Пример судебного прецедента в мире. Судебный прецедент как источник права. Примеры судебных прецедентов


Судебный прецедент в Великобритании в начале XXI века

В соответствии с теорией права юридический прецедент является одной из четырех форм (источников) права наравне с правовым обычаем, нормативным договором, нормативным актом.

В юридическом словаре прецедент (от лат. praecedens, praecedentis — предшествующий) определяется как поведение в конкретной ситуации, которое рассматривается как образец при аналогичных обстоятельствах [1].

Юридический прецедент — это судебное или административное решение по конкретному делу, которому придается сила нормы права и которым руководствуются при решении схожих дел [2, с. 62]. Судебный прецедент — это решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона.

Значение судебного прецедента для права Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (далее — Великобритания) сложно недооценить. Во-первых, судебный прецедент как форма (источник) права сформировался и был теоретически обоснован именно в Великобритании. Во-вторых, как справедливо отметил Р. Давид, английские юристы рассматривают свое право главным образом как право судебной практики. Судебный прецедент является основной формой общего права и права справедливости.            

Право, как и его формы (источники) постоянно развиваются. В конце XX- начале XXI веков в Великобритании прошли серьезные реформы, оказавшие влияние на развитие доктрины судебного прецедента. Так, итогом судебной реформы стала передача полномочий Апелляционного комитета Палаты лордов (Appellete Committee of House of Lords), осуществляющего деятельность от имени Палаты лордов, и Судебного комитета Тайного совета (Judicial Committee of the Privy Council) новому высшему судебному органу — Верховному суду Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (далее — Верховный суд Великобритании). К сожалению, в российской научной правовой литературе эти изменения не получили должного отражения.

Целью данного исследования является актуализация доктрины судебного прецедента в Великобритании в свете проводимых в государстве преобразований.

Английская доктрина относит судебные прецеденты к неписанным источникам права. Хотя судебные решения существуют в писаной форме, то есть зафиксированы на бумаге, но выражение «писаный закон» означает только акт (закон), официально принятый Парламентом [3, с. 7].

Правило прецедента раскрывается доктриной судебного прецедента и имеет следующее содержание:

1)         решения, выносимые Верховным судом Великобритании, составляют обязательные прецеденты для всех судов и самого Верховного суда Великобритании;

2)         решения, принятые Апелляционным судом, обязательны для всех судов, кроме Верховного суда Великобритании;

3)         решения, выносимые Высоким судом правосудия, обязательны для всех судов, кроме Верховного суда Великобритании и Апелляционного суда.

Судебный прецедент создается при рассмотрении конкретных дел по спорам между физическими лицами, компаниями, государством, если отсутствует нормативно-правовой акт. В этом случае для урегулирования спорного вопроса суду предоставляется право для выработки правового положения в рамках этого дела.

Не любое судебное решение высших органов судебной власти становится судебным прецедентом, а только то, которое вынесено большинством голосов членов суда. Если мнения судей разделяются, то каждый судья излагает свое мнение отдельно, но оно не имеет силы прецедента. Однако не исключается возможность, что особое мнение судьи по одному делу может стать впоследствии мнением большинства по другому делу.

Основу судебного решения, то есть саму прецедентную норму, составляет ratio decidendi. Остальная часть, или obiter dictum, рассматривается как заявление, относящееся к вопросу, который не составляет предмета решения суда. Она носит аргументирующий, разъясняющий или уточняющий характер.

Для правильного выделения ratio decidendi необходимо знать структуру судебного решения, включающую три части: установочную, правовую и заключительную. В установочной части излагаются факты дела, прямые и косвенные доказательства. Правовая часть содержит изложение правовых принципов, применимых к правовым проблемам, возникающим из конкретных обстоятельств [4, с. 70]. В заключительной части излагается решение по делу, которые сделал суд на основании применения правовых принципов к установленным фактам в деле.

Для сторон спора наиболее важной частью является заключительная, так как в ней окончательно устанавливаются их права и обязанности. Но с точки зрения доктрины судебного прецедента наиболее существенным элементом судебного решения является правовая часть — ratio decidendi. Р.Уолкер отмечает: «…ratio decidendi может быть определено как применяемое к правовым вопросам, возникающим в связи с установленными фактами, правоположение, на котором основано решение» [5, с. 159].

Сложность применения судебного прецедента заключается в том, что определить точную дату вступления его в силу — невозможно. Кроме этого, судьи по своему усмотрению могут обратить действие прецедентной нормы в прошлое, настоящее и будущее.

Окончание действия прецедента связано с такими процедурами, как судебное преодоление (overrule) и отклонение от прецедента (distinguish). Первая процедура заключается в замене прежнего прецедента новым решением вышестоящего или того же суда, если последний имеет соответствующую юрисдикцию. Вторая процедура применяется в том случае, если норма акта Парламента, в соответствии с которым был принят судебный прецедент, утратила силу. Выяснение, какие судебные прецеденты утратят свое прецедентное значение, возлагается на суды. А. К. Романов отмечает: «Судьи предпочитают не отменять прецеденты, но отличать их (distinguish). При необходимости данный прием позволяет возродить любой так называемый «спящий» прецедент» [6, с.114].

Судебный прецедент подлежит обязательному опубликованию, что придает прецеденту официальность и общедоступность использования его в практической деятельности. Наиболее авторитетными являются издания Инкорпорированного совета судебных отчетов Англии и Уэльса. Данным органом выпускается четыре сборника в серии «Судебные отчеты», в которых содержаться решения апелляционных инстанций, решения отделения королевской скамьи Высокого суда, решения отделения по семейным делам Высокого суда, решения канцелярского отделения Высокого суда.

Однако современный уровень развития информационных технологий позволил перейти на электронные средства публикации судебных решений, что дало возможность опубликовывать все решения высших судов и обеспечивать неограниченный допуск к ним. Так, с 1996г. в Интернете публиковались все решения Палаты лордов, а в 2014 г. Верховный суд Великобритании стал первым в мире высшим судебным органом государства, публикующим свои новости через Twitter. Использование сервиса микроблогов позволит оперативно и просто информировать подписчиков о деятельности суда [7].

В случае неясности или неопределенности права суды в Великобритании имеют право осуществлять его толкование. При этом толкование сводится не только к уяснению и разъяснению содержания его источников, а выступает аналогом «применения права». Высшие судебные органы государства могут принимать право, то есть выносить судебные решения — судебные прецеденты, являющиеся источником (формой) права. Любые суды исполняют право, то есть следуют требованиям правовых норм, содержащихся в источниках права. И, наконец, суды могут применять право, то есть осуществляют осмысленные с точки зрения права действия.

Основными методами толкования судами законодательства являются уяснение (interpretation) и разъяснение (construction). Первый метод сводится к ознакомлению с актом Парламента и применению его норм исходя лишь из того, что в них написано и в объеме написанного. Разъяснение предполагает восприятие не только слов, но и позиции законодателя в целом. В Великобритании есть специальный Акт «О правилах толкования» 1978 г. (Rules of Interpretation Act), и многие акты Парламента содержат специальные разделы, объясняющие употребленные в акте термины.

Кроме этого, суд толкует законодательство на сновании презумпций толкования (Presumption in Interpretation) [8], специальных правил (канонов) толкования (Canons of Construction) и приемов толкования [9].

Канонами толкования называют особые правила для судей при разъяснении положений законодательства. Большинство канонов представляют собой конвенции, выработанные судьями и соблюдаемые ими в силу традиции. Каноны необходимы для определения пределов, в которых судьи могут считать себя свободными, не опасаясь своими решениями вступить в конфликт с законодательной властью.

Выделяют несколько видов канонов толкования.

1)      Грамматическое (буквальное) толкование (literal approach или literal rule). Его суть выражается в том, что волю Парламента следует устанавливать исходя из обычного и общеупотребительного смысла слов, используемых в тексте законодательного акта. Суд не может подменять Парламент или корректировать слова в тексте его акта.

2)      Логическое толкование (golden approach или golden rule) выражается в том, что суд может применять буквальное толкование лишь в тех пределах, в каких не приводит к искажению смысла закона в целом.

