредоставление служащими требуемых доказательств по разбирательствам, возникшим в связи с публичными правоотношениями.
  3. Нарушение запретов, наложенных как меры обеспечения иска.
  4. Неявку специалиста, эксперта, свидетеля на заседание по неуважительным причинам.
  5. Уклонение переводчика от присутствия на разбирательстве или надлежащего выполнения обязанностей, возложенных на него.
  6. Несообщение уполномоченным служащим о предпринятых мерах по частному постановлению суда.
  7. Неявку представителя органа госвласти, территориальной структуры самоуправления или должностного лица, присутствие которых обязательно, на рассмотрение дела, возникшего из публичных правоотношений.

Дополнительные инструменты воздействия

Кроме судебных штрафов, ГПК предусматривает такие меры, как:

  1. Предупреждение.
  2. Принудительный привод свидетелей, в случае их неявки на заседание по неуважительным причинам по вторичному вызову.
  3. Удаление из зала лиц, участвующих в рассмотрении спора, их представителей, присутствующей публики на все время слушания или его часть. Суд в таких случаях вправе осуществить разбирательство в закрытом заседании или перенести его.

АПК

Административно-процессуальная ответственность применяется за нарушения, аналогичные тем, санкции за которые устанавливает ГПК. АПК закрепляет следующие методы воздействия:

  1. Предупреждение.
  2. Штрафы. Их размеры зависят от характера нарушения.
  3. Удаление из зала, где проводится слушание.

Процессуальная юридическая ответственность распространяется на стороны, представителей, прочих участников. К последним относят свидетелей, переводчика, представителей органов местной и госвласти, прочих субъектов, присутствующих в зале.

Правила вменения санкций по АПК

Порядок и основания наложения денежных взысканий в рамках производства предусмотрены гл. 11 АПК. Как указывает Кодекса, штрафы могут вменяться за:

  1. Неуважительное отношение к суда.
  2. Невыполнение обязанности по предоставлению требуемых доказательств по неуважительным причинам или неизвещение о невозможности предъявить их.
  3. Неисполнение определения суда по обеспечению иска.
  4. Неявка участников спора на слушание. Речь идет не только об истцах, ответчиках, свидетелях, представителях уполномоченных органов власти, переводчике, но и о лице, который привлекается к административной ответственности.
  5. Утрату исполнительного документа.
  6. Невыполнение судебного постановления банком, кредитной структурой, иными лицами.

Нюансы

Анализируя действующее законодательство, можно установить, что дела, которые вытекают из публичных правоотношений, а также связанные с нарушениями КоАП, рассматриваются по правилам, установленным АПК и ГПК. В этой связи было бы некорректно говорить об административно-правовой ответственности как о самостоятельной категории. Она охватывается санкциями, предусмотренными и в АПК, и в ГПК. В качестве самостоятельной она будет выступать только после завершения формирования соответствующего направления судопроизводства.

КоАП

При применении санкций необходимо четко понимать причины, по которым они вменяются. Анализ последних зачастую представляет сложность на практике. Следует отграничивать процессуальное основание административной ответственности и факторы, обуславливающие применение санкций, указанных выше. Проблема состоит в том, что КоАП предусматривает наказания за самые разные проступки, в том числе за:

  1. Невыполнение распоряжения пристава или судьи.
  2. Непринятие мер по представлению или частному определению.
  3. Создание препятствий для явки на заседание присяжного или народного заседателя.
  4. Неисполнение законных требований следователя, прокурора, дознавателя, служащего, ведущего дело по административному правонарушению.
  5. Создание препятствий для законной деятельности сотрудника ФССП.
  6. Предоставление заведомо ложной информации свидетелем, специалистом, экспертом, умышленно неправильный перевод.

Указанные нарушения в той или иной степени относятся ко всем видам судопроизводства.

УПК

Уголовно-процессуальная ответственность выражается в принудительном претерпевании негативных последствий нарушителем процедурных правил. Соответственно, санкции могут вменяться при наличии факта неисполнения установленных предписаний. Стоит сказать, что вопрос, касающийся составов правонарушений, за которые предусмотрена уголовно-процессуальная ответственность, остается в настоящее время дискуссионным. В качестве санкций выступают:

  1. Предупреждение.
  2. Денежные взыскания.
  3. Удаление из зала при нарушении правил поведения и неподчинении распоряжениям пристава или председательствующего.

Штрафы, как указывает 117 статья УПК, могут вменяться при неисполнении участниками производства обязанностей, предусмотренных процессуальным законодательством, в порядке ст. 118 Кодекса.

Специфика норм

В юридической литературе к средствам уголовно-процессуальной ответственности относят замену мер пресечения на более строгие. Например, вместо подписки о невыезде может вменяться арест. Кроме этого, возможно:

  1. Вынесение частного определения судебной инстанции о нарушении предписаний.
  2. Вменение денежного взыскания на поручителя в случае его личного ручательства.
  3. Обращение в доход казны внесенного в виде меры пресечения при неисполнении обвиняемым или подозреваемым установленных для них обязательств.

