Приватизация в Казахстане: Ротшильды, нацкомпании и полемика. Приватизация в казахстане 2018


Почему приватизация в Казахстане под угрозой срыва?

Недавно министр национальной экономики Тимур Сулейменов сообщил, что ранее намеченный план приватизации объектов государственной собственности находится под угрозой срыва. Министр подчеркнул, чтопо графику продаж 2018 года 62 объекта приватизации, выставляемых на продажу, приходится на IV квартал 2018 года, поэтому высоки риски неисполнения поручения президента относительно завершения программы приватизации до конца 2018 года.

По данным министерства финансов, в первом полугодии должно было быть выставлено на продажу 104 объекта, реально было выставлено 89 объектов, по 15 объектам было принято решение о реорганизации и ликвидации, из выставленных объектов продано 39 наобщую сумму 36 млрд тенге.

По 63 так называемым топовым объектам комплексногоплана продано только 15 объектов на общую сумму 110,5 млрд тенге. При этом из 887 объектов комплексного плана было выставлено 502 объекта, продано 421 на сумму 216 млрд тенге. 266 объектов сейчас на стадии реорганизации и ликвидации. Выполнение комплексного плана приватизации с учетом реорганизуемых и ликвидируемых объектов составляет 77,4%.

«В отношении четырех топовых объектов республиканской собственности имеются проблемы, поскольку госорганами не выполнены необходимые мероприятия для выставления на продажу либо рекомендации комиссии по приватизации. Это объекты министерств по инвестициям и развитию, оборонной и аэрокосмической промышленности, культуры и спорта, образования и науки», — сообщил глава Минфина Бахыт Султанов.

В связи с озвученными данными возникает вопрос — что мешает провести в Казахстане реальную приватизацию крупных объектов госсобственности и квазигосударственного сектора, может ли кто-то намеренно тормозить этот процесс и что даст Казахстану полномасштабная приватизация и форсирование ее сроков. Об этом «Капитал.kz» поговорил с экспертами.

Не могут договориться?

Ведущий аналитик Amarkets Артем Деев заметил, что приватизация — процесс очень непростой и для государства иногда болезненный, поскольку требует изменений устоявшихся управленческих практик и ставит сложный вопрос об оценке стоимости активов. Сейчас на развивающихся рынках, к которым относится и Казахстан, не самое лучшее время — иностранные инвесторы забирают ликвидность, прежде всего долларовую, растут ставки в США — это давит на цены, снижает спрос.

Тем не менее к такому предприятию, как, например, «Казатомпром», интерес будет практически всегда, важнее то, какую долю готово отдавать государство, какую часть прибыли готово отдавать на дивиденды. Это все сложные вопросы и они обычно проговариваются с потенциальными якорными инвесторами, подчеркнул эксперт.

«Вполне возможно, что по каким-то параметрам взаимопонимание не найдено», — предполагает Артем Деев.

Момент и мотив

Советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» Сергей Хестанов заметил, что главная проблема любойприватизации, в том числе и в Казахстане, в том, что когда экономика растет — у государства нет мотива к приватизации, и так все прекрасно. А цены активов высоки, как и спрос со стороны инвесторов. А когда экономика переживает не лучшие времена — напротив, государство жаждет приватизировать много чего, но цены активов, как и спрос на них, — низкие. «Именно последнее и заставляет откладывать приватизацию в Казахстане», -считает аналитик.

Вопрос прозрачности

Экономист Петр Своик в связи с проходящим процессом приватизации в РК вспомнил приватизацию в Англии времен Маргарет Тэтчер, которая была одной из самых масштабных в Европе, но даже тогда, по его словам, не было такой массовости и сжатости сроков. Он отметил, что если правительства решаются расставаться с какой-то собственностью, то это делается все же пообъектно, а не так — «навалом».

«Ведь речь идет об очень больших и весьма недешевых объектах, именно поэтому возникает много вопросов. В первую очередь о прозрачности процесса приватизации. Надо понимать, даже если бы правительство захотело обеспечить полную гласность при передаче объектов в частные руки, оно не смогло бы это сделать. Так как открыто с привлечением СМИ и проведением всех законных и публичных процедур продать за короткий срок такое количество объектов — нереально», — отметил Петр Своик.

Надо ли сокращать долю государства в экономике?

Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов заметил, что задача по доведению доли госсектора к 2020 году до уровня 15% от ВВП, как в странах ОЭСР, была поставлена еще до начала кризиса 2014 года, однако в новых условиях приватизация должна рассматриваться какспособ снизить дефицит государственного бюджета и привлечь в страну иностранные инвестиции.

«Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что Казахстан не так уж и далек от этого пресловутого показателя в 15%. По экспертным оценкам, доля государственных расходов в ВВП РК составляет порядка 20−25%, а это, по мировым меркам, довольно низкий показатель. Например, у России он находится в диапазоне 35−40%, а во многих развитых странах Европы превышает 50%, среди них Франция, Италия, Швеция, Дания, Австрия, Бельгия. На самом деле высокое участие государства в экономике — не всегда признак экономической слабости», — подчеркнул аналитик.

По его мнению, оптимальный для каждой страны показатель должен рассчитываться индивидуально, с учетом множества факторов.

Применим ли мировой опыт?

