Мейер Д.И. Русское гражданское право. Право собственности и право владения


Мейер Д.И. Русское гражданское право \ КонсультантПлюс: Классика Российского Права

« Предыдущая |  Оглавление  | Следующая »

По отношению к нашему законодательству нельзя указать, какая именно причина побудила его к установлению давности. Кажется, правильнее будет сказать, что учреждение давности в нашем юридическом быту существует издавна и установилось как бы само собой. А если которое-либо из приводимых оснований давности и имело влияние на ее установление, то бессознательно – со стороны юридического быта.

Действие давности как способа прекращения права непосредственно проявляется при охранении его: право прекращается по давности потому, что ему отказывается при известных условиях в судебной защите, а без нее нет и права. Законодательство наше относительно действия давности постановляет: «Кто не учинил или не учинит иска в течение 10 лет или, предъявив, 10 лет не будет иметь хождения, таковой иск уничтожается»[571]. Но, спрашивается, с какого момента начинается течение 10-летнего давностного срока? Понятно, что одной возможности судебного охранения права еще недостаточно для того, чтобы по истечении 10 лет без такого охранения право прекратилось по давности: иначе всякое право должно бы прекратиться по истечении 10 лет, потому что судебная защита сопровождает право с самого момента его возникновения. Необходимо, чтобы была нужда в охранении права, т. е. чтобы право было нарушено и лицо все-таки не прибегало к судебному его охранению. Поэтому и течение давностного срока начинается с момента, когда судебная защита права становится нужной для осуществления его, так что начало давностного срока есть нечто случайное и по отношению к отдельным видам прав в точности определяется по соображению их существа. Например, право собственности нарушается завладением вещью или совершением относительно ее какого-либо незаконного действия: и течение давностного срока начинается со времени завладения или совершения действия; но это завладение или это действие случайно в том смысле, что то и другое может последовать при самом возникновении права собственности или спустя несколько времени. Возьмем обязательственное право: положим, между А и В заключается заем на год: и до истечения срока займа заимодавец имеет право на получение от должника занятой суммы; но это право подлежит осуществлению только с наступлением срока займа, так что оно будет нарушено, когда по наступлении срока заимодавец не получит удовлетворения: следовательно и течение давностного срока иска начинается с момента наступления срока займа.

Возникает еще вопрос: что должно разуметь под «нехождением по делу», которое, если продолжается 10 лет, по определению законодательства, также ведет к прекращению права иска по давности. (Это «нехождение» должно выразиться в несовершении истцом таких действий, следующих за предъявлением иска, которые необходимы для продолжения процесса; не совершая этих действий, истец выражает свое нежелание вести процесс далее, но в то же время это несовершение не должно парализовать силы акта предъявления иска. И действительно, положим, истец предъявил иск, затем не представляет возражения на ответ ответчика. Из этого еще нельзя выводить, что он не желает вести далее свое дело; в этом еще не заключается «нехождение» – он лишь не желает письменно возражать, а намерен возражать устно в судебном заседании. С другой стороны, не будет «нехождением» и несовершение таких действий, которые влияют решительно на акт предъявления иска, – т. е. действий, благодаря несовершению которых иск считается непредъявленным. Например, истец не исправляет, в течение данного ему семидневного срока, свое недостаточное исковое прошение; прошение ему возвращают[572] – иск считается непредъявленным. Это уже не нехождение, а нечто большее, – это добровольное прекращение дела со всеми последствиями. Но зато если истец не совершает известных действий и из несовершения их видно нежелание вести дело, и притом акт предъявления иска остается незыблемым, то можно сказать, что он повинен в «нехождении»; например, он не является в заседание, назначенное для слушания дела, и ответчик не просит о разрешении дела[573]; ни истец, ни ответчик не просят о назначении заседания[574] и т. п. Тут очевидно нежелание продолжать дело, да и акт предъявления иска остается в силе. Смысл этого «нехождения» именно тот, что истец предъявлением иска желает прекратить дальнейшее течение давности, но если и окажется, что иск надо считать непредъявленным, то давность продолжает свое течение, если же иск почитается предъявленным, но истец не совершил действий, входящих в понятие «хождения», то начинается новая давность. – А. Г.)

Итак, значение давности прекращения права сводится к тому, что лицо, не охраняющее право судебным порядком в течение давностного срока, хотя и представляется к тому повод, или и прибегающее к судебной защите, но не совершающее действий, необходимых для хода процесса, лишается своего права. Но, спрашивается, прекращается ли само право с прекращением права на судебную его защиту, или право существует независимо от права иска? В области римского права, действительно, существует этот вопрос, и юристы относительно его разделяются на две стороны: одни отвечают на вопрос утвердительно, другие отрицательно – говорят, что если представляется возможность без иска осуществить право, то осуществление его должно быть допущено. Можно предложить этот вопрос и у нас по тому поводу, что законодательство наше рассматривает право судебной защиты как особое право, сопутствующее всякому другому праву.

Но разъединение иска, охраняющего право, от самого права охраняемого, пожалуй, еще возможно в области римского права, где право иска развилось до некоторой самостоятельности, где, кроме того, существовали так называемые obligationes naturales, т. е. обязательства, не имеющие иска, но такие, которые, будучи исполнены, считаются действительными обязательствами, или которые не охраняются иском, но принимаются как возражения против иска, осуществляются ope exceptionis. Ничего подобного нет в нашем юридическом быту: нет у нас obligationes naturales, ни право иска не имеет самостоятельности, а если законодательство и указывает на него как на особое право, то потому только, что мы дошли до сознания права путем суда.

Понятно, что с прекращением права по давности прекращается и обязательство, соответствующее праву. Но допустим такой случай: право прекращается по давности, но, несмотря на это, должник совершает действие, составляющее предмет обязательства: как определить существо представляющегося здесь юридического отношения? С прекращением права верителя прекратилось и обязательство должника: поэтому совершение действия, составлявшего предмет обязательства, имеет значение дарение со стороны прежнего должника бывшему верителю. Но дарение предполагает намерение подарить – следовательно, и совершение данного действия тогда только можно признать действительно дарением, когда должник сознавал, что он не обязан совершить действие; если же у него было сознание противного и он произвел платеж, то может потребовать его обратно, и веритель напрасно сошлется на долг, потому что во время производства платежа долга уже не существовало.