В настоящее время не до конца решен вопрос о санкциях в отношении защитника и обвинителя при их неподчинении распоряжениям председательствующего. Законодательство при наличии оснований допускает замену этих субъектов. Ряд специалистов сходится во мнении, что эту процедуру можно рассматривать как санкцию в отношении обвинителей и защитников, нарушающих нормы.

УК

В ранее действующем Кодексе процессуальное основание уголовной ответственности не раскрывалось. В теории права к решению этого вопроса было несколько подходов. Это, в свою очередь, порождало сложности в судебной практике. Неопределенность трактовок негативным образом влияла на процедуру принятия решений. Ведь не имея четкого понимания всех аспектов дела, нельзя вынести обоснованное постановление. На законодательном уровне впервые основание применения уголовной ответственности было закреплено в 3 статье Основ 1958 г. В соответствии с нормой, наказанию подлежит субъект, виновный в совершении преступление – деяние, представляющее общественную опасность и предусмотренное УК. Лицо привлекается к уголовной ответственности только по приговору суда. Соответственно, наличие в действиях субъекта признаков преступления выступает единственным условием для вменения ему наказания по УК. Процессуальный порядок уголовной ответственности в настоящее время достаточно четко регламентируется УПК. Законодательство закрепляет ряд обязательных процедур – стадий производства. Для привлечения к ответственности лицо должно получить статус подозреваемого. Для этого, в свою очередь, должны быть причины. Они выявляются в рамках предварительного расследования. После получения статуса, к лицу применяются меры пресечения. В качестве них выступают: арест, заключение под стражу, подписка о невыезде и пр. В случае нарушения подозреваемым правил поведения, мера пресечения может быть ужесточена. Непосредственное разбирательство в суде осуществляется после вынесения обвинительного акта (постановления) и проверки его прокурором. Такой порядок призван обеспечить соблюдение прав подозреваемого. В качестве обязательного условия для вменения наказания выступает наличие доказанной вины. Это значит, что сторона обвинения должна предоставить материалы, подтверждающие умысел лица. Сам подозреваемый не обязан доказывать свою невиновность, хотя и имеет на это право.

businessman.ru

процессуальная ответственность - это... Что такое процессуальная ответственность?

 процессуальная ответственность adj

law. Prozeßhaftung

Универсальный русско-немецкий словарь. Академик.ру. 2011.

  • процессуальная норма
  • процессуальная ошибка

Смотреть что такое "процессуальная ответственность" в других словарях:

  • Гражданская процессуальная ответственность — вид правовой ответственности, в соответствии с которым суд применяет к правонарушителю предусмотренные санкцией юридической нормы меры государственного принуждения вследствие совершения противоправного действия (бездействия) при отправлении… …   Большой юридический словарь

  • Административно-процессуальная правоспособность — это способность лица собственными действиями осуществлять права, выполнять обязанности, предусмотренные административно процессуальными нормами, и нести ответственность, предусмотренную этими нормами …   Административно-процессуальное право: словарь терминов и понятий

  • Уголовное право — Особенности, характерные для уголовного права Российской Федерации, рассматриваются в статье Уголовное право России Уголовное право  это отрасль права, регулирующая общественные отношения, связанные с совершением преступных деяний,… …   Википедия

  • Дееспособность — в судебной психиатрии – способность индивида своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя юридические обязанности, а также нести ответственность за совершаемые правонарушения (так называемая деликтоспособность).… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Военно-юридическая академия РККА — У этого термина существуют и другие значения, см. Военно юридическая академия. Военно юридическая академия Рабоче крестьянской Красной Армии (ВЮА РККА) Год основания 1939 …   Википедия

  • Принципы юридической ответственности — требования, которым должны отвечать основания ответственности и деятельность по ее применению. К основным из них можно отнести: ответственность лишь за деяние, являющееся противоправным. Данный принцип обращен главным образом к законодателю и… …   Элементарные начала общей теории права

  • АУДИТОР — (англ. auditor) – специалист, отвечающий квалификационным требованиям, установленным законодательством, и аттестованный в соответствующем порядке на право осуществления аудиторской деятельности. А. могут заниматься аудиторской деятельностью:… …   Финансово-кредитный энциклопедический словарь

  • Италия, Итальянская Республика — Государственное устройство Правовая система Общая характеристика Гражданское и смежные с ним отрасли права Уголовное право и процесс Судебная система. Органы контроля Литература Государство на юге Европы, занимает Апеннинский полуостров, острова… …   Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник

  • ПОТЕРПЕВШИЙ — лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (ст. 53 УПК). Конституция РФ включает норму о П. от преступлений и злоупотреблений властью , обеспечивая им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба… …   Энциклопедия юриста

  • Гештальттерапия — Гештальт терапия (от нем. Gestalt  фигура, образ, целостность, личность)  направление психотерапии, основные идеи и методы которого разработал Фредерик Перлз, Лаура Перлз и Пол Гудман. Большой вклад в развитие методологии и теории… …   Википедия

  • Законодательное обеспечение прав задержанных участников акций — В соответствии со статьей 31 Конституции Российской Федерации, граждане Российской Федерации имеют право проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование, если эти права не ограничены федеральным законом. Реализация данного… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

universal_ru_de.academic.ru

Гражданская процессуальная ответственность — Мегаобучалка

Вопросы:

Понятие гражданской процессуальной ответственности.