Финансовый аналитик Дмитрий Эдерман заметил, что успешная экономика свысоким уровнем госрасходов, как в Дании или Швеции, возможна лишь в случае высокой эффективности государственного управления, высокого качества госрегулирования экономики и сильной антикоррупционной политики. Дания и Швеция по всем этим параметрам, по оценкам Всемирного банка, входят в топ-6 государств, имея по каждому из параметров минимум 98 баллов из 100 возможных. Если же взять страны ЕАЭС, в том числе Россию и Казахстан, то они ни по одному параметру не набирают даже 50 баллов, а по уровню борьбы с коррупцией у них всего 17−20 баллов.

«При таких показателях государственный сектор не может быть эффективным, и тогда приватизация становится выходом из положения. Альтернативой приватизации могло бы быть повышение эффективности государственных институтов, но это, по сравнению с приватизацией, долгий и сложный процесс. Впрочем, казахстанские власти, проводя разгосударствление, так или иначе, будут пытаться сохранить контроль или, как минимум, влияние на приватизируемые предприятия через «золотые акции», — заключил Дмитрий Эдерман.

rezonans.kz

Ротшильды, нацкомпании и полемика — Новости Казахстана и Мира на деловом портале Kapital.kz

Приватизация в Казахстане: Ротшильды, нацкомпании и полемика

В этом году в активную фазу переходит вторая волна приватизации гособъектов. Предположительно во второй половине года стартует IPO ряда крупных компаний квазигоссектора, на которое сделана основная ставка. Тем временем по итогам 2017 года от приватизации гособъектов в Нацфонд поступило 108 млрд тенге.

Всего за год из госсектора были выведены 546 организаций, в том числе 190 проданных и 162 организации, подлежащие ликвидации в рамках программы приватизации, а также 194 организации, ликвидируемые в рамках инвентаризации подведомственных организаций госорганов, сообщил в конце марта в мажилисе министр национальной экономики Тимур Сулейменов.

По данным МНЭ, на продажу запланировано 19 объектов нацхолдингов и два объекта республиканской собственности. Из них в настоящее время продано 14, семь объектов перенесены в периметр IPO.&nbspОбщая цена продажи топовых объектов в 2017 году составила 61 млрд тенге, что на 20% больше их балансовой стоимости. Сообщается, что «Казахтелеком», «Казатомпром», «Эйр Астана» будут выведены на IPO в этом году.

Ранее управляющий Международным финансовым центром «Астана» (МФЦА) Кайрат Келимбетов сообщил, что приватизация национальныхкомпаний Казахстана может начаться во второй половине 2018 года. Он подчеркнул, что уже два года «Самрук-Казына» хочет приватизировать такие компании, как «Эйр Астана», КМГ, «Казатомпром».

В отсутствии прозрачности

Вместе с тем пока ход приватизации вызывает массу вопросов. Так, вторая волна приватизации идет в Казахстане уже четвертый год, всего за это времябыло продано более 600 объектов, однако общая выручка от приватизации за весь период составила порядка 256 млрд тенге, без учета расходов на подготовку и проведение торгов. Это составляет менее 1% от доходов республиканского бюджета за 2014−2017 годы.

Из 114 проданных объектов национальных холдингов только 29 были реализованы через конкурсы и аукционы с повышением цены. Остальные 85 объектов (почти 75%) были реализованы через аукционы с понижением цены, либо вообще без конкурсных процедур — через прямые продажи, дарение, преимущественное право выкупа. В ходе второй волны приватизации был исключен из программы 321 объект, то есть почти каждый третий.

«Капитал.kz» попросил экспертов оценить перспективы приватизации крупных гособъектов и итоги кампании по разгосударствлению в 2017 году.

С местной спецификой

Экономист, депутат нижней палаты парламента Айкын Конуров заметил, что в правильных рыночных условиях, к которым мы так стремимся, доля государства в экономике должна быть минимальной, как это представлено в большинстве стран ОЭСР, но и то не во всех. С другой же стороны, слепо придерживаться готовых лекал приватизации развитых стран и международных финансовых институтов, по его словам, в условиях Казахстана не стоит.

Эксперт заметил, что прежний правительственный комплексный план приватизации на 2014−2016 годы был фактически провален. Из заявленных 782 организаций к концу 2015 года в конкурентной среде оказались только 254 (32%). В итоге по поручению президента страны была разработана новая программа на 2016−2020 годы.

«Жирок» на теле

Мажилисмен считает, что поэтому сейчас мы видим, что государство и квазигоссектор лихорадочно сбрасывают так называемые непрофильные активы. Этот «жирок» на теле бюджета в виде различных ТОО, АО, РГП со звучными названиями, непонятными целями и ответственностью образовался в «тучные годы». «Некоторые создавались просто с целью рассадить „нужных“ или красивых людей по кабинетам со всеми вытекающими приятными моментами в виде бонусов, авто и прочего», — говорит он.

По словам Айкына Конурова, понятно, что даже такое вливание в экономику денег давало мультипликативный эффект и благотворно отражалось от макроэкономических показателей до торговли и сферы услуг. Сейчас же их в количестве 243 просто ликвидируют, потому что бизнесу они не интересны. При этом эксперт обращает внимание на то, что среди них есть и «взращенные» за счет государственных денег рентабельные проекты, и бизнес заинтересован в их приватизации. Этих предприятий на январь 2018 года 367. Особо интересные проекты продавались выше на 20% балансовой и на 8% оценочной стоимости.

Нужна ли частнику коммуналка?