3)      Историческое (целевое) толкование (Purposive approach или Mischief Rule) — применяется в том случае, когда текст закона обнаруживает неясность, и суд может обратиться к праву, действовавшему до принятия данного акта Парламента, и к другим документам, чтобы обнаружить цель, которую преследовал законодатель, выявить какую проблему он хотел решить.

Приведем ряд примеров использования канонов толкования. Так, в деле Calland v. Commissioner and FSA (2008 г.) [10] перед судом встала необходимость в толковании закрепленного в законодательстве Великобритании принципа «профессиональной привилегии», который действует в отношении корреспонденции и консультаций, предоставляемых квалифицированными юристами их клиентам. Суд пришел к выводу, что законодательство не делает различий между представителями юридической профессии. Следовательно, принцип «профессиональной привилегии» будет распространяться как на профессиональных юридических советников (солиситора, барристера, лицензированного юриста, ведущего операции с недвижимостью, или юриста-стажера, обладающего необходимой профессиональной квалификацией), так и на юридических советников, являющихся независимыми юристами, юрисконсультов, и даже юристов, работающих на государство.

Верховный суд Великобритании в 2013 г. рассмотрел дело Prudential Plc.& Anor v Special Commissioner of Income Tax [11] по вопросу вышеуказанного принципа «профессиональной привилегии». Фабула дела состояла в том, что истец заявлял о необходимости расширительного применения принципа в отношении консультаций по налоговым и иным вопросам, полученным клиентом от своих бухгалтеров (аудиторов). Он отмечал, что «…большая часть консультаций по налоговым вопросам сейчас предоставляется квалифицированными бухгалтерами, нежели юристами», и нет никаких правовых оснований для ограничения применения принципа «профессиональной привилегии» только в тех случаях, когда в качестве консультантов выступает «…квалифицированный юрист, в отличие от квалифицированного аудитора».

В решении Верховного суда Великобритании, принятом большинством голосов, было высказано несколько актуальных для нашего исследования мнений, в которых просматривается историческое и логическое толкование законодательства. Во-первых, суд отказался распространять принцип «профессиональной привилегии» на иных специалистов, кроме квалифицированных юристов, так как это свидетельствовало бы о «…расширении Судом сферы применения данного принципа за пределы его применения и толкования, которые сложились за многие годы». Принятие судом иного решения могло бы повлечь существенные последствия в виде «неоднозначного и противоречивого (непоследовательного) применения» принципа.

Во-вторых, суд обратил внимание на то обстоятельство, что в соответствии с ранее принятым законом расширение сферы применения принципа «профессиональной привилегии» относится к компетенции Парламента, и судебная власть неправомочна без обращения (участия) Парламента решать подобный вопрос.

4)      Юридическое толкование (human rights approach) — новый вид толкования, появившийся после принятия Акта «О правах человека» (Act of Human Rights) 1998 г. (далее- Акт 1998 г.) В соответствии с ним законы и ведомственные подзаконные акты должны толковаться и применяться, не противореча правам, установленным в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [12].

Так, в 2012 г. Верховный суд Великобритании принял решение, что молитвы, читаемые перед проведением заседаний муниципальных советов, являются неконституционными, и они «несовместимы с Европейской конвенцией по правам человека» [13].

В Акте 1998 г. говориться о том, что первичное и подчиненное законодательство Великобритании истолковывается и применяется образом, согласуемым с конституционными правами. Складывается следующая ситуация: несмотря на наличие Акта 1998 г. продолжает действовать любое законодательство, даже прямо противоречащее ему, до тех пор, пока суды (Верховный суд Великобритании, Судебный комитет Тайного совета, Высокий суд юстициариев в Шотландии, Высокий суд или Апелляционный суд) не объявят о его несоответствии конвенционному праву (ст. 3–4 Акта 1998 г.). На основании этого объявления несоответствующий акт будет отменен Парламентом страны.

Выделим три основания для классификации судебных прецедентов: по происхождению, по степени обязательности и в зависимости от органа власти, принявшего судебный прецедент.

По происхождению судебные прецеденты можно подразделить на внутренние и внешние. К «внутренним» относятся решения высших государственных судов (Верховный суд Великобритании, Апелляционный суд и т. д.), а также решения всех вышестоящих судов для нижестоящих. «Внешними» судебными прецедентами являются решения международных судов, являющиеся обязательными для судов Великобритании в силу международных договоренностей. К ним относятся решения Европейского суда по правам человека, Европейского суда справедливости.

По степени обязательности выделяют два вида судебных прецедентов — убедительные и обязательные.

Убедительными прецедентами являются судебные решения, которые не имеют обязательной силы, но судьи должны принимать их во внимание. К ним относятся решения, которые приняты нижестоящими судами или описаны в доктрине. Некоторые авторы относят к ним решения Европейского суда справедливости [14, с. 40]. Проблема разночтений заключается в буквальном толковании норм Акта о Европейских сообществах 1972 г. Согласно п.1 ст. 3 Акта правовые документы Сообщества должны рассматриваться в качестве правовых норм, но п. 2 содержит положения, что «осведомленность судей должна проистекать из Договоров, из Официального органа Сообщества…». Выражение «осведомленность судей» может трактоваться как убедительный прецедент, так как судьи знают правовые нормы Европейского союза, судебные решения, но могут применять их по своему усмотрению.

Но сама суть статьи заключается в том, что судьи должны использовать в судебной практике не трактовки или доктринальное понимание Договора или иного акта Содружества кем-либо (иным национальным судом, известным британским ученым), а правовые нормы Договора или иного акта Сообщества, полученные из официального источника (Official Journal of the Communities) или из какого либо решения или мнения, выраженного Европейским судом по какому — либо относящемуся к делу вопросу.

Таким образом, принимая во внимание принцип прямого действия права Европейского союза на территории Великобритании, решения Европейского суда справедливости нельзя относить к убедительным прецедентам.

Обязательные прецеденты — это все решения вышестоящих судов, а также решения, ранее вынесенные тем судом, который рассматривал дело. Для всех судов без исключения являются обязательными решения Верховного суда. Необходимо обратить внимание на следующую историческую неточность, имеющую место в некоторых российских научных изданиях. Например, С. А. Нотин в диссертационном исследовании пишет о том, что Палата лордов является единственным судебным органом, который признал за собой право не следовать собственным прецедентам [14, с. 39–41]. Однако такое право было отменено самой Палатой лордов еще в 1966 г., а с 2005 г. судебные полномочия Палаты лордов постепенно были переданы Верховному суду Великобритании.

В продолжение вышеизложенного, можно выделить новое основание классификации судебных прецедентов — в зависимости от органа, принявшего судебный прецедент. По этому основанию выделяются судебные прецеденты, принятые судебными органами, в том числе Верховным судом Великобритании, и судебные прецеденты, принятые законодательным органом Великобритании, то есть Апелляционным комитетом Палаты лордов.

Исследование основных изменений в доктрине судебного прецедента в Великобритании в XXI веке необходимо завершить его определением, а также рядом выводов.

1)                 Судебный прецедент — это судебное решение высшего органа судебной власти по конкретному делу, вынесенное в рамках установленной юридической процедуры, содержащее правоположение, служащее обязательным правилом применения для аналогичных дел в будущем [4, с. 70], и опубликованное в официальных источниках.

2)                 Судебная реформа, прошедшая в конце XX — начале XXI века имела важное последствие, выражающееся в изменении системы судов в Великобритании, а также в передаче высших судебных полномочий от органа законодательной власти (Палаты лордов) органу судебной власти (Верховному суду Великобритании). Таким образом, изменились названия и перечень судов, решения которых рассматриваются как судебные прецеденты.

3)                 Принятие Акта о правах человека 1998 г. обогатило теорию судебного прецедента новым видом толкования — юридическим (human rights approach), в соответствии с которым законы и ведомственные подзаконные акты должны толковаться и применяться, не противореча правам, установленным в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Литература:

1.      Прецедент // АКАДЕМИК: сайт. URL: http://jurisprudence.academic.ru/10214/Прецедент (дата обращения: 28.12.2013).

2.      Шебалкин, И. В. Актуальные проблемы теории государства и права. Учебное пособие. / И. В. Шебалкин. — М., 2013.

3.      James, Ph. S. Introduction to English Law. — L., 1977.

4.      Гук, П. А. Судебный прецедент как источник права: дис. … канд. юрид. наук. / П. А. Гук — Саратов, 2002.