Такое разрешение вопроса иным кажется нравственно несправедливым; но тем не менее оно составляет прямой логический вывод из того положения, что с прекращением права прекращается и соответствующее ему обязательство, а положение это – необходимое последствие учреждения погасительной давности. Да и представление о нарушении нравственной справедливости в данном случае едва ли верно и основательно: не считается же нарушением нравственной справедливости существование самого учреждения давности; почему же считать нарушением нравственной справедливости то, что совершенно естественно при существовании этого учреждения? (Понятно само собой, что такое суровое последствие непредъявления иска и нехождения, как потеря права, может наступить, если обладатель права имел возможность предъявить иск и ходить по делу, а потому, если лицо находится в состоянии несовершеннолетия, сумасшествия, глухонемоты или отсутствует, находясь в плену или в заграничных походах, то оно, как лишенное возможности искать и действовать на суде, не может лишиться своего права; во все время продолжения этих состояний или отсутствия лица начало давности невозможно. Невозможно также дальнейшее течение начавшейся давности, если правообладатель находится в указанных состояниях или в отсутствии, например, если право перешло к несовершеннолетнему наследнику или обладатель права лишился ума и т. п. В этих случаях говорится, что течение давности приостанавливается[575]. Со вступления лица в совершенный возраст, с выздоровления его, с возвращения на место жительства давность продолжает свое течение, причем до окончания ее остается столько времени, сколько оставалось до наступления этих состояний лица или его отсутствия; только для несовершеннолетних сделано исключение: если со времени перехода к ним данного права до истечения давностного срока осталось менее двух лет, то считаются два полных года[576]. От этого приостановления давности надо отличать ее перерыв, т. е. непризнание за истекшим временем никакого юридического значения. Обстоятельствам, имеющим такую разрушительную силу, присущ один общий характер – в них должно выразиться желание правообладателя сохранить за собой свое право; к таким обстоятельствам наше законодательство относит предъявление иска и уплату части долга[577]. – А.Г.)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯПРАВА ВЕЩНЫЕ

I. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ

1. СУЩЕСТВО ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И ЕГО СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ

Определение права собственности и его содержание

§ 1. В области юридических отношений право собственности является необходимостью и в гражданском праве занимает первое место. Были и есть писатели, утверждающие, что в некоторых обществах юридический быт устанавливается без права собственности. Но это несправедливо: право собственности, иногда сокрыто, существует в грубых формах, но тем не менее оно всегда и везде существует. И эта необходимость существования права собственности не исключает собой творчества, признаваемого за юридическим бытом: господство человека над вещью, необходимое для удовлетворения его потребностей, – господство, принимаемое на первый раз правом собственности, служит лишь одной из исходных точек для того творчества, которое мы приписываем юридическому быту, подобно тому, как личность составляет понятие, из которого исходят и к которому возвращаются все юридические определения.

Но как определить право собственности? В каком объеме допустить его? Какие составные части придать ему? Какие установить между этими частями взаимные отношения? Все это обширное поприще предоставляется творчеству юридического быта. И действительно, закон и обычай в различных гражданских обществах устанавливают право собственности различно. Но в каждом обществе право собственности пользуется особым уважением: его называют священным, неприкосновенным и т. п. Даже такие гражданские общества, которые не слишком дорожат правами своих членов, все-таки провозглашают неприкосновенность права собственности. Это происходит оттого, что господство человека над вещью необходимо для удовлетворения его потребностей, а желание удовлетворять им до того свойственно человеку, что он в высшей степени дорожит служащими к тому средствами.

Существование потребностей, необходимость их удовлетворения сознаются одинаково во всех обществах, и вот почему право собственности везде признается особенно важным, считается неприкосновенным. Но, кроме того, право собственности и потому заслуживает внимательного изучения, что может заменить другие имущественные права, тогда как само право собственности вполне заменить другими имущественными правами невозможно.

С первого взгляда, право собственности представляется нам господством лица над вещью. Но не всякое господство лица над вещью есть право собственности. Прежде всего господство может быть случайным: фактически оно существует, но не признается законным, не признается правом собственности. Итак, нужно дополнить понятие о праве собственности, сказать, что оно есть господство законное. Но и всякое вещное право представляет законное господство лица над вещью. Например, я предоставляю А какую-либо вещь мою в пользование: тем самым А приобретает господство над вещью, господство законное, но которое все-таки будет не правом собственности, а только правом пользования. Если сравним оба эти права, то окажется, что право собственности шире, полнее права пользования. И тот же результат получим от сравнения права собственности со всяким другим вещным правом.

Но если таков результат сравнения права собственности с другими вещными правами, то близка мысль, что по самому существу своему право собственности выигрывает перед другими вещными правами, и эта наибольшая полнота его должна быть внесена в само понятие о праве собственности. И в самом деле, нередко, даже обыкновенно, определяют право собственности как безусловное, неограниченное, полное господство лица над вещью. Но такое определение расходится с действительностью: если рассматривать право собственности, как оно существует в действительности, то оказывается, что оно существует и без такой безусловности, неограниченности и полноты; оказывается, что нигде нет неограниченного права собственности. Неограниченное юридическое господство лица над вещью даже неудобомыслимо: право есть понятие о мире, ограничении свободы, так что понятие об ограничении лежит в самом понятии о праве; право собственности есть только вид права, следовательно и на нем должен отразиться, и действительно отражается, характер ограниченности.

Одно то, что многие виды осуществления права собственности были бы в то же время нарушением права собственности других лиц, уже представляет нам право собственности ограниченным. Но, кроме того, каждый юридический быт знает много ограничений, не зависящих от нарушения чужого права, так что и без этих ограничений ничье право не было нарушено. Это сознают все. И даже те юристы, которые признают право собственности полным, неограниченным и безусловным господством лица над вещью, не могут упустить из виду его ограничений и потому называют право собственности полным господством лица над вещью, в тех пределах, в которых установлено это право в юридическом быту. Но очевидно, что такое определение противоречит себе: оно считает право собственности полным и неограниченным господством лица над вещью, а между тем говорит, что это – неограниченное господство в известных пределах. Возвращаясь к нашему сравнению права собственности с другими вещными правами, мы видим, что характеристика права собственности заключается не в полном господстве лица над вещью, а в том, что господство собственника над вещью полнее всякого другого господства. И право собственности можно определить так: оно есть полнейшее, сравнительно с другими правами, господство лица над вещью, признаваемое юридическими определениями. Но это определение только относительно: из него не видно еще содержания права собственности, тогда как именно содержание и дает определение предмету. Следует поэтому обратить внимание на все существенные определения юридического быта, относящиеся к праву собственности, и тогда следует сказать, что право собственности есть законное господство лица над вещью, в силу которого лицо может ею владеть, пользоваться и распоряжаться.