Меры гражданской процессуальной ответственности за злоупотребление процессуальными правами и неисполнение процессуальных обязанностей

Вопрос 1.

Гражданская процессуальная ответственность является одной из разновидностей правовой ответственности, а потому подпадает под ее общее понятие и обладает всеми признаками последней, что не исключает наличия некоторых особенностей. Законодательного определения юридической ответственности не сформулировано, что оставляет широкий простор для научных разработок данного понятия. Алексеев считает, что юридическая ответственность - это обязанность лица претерпевать меры государственно-принудительного воздействия (санкции за совершенное правонарушение).[1] Переходя к исследованию гражданской процессуальной ответственности небезынтересно проследить эволюцию данной категории, где условно можно выделить четыре этапа:

1) умолчание о категории процессуальной ответственности

2) зарождение представлений о данной категории

3) отрицание существования процессуальной ответственности

4) ее частичное (на уровне процессуальной науки) признание

 

1) Отечественная юриспруденция долгое время не знала термина «гражданская процессуальная ответственность». Считалось, что юридическая ответственность ограничена ее уголовной, гражданской, административной и дисциплинарной разновидностями. На страницах научной печати вопрос о гражданской процессуальной ответственности не поднимался. В тоже время ученые-процессуалисты очень часто оперировали понятием "гражданские процессуальные санкции", не исследуя по существу их природу и содержание. Это не мешало изучать действенность гражданских процессуальных санкций и вырабатывать на этой основе практические рекомендации по их применению.

2) Начало концептуального освоения гражданско-процессуальной ответственности положила статья профессоров Н.А Чечиной, П.С Элькинд «Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной ответственности» (Чечина Н.А, Элькинд П.С. Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной ответственности//Советское государство и право.1973.№9. С. 33-40). Ранее о процессуальной ответственности утверждалось лишь в науке уголовного процессуального права.

3) В то же время в правоведении утверждалось, что процессуальной ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности не существует. Этот подход доминирует и в настоящем: предлагаемые в учебниках по теории права классификации юридической ответственности (по отраслевой принадлежности) не упоминают гражданско-процессуальную ответственность. Исследования представителей науки ГПП в этой области упорно не замечаются.

4) Современное состояние гражданской процессуальной ответственности можно охарактеризовать как признание на отраслевом уровне исследований. Во многом это заслуга ученых Н.А Чечиной, П.Ф Елисейкина, В,В Бутнева. И.М Зайцева, Н.В Кузнецова, М.И Штефана, Е.А Крашенинникова, А.В Цихоцкого и других. По мнению Н.А Чечиной, П.С Элькинд обособление процессуальной ответственности в самостоятельный вид ответственности вытекает из специфических свойств предмета и метода правового регулирования. Этот постулат разделяется большинством ученых. Не вдаваясь в дискуссию по существу вопроса, полагаем, что гражданская процессуальная ответственность детерминирована своеобразием метода гражданского процессуального права, органично сочетающем в себе императивные и диспозитивные начала. Итак, гражданская процессуальная ответственность представляет собой реализацию наказания за виновное нарушение процессуальных обязанностей или злоупотребление процессуальными правами. Вопросы гражданской процессуальной ответственности несомненно требуют законодательной регламентации. Контуры гражданской процессуальной ответственности в системе гражданского процессуального законодательства впервые вывел профессор М.К. Юков. Им предложена композиционная структура данного процессуального института:1) понятие ответственности в ГПК. 2) ответственность суда за нарушение гражданского процессуального законодательства. 3) гражданская процессуальная ответственность лиц, участвующих в деле. 4) гражданская процессуальная ответственность лиц, содействующих правосудию.5) ответственность иных лиц за нарушение гражданского процессуального законодательства. К сожалению, последующего правового воплощения это предложение не получило.

 

Вопрос 2.

Меры гражданской процессуальной ответственности разнообразны. Исходя из анализа норм ГПК, их можно подразделить на меры ответственности за злоупотребление процессуальными правами и меры ответственности за неисполнение процессуальных обязанностей. Согласно ст. 35 ГПК РФ лица участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. В данной норме по существу сформулирован запрет злоупотребления процессуальными правами. В самом процессуальном законе понятие "злоупотребление процессуальными правами" не раскрывается. По ГПК РСФСР 1923 г. под злоупотреблением понимались действия, "имеющие целью затянуть или затемнить процесс". Современные определения основываются на рассуждениях дореволюционного ученого–процессуалиста Е.В.Васьковского: "процессуальные права даны законом лицам, участвующим в деле для содействия суду при рассмотрении дел, для содействия их правильному разрешению, и что каждый раз, когда тяжущийся совершает какое-либо процессуальное действие не с этой целью, а для достижения каких-либо посторонних целей (введение судей в заблуждение, попытка решить дело в свою пользу "всеми правдами и неправдами", затягивание процесса), он выходит за пределы действительного содержания своего права, иначе говоря, злоупотребляет им". В настоящее время вопрос о противодействии злоупотреблению процессуальными правами в гражданском судопроизводстве стоит достаточно остро. При обсуждении проекта ГПК РФ указывалось, что суд сильно зависит от недобросовестных сторон.