5.      Уолкер, Р. Английская судебная система. — М., 1980.

6.      Романов, А. К. Право и правовая система Великобритании: учебное пособие / А. К. Романов. — М., 2010.

7.      ВС Великобритании будет извещать о своих решениях через Twitter // Электронное периодическое издание «Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ)»: сайт. URL:

8.      http://rapsinews.ru/international_news/20120206/ 260001915.html (дата обращения: 27.03.2014).

9.      Презумпции толкования выработаны судебной практикой. К ним относятся: презумпция запрета фундаментальных изменений общего права на основании предположения, презумпция против отменяя естественных прав, презумпция против отстранения суда от его юрисдикции, презумпция, в силу которой закон не имеет обязательной силы для Короны, если иное не определено в законе и т. д.

10.  Приемы толкования применяются в рамках правил (канонов) толкования, и имеют методический, технический характер. К ним относятся: толкование из контекста, прием «такой же, как другие с ним связанные», прием «следуй тому же роду», прием «указание на одно исключает другое» и др.

11.  Британская профессиональная привилегия юристов // lawfirm.ru — сайт. URL: http://lawfirm.ru/pr/index.php?id=4821 (дата обращения: 02.04. 2014).

12.  Dispute Resolution Bulletin. January 2013 // hfw.com — сайт. URL: http://www.hfw.com/ downloads/Dispute %20Resolution %20Bulletin %20 %5BA4 %204pp % 5D %20January %202013.pdf (дата обращения: 02.04.2014).

13.  Act of human rights 1998. — London: Crown Copyright, 1998.

14.  Верховный суд Великобритании решил, что молитвы перед заседаниями муниципальных советов нарушают права человека // radonezh.ru — сайт. URL: http://www.radonezh.ru/news/15882.html (дата обращения: 02.04. 2014)

15.  Нотин, С. А. Судебная практика в системе источников налогового права: на примере ЕС и РФ: дис. … канд. юрид. наук./ С. А. Нотин — М., 2003.

Основные термины (генерируются автоматически): судебный прецедент, Верховный суд Великобритании, решение, Великобритания, суд, прецедент, дело, Высокий суд, судебное решение, Апелляционный суд.

moluch.ru

Судебный прецедент

— это решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона (прецеденттолкования).

Преимущества прецедентов:

  • прецедент — это результат логики и здравого смысла. Правоприменитель руководствуется своим мировоззрением, правосознанием, господствующими в обществе моральными ценностями, житейским опытом;

  • больший динамизм, нежели у других источников права, так как правоприменитель способен принять решение с учетом изменений, произошедших в стране, мире.

Недостатки:

  • нет авторитета, присущего нормативному акту;

  • есть возможность произвола.

Для судебного прецедента как источника права характерны казуистичность, множественность, противоречивость, гибкость.

Казуистинность. Прецедент всегда максимально конкретен и приближен к фактической ситуации, поскольку он вырабатывается на основе решения конкретных, единичных случаев — казусов.

Множественность. Существует достаточно большое количество инстанций, которые могут создавать прецеденты. Данное обстоятельство вместе со значительной продолжительностью действия последних (десятки, а иногда и сотни лет) обусловливает огромный объем прецедентного права.

Противоречивость и гибкость. Выше было отмечено, что даже среди нормативных актов, издаваемых одним государственным органом, встречаются несогласованности и противоречия. Тем более неудивительно, что решения разных судебных инстанций по сходным делам могут значительно отличаться друг от друга. Это определяет гибкость юридического прецедента как источника права. Во многих случаях существует возможность выбора одного варианта решения дела, одного прецедента из нескольких. Писаное право такого широкого простора выбора не предоставляет. Впрочем, в противоположность гибкости иногда указываются такие недостатки прецедентного права, как его жесткость, связанность судей когда-то вынесенными решениями сходных дел, невозможность отступить от них даже в ущерб справедливости и целесооб разности.

Итак, юридический прецедент — это решение по конкретному делу, которое обязательно для применения для судов той же или низшей инстанции при рассмотрении аналогичных дел.

Необходимыми основаниями и условиями функционирования прецедента в качестве обязательного источника права являются:

  • наличие механизма опубликования судебных отчетов, что предполагает общеизвестность прецедентов;

  • существование оптимальной системы профессиональной юридической подготовки;

  • эффективно действующая иерархическая судебная власть;

  • нормативность его содержания;

признание со стороны государства.

Россия и судебный прецедент

В Советском государстве в силу разных причин прецедентная форма права не признавалась. Официальная доктрина стояла на позиции, в соответствии с которой при режиме социалистической законности судебные и административные органы должны применять право, а не творить его.

И в настоящее время многие правоведы стоят на позиции непризнания прецедента. Их позиция при этом сводится к следующему:

  • суды призваны применять право, а не творить его;

  • придание судам правотворческих функций противоречит принципу разделения властей.

Однако следует отметить, что в российской правовой системе в той или иной форме прецедент существовал и существует.

В связи с появлением и российской правовой системе Конституционного Суда РФ, естественно, встал вопрос о юридической природе его постановлений. В соответствии с законодательством РФ:

  • решения Конституционного Суда окончательны, не подлежат обжалованию и вступают в силу немедленно после их провозглашения;

  • они действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами;

  • юридическая сила постановлений о признании актов неконституционными «не может быть преодолена повторным принятием этого же акта»;

  • решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, «не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях»;

неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда РФ влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Данный источник права характерен также для стран с так называемой англосаксонской системой права, основанной на прецедентном праве (Англия, США, Новая Зеландия, Австралия и др.).

studfiles.net

§2. Структура и виды судебных прецедентов

Прежде чем говорить о видах судебных прецедентов, необходимо уяснить   форму,  структуру,   содержание прецедента; определить какая часть судебного решения составляет правовую норму для применения в практической  деятельности. Образцом к такому пониманию, и применению является классическое английское правило прецедента. Его действие сводится к тому, что суды должны придерживаться решений, принятых вышестоящим судом.               

Судебный прецедент в той или иной степени обладает убеждающей силой, поскольку  решить так как было решено ранее  является правилом повсеместного применения. Соблюдение правила прецедента способствует постоянству и определенности в праве.

     Правило прецедента раскрывается существующей «классической» Английской  доктриной прецедента и имеет следующее содержание: во-первых, решения, выносимые Палатой лордов, составляют обязательные прецеденты для всех судов и для самой Палаты лордов; во-вторых, решения, принятые Апелляционным судом, обязательны для всех судов, кроме Палаты лордов; в-третьих, решения, принятые Высоким судом, обязательны для низших судов, не будучи строго обязательными, имеют убеждающее значение, и обычно используются как руководство различными отделениями Высокого суда и Судом Короны.

Из всей судебной практики прецедентами могут быть только решения соответствующих судов, которые вынесены большинством голосов членов суда,  но если мнения   судей разделяются, то каждый судья излагает свое мнение, однако такое мнение не имеет правовой силы прецедента. Основу судебного решения, в которой излагается правовая аргументация судей, составляет «ratio decidendi» (сущность решения, его правовая основа). Прецедентная норма содержится только в «ratio decidendi», поэтому не каждое правоположение, сформулированное судьей  в ходе изложенного мнения по делу  составляет прецедент. Для этого очень важно уметь анализировать судебное решение и выделить из него правовую основу (общую норму). Каждое судебное решение содержит определенные составные части: установочную, правовую и вывод.

В установочной части излагаются факты дела, прямые и косвенные доказательства. Косвенными признаются доказательства, которые выводятся судьей или присяжными (если они участвуют в деле) из прямых доказательств и фактов.

Правовая часть содержит изложение правовых принципов, применимых к правовым проблемам, возникающим из конкретных обстоятельств дела. Вывод - это решение по делу, которые сделал суд на основании применения правовых принципов к установленным фактам в деле. Для сторон по делу именно эта часть решения является наиболее важной, так как окончательно устанавливает их права и обязанности.

Наиболее существенным элементом судебного решения, его обязательным прецедентом (с точки зрения доктрины прецедента) становится правовая часть – «ratio decidendi». По определению Р. Уолкера, "ratio decidendi»  может быть определено как применяемое к правовым вопросам возникающим в связи с установленными судом фактами, правоположение, на котором основано решение"12.