В нашем законодательстве понятие о праве собственности установилось только в новейшее время, законодательной деятельностью императрицы Екатерины II. Понятие о праве собственности обыкновенно развивается из владения. Первоначальное понятие о юридическом господстве над вещью связывается с господством фактическим: без фактического господства не признается господство юридическое; когда же есть фактическое господство, то допускается и юридическое. Это объясняется тем, что в малоразвитом юридическом быту гражданам недоступны отвлеченные понятия; для них нужна материальная основа, осязательный остов, а когда его нет, то и отвлеченные понятия не имеют хода. Так и наш древний юридический быт ухватился за фактическую сторону права собственности, представляющуюся во владении, и смешивал владение с правом собственности. Поэтому-то и доныне слово «владеть» значит у нас иногда то же, что «быть собственником», и доныне владение смешивается с собственностью, и доныне вечное и потомственное владение означает право собственности[578].

Конечно, право собственности постоянно существует в юридическом быту, потому что юридический быт неудобомыслим без господства над вещью, а который-либо вид господства оказывается господством полнейшим. Но в законодательстве право собственности определяется так: «Кто, быв первым приобретателем имущества, по законному укреплению его в частную принадлежность, получил власть, в порядке, гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжать оным вечно и потомственно, доколе не передаст сей власти другому, или кому власть сия от первого приобретателя дошла непосредственно или через последующие законные передачи и укрепления: тот имеет на сие имущество право собственности»[579]. Но заметим, что понятий, выражаемых в этом определении, нужно держаться с некоторой осторожностью. Так, право собственности, по определению законодательства, характеризуется независимостью и исключительностью собственника во владении, пользовании и распоряжении вещью. Но мы на каждом шагу встречаемся с ограничениями собственника относительно пользования собственностью – существует целая система определений о праве участия в чужом имуществе; собственник ограничивается нередко относительно распоряжения вещью, но тем не менее право собственности признается за ним. Равным образом вечность и потомственность, по определению законодательства, характеризуют право собственности, но оно может быть и временным.

Каждое право может быть разбито на составные части, определяющие его содержание. Содержание права собственности обыкновенно определяется так: вследствие своего права господства над вещью лицо может поставить себя в фактическое отношение к вещи, владеть ею; лицо может подчинить вещь, составляющую его собственность, своим потребностям, удовлетворять им, пользоваться вещью без прямого разрушения самой вещи; наконец, лицо может прекратить само право собственности на вещь, или таким образом, что и никакое другое лицо не будет господствовать над ней, уничтожить вещь, или таким, что господство перейдет к другому лицу, – словом, как говорится, лицо может распоряжаться вещью. К владению, пользованию и распоряжению, в самом деле, могут быть сведены все возможные действия собственника относительно вещи, так что само право собственности можно определить совокупностью права владения, права пользования и права распоряжения. Но иногда допускают еще четвертое право в смысле составной части права собственности – право охранения собственности. Собственник действительно может отыскивать свою вещь, в чьих бы руках она ни находилась; но право судебной защиты не составляет какого-либо oсобенного права, составной части права собственности: право судебной защиты сопутствует всякому праву, входит в состав самого понятия о праве – право без права судебной защиты – не право.

Обратимся к рассмотрению составных частей права собственности в отдельности.

Право владения. Владение как факт. Владение как составная часть права собственности

§ 2. В силу своего права собственности лицо может состоять в непосредственном фактическом отношении к вещи, владеть ею. Но и несобственник может находиться в фактическом отношении к вещи. Например, собственник предоставляет пользование вещью другому лицу и с тем вместе передает ему владение, так что стороннее лицо становится в фактическое отношение к вещи: это стороннее лицо владеет также по праву, только не по праву собственности, а по праву, производному от него. Но фактическое отношение лица к вещи может возникнуть независимо от вопроса о праве его на владение; оно может быть даже нарушением права. Когда вор похищает вещь, он владеет ею, но это владение нарушает право лица, у которого вещь похищена. Если бы такое владение, не зависимое от права, всегда оставалось на степени факта, то оно было бы чуждо области права и не имело бы места в науке гражданского права, потому что наука права не занимается собственно фактами. Во многих случаях действительно владение остается фактом и тогда не обращает на себя внимание науки права. Так, очень часто владение бывает временным, мгновенным и, кроме фактического отношения лица к вещи, не представляет более ничего. Например, лицо берет в руки вещь и рассматривает ее.

Примечания:

« Предыдущая |  Оглавление  | Следующая »

civil.consultant.ru

Право собственности - это... Что такое Право собственности?

Со́бственность —

  • отношение между субъектом и объектом (человеком и вещью),[1] когда данному объекту приписывается принадлежность субъекту, у которого имеется исключительное право на распоряжение, владение и пользование этим объектом;
  • отношения между людьми по поводу вещей[2] и экономической системы присвоения объектов собственности;
  • пользование вещью, уступленное индивиду государством;[3]
  • непосредственно сам объект собственности.[4]

Собственность - это материальные объекты, потребность в которых испытывают или могут испытывать два или более человек одновременно (сочетание в себе как социальных аспектов с понятием о собственности как о вещи).[5]

Право собственности

Право собственности — совокупность правовых норм, закрепляющих присвоенность вещей отдельным лицам и коллективам. Существует две основных традиции понимания права собственности: континентальная рассматривает право собственности неограниченным и неделимым, сосредоточенным в руках одного лица; англосаксонская разделяет право собственности на составляющие.