Последствия злоупотребления процессуальными правами можно разделить на 2 группы:

1) в виде возложения на лицо, злоупотребляющее правом, обязанности по уплате определенной денежной суммы - ст. 99 ГПК РФ и взыскание судебных расходов (ч.2 ст.284, ч.2 ст.319 ГПК РФ).

2) в виде отказа судом в совершении действий, о которых просит лицо, злоупотребляющее правом.

 

Согласно ч.2 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Исходя из анализа норм ГПК РФ к мерам ответственности за неисполнение процессуальных обязанностей относятся:

1) штрафные санкции

2) санкции за невыполнение обязанности по доказыванию (ч. ст.68, ч. 3 ст.79)

3) неблагоприятные последствия, связанные с движением дела.

Остановимся на анализе вышеперечисленных мер ответственности.

megaobuchalka.ru

Проблемы классификации юридической ответственности

В основание классификации видов юридической ответственности может быть положено несколько признаков. Например, в зависимости от субъекта можно говорить об индивидуальной и коллективной ответственности, а в зависимости от органа привлекающего к ответственности - о судебной, административной и др. Однако традиционно юридическую ответственность принято классифицировать по отраслевой принадлежности. Ряд ученых (И.С. Самощенко, М.Х. Фарукшин, В.И. Гойман, С.А. Комаров, В.Н Хропанюк., и др.) на этом основании юридическую ответственность подразделяют на четыре вида: уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную. Вместе с тем, не все ученые соглашаются с приведенной классификацией юридической ответственности. Так, П.Р. Стависский выделяет уголовную, административную, материальную и дисциплинарную ответственность, поскольку они, по его мнению, имеют общеправовое значение и применяются во всех или, по крайней мере, в нескольких отраслях права. При этом он не только признает, что материальная и дисциплинарная ответственность «приобретает в каждой отрасли права определенную специфичность, своеобразие», но и указывает, что каждая отрасль права имеет, либо может иметь свою специфическую материальную ответственность. Материальная ответственность как самостоятельный вид юридической ответственности, по мнению П.Р. Стависского., объединяет отраслевые подвиды: материальную ответственность в гражданском праве, колхозном, земельном, трудовом и др.

Юридическая ответственность, как и другие правовые явления, классифицируется по различным основаниям. Само по себе понятие юридическая ответственность является общеправовой категорией. Когда же нарушена норма права и правонарушитель привлекается к ответственности, то он несет не юридическую ответственность «вообще», а уголовную или административную, либо иной ее вид.

На наш взгляд, материальная ответственность в понимании П.Р. Стависского является не самостоятельным видом юридической ответственности, а собирательным понятием, научной абстракцией. Следует согласиться с Л.А. Сыроватской в том, что материальная ответственность наряду с дисциплинарной составляет ответственность по трудовому праву.

О.Э. Лейст полагает, что классификация юридической ответственности на виды в зависимости от отрасли права, не совпадает с отраслевой структурой права по той причине, что видов юридической ответственности меньше, чем отраслей права, а за нарушение норм различных отраслей права может применяться ответственность одного и того же вида. Отраслевая классификация не объясняет, почему в пределах одной отрасли права могут существовать различные виды ответственности (дисциплинарная и материальная в трудовом праве) и, наоборот, разные отрасли права регулируют один вид ответственности (уголовное, уголовно-процессуальное, исправительно-трудовое). Необходима более укрупненная классификация видов ответственности, основанной на ее типических качествах в ряде отраслей. Эту позицию разделяют С.С. Алексеев, С.В. Курылев, которые считают, что традиционно различаемые имущественная ответственность, с одной стороны, и ответственность уголовная, административная, дисциплинарная - с другой, существенно отличаются по основаниям возникновения, порядку осуществления и функциям. Существует разница в задачах и порядке применения штрафных, карательных санкций, с одной стороны, и имущественной ответственности с другой.

В связи с этим, О.Э. Лейст различает два вида юридической ответственности: штрафную, карательную ответственность и правовосстановительную ответственность. Каждый из них соответствует характеру правонарушения и содержанию санкций за его совершение.

Штрафная, карательная ответственность применяется за преступления либо административные или дисциплинарные проступки. Этот вид ответственности примечателен тем, что осуществляется только в процессуальной форме и определяется актами государственных органов и должностных лиц, наделенными властными полномочиями.

Правовосстановительная ответственность заключается в восстановлении незаконно нарушенных прав, в принудительном исполнении невыполненной обязанности. В отличие от штрафной ответственности, правовосстановительная ответственность в ряде случаев может быть осуществлена и без вмешательства государственных органов, поскольку правонарушитель может сам выполнить свои обязанности, восстановить нарушенные права.