Другая же часть решения, представляющая собой «obiter dicta", т.е. «попутно сказанное»,  принимается во внимание и соблюдается судьями, но она имеет силу прецедента лишь убеждающего действия и призвана оказывать помощь судьям в будущем при рассмотрении дел.

Однако если «obiter dicta»  какого-либо раннего решения является хотя бы просто убеждающим прецедентом, судья должен принимать его в расчет в деле, разбираемом позднее, если только не отыщет вполне убедительных оснований, чтобы не делать этого. В таких случаях «obiter dicta» составляет прецедент и различие между убеждающим прецедентом и «ratio decidendi» почти совпадает с различием между обязательным и убеждающим прецедентами. Французский исследователь права Р. Давид приводит технику различий между обязательным и убеждающим прецедентами, которая необходима для нахождения, понимания и применения нужного прецедента при рассмотрении спора в суде.

Так, по его мнению, правило прецедента требует тщательного анализа ранее вынесенных судебных решений, поэтому следует различать, с одной стороны, то, что является необходимой основой решения «ratio decidendi», а с другой стороны, попутно сказанное «obiter dicta», то есть то, что необходимо для решения. Именно «ratio decidendi» составляет правило, которое включается в состав английского права и которого следует придерживаться в дальнейшем. То, что сказано попутно «obiter dicta» не имеет подобного значения, значение его заключается в подтверждении тех или иных принципов и зависит от престижа самого судьи, точности проведенного им анализа"13.

Различие между судебными прецедентами дает основание для деления их на виды. В настоящее время существует обширная классификация судебных прецедентов по самым различным критериям, что облегчает их применение в судебной практике. Так, профессор А.В. Цихоцкий делит судебные прецеденты в зависимости от степени императивности различает прецеденты обязательные и необязательные, в свою очередь первый вид делится на две подгруппы: абсолютно обязательные и условно обязательные14.

Кроме того, в теории права выделяют  и такие виды судебного прецедента, которые содержаться в самой доктрине прецедента и их условно разделяют на прецеденты по силе обязательности и по правовому содержанию. Прецеденты по силе обязательности, согласно существующей доктрине, считаются обязательными и убеждающими (или убедительными).

Обязательные прецеденты представляют собой судебные решения, вынесенные Палатой лордов и обязательные для всех судов. Решения Апелляционного суда обязательны для всех нижестоящих судов и для его самого (кроме уголовного   права). Решения Высокого суда обязательны для низших судов.

Обязательный характер прецедента определяется изложенным мнением суда в «ratio decidendi», правовая основа которого является обязательной для других судов.

Положение суда в судебной иерархии имеет огромное значение, так как от этого зависит сила прецедента, который составляет решение этого суда. Любой суд обязан следовать прецеденту вышестоящего суда, а также связан своими собственными решениями и решениями судов равной юрисдикции. Прецеденты, нижестоящих судов являются убеждающими. В этом состоит суть принципа «obiter dicta».

В отличии от обязательного прецедента, убеждающий прецедент представляет собой судебное решение, в котором не содержится правовая аргументация по предмету спора, он обладает определенной степенью убедительности и не носит обязательный характер. Значение убеждающих прецедентов проявляется в основном там, где суду приходится восполнять отсутствие законодательной регламентации.

К убеждающим прецедентам относятся судебные решения (или их составные части) вынесенные: Палатой лордов, часть решения признанная «obiter dicta»; все решения нижестоящих судов; решения судебного комитета Тайного совета; все решения судов Шотландии; решения судов других государств, на которые распространяется юрисдикция общего права; прецеденты и мнения, изложенные в классических трудах по праву; решения, вынесенные параллельными судебными инстанциями, если они не являются обязательными прецедентами; все решения судов Европейского Союза.

Примером убеждающей силы прецедента для Российской правовой системы, которая признала в 1998 г. абсолютную юрисдикцию Европейского Суда, могут служить решения Еропейского Суда  принятые по жалобам граждан России.

Кроме того, стоит отметить, что судебный прецедент не утрачивает авторитета с течением времени.   Сила прецедента со временем возрастает, поэтому судьи не склонны отвергать давнишние прецеденты, если только они не являются ошибочными. В таких случаях суд отклоняет прецедент, который он считает явно ошибочным. В практике такие прецеденты считаются отвергнутыми. Классификация прецедентов по силе обязательности имеет место не только в Англии, но и в других странах. Хотя по названиям (по силе обязательности) судебные прецеденты не совпадают, тем не менее, принцип обязательности и убедительности в них сохраняется.

Кроме того, профессор О.А. Жидков отмечает, что в практике применения судебного прецедента в развивающихся странах вместо его обычного деления на "связывающий" и «убедительный", широкое распространение получила трехчленная классификация прецедентов: "убедительные", "в высокой степени убедительные" и "связывающие".

Прецеденты "высокой степени убедительности" можно определенно отнести к обязательным прецедентам, поскольку "именно по принципу "высокой убедительности" африканские судьи включают в «ratio decidendi»  своих решений ссылки на законодательство и судебные прецеденты Англии".15

Некоторые ученые правоведы, так же  выделяют прецеденты толкования правовых норм. В частности, А.Б. Венгеров отмечает, что такие прецеденты возникают в  процессе толкования правовых норм судебными органами (в России Конституционным Судом, Верховным Судом, Высшим Арбитражным Судом, а например, в Англии - Палатой лордов) или самим законодательным органом. Прецедент толкования несколько отличается от судебного прецедента своей ориентацией на логические проблемы содержания того или иного закона, на его отдельные аспекты, на процедуру запроса и т.д."16.

Примером прецедента толкования в правовой системе России являются постановления Конституционного Суда РФ по толкованию Конституции РФ, которые имеют не только нормативный характер, но и приоритетное значение перед другими видами ее толкования.17

Созданные Конституционным Судом прецеденты толкования не являются правоприменительными, индивидуальными актами, актами применения Конституции, однако такие прецеденты толкования позволяет более оперативно придать ясность и точность смысловому содержанию закона. В другом случае прецедент толкования способствует наиболее правильному и единообразному применению закона в тех сферах общественных отношений, которые им регулируются.

Право толкования закона принадлежит только высшим судебным органам. Создаваемые ими прецеденты придают закону более четкую форму и содержание. Таким образом, под прецедентом толкования следует понимать судебное решение высшего судебного органа, создавшее наиболее точную формулировку смысла, содержащегося в законе (норме права) и имеющее обязательную силу. Кроме того, в теории помимо прецедента толкования в судебной практике выделяют так же  прецедент, разъясняющий законодательство.18

Такие судебные решения высших органов по своей правовой природе являются нормативными разъяснениями и имеют обязательную силу, тем самым приобретают силу прецедента разъяснения.

Если говорить о видах судебного прецедента, то нельзя не упомянуть о делении их в зависимости от связи деятельностью судов с определенной отраслью права  (конституционное,    гражданское,   уголовное, административное и т. д.), где суд не только применяет закон к юридическому казусу, но и создает норму судейского права в процессе рассмотрения дела, дает толкования и разъяснения закона. Примером может служить деятельность высших судебных органов разных стран.

Так, Верховный суд США дает толкование  Конституции, создавая прецеденты. Конституционный Суд РФ по вопросам соответствия нормативного акта (закона) Конституции, а так же её толкования создает прецедент. Вынесенные ими судебные решения по конституционным проблемам можно отнести к прецедентам конституционного права.

Деятельность высших судебных органов связанна срассмотрением конкретных гражданских, уголовных и административных дел, если в результате слушания дела судом создана новая правовая норма или дано толкование, разъяснение закона, то такое судебное решение можно именовать прецедентом по гражданскому (гражданско-процессуальному), уголовному (уголовно-процессуальному) и административному праву.19

     Рассмотрев данный вопрос, хотелось бы сделать вывод о том, что, действительно,  деление судебного прецедента на виды необходимо для удобства применения в практической деятельности, выработки единой судебной практики при рассмотрении сходных дел, правильного понимания и применения закона. Кроме того, на наш взгляд прецедент вряд ли  может существовать в каком-то одном виде или относиться к одному из видов. Судебный прецедент представляет собой "живое" судейское право, который создается в результате рассмотрения юридического казуса, поэтому может в себе сочетать несколько видов. Так, например обязательный прецедент толкования по конституционному праву; обязательный прецедент по гражданскому праву; убеждающий прецедент по уголовным праву; обязательный прецедент по административному праву.

studfiles.net

Судебная практика как источник права. Судебный прецедент и прецедент толкования

Ключевые слова: судебная, практика, источник, права, судебный, прецедент, толкования

Судебный прецедент – весьма распространенная форма права, однако существенно отличающаяся от нормативно-правового акта как по процедуре появления «на свет», так и по органу, создающему право.