Стоит отметить, что по оценке экспертов, сегодня общество озабочено больше приватизацией или передачей в доверительное управление объектов коммунальной собственности в сфере ЖКХ и социально-культурной сферы. И эти опасения не напрасны. Уже есть прецеденты, когда в погоне за показателями местные власти идут на приватизацию, а потом вынуждены возвращать объекты ЖКХ обратно, потому что «частники» их просто не могут содержать, а население имеет проблемы в виде перебоев с теплом, водоснабжением, канализацией, вывозом мусора.

Наглядный примербыл в селе Бесколь в СКО, где переданные частнику объекты коммунального хозяйства быстро пришли в упадок, и их приходилось возвращать на баланс государства. Также вызывают вопросы доверительного управления медицинскими учреждениями. Например, в Караганде после внедрения этой схемы серьезно поднялись цены на медицинские услуги, не гарантированные в рамках бесплатной медпомощи.

«Таким образом, можно утверждать, что с таким низким уровнем реальных доходов большей части населения, социальной ответственности бизнеса и высоким уровнем коррупции коммерциализировать социальную сферу губительно, а для стабильности общества просто опасно», — считает Айкын Конуров.

Схема «общего котла»

Говоря же о приватизации крупных объектов, он заметил, что с приходом в ФНБ «Самрук-Казына» Ахметжана Есимова видно, что идет трансформация фонда, которая может некоторым заинтересованным в обратном лицам и не нравится, но ведет к транспарентности и прямому снижению издержек. По словам Айкына Конурова, 3 из 7 крупнейших компаний холдинга, что планируют IPO/SPO в 2018 году: «Казактелеком», «Казатомпром» и «Эйр Астана», несмотря на снижение прибылей, имеют хорошие перспективы для роста. Депутат заметил, что компании зарекомендовали себя положительно как за рубежом, так и внутри страны, а репутация в кризис, когда инвесторы пугливы и нервны, дорогого стоит.

Однако, по его мнению, вызывают сомнения перспективы IPO/SPO до 2020 года внешне стабильного, но несущего серьезные репутационные потери «Казмунайгаза». Самая крупная национальная компания, оплот всего квазигосударственного сектора, держится, по его данным, лишь на доходах от долей в СП с иностранными компаниями. Операционный убыток «Казмунайгаза» за год вырос до 401 млрд тенге. Хотя в конечном итоге национальная нефтегазовая компания вышла все же на чистую прибыль в 519 млрдтенге, но «Казмунайгаз» получил 414 млрд тенге как долю от доходов в совместных предприятиях. Нацкомпании принадлежат доли практически во всех ведущих добывающих компаниях, включая крупнейшую — «Тенгизшевройл».

Какова заслуга в их прибыли конкретно «Казмунайгаза», непонятно, но свою долю в их доходах он исправно получает. Также"Казмунайгаз" получил 789 млрд тенге от своего зарубежного актива — KMG International. Это бывшая компания «Ромпетрол», которая владеет двумя нефтеперерабатывающими заводами в Румынии и сетью автозаправок в Европе.

«Схема „общего котла“ создает впечатление доходности квазигосударственного нефтегазового сектора. Но на самом делев этой сфере давно нужно иметь ясную картину, для чего требуется разделить финансовые результаты по долям в зарубежных компаниях и деятельности госкомпаний. Тогда станет понятно, кто зарабатывает стране прибыль, а кто — долги. Если в нефтегазовой отрасли удастся навести порядок, то к 2019−2020 году КМГ будет интересен инвесторам и готов к приватизации», — заметил Айкын Конуров.

Личная зона ответственности

Однако аналитик инвестиционной компании «Альпари» Анна Бодрова считает, что в любом случае частный собственник — это ответственный собственник, если в бизнес вложены свои финансы и соблюдена личная зона ответственности. В условиях казахстанской экономики, где предприятиям и компаниям, находящимся в руках государства, нужен толчок для движения вперед, передача их в частные руки могла бы помочь. Бизнес в любом случае должен развиваться, и если это может сделать новый собственник — все карты ему в руки, полагает она. Стоит обратить внимание, что снижение доли государства в бизнес-секторе способно привести в страну новый капитал, а это качественно иная история, подчеркнула аналитик.

Rothschild спешит на помощь

Стоит отметить, что в начале апреля финансовая группа Rothschild рекомендовала включить в осуществляемую в стране программу приватизации продажу акций стратегическим инвесторам перед их размещением на фондовом рынке.

«Мы поделились этой идеей с высокопоставленными чиновниками, и они могут рассмотреть такую возможность для некоторых компаний, если будет предложена справедливая цена. По нашему мнению, продажи pre-IPO можно провести в этом году, тогда как сами IPO — некоторое время спустя», — сообщил глава представительства Rothschild в России и странах СНГ Джованни Сальветти.

По оценке Rothschild, в настоящий момент наиболее подготовленным к IPO является национальный перевозчик «Эйр Астана», вторичный выпуск акций"Казахтелекома" можно было бы провести тоже быстро, тогда как в случае с КМГ и КТЖ потребуется два или три года подготовки, заключили представители финансовой группы.

kapital.kz

Почему приватизация в Казахстане под угрозой срыва?

Почему приватизация в Казахстане под угрозой срыва?

Недавно министр национальной экономики Тимур Сулейменов сообщил, что ранее намеченный план приватизации объектов государственной собственности находится под угрозой срыва. Министр подчеркнул, чтопо графику продаж 2018 года 62 объекта приватизации, выставляемых на продажу, приходится на IV квартал 2018 года, поэтому высоки риски неисполнения поручения президента относительно завершения программы приватизации до конца 2018 года.