В российском гражданском праве традиционным является представление о субъективном праве собственности как о совокупности, «триаде» трех правомочий: владения, пользования, распоряжения.[6]

«Триада» ГК РФ: Англосаксонская традиция: Либеральное право А.Оноре:[7]
Право владения: возможность удержания вещи в собственном владении (обладания вещью).[8] завещание владение
дарение бессрочность
продажа
разрушение безопасность
Право распоряжения: возможность изменять, отчуждать, обременять вещь залогом и т. д.[9] предоставление как залога право на «капитальную ценность» вещи
сдача в аренду
видоизменение
управление
Право пользования: возможность извлечения из вещи доходов и иных полезных свойств.[10] потребление пользование
использование
получение дохода право на доход
Ограничения и запреты (на):
злоупотребление правом собственности, распространение ответственности за некоторые деяния на принадлежащее субъекту имущество, обременения: сервитут, залог конфискацию другими лицами ответственность в виде взыскания
порчу запрещение вредного использования
загрязнение
присвоение остаточный характер
использование без разрешения

Право собственности возникает:

  • по праву первого нашедшего бесхозную вещь (см. клад)
  • по праву давности владения
  • в силу изготовления вещи своими силами из принадлежащих владельцу или бесхозных материалов
  • в силу приобретения по обмену (акту купли-продажи)
  • в силу дарения, наследования
  • В так называемых нецивилизованных обществах (а также в цивилизованных во время войны) - по праву сильного.

Виды собственности

По субъекту собственность может быть:

  1. личной
  2. частной
  3. коллективной
  4. государственной
  5. общественная собственность
  6. сакральной (посвящённой божеству)[11]
  7. смешанной

В СССР различали понятия частная собственность и личная собственность. Различием было то, что в личной собственности не могут находиться средства производства и, следовательно, личная собственность не может использоваться для создания частного производства и частного бизнеса и, соответственно, для получения прибыли. Есть и определение частной собственности как только той части личной собственности, которая приобретена на средства, полученные от эксплуатации. При этом личная собственность, используемая для эксплуатации, только выполняет функции частной собственности на время эксплуатации в пропорции, соответствующей степени эксплуатации. Такой подход позволяет строго количественно разграничить личную и частную собственность.

Критики частной собственности отмечают, что право на владение частными средствами производства делает возможным формирование частных деловых отношений (например, частного найма на работу). Такие отношения они называют эксплуатацией человека человеком. Личная собственность не может быть использована для эксплуатации и любых других форм частных трудовых отношений, по крайней мере так это декларировалось в СССР.

Однако, критики социализма отмечают, что фактическим собственником средств производства, а значит эксплуататором, при нем является само государство, и каждый человек обязан работать на него (фактически, на группу лиц, находящихся у власти), не имея альтернативы. См. государственная монополия.

По объектам собственности:

  • материальные;
    • неживые;
      • вещи;
      • земля, недра;
    • живые
      • животные
      • рабы (в современном мире рабство не признаётся)
  • нематериальные;

Собственность как экономическая категория

Экономические отношения собственности — это прежде всего отношения, складывающиеся между субъектами экономической деятельности по поводу неких благ. При этом принимаются во внимание прежде всего фактические отношения - кто контролирует объект собственности, обладает полной информацией о нём, принимает решения о порядке его использования, отчуждения и распределении прибыли.

Следует обратить внимание на то, что во второй половине XX в. новыми экономическими школами, а особенно занявшим доминирующее положение неоинституционализмом, было обращено внимание не только и не столько на сами блага (ресурсы), сколько на возможности извлечения из них различного рода полезностей путем распоряжения или пользования ими.[12] Классические отношения собственности - предоставление рабочим средств производства их собственником для пользования.

Можно заметить, что утвердившееся суждение о том, что правовая природа собственности производна от экономической, означает, что право опосредует некие «экономические отношения собственности», закрепляет их. Данные утверждения являются по существу вариациями на тему тезиса К. Маркса об экономике как базисе, а о праве как надстройке. Этот тезис не потерпел крушения и продолжает жить в умах и трудах ряда ученых.

В экономике задействованы не столько отношения людей между собой, сколько именно правовые формы этих отношений, то есть экономическое понятие собственности включает в себя необходимый правовой компонент. В целом признано, что именно права собственности (пусть даже несколько специфически понимаемые) являются правилами игры в обществе в целом и именно на них строятся сугубо экономические отношения спроса-предложения.[13] Речь идет не об «экономических отношениях собственности», термине экономико-социальной теории Карла Маркса, но об «экономической теории прав собственности», давно занявшей центральной место в современной экономической теории.[14]

Традиционным является целостное рассмотрение генезиса собственности как в юридическом, так и в экономическом понимании. Собственность есть не только некое благо, но и пакет прав по использованию данного блага. В частности «право собственности — это еще и … важнейшая экономическая категория», что позволяет некоторым авторам говорить о первичности именно юридической ипостаси собственности перед ее экономическим отображением.[15] Кроме того, в современной экономической теории используется перечень, раскрывающий этот «пакет прав», который был подготовлен британским юристом А. Оноре и является расширенным (по сравнению с классической отечественной триадой) перечнем правомочий собственника, состоящим из 11 элементов.

Собственность как правовая категория

Собственность есть практически «идеальное» вещное право, в нем в полной мере воплощается природа вещных прав. Вещные права, как явствует из их наименования, есть права, связанные с вещью, опосредующие определенное отношение лица к вещи. Легально собственность определяется весьма лапидарно лишь через традиционную совокупность составляющих ее правомочий. Собственнику, как указано в п. 1 ст. 209 ГК РФ, принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Действительно, даже в римском праве, являющемся эталоном для каждого юриста, не было определения собственности.[16] Несмотря на все старания позднейших комментаторов, в особенности средневековых, относящихся к возрожденному iuris civilis как к сакральному своду знания, попытки отыскать единое определение собственности (своего рода философский камень цивилиста) не увенчались успехом.[17] Наиболее аутентичным пониманием собственности остается представление о ней как о наиболее полном праве (власти) на свою вещь. Нельзя не вспомнить в этой связи известное объяснение собственности как наличного бытия свободной воли во внешних вещах, данное Г. В. Ф. Гегелем.[18] В указанной работе Г. В. Ф. Гегель дал понятие собственности как позитивному, негативному и бесконечному определению вещи волей. Свободная воля является важной характеристикой собственности, как подчеркивал Б. Н. Чичерин, воля собственника свободна, но «границы этой свободы полагаются таковой же свободой других».[19]