Таким органом является суд. Но ведь суд применяет право, решает на основе соответствующих правовых норм имущественные, трудовые и иные споры, рассматривает уголовные дела. Как же он может быть творцом права?

Теория права достаточно аргументировано раскрыла эту историческую загадку.

Ответ заключается, прежде всего, в содержании законов, которые имеют общий характер, охватывают своим регулированием в обобщенной, абстрактной форме определенный вид общественных отношений, устанавливают общее правило поведения.

В этом обобщенном правиле и заключается социальная ценность, смысл закона. Вспомним, что эту ценность закона знали уже в древности. «Права не устанавливаются исходя из случая» – утверждал выдающийся юрист Древнего Рима Цельс.

Но в этом обобщенном содержании закона заключается и его недостаток, слабость. Жизнь всегда оказывается намного сложнее, богаче, «изобретательней», чем правило, которое устанавливает законодатель для регулирования тех или иных общественных отношений. Поэтому применяя закон (в широком смысле), суд часто сталкивается со сложной логической задачей.

Прежде всего ему надо решить относится ли соответствующая правовая норма к конкретному случаю, характеризуют ли именно этот случай те или иные понятия, определения, которые содержатся в законе.

И если суд вообще не находит правовой нормы для решения соответствующего спора, он оказывается перед выбором: либо вообще отказаться от рассмотрения спора, или же, исходя из общих принципов той или иной правовой системы, установить новую норму (правило) поведения, или так истолковать сходную действующую норму, чтобы распространить ее на конкретный спор, положить ее в основу своего решения, приговора.

Кроме того, положение суда усугубляется еще тем, что законодательство, которое складывается постепенно, содержит законы, регулирующие одни и те же общественные отношения, но противоречащие друг другу целиком или какими-то нормами, многие понятия в законах имеют оценочный характер (производственная необходимость, хищение в особо крупных размерах, тяжкие телесные повреждения и т.п.).

Часто законодатель специально не раскрывает и те или иные понятия, иногда не знает или не умеет их раскрывать, иногда – не хочет, иногда – в результате компромисса и т.д.

Но суд не может в современных правовых системах отказать субъектам права в правосудии из-за неполноты или неясности закона. Вот тогда-то и возникает необходимость восполнить правовую систему, создать правило, которое годилось бы для решения конкретного и аналогичных споров, рассмотрения дел.

Разумеется, существовали в прошлом и иные принципы. Так, дореформенный суд в России, если усматривал в законах неполноту или неясность,  то он должен был представлять дело на усмотрение высшей инстанции. Спорное дело кочевало из одного суда в другой, порождало волокиту, пока не доходило до Государственного Совета, который полагал свое мнение и подносил его на утверждение монарха.

Этой волоките был поставлен конец «Судебными Уставами Императора Александра II». В этих уставах предписывалось суду не останавливать решения под предлогом неполноты или противоречия существующих законов, а разрешать дела (казусы) на основании общего разума всего законодательства. В этом смысле были составлены статьи 10 Гражданского судопроизводства и статья 13 Уголовного судопроизводства.

Эта же традиция пронизывала и советскую правовую систему, заменившую первоначально общие правовые начала, принципы права на так называемое «революционное правосознание», которым предписывалось руководствоваться суду в случаях отсутствия соответствующих законов, неполноты, неясности законодательного регулирования.

Со временем понятие «революционное правосознание» уступило понятию «общего смысла права и его началам», получило закрепление в ряде актов (в Основах гражданского законодательства, в Основах гражданского судопроизводства, других актах).

В Конституции РФ 1993 года это положение закреплено в п. 1 статьи 46 «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, п. 1 статьи 47 – «никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом», п. 2 статьи 45 – «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом», а также в некоторых других актах.

В теории права вся эта проблема восполнения судом пробелов в законодательстве обозначается как «аналогия права» и «аналогия закона».

Так вот, суд во многих странах, оказываясь в описанных ситуациях, раз за разом применяя общие начала, аналогии права или закона, восполнял тем самым законодательство. Из ряда однородных решений по поводу однородных случаев, по мере того, как эти решения приобретали характер образца, примера, получали обязательную силу, становились своеобразным судебным обычаем, возникала такая форма права как судебный прецедент.

Разумеется, в деятельности конкретного суда отдельные решения не создают обязательных норм не только для всех прочих судов, но и для суда, их сформулировавшего. Но в некоторых правовых системах существует механизм, который может превращать некоторые решения судебных органов высокого уровня в судебный прецедент, т.е. в соответствующую норму права, которой надо следовать так же, как и закону. Возникает прецедентное право, наряду с правом статутным (от лат. statutum – постановление, нормативно-правовой акт).

Например, в США судебные прецеденты создает Верховный Суд, рассматривая наиболее значимые дела, имеющие, как правило, общественно-политическое, конституционное значение. Эти дела проходят различные судебные инстанции, пока по ним не выносит окончательное решение Верховный Суд. Это решение всегда основательно аргументируется, оно обязательно, авторитетно, всегда публикуется, обеспечивается исполнением.

Таким, например, являлось дело Брауна (1954). Несовершеннолетний юноша негритянского происхождения стремился быть принятым в государственные школы на несегрегационной основе. Федеральный окружной суд отказал ему в этом, на основе доктрины «разных, но равных возможностей». Верховный Суд отверг эту доктрину. «Мы делаем вывод, – написано в решении Суда, – что в области государственного образования доктрина «раздельных, но равных возможностей» не имеет места».

В этом случае, как понятно, судебный прецедент был направлен против сегрегации и явился мощным средством в ликвидации сегрегации в сфере образования.

Таким образом, судебный прецедент создает не любой суд – это неверное, хотя и бытующее мнение. Судебный прецедент создается, как правило, высшим органом судебной системы. Следует учитывать, что в современном мире отсутствуют государства, в правовой системе которых действуют только судебные прецеденты.

В США, например, действуют и законы, и судебные прецеденты, то же и в Англии. Более того, в так называемой англосаксонской правовой системе идет процесс, при котором увеличивается удельный вес статутного права, а в романской правовой системе (Франция, Германия и т.д.) увеличивается удельный вес  прецедентного права.

Этот же процесс характерен и для России. Многие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ приобретают характер судебных прецедентов, когда в них конкретизируются и детализируются общие нормы закона, когда раскрывается и устанавливается однозначное понимание оценочных понятий.

У участников судебных споров появляется возможность «довести» свое дело до Пленума Верховного Суда и получить окончательно то решение, которое Пленум сформулировал, разъясняя судебную практику в соответствующей области. Те же соображения относятся и к Высшему Арбитражному суду РФ.

В теории права выдвинута и такая концепция. Если высший орган судебной системы раскрывает в конкретных решениях оценочные понятия, конкретизирует и детализирует таким образом закон, и эти решения воспринимаются судебной системой, то они – эти решения – могут и не иметь характера совершенной правовой нормы.

Но они становятся правоположениями, которые также приобретают обязательный характер, обеспечиваются авторитетом высшего судебного органа, его возможностями отменять все те решения, которые противоречат этим правоположениям.

Разумеется, примеры таких правоположений могут быть весьма многочисленны.

Например, в арбитражной практике в свое время было выработано правоположение: сделка, осуществленная с помощью ЭВМ, равнозначна письменной сделке, о которой идет речь в Гражданском кодексе. Тем самым была открыта правовая дорога использованию ЭВМ в имущественном обороте.

Наконец, в теории права, кроме судебного прецедента, выделяются и прецеденты толкования правовых норм. Этот результат возникает в процессе толкования правовых норм судебными органами (в России Конституционным Судом, Верховным Судом, Высшим Арбитражным Судом, а например, в Англии – Палатой Лордов) или самим законодательным органом.