По данным министерства финансов, в первом полугодии должно было быть выставлено на продажу 104 объекта, реально было выставлено 89 объектов, по 15 объектам было принято решение о реорганизации и ликвидации, из выставленных объектов продано 39 наобщую сумму 36 млрд тенге.

По 63 так называемым топовым объектам комплексногоплана продано только 15 объектов на общую сумму 110,5 млрд тенге. При этом из 887 объектов комплексного плана было выставлено 502 объекта, продано 421 на сумму 216 млрд тенге. 266 объектов сейчас на стадии реорганизации и ликвидации. Выполнение комплексного плана приватизации с учетом реорганизуемых и ликвидируемых объектов составляет 77,4%.

«В отношении четырех топовых объектов республиканской собственности имеются проблемы, поскольку госорганами не выполнены необходимые мероприятия для выставления на продажу либо рекомендации комиссии по приватизации. Это объекты министерств по инвестициям и развитию, оборонной и аэрокосмической промышленности, культуры и спорта, образования и науки», — сообщил глава Минфина Бахыт Султанов.

В связи с озвученными данными возникает вопрос — что мешает провести в Казахстане реальную приватизацию крупных объектов госсобственности и квазигосударственного сектора, может ли кто-то намеренно тормозить этот процесс и что даст Казахстану полномасштабная приватизация и форсирование ее сроков. Об этом «Капитал.kz» поговорил с экспертами.

Не могут договориться?

Ведущий аналитик Amarkets Артем Деев заметил, что приватизация — процесс очень непростой и для государства иногда болезненный, поскольку требует изменений устоявшихся управленческих практик и ставит сложный вопрос об оценке стоимости активов. Сейчас на развивающихся рынках, к которым относится и Казахстан, не самое лучшее время — иностранные инвесторы забирают ликвидность, прежде всего долларовую, растут ставки в США — это давит на цены, снижает спрос.

Тем не менее к такому предприятию, как, например, «Казатомпром», интерес будет практически всегда, важнее то, какую долю готово отдавать государство, какую часть прибыли готово отдавать на дивиденды. Это все сложные вопросы и они обычно проговариваются с потенциальными якорными инвесторами, подчеркнул эксперт.

«Вполне возможно, что по каким-то параметрам взаимопонимание не найдено», — предполагает Артем Деев.

Момент и мотив

Советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» Сергей Хестанов заметил, что главная проблема любойприватизации, в том числе и в Казахстане, в том, что когда экономика растет — у государства нет мотива к приватизации, и так все прекрасно. А цены активов высоки, как и спрос со стороны инвесторов. А когда экономика переживает не лучшие времена — напротив, государство жаждет приватизировать много чего, но цены активов, как и спрос на них, — низкие. «Именно последнее и заставляет откладывать приватизацию в Казахстане», -считает аналитик.

Вопрос прозрачности

Экономист Петр Своик в связи с проходящим процессом приватизации в РК вспомнил приватизацию в Англии времен Маргарет Тэтчер, которая была одной из самых масштабных в Европе, но даже тогда, по его словам, не было такой массовости и сжатости сроков. Он отметил, что если правительства решаются расставаться с какой-то собственностью, то это делается все же пообъектно, а не так — «навалом».

«Ведь речь идет об очень больших и весьма недешевых объектах, именно поэтому возникает много вопросов. В первую очередь о прозрачности процесса приватизации. Надо понимать, даже если бы правительство захотело обеспечить полную гласность при передаче объектов в частные руки, оно не смогло бы это сделать. Так как открыто с привлечением СМИ и проведением всех законных и публичных процедур продать за короткий срок такое количество объектов — нереально», — отметил Петр Своик.

Надо ли сокращать долю государства в экономике?

Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов заметил, что задача по доведению доли госсектора к 2020 году до уровня 15% от ВВП, как в странах ОЭСР, была поставлена еще до начала кризиса 2014 года, однако в новых условиях приватизация должна рассматриваться какспособ снизить дефицит государственного бюджета и привлечь в страну иностранные инвестиции.

«Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что Казахстан не так уж и далек от этого пресловутого показателя в 15%. По экспертным оценкам, доля государственных расходов в ВВП РК составляет порядка 20−25%, а это, по мировым меркам, довольно низкий показатель. Например, у России он находится в диапазоне 35−40%, а во многих развитых странах Европы превышает 50%, среди них Франция, Италия, Швеция, Дания, Австрия, Бельгия. На самом деле высокое участие государства в экономике — не всегда признак экономической слабости», — подчеркнул аналитик.

По его мнению, оптимальный для каждой страны показатель должен рассчитываться индивидуально, с учетом множества факторов.

Применим ли мировой опыт?

Финансовый аналитик Дмитрий Эдерман заметил, что успешная экономика свысоким уровнем госрасходов, как в Дании или Швеции, возможна лишь в случае высокой эффективности государственного управления, высокого качества госрегулирования экономики и сильной антикоррупционной политики. Дания и Швеция по всем этим параметрам, по оценкам Всемирного банка, входят в топ-6 государств, имея по каждому из параметров минимум 98 баллов из 100 возможных. Если же взять страны ЕАЭС, в том числе Россию и Казахстан, то они ни по одному параметру не набирают даже 50 баллов, а по уровню борьбы с коррупцией у них всего 17−20 баллов.