Традиционно в основу деления юридической ответственности на виды положен характер правонарушения, его «внешняя» форма - санкция. И вид юридической ответственности определяется отраслевой принадлежностью охранительных отношений, которые влечет это правонарушение. Согласно четырехчленной схеме правонарушений, в нее входят уголовное, административное, гражданское и дисциплинарное правонарушение. То есть, из всех отраслей права правонарушения и ответственность за них существуют только в уголовном, административном и гражданском праве. Это объясняют тем, что нормы в других отраслях права не защищены своими санкциями. В связи с этим не возникают охранительные отношения в рамках той или иной отрасли права, а потому такие отрасли требуют участия санкций иных отраслей.

Таким образом, считается, что правонарушения в других отраслях права не возникают, поскольку отсутствуют меры юридической ответственности. Данная позиция основана на традиционном понимании правонарушения и юридической ответственности. Между тем, если рассматривать правонарушение с позиций М.С. Строговича, то можно существенно расширить классификацию правонарушений и юридической ответственности.

Так, Н.А. Чечина и П.С. Элькинд считают, что «необходимо отойти от традиционного выделения четырех видов юридической ответственности, поскольку трудно представить существование отрасли права, не имеющей своих собственных правовых требований и дозволений».

Действительно, эти четыре вида ответственности широко освещены в юридической литературе. Однако достижения в области изучения юридической ответственности позволяют расширить число ее видов. Так, к традиционным видам ответственности ряд ученых добавляют процессуальную, международную, государственно-правовую, семейную. Поэтому рассмотрим в общих чертах некоторые из них.

Процессуальная ответственность

По поводу существования процессуальной ответственности в теории права нет единства мнений. Так, И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин считали, что «процессуальной ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности не существует. Процессуальные меры принуждения - это либо меры пресечения, либо меры административной ответственности...».

Между тем, нормы процессуального права, «регламентирующие юрисдикционный, то есть правоохранительный, процесс осуществляемый в правоприменительной форме специально уполномоченными органами», также как и нормы материального права обеспечиваются мерами процессуальной ответственности. Более того, процессуальные нарушения были известны издревле. Законодатель же, оберегая юридический процесс от правонарушений, уже в те далекие времена, устанавливал за них ответственность. Так, например, по статье 9 Новгородской судной грамоты устанавливался двухмесячный срок для рассмотрения земельных споров и одномесячный - в отношении прочих дел. Если посадник, тысяцкий или владычный наместник не закончат дело (а поедут из города не кончив суда), то подвергаются штрафу в пользу великого князя и Новгорода, а также возмещают убытки истцу.

Статья шестая Псковской судной грамоты (XIV - XV в.в.) создает предпосылки для предупреждения процессуальных правонарушений, произвола и волокиты при рассмотрении гражданских и уголовных дел. Там, в частности, говорится о порядке прохождения дел в случае переизбрания посадника. Согласно сложившемуся правилу, далее должен был рассматривать и выносить по нему решение тот посадник, который начал его слушать.

В «Уложении о наказаниях уголовных и исправительных» (от 15 августа 1845 года), где впервые в русской истории давалось подробное определение преступления и проступка, определялись формы вины и условия реализации наказания, приводился перечень преступлений, именуемых сегодня уголовно-процессуальными правонарушениями. Так. по статье 477 полицейский мог наказываться в дисциплинарном порядке за произвольное содержание под стражей обвиняемого не в том месте. Где это было положено по закону. Он нес ответственность «за непредставление начальству бумаг, подаваемых содержащимися под стражей (ст.478). Судейские чиновники несли дисциплинарную ответственность «за недозволенное, хотя и без всяких корыстных или иных личных видов и побуждений, сообщение мнения судей или судебных актов или других бумаг лицам, прикосновенным к делу, непосредственно или через других» (ст. 451 главы 10,. Чиновник, осуществлявший, уголовное судопроизводство, не имел права оставить место службы, прервав исполнение возложенных обязанностей вопреки установленным правилам. В последнем случае устанавливалась дисциплинарная и имущественная ответственность в зависимости от наступивших последствий и благосостоянии наказуемого (ст.ст. 415, 416 главы 7 раздела 5).

Таким образом, процессуальные правонарушения и ответственность за их совершение известны с давних пор, они появились вместе с правонарушениями материального права, и существуют в современном мире.

В современной юридической науке термин «процессуальная ответственность» является собирательным понятием. Как вид юридической ответственности определяется особенностями предмета и метода правового регулирования, так и процессуальная ответственность подразделяется на виды. Единой процессуальной ответственности нет и не может быть. Выделяют следующие виды процессуальной ответственности: уголовно-процессуальную, гражданско-процессуальную, конституционную и административную.

Не смотря на существование ряда работ по вопросам процессуальной ответственности, она является достаточно открытой проблемой в юридической науке. Некоторые вопросы процессуальной ответственности более детально рассмотрены в отношении правонарушений и ответственности в сфере уголовно-процессуальных отношений. В частности, разрабатывалось понятие уголовно-процессуального правонарушения, ответственности, соотношения мер уголовно-процессуальной ответственности и мер принуждения в уголовном процессе и т.д.