Прецедент толкования несколько отличается от судебного прецедента своей ориентацией на логические проблемы содержания того или иного закона, на его отдельные аспекты, на процедуру запроса и т.д.

Судебная и, соответственно, арбитражная практика – это не просто рассмотрение судами тех или иных дел, не просто деятельность судебных органов, определяемая, оцениваемая в показателях статистики. Такой подход к судебной практике существует, но он исходит из презумпции, что суд – это просто «уста» закона, что суд не творит право.

Однако есть и иное определение судебной практики. В этом случае под судебной практикой понимается такая деятельность судебных органов, в результате которой детализируются и конкретизируются законы, вырабатываются правоположения.

В этом подходе признается творческая роль суда, когда в итоге, в результате рассмотрения однородных дел появляются однородные решения, складываются устойчивые образцы, примеры понимания тех или иных юридических понятий, терминов и т.д.

Судебная практика как система результатов, итогов судебной деятельности обобщается и закрепляется в тех или иных руководящих разъяснениях Верховных Судов, инструкциях Высшего Арбитражного Суда и т.д. И в этих формах, когда в итоге складываются либо четкие правовые нормы, либо такие образования, как правоположения, которые могут перерасти в норму, судебная практика, арбитражная практика становится источником (формой) права.

По-видимому, вопрос о судебном прецеденте, судебной практике не имеет однозначного решения, зависит от правовой системы, этапов правового развития того или иного общества, традиций и тенденций.

Однако исторически и теоретически становится несомненным, что судебный прецедент действительно являлся и является во многих обществах формой права, и как таковой изучается теорией права. ... читать далее ...

newinspire.ru

Судебный прецедент в России

Судебный прецедент в России.

Судебным прецедентом в мировой практике называется то, что суд выносит решение по определённому делу и обоснование к этому решению становится правилом, обязательным для судов той же или низшей инстанции.

Впервые судебный прецедент появился и широко использовался в Римской империи.

Во многих государствах судебный прецедент важен для вопросов применения права, восполнения пробелов в законе, признания обычая; на основе прецедента вносятся поправки в действующее законодательство, даётся толкование закона. В некоторых странах, таких как Великобритания, большинство штатов США, Канада, Австралия, судебный прецедент признан источником права.

Чем является судебный прецедент в России, ученые разделились во мнениях.

Я буду основываться на статье В.Э. Брежнева «Судебный прецедент в России: полемика и предложения». В этой статье автор приводит мнения специалистов по этому вопросу. Автор подтверждает противоречивость данной проблемы.

К примеру, в статье указывается мнение Л. В. Головко. Он в своей работе замечает, что «мы ещё не достаточно много знаем о судебном прецеденте, чтобы без устали предаваться поиску аналогичных явлений в собственной национальной правовой системе».

Противоположное мнение занимает Р. З. Лившиц, заявляя, что «судебная практика в самых различных проявлениях – и при отмене нормативных актов, и при разъяснении пленумов, и при прямом применении Конституции, и при разрешении конкретных споров – оказывается источником права. Принятые судебные решения служат образцом для будущих судебных решений, то есть складывается механизм судебного прецедента. Механизм судебного прецедента сегодня предстаёт в таком виде: принятие решения – апробация решения Верховным Судом РФ или Высшим Арбитражным Судом – опубликование – принятие его другими судами. Такова сложившаяся реальная ситуация».

Ряд авторов приходят к выводу о закономерности признания в России нормотворческой функции судебного прецедента, необходимости не только доктринального закрепления места судебного прецедента в системе источников права, но нормативного определения юридической силы и обязательности прецедентов Европейского Суда по правам человека, а также российских судов для отечественной правовой системы.

Юдина Е. В. В своей статье «Некоторые проблемы внедрения судебного прецедента в качестве источника права в правовую систему России» приводит факторы обуславливающие применение в России такого источника права, как судебный прецедент. Во-первых, восполнение существенных пробелов в праве. Во-вторых, более гибкое реагирование на вновь складывающиеся общественные отношения.

Принимая во внимание мнения исследователей, я поддерживаю мнение, что судебный прецедент неотъемлемая часть правовой системы, и присутствует в России в качестве источника права.

studfiles.net

Глава I. Понятие и общая характеристика судебного прецедента как источника права.

§1. Понятие и признаки судебного прецедента.

Понятие прецедента, равно как и любого другого источника права, и прежде всего нормативного правового акта, весьма сложное и многогранное, в значительной степени зависящее и в то же время отражающее исторические, социальные, политические и иные традиции и специфические условия существования той правовой среды, в пределах которой прецедент возникает и функционирует.      В природе нет "универсального" явления под названием "прецедент", как нет и аналогичного ему и адекватно отражающего его понятия, одинаково "приложимого" к любой национальной правовой системе, включая правовую систему России. В каждой национальной правовой системе и правовой семье имеют место свои особенности судейского права и, соответственно, судебного прецедента, а нередко - свое собственное представление о том, что собой представляет судебный прецедент.

Так, на сегодняшний день,  в современной отечественной юридической доктрине не выработано единого подхода к пониманию сущности прецедента и высказывается множество различных точек зрения, относительно понятия судебного прецедента.

Раскрывая данный вопрос, нельзя не затронуть то, что в научной литературе, а именно такие ученые как Л.П. Рассказов, В.Н. Хропанюк выделяют  такие понятия, как правовой или юридический прецедент рассматриваются как равнозначные понятия, поскольку они являются словами - синонимами. Юридический прецедент представляет собой решение органа государственной власти, принимаемый за образец при последующем рассмотрении аналогичных дел.1

     В.Н. Хропанюк пишет: "Под юридическим прецедентом понимается судебное или административное решение по конкретному юридическому делу, которому государство придает общеобязательное значение. Суть юридического прецедента состоит в том, что ранее состоявшееся решение государственного органа (судебного или административного) по конкретному делу имеет силу правовой нормы и при последующем разрешении подобных дел"2

Следовательно, юридический прецедент можно разделить на административные и судебные прецеденты.

Административный прецедент - это решение административно-исполнительного органа государственной власти, которое берется за образец в последующих рассмотрениях аналогичных дел административного характера. Судебный прецедент - это решение, принятое высшим судебным органом по конкретному делу, которое считается обязательным для других судов при рассмотрении аналогичных дел. Подробнее, конечно же нашему рассмотрению подлежит понятие  «судебного прецедента».

     В последнее время в российской печати нередко судебным прецедентом называется любое решение судебных органов.  На наш взгляд, это неверно. В этих случаях, как справедливо отмечает С.В. Боботов, следует отграничивать понятие "судебный прецедент" от понятия "судебный казус3. Суды рассматривают десятки и сотни тысяч уголовных и гражданских дел, но далеко не каждое из них становится прецедентом.3

    По мнению А. Головистиковой и Ю. Дмитриева, судебный прецедент - это решение суда (обычно это высшая судебная инстанция в стране) по конкретному делу, которое затем становится образцом, обязательным правилом для решения аналогичных дел в будущем. По их мнению, прецедентное право чрезвычайно громоздко, запутанно и противоречиво, позволяет суду осуществлять правотворческие функции, как в случае отсутствия соответствующего закона, так и при его наличии"4.

Так же дает определение понятию судебный прецедент Н.А. Подольская,  которая под судебным прецедентом понимает решение суда высшей инстанции по конкретному делу, вынесенное по первой, апелляционной или кассационной инстанции, а также в процессе нормативного или казуального толкования правовых норм, опубликованное в периодическом издании, не только являющееся актом применения права, но и содержащее норму права, обязательную для применения как этим же судом, так и судом равной юрисдикции и нижестоящим судом5, что на наш взгляд очень полно учитывает все признаки судебного прецедента и отражает его в определении. Действительно, судебный прецедент создается не любым судом, а только высшими органами судебной власти и по конкретному делу, которое становится обязательным для нижестоящих судов при рассмотрении аналогичных дел.