Согласно одной из точек зрения, право собственности не сводится к перечисленным в триаде правомочиям, так же как любая система не тождественна совокупности элементов. Как указывают некоторые авторы, можно выделить два момента в правах собственника: объективный (возможность совершать любые, с известными ограничениями, действия по отношению к имуществу) и субъективный (возможность совершать их по собственному усмотрению). Перечисление же правомочий возможно объяснить как следованием законодателя русской цивилистической традиции, так и необходимостью все же каким-либо образом дать наиболее общее понятие о содержании собственности. При таком подходе считается важным не принимать объяснительно-структурное суждение за аподиктическое, а тем более за основание и сущность собственности. Итак, собственность — это право наиболее полного господства над своей вещью.

Субъекты и объекты собственности

Отношения собственности, возникают лишь при условии существования двух субъектов. Примером может служить известный Робинзон Крузо. Он не был собственником, хотя имел вещи в собственном употреблении, потому что не с кем было вступать в отношения их отчуждения. И когда случай послал ему Пятницу, он делает просто — лишает его прав юридической и экономической самостоятельности, делая его членом общей семьи. Правда, собственность как отношения отчуждения — присвоения могут исчезнуть и в общественном производстве. Это возможно тогда, когда все члены такого общества в одинаковой степени смогут потреблять совместно добытый продукт, то есть когда совместное производство заканчивается не личным присвоением и потреблением общественного продукта, а совместным. Так велось в давней первобытной общине, где при ограниченных материальных благах они распределялись равными частями для поддержки каждого члена общины. Поэтому и не существовало собственности в их понимании. Такое может случиться и тогда, когда цивилизация достигнет уровня сверхдостатка материальных благ и пропадет необходимость личного присвоения.

Для возникновения отношений собственности необходимо, чтобы были контрагенты этих отношений, то есть люди, вещи, услуги, на основании которых могут возникнуть отношения между людьми касательно их присвоения. То есть отношения собственности должны характеризоваться субъектами и объектами.

Субъекты собственности — индивиды, физические особы, которые в процессе отчуждения — присвоения материальных благ и услуг могут вступать в отношения между собой по этому поводу. Это, как правило, юридически самостоятельные, экономически независимые участники общественно производства — отдельные работники, трудовые коллективы и государственные учреждения и ведомства.

Объекты собственности — ими может служить все разнообразие национального богатства, включая землю с ее недрами, водный и воздушный просторы, а также произведения интеллектуального труда.

Примечания

  1. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т46 - Ч.1 - С.479.
  2. ↑ Гражданское право России. Часть первая: Учебник/ Под ред. З.И.Цыбуленко. - М.: Юристъ. 1998. - С.258.
  3. ↑ Покровский И.А. — Основные проблемы гражданского права
  4. ↑ Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., "Русский язык", 1990
  5. ↑ Vasiljev, Sergei — The Property(September 10, 2008) at SSRN
  6. ↑ Гражданское право: учебник. Том 1. Под ред. Е.А. Суханова.
  7. ↑ По мнению Л. Беккера один из выделенных курсивом элементов обязательно должен присутствовать в связке.
  8. ↑ Право владения
  9. ↑ Л.П.Кураков. Экономика и право: словарь-справочник. ПРАВО РАСПОРЯЖЕНИЯ
  10. ↑ Л.П.Кураков. Экономика и право: словарь-справочник. ПРАВО ПОЛЬЗОВАНИЯ
  11. ↑ Институции Гая, том 2, п. 3,4
  12. ↑ Demsetz H. Toward a theory of property rights // American Economic Review. 1967. № 2. V 57.
  13. ↑ Хейне П. Экономический образ мышления. М., 1991. С. 325.
  14. ↑ Neil K. Komesar. Law’s limits. The rule of law and supply and demand of rights. Cambridge University Press. 2001. P. 126—135
  15. ↑ Каменецкий В. А., Патрикеев В. П. Собственность в XXI столетии М.: Экономика, 2004. С. 32.
  16. ↑ Дождев Д. В. Римское частное право. М.Норма 2002. С. 377—379.
  17. ↑ Даже более того, Дигесты Юстиниана донесли до нас изречение римского юриста Яволена, ставшее излюбленным для многих цивилистов: «В цивильном праве всякое определение чревато опасностью, ибо мало случаев, когда оно не могло быть опровергнуто» (D.50.17.202)
  18. ↑ Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 60, 101, 108, 111.
  19. ↑ Чичерин Б. Н. Собственность и государство. СПб.: Изд-во РХГА, 2005. С. 129

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

dvc.academic.ru

Собственность и право собственности

⇐ ПредыдущаяСтр 23 из 43Следующая ⇒

 

История понятия собственности. Прежде чем перейти к понятию права собственности, выясним, что такое собственность в целом. Этот вопрос тысячелетия занимал умы юристов, политиков, экономистов и философов. В самом грубом приближении собственность-отношение к вещи как к своей. Исторически это отношение наполнялось различным содержанием. Развитие понятия собственности отражает, по существу, развитие самого человечества. Проходят времена, одни социальные эпохи сменяются другими, и всегда одним из главных узлов преобразований как эволюционных, так и революционных, была собственность*(702). Исходя из этого имеет значение обзор главных этапов развития понятия "собственность" и тех закономерностей, которые сформировали современное содержание данной категории.

В первобытно-общинном строе собственность характеризовалась как коллективная власть рода, племени, распространявшаяся на орудия труда и природные территории, освоенные людьми в процессе совместной деятельности. Разделение труда на земледелие и скотоводство способствовало росту производительности труда и развитию отношений собственности, а формирование культуры земледелия - выделению семейной собственности из родоплеменной*(703).

Появление частной собственности как отдельного понятия наиболее четко можно проследить на примере античного периода республики в Риме, когда частная собственность обозначалась термином proprietas*(704). Римляне не дали точного определения собственности, хотя и разработали широкое учение о правомочиях, входящих в состав права собственности (аналогичным образом в большинстве случае поступает и современный законодатель). Блестящий по лапидарности и в то же время емкий тезис римских юристов, что частный собственник вправе делать со своей вещью все, что ему прямо не запрещено*(705), актуален и в наши дни.