По поводу понимания уголовно-процессуальной ответственности у процессуалистов нет единства мнений. Некоторые авторы рассматривают уголовно-процессуальную ответственность только как применение принудительных мер за уголовно-процессуальные правонарушения. Так, В.М. Корнуков сводит понимание уголовно-процессуальной ответственности к штрафам, налагаемых на участников процесса, удалений из зала суда, обращения залога в доход государства. Как реализацию санкции, понимает уголовно-процессуальную ответственность З.Д. Еникеев. В.Г. Капустянский понимает под уголовно-процессуальной ответственностью «уголовно-процессуальное отношение, возникающее между компетентным органом и лицом нарушившим требования закона». В связи с совершенным уголовно-процессуальным правонарушением, правонарушитель лишается определенных прав, на него возлагаются дополнительные обязанности или одновременно он лишается прав и на него возлагаются дополнительные обязанности. С точки зрения Н.Л. Петрухина, «включение в понятие уголовно-процессуальной ответственности позитивного аспекта, не уместно. Такое словосочетание как «ответственность свидетеля за дачу правдивых показаний» режут слух и не верны по существу».

С точки зрения Г.Н Ветровой, уголовно-процессуальную ответственность «можно охарактеризовать как обязательство участников процесса отчитываться в своих действиях по исполнению процессуальных обязанностей и отвечать за последствия своего поведения, в том числе и за виновное нарушение правовых предписаний». То есть, она рассматривает уголовно-процессуальную ответственность в единстве двух сторон, позитивной и негативной. Безусловно, содержание уголовно-процессуальной ответственности не может ограничиваться только ретроспективным ее аспектом. Не возможно не видеть ее основного предназначения, которое заключается в обеспечении правомерного поведения субъектов уголовно-процессуальной деятельности с целью нормального осуществления уголовного судопроизводства для успешного решения его задач. В связи с этим на первый план выдвигается именно позитивный аспект ответственности, призванный реализовать правомерное поведение участников уголовно-процессуальных правоотношений. Позитивный аспект ответственности выражается в следовании субъектов уголовно-процессуальных правоотношений правовым нормам, регламентирующим порядок юридического процесса.

Примером проявления позитивного аспекта уголовно-процессуальной ответственности может служить положения ч.1 ст. 80 УПК РСФСР, в которой указано, что «эксперт дает заключение от своего имени на основании проведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями и несет за данное им заключение личную ответственность». Если же эксперт отказывается или уклоняется от выполнения своих обязанностей без уважительных причин, или дает заведомо ложное заключение, или не является без уважительных причин по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда, он получает отрицательную оценку со стороны государства в лице его органов и будет вынужден претерпеть меры государственного воздействия, которые являются проявлением негативного аспекта уголовно-процессуальной ответственности (ч.3 ст.82 УПК РСФСР). За нарушение требований нормы ст. 82 УПК РФ эксперт понесет ответственность на основании процессуальных санкций, указанных в ст. 73 УПК РСФСР.

www.jourclub.ru

§ 2 Виды гражданской процессуальной ответственности

§ 2

Виды гражданской процессуальной ответственности

В гражданском судопроизводстве существуют такие виды процессуальной ответственности, как штрафная и компенсационная; в виде неблагоприятных процессуально-правовых последствий; связанные с применением гражданских процессуальных фикций.

Штрафная ответственность наступает при применении гражданских процессуальных санкций карательного характера. Назначение этого вида ответственности заключается в укреплении процессуальной дисциплины в гражданском процессе, наказании лица, не исполняющего процессуальные обязанности, и обеспечении авторитета судебной власти.

Судебные штрафы представляют собой денежные взыскания, налагаемые судом на граждан и должностных лиц за допущенные ими нарушения норм гражданского процессуального законодательства (ст. 105 ГПК). Штраф налагается судом в коллегиальном составе или судьей единолично.

Судебные штрафы, наложенные судом на не участвующих в рассмотрении дела должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, организаций за нарушения предусмотренных федеральным законом обязанностей, взыскиваются из их личных средств. Копия определения о наложении штрафа направляется лицу, на которое наложен штраф.

Данное лицо в течение десяти дней со дня получения копии определения о наложении штрафа может просить суд, наложивший штраф, сложить или уменьшить штраф (ст. 106 ГПК). Вопрос этот рассматривается в судебном заседании с извещением лица, на которое наложен штраф. Определение суда по этому вопросу может быть обжаловано путем подачи частной жалобы в вышестоящий суд.

К штрафной ответственности суд может привлечь свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков в случае их неявки по вызову суда; лиц, препятствующих обеспечению иска, а также граждан, нарушающих порядок в зале судебных заседаний.

В гражданском процессе судебные штрафы в настоящее время значительны и составляют многократный размер минимальной оплаты труда. При этом вина наказываемых лиц презюмируется и наложение штрафа не освобождает оштрафованного от исполнения обязанностей.

Штрафная ответственность не типична для гражданского судопроизводства, поскольку это скорее мера административно-правового характера, и природе правосудия по гражданским делам в большей степени соответствуют меры по возмещению затрат и потерь, компенсация понесенных расходов, нежели наложение штрафа на виновное лицо.