В случае если судебное решение нижестоящего суда "пройдет" все судебные инстанции и будет оставлено без изменения высшим судебным органом, тогда можно говорить, что суд выработал прецедент, но и то только в том случае, если созданы новые правовые правила, регулирующие спорные отношения.      В этой связи можно выделить  ряд характерных признаков судебного прецедента, отличающие его от других источников права. К ним можно отнести: 1)  создание судебного прецедента только органом судебной власти, а именно высшими судебными органами;

2)   судебный  прецедент требует  определенной юридической процедуры; 3) судебный прецедент обладает обязательностью применения;

4) судебный прецедент подлежит официальному     опубликованию   в   сборниках,   как   правило   в специальных сборниках;

В числе подобного рода характерных для правового феномена, именуемого прецедентом, атрибутов М.Н. Марченко выделяет так же и такие признаки  как их нормативный характер, проявляющийся в содержании прецедента как общих норм, так и зарождающихся правовых принципов; определенная связанность высших судебных инстанций своими собственными решениями; формирование и функционирование прецедента на основе действующего законодательства и в этом смысле его вторичный характер по сравнению с законом; выступление прецедента в качестве источника права; направленность прецедентов не только на более эффективное и квалифицированное рассмотрение судами конкретных дел, но и на устранение пробелов в праве и двусмысленностей в законах и других нормативно-правовых актах. 6

Разумеется, как считает М.Н. Марченко  это не исчерпывающий перечень общих признаков и черт, свойственных прецеденту, но он дает возможность составить общее, не зависящее от национальных особенностей моделей прецедента, представление о данном правовом феномене.

Раскроем более подробно  некоторые важные на наш взгляд признаки судебного прецедента, которые могут дополняться и не являются раз и навсегда данными в теории судебного прецедента:

     Создание судебного прецедента только органом судебной власти, а именно высшими судебными органами.     

Судебный прецедент по своей природе является "продуктом" судебной деятельности. Это своего рода форма, в которой суд трактует, создаваемые новые правовые правила, толкование и разъяснения закона, излагая их в своем решении. Данное право по созданию правовых норм и правильному толкованию закона принадлежит только высшим органам судебной власти. М.Н.Марченко справедливо отмечает: "Говоря о Прецеденте как об источнике права и как о результате правотворческой деятельности судов, следует особо отметить, что речь идет о деятельности не всех судов, а только высших судов". 7Например, в США на уровне федерации - Верховный Суд, а на уровне штатов - Верховные суды штатов, в Канаде -Верховный Суд. В ФРГ такой авторитет придан решениям Федерального конституционного суда.

Так же И.Ю. Богдановская в своей статье о прецедентном праве в частности, отмечает что прецеденты устанавливаются не  всеми судами, а только высшими судебными инстанциями. Нижестоящие суды не создают судейского права".8В России таким правом обладают, хотя официально не утвержденным, Конституционный Суд, Верховный Суд и Высший арбитражный Суд.

Поэтому можно согласиться с точкой зрения Е.В. Колесникова, который обосновано пишет." Учитывая высокое место общероссийских органов правосудия (Конституционный Суд, Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд), их воздействие на законодательство и правовую политику, можно утверждать, что отдельные выносимые ими акты - судебные решения - являются больше чем правоприменительными, они имеют общее и правотворческое значение. Надо отметить, что этими ответственными полномочиями обладают только вышеуказанные упомянутые в п. "ж" ч. 1 ст. 102 Конституции РФ, а не иные, хотя официально право на правотворчество не признано за всеми звеньями судебной системы"9.

Следовательно, можно с уверенностью сказать, что право создавать судебный прецедент принадлежит только высшим органам судебной власти.      Юридическая процедура создания судебного прецедента.                                       Процедура создания прецедента регулируется законом или общими принципами права. Прецедентное право состоит из норм и принципов, созданных и применяемых судьями в процессе вынесения ими решения. Прецедент создается при рассмотрении конкретных дел по спорам между гражданами, юридическими лицами, если и отсутствует нормативно - правовой акт. При этом существует юридическая процедура (конституционное, гражданское и уголовное судопроизводство) рассмотрения дела в суде, путем подачи заявления, жалобы, иска или возбуждении дела.

В ходе рассмотрения дела, если спор не регулируется законом, то для урегулирования спорного случая суду предоставляется право выработки правового положения в рамках этого дела. Вынесенное судом решение по делу становится прецедентом.

Таким образом, лишь при рассмотрении дела судом в рамках определенной юридической процедуры создается судебный прецедент.     Судебный прецедент - обязателен для применения. Обязанность судей строго следовать требованиям прецедентного права вытекает из различных формально-­юридических источников, главным из которых является доктрина прецедента или правила применения прецедента. Р. Кросс, в своем классическом труде о прецеденте, отмечает: "В настоящее время общее представление об английской доктрине прецедента сводится к следующему: каждый суд обязан последовать решению более высокого по положению суда, а апелляционные суды (кроме Палаты лордов) связаны своими прежними решениями".10

Эти правила выработаны столетней практикой судов по созданию и применению судебного прецедента. В результате судебная практика твердо установила, что судья должен уважительно относиться к решениям вышестоящих судебных инстанций и обязан применять прецедент вышестоящего суда при рассмотрении дела.

В российской правовой системе свойство обязательности придается постановлениям Конституционного Суда РФ, постановлениям Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. В случае уклонения судей от выполнения и применения правоположений, выработанных этими высшими судебными органами, решение может быть отменено.

Официальное опубликование судебного прецедента.

Созданный судебный прецедент подлежит официальному опубликованию, что придает прецеденту официальность и общедоступность использования его в практической деятельности, чтобы сходные дела решались сходным образом.

Для этого существуют официальные сборники в Англии, во Франции, в ФРГ, Испании, Италии, Швейцарии, Турции и других странах.

Р. Давид по этому поводу справедливо пишет: "Эти официальные сборники помогают нередко быстро отличить решения, заслуживающие названия судебной практики, от решений, которые было бы желательно быстрее забыть"11.

     На наш взгляд, в условиях правового государства правосудие в России должно быть не только независимым, но прозрачным и доступным для общества. Поэтому через официальные издания реализуется принцип гласности в деятельности высших органов судебной власти, с публикацией их судебных прецедентов. Данные признаки характерны только для судебного прецедента, поскольку наиболее содержательно раскрывают понимание данного источника права. С учетом изложенных признаков можно определить, что судебный прецедент - это судебное решение высшего органа судебной власти по конкретному делу, вынесенное в рамках определенной юридической процедуры, содержащее правоположение, опубликованное в официальных сборниках и служащее обязательным правилом применения для аналогичных дел в будущем. 

studfiles.net

Пример судебного прецедента в мире. Судебный прецедент как источник права

Для того чтобы право успешно реализовывало свои функции, необходимо наличие его внешнего выражения. Правовая доктрина под формой, выражающей волю, подразумевает норму. Именно она и является правовым источником. Обычно в теории выделяют четыре их вида: судебный прецедент, договор, нормативный правовой акт и санкционированный обычай.

пример судебного прецедента

Судебный прецедент как источник права

Многие страны в качестве важнейшего источника права выделяют прецедент. Существование судебного прецедента говорит о том, что в таких странах занимаются правотворческой деятельностью.

Судебный прецедент – это изменяющее, устанавливающее или отменяющее правовые нормы решение суда, вынесенное по определенному делу. Оно является обязательным для той же или низшей инстанции при изучении похожих дел, так как прецедент имеет силу источника права. В статье мы рассмотрим подробно все, что относится к этому понятию.

Пример судебного прецедента в России - толкование Конституционных норм Конституционным судом. Делается это путем проверки соответствия законов, постановления Пленума Верховного суда, Арбитражного высшего суда и т. д.

Судебный прецедент: происхождение, пример

Итак, что это такое? Судебный прецедент как источник права был известен еще с древних времен. Как это выглядело? В Древнем Риме прецедентом выступали решения по делам преторов, а также магистров. Туда же относились и устные заявления. Изначально прецеденты при рассмотрении схожих дел имели обязательную силу только для принявших их магистров и в течение конкретного срока. Постепенно некоторые из наиболее удачных эдиктов приобрели устойчивый характер и стали общеобязательными нормами – это преторское право.

В средние века использование прецедента также широко применялось. Захват Англии в 1066 году привел к возникновению права, общего для всей страны. Начали создаваться королевские разъездные суды. Они решали споры от имени Короны, прибыв на место. Постепенно принятые судьями решения стали браться за основу при рассмотрении схожих дел иными инстанциями. Так сложилась общая для Англии единая система - судебный прецедент, практика которого стала насчитывать сотни различных дел.