В то же время Рим нельзя считать единственной цивилизацией, породившей это понятие. Например, подробное правовое регулирование собственность получила в памятниках юридической мысли Азии того же периода*(706). Очевидно, что правила поведения относительно собственности различались в разных государствах древнейшего периода лишь в степени детализации, но не в общей направленности. Развитие учения о собственности в то время следует искать в целом в рабовладении. Собственность на раба - вот та модель, по которой строилось все отношение в античный период.

В феодальный период в качестве моделеобразующей на первый план вышла собственность на землю. Главная юридическая особенность феодального строя состояла в учении о разделенной, или расщепленной, собственности (dominium divisum), обоснованном глоссаторами. Практическим следствием данного учения стало разделение интересов различных управомоченных субъектов (сюзерена и вассала) в отношении земельных участков. Таким образом, в феодальном обществе имели место примеры связанной собственности, когда подчиненный собственник имел возможность владения и пользования вещью лишь в определенных пределах, не нарушавших прав верховного собственника в отношении той же вещи. Кстати, именно в период позднего феодализма в России окончательно оформились и начали использоваться в законодательстве термины "собственность" и "право собственности" (Наказ Екатерины II генерал-прокурору 1767 г.; Манифест 1782 г. о подтверждении права собственности дворян на землю)*(707).

Буржуазные революции повсеместно вынесли на своих знаменах прежде всего частную собственность, в особенности на средства производства. Согласно Декларации прав человека и гражданина Франции 1789 г. собственность провозглашалась "естественным" и "неотчуждаемым" правом. Каждый человек объявлялся хозяином, могущим распоряжаться по своему усмотрению своим имуществом, своим капиталом и, самое важное, своими доходами и своим производством*(708). И если вначале собственность воспринималась как лозунг, символ личной и экономической свободы, то впоследствии, когда революционные страсти улеглись, она приобрела вполне конкретные имущественные очертания. Начиная с 60-х гг. XIX в. именно частная собственность нового класса - буржуазии - стала толчком в экономическом развитии пореформенной России.

В советский период политически и законодательно в нашей стране насаждалось в целом негативное отношение к частной собственности как к пережитку капиталистического прошлого (чтобы искоренить ассоциации, ее даже переименовали в "личную"). И хотя относительно личной собственности большинство исследователей полагало, что она - неизбежный элемент быта советского человека, само употребление словосочетания "частный собственник" стало скорее ругательным, чем нейтральным. Культ собственности, приравненный к вещизму, изживался повсеместно, причем следует признать, иногда не без таланта. Так, в повести Е. Пермяка "Старая ведьма" ее характерное название как раз и относится к собственности; основная мысль же состоит в том, что, когда человек проникается личной собственностью (по сюжету - на домовладение) и перестает думать о коллективе и работе, он становится асоциальным и нуждается в помощи товарищей. Сюжет, будучи для нас сегодняшних, прямо скажем, наивным, развернут настолько мастерски, что и сейчас, честно говоря, можно подпасть под обаяние идеи автора.

Советская экономика, сделав ставку на коллективную форму собственности, показала несомненные позитивные результаты; в частности, она стала залогом выживания в кризисные годы военного коммунизма и Великой Отечественной войны. Однако в целом она исчерпала свой ресурс в 70-е гг. XX в. в процессе развития сферы потребления, традиционно обеспечивавшейся за рубежом путем признания частной собственности на мелкие и средние средства производства. По сути, именно несоответствие экономической политики, в том числе в вопросе собственности, потребностям общества и стало одной из причин крушения советского государства.

С распадом Советского Союза и либерализацией российской экономики государство провозгласило равноправие государственной, муниципальной и частной форм собственности и поддержало инициативу в предпринимательстве. Формирование "среднего класса" собственников признается теперь одним из векторов современной государственной политики и естественным залогом социальной стабильности. Конечно, российское государство только формирует свое отношение к собственности на особо значимые объекты. Однако восстановившееся уважительное отношение к фигуре собственника если не стало, то, хочется надеяться, в ближайшем будущем станет основной политической, юридической и даже культурной характеристикой нашего общества.

Определение собственности и ее соотношение с правом собственности. Сегодня понятие "собственность" является многозначным и используется как в быту, так и в философии, экономике, праве и других отраслях человеческого знания.

В общепринятом смысле термин "собственность" обычно используется для обозначения отношения лица к вещи, т.е. прав на имущество (ср.: "иметь в собственности", "приобретать собственность"), так и самого имущества (ср.: "моя собственность"). В известной степени вещи являются продолжением личности, ее свободы, ее способностей*(709).

В экономическом смысле собственность - это отношение лица к присвоенной вещи в целях использования ее стоимости*(710). Присвоение означает процесс создания новых средств производства и предметов потребления, а также их приобретения путем распределения и обмена. Цель присвоения, как можно понять из корня "сво", состоит именно в том, чтобы сделать вещь своей*(711). При этом в экономическом аспекте присвоение из почти сакрального процесса "опредмечивания" личностью внешнего мира превращается в строгое производственное понятие, существующее независимо от воли людей под воздействием объективных экономических законов. Хозяйственный процесс добычи и переработки объектов природы, создания средств производства и предметов потребления неразрывно связан с присвоением имущества, создающим невозможность присвоения этой же вещи другим*(712). Следует добавить, что в экономическом плане собственник получает не только хозяйственное господство над вещью, но и бремя осуществления затрат на содержание, ремонт и охрану имущества.

В общественном (социологическом) смысле акцент смещается на отношения собственности не между лицом и вещью, а между собственником и несобственниками, на различии "моего" и "твоего". Данные отношения могут существовать лишь при условии, что кто-то относится к вещам как к своим, а кто-то - как к чужим. Недостаточно отношения к вещи как к своей; важно, чтобы общество уважало это отношение и исполняло универсальную обязанность терпеть власть собственника и не вмешиваться в ее определенные проявления*(713). Только в этом случае собственность приобретает характер общественного отношения.