«При таких показателях государственный сектор не может быть эффективным, и тогда приватизация становится выходом из положения. Альтернативой приватизации могло бы быть повышение эффективности государственных институтов, но это, по сравнению с приватизацией, долгий и сложный процесс. Впрочем, казахстанские власти, проводя разгосударствление, так или иначе, будут пытаться сохранить контроль или, как минимум, влияние на приватизируемые предприятия через «золотые акции», — заключил Дмитрий Эдерман.

kapital.kz

Приватизация: есть вопросы | Новостной портал Казахстана Литер

Несколько мажилисменов высказали опасения насчет приватизации Жилстройсбербанка

Прошлогодние итоги кампании по приватизации гособъектов и объектов квазигосударственного сектора в Казахстане можно считать хорошими. Такая оценка прозвучала на правительственном часе в Мажилисе Парламента РК от министра национальной экономики, но, несмотря на это, у депутатов возник ряд вопросов.

Как отметил глава профильного ведомства Тимур Сулейменов, в целом 2017 год характеризуется хорошими результатами в вопросах приватизации.

– Из госсектора были выведены 546 организаций, в том числе 190 проданных и 162 организации, подлежащие ликвидации в рамках программы приватизации, а также 194 организации, ликвидируемые в рамках инвентаризации подведомственных организаций госорганов, – перечислил он.

Также министр напомнил про поручение Главы государства в Послании этого года об ускорении реализации плана приватизации. Для проведения инвентаризации подведомственных организаций в МНЭ РК создана рабочая группа из представителей госорганов, акиматов, Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». Тимур Сулейменов указал, что по итогам этой работы будет актуализирован перечень объектов комплексного плана приватизации на 2016-2020 годы.

Помимо этого он рассказал о ситуации по приватизации топовых объектов.– На продажу был запланирован 21 объект, в том числе 19 объектов нацхолдингов и два объекта республиканской собственности. Из них в настоящее время продано 14, и семь объектов перенесены в периметр IPO, – проинформировал глава МНЭ РК, добавив, что по квазигосударственному сектору запланированы к приватизации девять компаний, в числе покупателей указанных активов имеются крупные транснациональные компании с опытом в соответствующих сферах.

Общая цена продажи топовых объектов за прошлый год составила 61 миллиард тенге, что на 20 процентов больше их балансовой стоимости. Вырученные деньги пойдут на пополнение Национального фонда страны.

В свою очередь депутаты поинтересовались сроками выведения на IPO акций группы компаний АО «ФНБ «Самрук-Казына» из числа семи топовых объектов – это «Казахтелеком», «Казатомпром», «Эйр Астана», «КазМунайГаз», «Самрук-Энерго», «Казпочта» и КТЖ. Вдобавок спросили о будущей стоимости акций. Как пояснил управляющий директор фонда Нурлан Рахметов, три компании – «Казахтелеком», «Казатомпром», «Эйр Астана» будут выведены на IPO в текущем году, но по срокам и по ценам – еще нет данных. Он уточнил, что с этим определятся позже.

По итогам обсуждения от вице-спикера Мажилиса Парламента РК Владимира Божко поступило предложение. Он считает целесообразным привлекать казахстанцев к участию в предстоящем IPO нацкомпаний и советует фонду поднять «информационную волну» об IPO для казахстанцев.

– Вам надо провести такую информационную волну, показать гражданам, что по цене такой-то они могут купить 1, 2, 10, 15 акций через таких-то брокеров. Но сейчас у нас такой работы не видно, – констатировал замруководителя палаты.

По его мнению, сейчас «сохранность финансовых средств растет, депозиты в банках повышаются», поэтому граждане вполне могут стать владельцами определенного процента акций.

В то же время несколько мажилисменов высказали опасения насчет приватизации Жилстройсбербанка.

– Жилстройсбербанк включен в приоритетный перечень плана приватизации. Там более миллиона вкладчиков, депозитная база составляет более 520 миллиардов тенге. Люди поверили в серьезный системообразующий проект государства, довольно привлекательные условия, процентная ставка составляет четыре процента. Скорее всего, банк будет участвовать в новой инициативе «7-20-25». Какова основная цель приватизации объекта, что будет с льготными ставками приватизации банка? – обратился парламентарий Петр Шарапаев к представителям профильных ведомств.

 

Еще его волновало, удастся ли банку сохранить свое участие в госпрограммах жилья, если придет новый инвестор. Депутат полагает, что новый хозяин может отменить выплату существующих премий вкладчиков банка, снижающих стоимость ипотеки.

Заместитель председателя правления АО «НУХ «Байтерек» Галымжан Таджияков заверил, что контроль над банком останется за государством даже после продажи.

– Приватизируемая доля миноритарная. Контроль останется за государством. Банк регулируется законом «О жилищно-строительных сбережениях», все выплаты по премиям и льготные ставки останутся на своем месте. От приватизации мы ожидаем стратегического партнера, который даст свои ноу-хау, – сказал он.

Но мажилисмена Омархана Оксикбаева не убедили его пояснения, он потребовал конкретизации перспектив по приватизации Жилстройсбербанка. Представитель нацхолдинга пообещал представить финального инвестора к середине этого года. В целом все предложения депутатов по итогам правительственного часа были оформлены в общую рекомендацию для ответственных за приватизацию госорганов. 

Оксана ДАВЫДОВА,

фото Советбека МАГЗУМОВА, Астана

liter.kz

Почему приватизация в Казахстане под угрозой срыва?