Другая ответственность, компенсационная, преследует цель возмещения убытков, причиненных стороне при производстве по гражданскому делу. Такие убытки могут быть причинены при неосновательном обеспечении исковых требований: в результате сутяжничества одной из сторон, недобросовестно заявившей неосновательный (искусственный) иск либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному разбирательству дела, и о возмещении понесенных расходов прямо говорится в ряде статей ГПК (ст. 99 и др.).

В гражданском процессе меры компенсационной ответственности могут назначаться судом как самостоятельно, так и в сочетании с другими видами ответственности (кумулятивная ответственность).

Иной вид ответственности связан с применением гражданских процессуальных фикций.

Под гражданской процессуальной фикцией (от лат. fictio — выдумка, несуществующее, ложное) понимается такой правоприменительный прием, посредством которого субъект судопроизводства привлекается к правовой ответственности.

Содержание подобных фикций заключается в том, что привлечение к ответственности закон связывает с заведомо несуществующими обстоятельствами и смысл фикций выражается вводными словами «как бы», «как если бы», «допустим». С помощью фикций законодатель преодолевает им же установленный режим процессуального регулирования.

Например, непреложным требованием является обязательное извещение судом лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания (ст. 155 ГПК). Если данное лицо не извещено должным образом, то такое решение нельзя признать законным и оно подлежит безусловной отмене (п. 2 ч. 2 ст. 3641 ГПК).

В случае если сторона или лицо, участвующее в деле, во время судебного разбирательства сменило место жительства, не поставив об этом в известность суд, то имеются достаточные основания полагать, что гражданин уклоняется от явки в суд.

В соответствии со ст. 118 ГПК судебная повестка (или иное судебное извещение) посылается по последнему известному месту жительства или месту нахождения адресата и она считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает или не находится. Поэтому процессуальная обязанность суда известить лицо считается выполненной и суд вправе рассматривать дело по существу.

Аналогичное правило содержится и в ст. 119 ГПК, в соответствии с которой при неизвестности места пребывания ответчика суд вправе приступить к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика.

В данном случае обе статьи (118 и 119) ГПК содержат юридические фикции: суд исходит из того, что сторона извещена надлежащим образом, хотя в действительности повестка не дошла до адресата, и это известно суду.

Кроме того, в отношении стороны, удерживающей у себя истребуемые судом доказательства и не представляющие их по требованию суда, закон (ст. 68 ГПК) предлагает считать, что содержащиеся в них сведения направлены против интересов этой стороны и полагаются ею признанными. В связи с этим суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (ч. 1 ст. 68 ГПК).

Поэтому утверждение о признании недисциплинированной стороной сведений, содержащихся в непредставленном доказательстве, и есть фикция.

Кроме того, в ч. 3 ст. 79 ГПК также установлена правовая фикция результатов судебной экспертизы, не проведенной по вине стороны. Так, при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу невозможно провести, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также от того, какое она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

Таким образом, гражданские процессуальные санкции посредством юридических фикций применяются судом только к недисциплинированным лицам — гражданам, не известившим суд о своем адресе, либо не представившим истребуемые средства доказывания, или уклонившимся от проведения экспертизы.

В гражданском процессе фикции необходимы для того, чтобы преодолеть последствия поведения недисциплинированных лиц, поскольку фикции создают для них неблагоприятные процессуально-правовые ситуации, ведущие в дальнейшем к различным видам гражданской процессуальной ответственности.

В связи с этим необходимо отметить, что гражданское процессуальное право имеет развитую систему юридической ответственности, способную обеспечить надлежащую дисциплину в судопроизводстве при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

law.wikireading.ru

ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК ОСОБЫЙ ВИД ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ — NovaUm.Ru

ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК ОСОБЫЙ ВИД ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Юридические науки

Ильясов Марат Радикович

Ключевые слова: ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ; ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ; RESPONSIBILITY OF CIVIL PROCEDURE; LEGAL LIABILITY.

Аннотация: В данной статье автором рассматривается гражданская процессуальная ответственность как особый вид юридической ответственности. Автор анализирует ответственность в гражданском процессе и предлагает пути решения существующих проблем законодательства.

Институт юридической ответственности имеет огромное значение для любой отрасли права и тем более для тех отраслей, у которых данный институт развит слабо или отсутствует вовсе. Особенно это положение справедливо для процессуальных отраслей права.

Вопрос о существовании процессуальной ответственности как таковой является весьма спорным в теории права. В связи с этим и в науке гражданского процессуального права нет единого мнения по поводу существования гражданской процессуальной ответственности. Несмотря на то, что рассматриваемая нами проблема носит сугубо теоретический характер и вряд ли имеет большое практическое значение для регулирования гражданского судопроизводства, данный вопрос представляет для нас большой научный интерес не только в рамках проблематики гражданского процессуальною права, но и в рамках общетеоретического спора о наличии у процессуальных отраслей права своих собственных институтов ответственности.