Таким образом, собственность - это общественное отношение по поводу благ, присвоенных лицом (собственником), которое относится к ним как к своим, что влечет их отчуждение для прочих лиц (несобственников).

Право, по существу, вобрало в себя все три указанных значения собственности и оформило их. В объеме правомочий собственника и его свободном усмотрении при их осуществлении лежат общепринятое и экономическое понимание отношения лица к вещи, а в абсолютном характере защиты права собственности - общественный аспект этого отношения. Собственность и право собственности - это содержание и форма одного и того же явления. Однако нельзя согласиться с тем, что собственность без права собственности как понятие не существует*(714). Собственность, будучи общественным отношением, возникла еще в догосударственный период и получила юридическое оформление в виде права собственности лишь в связи с появившейся необходимостью защиты с помощью государственного принуждения.

 

Понятие права собственности

 

Общие положения. Мы не найдем определения права собственности в действующем законодательстве. Для достижения этой цели следует самим, в доктринальном порядке, отыскать родовые признаки, присущие праву собственности как вещному праву, и видообразующие признаки, отличающие его от иных вещных прав. Конечно, на память приходит предупреждение римских юристов: "Всякая дефиниция в гражданском праве опасна, ибо мало такого, что не могло бы быть опровергнуто"*(715). Однако, на наш взгляд, стремление избегать обобщений не дает особых преимуществ для исследователя (впрочем, как и для законодателя), а лишь в известной степени запутывает понимание. Попытки дать определение в любом случае полезны, в первую очередь методологически, для уточнения позиции, ведь определение явления - это совокупность его необходимых и достаточных признаков, задача установления которых с необходимостью стоит перед исследователем. Возможные неточности в дефинициях, естественно, неизбежны, но они могут исправляться путем внесения в них изменений и дополнений.

Объект права собственности - индивидуально-определенная вещь.

Первым (родовым) признаком права собственности является то, что его объектом выступает индивидуально-определенная вещь. Данный признак раскрывался в предыдущей главе учебника. Здесь же хотелось бы добавить, что именно из-за этого признака интеллектуальная собственность, имеющая в качестве объекта нематериальные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, может считаться лишь омонимом права собственности, но не его разновидностью. Нормы гл. 13 ГК о праве собственности к интеллектуальной собственности не применяются ни прямо, ни субсидиарно, что нашло подтверждение в части четвертой ГК. Статья 1227 ГК устанавливает, что интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, выраженные в этой вещи, за исключением случая, предусмотренного п. 2 ст. 1291 ГК. Таким образом, право собственности и интеллектуальная собственность существуют параллельно и не находятся в соотношении подчинения*(716).

Важно отметить и то, что понятие объекта права собственности не зависит от оборотоспособности этого объекта. В собственности находятся как объекты, не изъятые из оборота и ограниченные в обороте, так и объекты, изъятые из оборота (ст. 129 ГК).

Абсолютность права собственности. Вторым (родовым) признаком права собственности является его абсолютность. Во-первых, удовлетворение интереса собственника зависит лишь от его действий; собственник не нуждается в чьей-либо помощи, чьем-либо посредничестве. Во-вторых, состояние присвоенности вещи, как говорилось выше, немыслимо без того, чтобы все несобственники признавали, что данная вещь для них чужая; они обязаны воздерживаться от произвольного вмешательства в сферу хозяйственного господства собственника над вещью.

Наличие правомочия пользования в праве собственности. В качестве третьего (родового) признака права собственности как вещного права следует назвать наличие правомочия пользования. Этот признак подробно раскрывался в предыдущей главе; здесь же напомним лишь, что пользование - это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств, плодов и иных доходов в процессе ее эксплуатации.

Наличие правомочия владения в праве собственности. Четвертый признак права собственности - наличие, наряду с правомочием пользования, также правомочия владения - является уже не родовым, а видообразующим, так как характерен не для всех вещных прав. Характеристика владения также давалась в предыдущей главе. Напомним лишь, что под владением понимается юридически обеспеченная возможность волевого, фактического и непосредственного господства лица над вещью.

Наличие правомочия распоряжения в праве собственности. Пятый (видообразующий) признак права собственности состоит в наличии правомочия распоряжения вещью. Распоряжение - это юридически обеспеченная возможность определения судьбы вещи (продажа вещи, сдача ее в залог, передача в уставный капитал хозяйственного общества, объединение имущества для совместной деятельности и т.д.)*(717). Распоряжение нередко смешивают с отчуждением вещи, т.е. передачей права собственности на вещь*(718). Однако эти понятия соотносятся как род и вид: не всякое распоряжение связано с отчуждением. Передача вещи во временное пользование (в аренду) является распоряжением ею, но не отчуждением. При этом всякое отчуждение есть акт распоряжения вещью.

Формами распоряжения вещью также являются ее уничтожение и отказ от права собственности на нее. В литературе можно встретить мнение, что уничтожение вещи в процессе ее потребления является осуществлением только правомочия пользования ею, так как воля собственника направлена вовсе не на прекращение права собственности, а извлечение из вещи ее полезных свойств (например, сожжение дров в камине)*(719). Однако, на наш взгляд, квалификация действия как распоряжения зависит скорее от того, сохраняется ли в результате вещь у собственника, нежели от направленности воли собственника. Уничтожение вещи не обязательно направлено на прекращение права собственности на нее. Поэтому мы присоединяемся к другой точке зрения, согласно которой до тех пор, пока вещь еще может быть использована по своему назначению, имеет место пользование; в момент ее перехода в принципиально иное качество происходит распоряжение путем уничтожения вещи*(720).

Осуществление правомочий собственника наиболее полным образом, в своем интересе и по своему усмотрению. Шестой (видообразующий) признак весьма показателен и важен для понимания права собственности. В самом деле, владение, пользование и распоряжение вещью составляют триаду правомочий собственника и определяют содержание права собственности. Однако те же правомочия присущи, скажем, обязательственному праву доверительного управления или ограниченному вещному праву хозяйственного ведения. В чем тогда их отличие от права собственности? В предыдущей главе говорилось, что владение и пользование как правомочия любого вещного права всегда обусловлены наличием своего интереса у субъекта этого права. В праве собственности данный интерес реализуется наиболее полно, возводится практически в абсолют: его может ограничить только закон, обеспечивающий права и законные интересы третьих лиц, основы правопорядка и нравственности, оборону и безопасность государства*(721).