Почему приватизация в Казахстане под угрозой срыва?Недавно министр национальной экономики Тимур Сулейменов сообщил, что ранее намеченный план приватизации объектов государственной собственности находится под угрозой срыва. Министр подчеркнул, чтопо графику продаж 2018 года 62 объекта приватизации, выставляемых на продажу, приходится на IV квартал 2018 года, поэтому высоки риски неисполнения поручения президента относительно завершения программы приватизации до конца 2018 года.

По данным министерства финансов, в первом полугодии должно было быть выставлено на продажу 104 объекта, реально было выставлено 89 объектов, по 15 объектам было принято решение о реорганизации и ликвидации, из выставленных объектов продано 39 наобщую сумму 36 млрд тенге.

По 63 так называемым топовым объектам комплексногоплана продано только 15 объектов на общую сумму 110,5 млрд тенге. При этом из 887 объектов комплексного плана было выставлено 502 объекта, продано 421 на сумму 216 млрд тенге. 266 объектов сейчас на стадии реорганизации и ликвидации. Выполнение комплексного плана приватизации с учетом реорганизуемых и ликвидируемых объектов составляет 77,4%.

«В отношении четырех топовых объектов республиканской собственности имеются проблемы, поскольку госорганами не выполнены необходимые мероприятия для выставления на продажу либо рекомендации комиссии по приватизации. Это объекты министерств по инвестициям и развитию, оборонной и аэрокосмической промышленности, культуры и спорта, образования и науки», — сообщил глава Минфина Бахыт Султанов.

В связи с озвученными данными возникает вопрос — что мешает провести в Казахстане реальную приватизацию крупных объектов госсобственности и квазигосударственного сектора, может ли кто-то намеренно тормозить этот процесс и что даст Казахстану полномасштабная приватизация и форсирование ее сроков. Об этом «Капитал.kz» поговорил с экспертами.

Не могут договориться?

Ведущий аналитик Amarkets Артем Деев заметил, что приватизация — процесс очень непростой и для государства иногда болезненный, поскольку требует изменений устоявшихся управленческих практик и ставит сложный вопрос об оценке стоимости активов. Сейчас на развивающихся рынках, к которым относится и Казахстан, не самое лучшее время — иностранные инвесторы забирают ликвидность, прежде всего долларовую, растут ставки в США — это давит на цены, снижает спрос.

Тем не менее к такому предприятию, как, например, «Казатомпром», интерес будет практически всегда, важнее то, какую долю готово отдавать государство, какую часть прибыли готово отдавать на дивиденды. Это все сложные вопросы и они обычно проговариваются с потенциальными якорными инвесторами, подчеркнул эксперт.

«Вполне возможно, что по каким-то параметрам взаимопонимание не найдено», — предполагает Артем Деев.

Момент и мотив

Советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» Сергей Хестанов заметил, что главная проблема любойприватизации, в том числе и в Казахстане, в том, что когда экономика растет — у государства нет мотива к приватизации, и так все прекрасно. А цены активов высоки, как и спрос со стороны инвесторов. А когда экономика переживает не лучшие времена — напротив, государство жаждет приватизировать много чего, но цены активов, как и спрос на них, — низкие. «Именно последнее и заставляет откладывать приватизацию в Казахстане», -считает аналитик.

Вопрос прозрачности

Экономист Петр Своик в связи с проходящим процессом приватизации в РК вспомнил приватизацию в Англии времен Маргарет Тэтчер, которая была одной из самых масштабных в Европе, но даже тогда, по его словам, не было такой массовости и сжатости сроков. Он отметил, что если правительства решаются расставаться с какой-то собственностью, то это делается все же пообъектно, а не так — «навалом».

«Ведь речь идет об очень больших и весьма недешевых объектах, именно поэтому возникает много вопросов. В первую очередь о прозрачности процесса приватизации. Надо понимать, даже если бы правительство захотело обеспечить полную гласность при передаче объектов в частные руки, оно не смогло бы это сделать. Так как открыто с привлечением СМИ и проведением всех законных и публичных процедур продать за короткий срок такое количество объектов — нереально», — отметил Петр Своик.

Над ли сокращать долю государства в экономике?

Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов заметил, что задача по доведению доли госсектора к 2020 году до уровня 15% от ВВП, как в странах ОЭСР, была поставлена еще до начала кризиса 2014 года, однако в новых условиях приватизация должна рассматриваться какспособ снизить дефицит государственного бюджета и привлечь в страну иностранные инвестиции.

«Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что Казахстан не так уж и далек от этого пресловутого показателя в 15%. По экспертным оценкам, доля государственных расходов в ВВП РК составляет порядка 20−25%, а это, по мировым меркам, довольно низкий показатель. Например, у России он находится в диапазоне 35−40%, а во многих развитых странах Европы превышает 50%, среди них Франция, Италия, Швеция, Дания, Австрия, Бельгия. На самом деле высокое участие государства в экономике — не всегда признак экономической слабости», — подчеркнул аналитик.

По его мнению, оптимальный для каждой страны показатель должен рассчитываться индивидуально, с учетом множества факторов.

Применим ли мировой опыт?

Финансовый аналитик Дмитрий Эдерман заметил, что успешная экономика свысоким уровнем госрасходов, как в Дании или Швеции, возможна лишь в случае высокой эффективности государственного управления, высокого качества госрегулирования экономики и сильной антикоррупционной политики. Дания и Швеция по всем этим параметрам, по оценкам Всемирного банка, входят в топ-6 государств, имея по каждому из параметров минимум 98 баллов из 100 возможных. Если же взять страны ЕАЭС, в том числе Россию и Казахстан, то они ни по одному параметру не набирают даже 50 баллов, а по уровню борьбы с коррупцией у них всего 17−20 баллов.