судебный прецедент как источник права

Развитие прецедента в России

Прецедент у нас получил неоднозначную оценку. В дореволюционной России некоторые практики и теоретики признавали рассматриваемое явление источником права. При этом они отмечали, что оно играет вспомогательную или дополнительную роль по отношению к закону. Другие теоретики и практики, наоборот, не выделяли прецедент как самостоятельный правовой источник.

Послереволюционная Россия в отечественной юридической науке продолжала не признавать в качестве формы права рассматриваемое нами понятие. Теоретик права Р. З. Лившиц объясняет это нормативистским подходом в советской юридической науке и к пониманию права.

С 1985 года прогресс в жизни людей привел к естественным изменениям в законодательном органе управления. Это случилось потому, что нормативистский подход перестал быть актуальным. Данный факт повлиял на признание судебной практики правовым источником.

судебный прецедент примеры в россии

За границей

Рассмотрим место судебного прецедента в других странах. В настоящее время одним из главенствующих правовых источников судебный прецедент выступает в правовых системах Великобритании, США, Канады и иных странах. Почти третья часть мира до сих пор живет по принципам, образовавшимся еще в английском праве. Рассматриваемое понятие играет значительную роль в создании европейского права.

Страны с одной правовой системой могут применять судебный прецедент по-разному. Например, судебные прецеденты права в Англии строго соблюдаются, так как существует четкое правило. В США, наоборот, правило рассматриваемого понятия не является жестким по причине особенностей федеративного устройства данной страны.

Формирование прецедента в настоящее время

Судебное решение может быть использовано как судебный прецедент в РФ. Пример такого явления рассмотрим в этом подразделе статьи.

Это может быть судебное решение, которое приводит к тому, что обязательным для судов является не весь приговор или все решение, а лишь правовая позиция, занимаемая судьей, на основе которой принимается решение.

Хотя с позиции доктрины прецедента наиболее существенный элемент в решении - это вторая часть. Именно в ней излагается суть дела. Остальные части решения для судей не считаются обязательными, а являются убеждающим прецедентом. Следовательно, исходящая от суда более высокого ранга правовая аргументация, представляющая собой продуманную формулировку нормы закона, как правило, является примером. Но существует исключение. Речь идет о случаях, когда имеет место прецедент противоположного характера по аналогичному делу.

Также убеждающий пример судебного прецедента может представлять собой решение суда, находящегося по иерархии ниже того органа, которому предлагается принять аналогичный вердикт.

судебный прецедент практика

Составные части решения суда

Решение суда содержит в себе несколько составных частей.

  1. Определение существующих прямых или производных фактов дела.
  2. Изложение правовых принципов, которые применяются в отношении правовых вопросов, возникающих из определенных обстоятельств.
  3. Основанные на двух первых частях выводы судьи по делу. Они являются третьей частью. Она для сторон является важным фактором, так как устанавливает обязанности и права в отношении оснований дела.

Судебный прецедент по отношению к закону

По отношению к закону судебный прецедент находится в положении подчиненного характера. Чем это объясняется? Закон может отменить действие судебного решения. Следовательно, любой законодательный акт, принятый в установленном порядке, имеет обязательную силу для применения судом. Соответствующий орган обязан действовать, учитывая принятые правила, создавая судебный прецедент. Примеры в России рассматриваемого явления по отношению к закону многочисленны. Например, существование по конкретному делу судебного прецедента, основанного на нормах закона. Позже данные нормы отменяются или изменяются. Следовательно, судебный прецедент не может применяться в дальнейшем.

Прецедентное право России имеет ряд положительных характеристик: динамичность, нормативность и определенность.

судебный прецедент является

Судебный прецедент в Англии

Английское прецедентное право занимает в правовой семье центральное место. Это связано с тем, что суд при изучении материалов определяет тот факт, рассматривалось ли похожее дело раньше или нет. Если было что-либо подобное, то при вынесении решения суд руководствуется уже принятым до этого вердиктом по аналогичному делу. Что это значит? Принятое однажды решение считается обязательной нормой для следующих схожих дел. При этом существует иерархия суда, от которой зависит степень обязательности прецедентов. Этому также уделяют пристальное внимание. Судебный прецедент является главенствующим источником права в Англии. Насчитывается около восьмисот тысяч рассматриваемых явлений. И число их с каждым годом увеличивается.

Организация судебной системы Англии

В Англии высшей судебной инстанцией является палата лордов. Решение, принятое в ней, обязательно для других судов.

Апелляционная инстанция включает в себя два отделения (уголовное и гражданское). Суд обязан соблюдать свои собственные прецеденты и прецеденты палаты лордов. Решения апелляционного суда обязательны для выполнения законодательными органами низшей инстанции.

Высокий суд, включая все относящиеся к нему отделения, обязан руководствоваться при принятии решения прецедентами двух вышестоящих инстанций. Вердикт высокого суда обязателен для нижестоящих органов.

Низшей инстанцией являются магистратские и окружные суды. Они должны соблюдать прецеденты вышестоящих органов. Решения окружных и магистратских судов не создают своих прецедентов, как и вердикты суда Короны.

Не закреплен уголовным законодательством целый ряд институтов общей части, так как его устанавливают судебные прецеденты Англии. Примеры некоторых рассматриваемых явлений связаны с правилами Макнотена. Содержат они отсутствующие в английском праве критерии невменяемости.

судебные прецеденты англии примеры

Судебный прецедент в США

Так как система права США была сформирована на основе законов англо-саксонской правовой семьи, то основным источником является судебный прецедент. Он является важным звеном в законодательстве. Прецедентное право предполагает наличие иерархии в системе прецедентов. Проще говоря, решения, принятые вышестоящим судом, являются обязательными для нижестоящих органов.

Находясь в постоянном движении, создаются и определяются представителями законодательных систем судебные прецеденты в США. Примеры принятых по конкретным делам решений в дальнейшем применяются к другим аналогичным случаям. Если одна из сторон будет не согласна с принятым судьей решением, то представитель вышестоящей инстанции обязан рассмотреть дело в соответствии с положениями предыдущего судебного прецедента по аналогичному случаю.

Пример прецедента в США

Рассмотрим один известный пример судебного прецедента США. Им является правило Миранды. История его появления началась в 1963 году в Аризоне. Там за совершение преступного деяния был взят под арест Эрнесто Миранда. Этот человек добровольно признался в совершенном преступлении. Но так как он не был проинформирован о своих процессуальных правах, Верховный суд США постановил, что в такой ситуации не является доказательством вины добровольное признание в совершенном деянии. Отсюда и родилась норма, в соответствии с которой подозреваемое лицо должно быть проинформировано о своих процессуальных правах. Только тогда его признание будет служить доказательством вины.

Правило Миранды находится в системе, которая входит в многочисленные судебные прецеденты в США. Примеры иного рассматриваемого явления содержат норму, запрещающую администрации школ препятствовать выражению мнения учеников. Данное правило появилось во время войны во Вьетнаме. Тогда один из учеников школы штата Айова надел на руки черные повязки, символизирующие протест по отношению к боевым действиям. В ответ на данное выражение своего мнения администрация школы издала приказ, который запрещал носить эту атрибутику. Верховный суд США посчитал решение нарушением конституционных прав. После этого данная норма стала прецедентом.

судебные прецеденты в сша примеры

Российский пример

Рассмотрим пример судебного прецедента в России. Им может послужить решение вышестоящих судов по отношению к нижестоящим органам. Вердикты инстанций, стоящих выше по иерархии, не носят обязательного характера. Но неофициально представляют собой судебный прецедент. Примеры в России рассматриваемых явлений могут касаться уголовных, гражданских, административных и иных дел.

Например, областной суд по уголовному делу вынес решение. Позже аналогичный случай рассматривается районным законодательным органом. При вынесении решения нижестоящие суды чаще всего используют практику вышестоящих инстанций. Именно она и представляет собой судебный прецедент как источник права. Примеры семейных споров также могут служить прецедентом. Например, рассматриваемое явление, касающееся алиментных обязательств детей.

загрузка...

aikido-mariel.ru