Как уже было сказано ранее, в научной литературе нет единого подхода к вопросу о существовании гражданской процессуальной ответственности. Например, В.В. Молчанов, отрицает се существование и считает, что нет достаточных оснований для выделения этого вида ответственности в качестве самостоятельной правовой категории[1]. Другие авторы напротив, обосновывают и доказывают необходимость ее существования[2]. Понятно, что не самую последнюю роль в разжигании спора о существовании и правовой природе гражданской процессуальной ответственности сыграл законодатель, который не решился воспринять идею модельного кодекса гражданского судопроизводства стран-участниц СНГ. В данном акте вопросам ответственности посвящена целая глава «Основания и меры процессуальной ответственности участников судопроизводства»[3]. Она содержит в себе понятие и составы процессуальных правонарушений, санкции за их совершение, основания наступления гражданской процессуальной ответственности, и другие необходимые элементы ответственности. Само по себе отсутствие цельной концепции гражданской процессуальной ответственности в действующем законодательстве не означает того, что ее нет как правового явления.

Мы полагаем, что ключевым в данном вопросе является рассмотрение такого элемента юридической ответственности как правонарушение. Как нет в тексте закона понятия гражданской процессуальной ответственности, так и нет понятия гражданского процессуального правонарушения. В науке гражданского процесса разные ученые приводят большое количество примеров гражданских процессуальных правонарушений. Правда, далеко не все из них удачны. Так, вряд ли дачу заведомо ложных показаний или отказ в принятии искового заявления можно считать такими правонарушениями, а ответственность за них называть гражданско процессуальной [4].

Гражданским процессуальным правонарушением будет такое нарушение гражданского процессуального законодательства, ответственность за которое предусмотрена нормами гражданского процессуального права.

Анализ норм ГПК РФ позволяет прийти к выводу о том, что вопросам гражданских процессуальных правонарушений и ответственности посвящено совсем небольшое количество норм. Так, ст. 99 ГПК РФ предусматривает взыскание компенсации за потерю времени. Однако в данной статье есть существенные недостатки, мешающие нормальной реализации гражданской процессуальной ответственности. Вот только некоторые из них:

1) В ст. 99 ГПК РФ предусмотрено, что ответственность реализуется в виде обязанности стороны компенсировать потерю времени другой стороне в денежном выражении. Размер такой компенсации не установлен, сказало лишь то, что он определяется судом в разумных пределах. Но анализ судебной практики показал, что обычно санкция очень мала и поэтому неэффективна.2) Непонятно какими именно критериями следует руководствоваться для определения разумности санкции. Не говоря уже о том, что санкция — это тот элемент нормы, который должен быть установлен максимально определенно.3) Также не совсем ясно, что конкретно является основанием взыскания: сам факт потери времени или возникшие по этой причине определенные негативные последствия для другой стороны?4) Не урегулирован вопрос о том, по чьей инициативе данное взыскание может быть произведено. Может ли сам суд стать инициатором привлечения к ответственности или для этого необходимо заявление пострадавшей стороны.5) Неизвестно чем руководствовался законодатель, когда ограничивал возможный круг субъектов данного гражданского процессуального правонарушения только сторонами процесса. Это делает невозможным наложение взыскания на других участников процесса, которые также могут систематически противодействовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. Более того, по мнению некоторых авторов, толкование положений о «фактической потере времени» приводит к выводу о том, что наложение взыскания может иметь место только в отношении физических лиц, так как трудно представить фактическую потерю времени органом государственной власти или организацией.6) Непонятно, что по смыслу законодателя следует понимать под недобросовестностью и как ее четко отличать от добросовестного заблуждения стороны. И как судье необходимо процессуально оформить свой вывод о недобросовестности, а главное, на основании каких доказательств.

Необходимо признать, что современные процессуальные отрасли нуждаются в самостоятельных институтах ответственности. Гражданский процесс не исключение. Однако в рамках действующего законодательства вряд ли можно говорить о наличии в гражданском судопроизводстве действительного самостоятельного и эффективно работающего института ответственности. Поэтому, учитывая все вышесказанное, считаем возможным решить данную проблему на законодательном уровне, включив в ГПК РФ отдельную главу, в которой необходимо:

1) прописать цели, принципы и основание наступления гражданской процессуальной ответственности;2) установить понятие, признаки и конкретные составы гражданских процессуальных правонарушений, а также санкции за их совершение;3) детально регламентировать общий и специальный порядок привлечения к гражданской процессуальной ответственности.

Также считаем важным исключить из текста закона понятия, допускающие вольную их трактовку и устранить другие неопределенности и неточности, касающиеся реализации гражданской процессуальной ответственности, раскрыв их содержание.

По нашему мнению, данные меры будут способствовать реализации принципов гражданского процессуального права, достижению целей и задач гражданского судопроизводства, а также будут направлены на защиту прав и интересов его участников.

Список литературы

  1. Молчанов В. В. Об ответственности в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. №10
  2. Жильцова И. А., Голиченко М. М. Гражданская процессуальная ответственность, понятие и основание // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. №7
  3. Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств от 16 июня 2003 г. № 21-6 «О Концепции и Структуре модельного Кодекса гражданского судопроизводства для государств — участников Содружества Независимых Государств»
  4. Медведев И. Г. Ответственность сторон за ложные объяснения в суде: научное исследование. – М.: Волтерс Клувер, 2006. 289 с.

Вконтакте

Facebook

Twitter

novaum.ru