«При таких показателях государственный сектор не может быть эффективным, и тогда приватизация становится выходом из положения. Альтернативой приватизации могло бы быть повышение эффективности государственных институтов, но это, по сравнению с приватизацией, долгий и сложный процесс. Впрочем, казахстанские власти, проводя разгосударствление, так или иначе, будут пытаться сохранить контроль или, как минимум, влияние на приватизируемые предприятия через «золотые акции», — заключил Дмитрий Эдерман.о

Подготовлено kapital.kz

wfin.kz

Поручение Главы государства по приватизации должно быть завершено до конца 2018 года — Б. Сагинтаев

Глава государства в рамках своего ежегодного Послания народу Казахстана «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции» поручил ускорить реализацию плана приватизации с расширением его за счет сокращения числа подведомственных организаций государственных органов, а также по возможности консолидировать подведомственные организации госорганов для снижения административных расходов.

«На сегодняшний день Комплексный план приватизации на 2016–2020 годы охватывает 904 объекта. Полная информация о 876 объектах опубликована на сайте gosreestr.kz. В это список не включены 28 объектов республиканской собственности, проходящих реорганизацию и перерегистрацию», — сказал Бахыт Султанов.

За два года 476 объектов Комплексного плана были выставлены на продажу, из них реализовано 367 на сумму 164 млрд тг. На 1 января 2018 года 255 объектов находятся на стадии ликвидации и реорганизации.

По словам министра финансов, в целом, выполнение Комплексного плана приватизации составляет 71%.

В 2017 году было запланировано на продажу 463 объекта. План исполнен на 97%: выставлено 289 объектов, из них 190 — проданы, 162 — ликвидированы и реорганизованы, 12 — перенесены на 2018 год ввиду имеющихся обременений.

«Проведенный министерством анализ показывает ускорение темпов выставляемости объектов. Так, в 2017 году выставляемость на 15% превысила аналогичный показатель за предыдущий период. Цена реализованных объектов на 8% превышает их балансовую стоимость. По-прежнему основным способом реализации остаются аукцион и тендер – 73%», — сообщил министр финансов.

Также Бахыт Султанов отметил, что интерес к проводимой приватизации значительно повысился. Увеличилось количество активных посетителей торговой площадки на 12%. Кроме того, повысилась конкурентность на торгах — среднее количество участников одного торга составляет порядка 4-5, тогда как ранее их было не более 3-х.

Министр национальной экономики Тимур Сулейменов в свою очередь отметил, что  вопросы приватизации крупных объектов государственной собственности и активов Фонда «Самрук-Қазына» на регулярной основе рассматриваются на заседаниях Государственной комиссии по вопросам модернизации экономики РК.

На основании рекомендации Госкомиссии перечень организаций, подлежащих приватизации, актуализируется путем исключения пяти организаций государственной собственности и одного объекта холдинга «Байтерек». В настоящее время разработан соответствующий проект постановления Правительства РК, который находится на согласовании в госорганах.

«В целях исполнения поручений Главы государства МНЭ РК создается рабочая группа с участием всех заинтересованных лиц для проведения полной инвентаризации подведомственных организаций государственных органов. Таким образом, дальнейшая работа по актуализации Перечня объектов, подлежащих приватизации, будет проводиться в рамках поручений Главы государства», — сказал Тимур Сулейменов.

С комментариями о ходе проведения приватизации также выступили управляющий директор ФНБ «Самрук-Казына» Нурлан Рахметов, заместитель председателя правления НУХ «Байтерек» Галымжан Таджияков, председатель правления НУХ «Казагро» Нурлыбек Малелов.

По итогам обсуждения Бакытжан Сагинтаев напомнил руководителям госорганов и холдингов о необходимости придерживаться графика продаж объектов и поручил обеспечить его реализацию в установленные сроки. Как отметил Премьер-Министр поручение Главы государства по проведению приватизации должно быть завершено до конца 2018 года. Никакие доводы приниматься не будут. Бакытжан Сагинтаев поручил ежеквартально рассматривать ход проведения приватизации с указанием конкретно тех, кто выполняет и кто отстает.

Контроль за исполнением поручений возложен на заместителя Премьер-Министра Ерболата Досаева.

1/4

Нурлан Рахметов – управляющий директор ФНБ «Самрук-Казына»

2/4

Галымжан Таджияков – заместитель председателя правления НУХ «Байтерек»

3/4

Нурлыбек Малелов – председатель правления НУХ «Казагро»

4/4

Ерболат Досаев – заместитель Премьер-Министра

Поделиться новостью

primeminister.kz

Почему приватизация в Казахстане под угрозой срыва?

Недавно министр национальной экономики Тимур Сулейменов сообщил, что ранее намеченный план приватизации объектов государственной собственности находится под угрозой срыва. Министр подчеркнул, чтопо графику продаж 2018 года 62 объекта приватизации, выставляемых на продажу, приходится на IV квартал 2018 года, поэтому высоки риски неисполнения поручения президента относительно завершения программы приватизации до конца 2018 года.

По данным министерства финансов, в первом полугодии должно было быть выставлено на продажу 104 объекта, реально было выставлено 89 объектов, по 15 объектам было принято решение о реорганизации и ликвидации, из выставленных объектов продано 39 наобщую сумму 36 млрд тенге.

По 63 так называемым топовым объектам комплексногоплана продано только 15 объектов на общую сумму 110,5 млрд тенге. При этом из 887 объектов комплексного плана было выставлено 502 объекта, продано 421 на сумму 216 млрд тенге. 266 объектов сейчас на стадии реорганизации и ликвидации. Выполнение комплексного плана приватизации с учетом реорганизуемых и ликвидируемых объектов составляет 77,4%.

«В отношении четырех топовых объектов республиканской собственности имеются проблемы, поскольку госорганами не выполнены необходимые мероприятия для выставления на продажу либо рекомендации комиссии по приватизации. Это объекты министерств по инвестициям и развитию, оборонной и аэрокосмической промышленности, культуры и спорта, образования и науки», — сообщил глава Минфина Бахыт Султанов.

В связи с озвученными данными возникает вопрос — что мешает провести в Казахстане реальную приватизацию крупных объектов госсобственности и квазигосударственного сектора, может ли кто-то намеренно тормозить этот процесс и что даст Казахстану полномасштабная приватизация и форсирование ее сроков. Об этом «Капитал.kz» поговорил с экспертами.

Не могут договориться?

Ведущий аналитик Amarkets Артем Деев заметил, что приватизация — процесс очень непростой и для государства иногда болезненный, поскольку требует изменений устоявшихся управленческих практик и ставит сложный вопрос об оценке стоимости активов. Сейчас на развивающихся рынках, к которым относится и Казахстан, не самое лучшее время — иностранные инвесторы забирают ликвидность, прежде всего долларовую, растут ставки в США — это давит на цены, снижает спрос.

Тем не менее к такому предприятию, как, например, «Казатомпром», интерес будет практически всегда, важнее то, какую долю готово отдавать государство, какую часть прибыли готово отдавать на дивиденды. Это все сложные вопросы и они обычно проговариваются с потенциальными якорными инвесторами, подчеркнул эксперт.

«Вполне возможно, что по каким-то параметрам взаимопонимание не найдено», — предполагает Артем Деев.

Момент и мотив

Советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» Сергей Хестанов заметил, что главная проблема любойприватизации, в том числе и в Казахстане, в том, что когда экономика растет — у государства нет мотива к приватизации, и так все прекрасно. А цены активов высоки, как и спрос со стороны инвесторов. А когда экономика переживает не лучшие времена — напротив, государство жаждет приватизировать много чего, но цены активов, как и спрос на них, — низкие. «Именно последнее и заставляет откладывать приватизацию в Казахстане», -считает аналитик.

Вопрос прозрачности

Экономист Петр Своик в связи с проходящим процессом приватизации в РК вспомнил приватизацию в Англии времен Маргарет Тэтчер, которая была одной из самых масштабных в Европе, но даже тогда, по его словам, не было такой массовости и сжатости сроков. Он отметил, что если правительства решаются расставаться с какой-то собственностью, то это делается все же пообъектно, а не так — «навалом».

«Ведь речь идет об очень больших и весьма недешевых объектах, именно поэтому возникает много вопросов. В первую очередь о прозрачности процесса приватизации. Надо понимать, даже если бы правительство захотело обеспечить полную гласность при передаче объектов в частные руки, оно не смогло бы это сделать. Так как открыто с привлечением СМИ и проведением всех законных и публичных процедур продать за короткий срок такое количество объектов — нереально», — отметил Петр Своик.

Надо ли сокращать долю государства в экономике?

Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов заметил, что задача по доведению доли госсектора к 2020 году до уровня 15% от ВВП, как в странах ОЭСР, была поставлена еще до начала кризиса 2014 года, однако в новых условиях приватизация должна рассматриваться какспособ снизить дефицит государственного бюджета и привлечь в страну иностранные инвестиции.

«Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что Казахстан не так уж и далек от этого пресловутого показателя в 15%. По экспертным оценкам, доля государственных расходов в ВВП РК составляет порядка 20−25%, а это, по мировым меркам, довольно низкий показатель. Например, у России он находится в диапазоне 35−40%, а во многих развитых странах Европы превышает 50%, среди них Франция, Италия, Швеция, Дания, Австрия, Бельгия. На самом деле высокое участие государства в экономике — не всегда признак экономической слабости», — подчеркнул аналитик.

По его мнению, оптимальный для каждой страны показатель должен рассчитываться индивидуально, с учетом множества факторов.

Применим ли мировой опыт?

Финансовый аналитик Дмитрий Эдерман заметил, что успешная экономика свысоким уровнем госрасходов, как в Дании или Швеции, возможна лишь в случае высокой эффективности государственного управления, высокого качества госрегулирования экономики и сильной антикоррупционной политики. Дания и Швеция по всем этим параметрам, по оценкам Всемирного банка, входят в топ-6 государств, имея по каждому из параметров минимум 98 баллов из 100 возможных. Если же взять страны ЕАЭС, в том числе Россию и Казахстан, то они ни по одному параметру не набирают даже 50 баллов, а по уровню борьбы с коррупцией у них всего 17−20 баллов.

«При таких показателях государственный сектор не может быть эффективным, и тогда приватизация становится выходом из положения. Альтернативой приватизации могло бы быть повышение эффективности государственных институтов, но это, по сравнению с приватизацией, долгий и сложный процесс. Впрочем, казахстанские власти, проводя разгосударствление, так или иначе, будут пытаться сохранить контроль или, как минимум, влияние на приватизируемые предприятия через «золотые акции», — заключил Дмитрий Эдерман.

По сообщению сайта kapital.kz

aqparat.info