Собственный интерес во владении, пользовании и распоряжении вещью не встречается в обязательственных правах. Так, доверительный управляющий согласно п. 1 ст. 1012 ГК осуществляет указанные правомочия сугубо в интересах собственника (выгодоприобретателя). Субъекты ограниченных вещных прав (в том числе согласно п. 2 ст. 295 ГК - права хозяйственного ведения) могут владеть, пользоваться и в некоторых случаях распоряжаться вещью, но с постоянной "оглядкой" на права и законные интересы собственника. Поэтому они, даже преследуя свой интерес, в известной степени ограничены в собственном усмотрении (выше приводился пример, что они не могут произвольно уничтожить вещь, хотя бы и действовали в своем интересе). Собственник же вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК). Именно этот признак позволяет считать данное право наиболее полным из всех имущественных прав, предусмотренных законодательством.

Понятие собственного усмотрения является ключевым для права собственности. Его можно определить как правомерную интеллектуально-волевую деятельность по выбору наиболее оптимального варианта реализации предоставленных правомочий. При определении пределов усмотрения в праве собственности следует учитывать уровень внутренней культуры, образованности и степень профессионализма собственника, а также состояние нравственности в обществе. Высокообразованный, культурный профессионал вправе рассчитывать на расширение усмотрения при реализации правомочий собственника. В то же время падение нравов в обществе, а также появление объектов, управление которыми еще не вышло на повсеместный профессиональный уровень, предполагают сокращение усмотрения в действиях собственника и усиление их правовой регламентации*(722). Показателен тот факт, что в ГК 1964 г. правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом осуществлялись "в пределах, установленных законом" (ст. 92). Следует считать достижением нового ГК смещение акцентов на возможность осуществления собственником правомочий прежде всего по своему усмотрению.

В то же время право собственности небеспредельно. Коллизия между индивидуальными интересами собственника и публичным порядком неизбежна в тех случаях, когда владение, пользование (а в некоторых случаях - даже непользование*(723) и распоряжение вещью приводит к нарушению прав и законных интересов третьих лиц. По образному выражению одного из исследователей, существует порог насыщения всеобъемлющего, усмотрительного принципа в праве собственности*(724). Собственник, будучи лицом, - часть общества, субъект комплекса общественных отношений. Таким образом, природа и причина установления пределов права собственности - это его противоречие иному праву или законному (в том числе публичному) интересу*(725).

В связи с этим абсолютный характер права собственности, гарантированный законодательством большинства европейских стран XIX в., претерпел изменения в XX в. Подход, согласно которому собственник мог произвольно уничтожать свое имущество и безгранично им распоряжаться, был трансформирован в принцип "собственнику можно все, что не запрещено законом и не нарушает прав и законных интересов третьих лиц". Едва заметное, но существенное изменение произошло в дефиниции права собственности: из абсолютного (полного) права оно превратилось в наиболее абсолютное (полное)*(726). Конституционный Суд РФ признал, что право частной собственности не принадлежит к таким правам, которые в соответствии со ст. 56 Конституции РФ не подлежат ограничению ни при каких условиях*(727).

Более того, в последнее время в развитых экономических системах собственность воспринимается не только как право, но и как некоторая, скорее общественная, нежели юридическая, обязанность - использовать имущество с наибольшим экономическим эффектом (присвоить максимальный доход от собственности), не нарушая при этом прав и законных интересов третьих лиц, а также публичного порядка (так называемая "социальная функция" собственности)*(728).

Для юриста важно уяснить прежде всего форму, в которой право собственности может быть ограничено. Из п. 2 ст. 209 ГК вытекает, что такое ограничение возможно путем принятия закона и иного правового акта. В то же время по общему правилу п. 2 ст. 1 ГК ограничения гражданских прав могут вводиться только федеральным законом. Противоречит п. 2 ст. 20 п. 2 ст. 1 ГК или является по отношению к нему специальной нормой?

В п. 3 ст. 55 Конституции РФ указано: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Учитывая высшую юридическую силу Конституции РФ, мы должны прийти к выводу, что право собственности может быть ограничено только федеральным законом. Ограничения права собственности, содержащиеся в иных правовых актах (указах Президента РФ, постановлениях Правительства РФ, актах федеральных органов исполнительной власти, органов власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления) незаконны и исполнению не подлежат*(729).

Согласно ч. 2 ст. 4 ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" ограничения, введенные ранее нормативными актами, не являющимися законами, по вопросам, которые могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих законов.

В то же время ограничения права собственности, даже устанавливаемые федеральными законами, в свою очередь, имеют пределы. Право собственности может быть ограничено не произвольно, а только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 3 ст. 55 Конституции РФ, п. 2 ст. 1 ГК). Все такого рода ограничения должны отвечать требованиям справедливости и соразмерности. Насколько соблюдается данный баланс частного и публичного начал в конкретных случаях, могут решать лишь Конституционный Суд РФ и, с учетом международных обязательств Российской Федерации, Европейский суд по правам человека*(730).

Основные мотивы установления ограничений права собственности сегодня - это понимание ограниченности природных ресурсов (в том числе земли), дефицита жилья, уменьшение последствий использования источников повышенной опасности, соблюдение противопожарных, санитарных и прочих правил безопасности, недопустимость нарушения прав и законных интересов других лиц, устранения конкуренции или создания серьезной угрозы нравственности в обществе. Вместе с тем в случае возникновения спора следует исходить из предположения, что собственник не нарушил границ своего права; наличие соответствующих ограничений и выход собственника за их пределы должны доказываться тем, кто ссылается на их нарушение (п. 3 ст. 10 ГК).

При анализе ограничений права собственности следует также обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, из прочтения п. 2 ст. 209 ГК может сложиться представление, что право собственности может быть ограничено и в тех случаях, когда закон прямо не устанавливает оснований для этого, но действиями собственника нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц. Однако этот вывод представляется ошибочным. Недопустимость произвольного нарушения указанных прав и охраняемых законом интересов установлена в конечном счете не где-нибудь, а в самом федеральном законе (ст. 10, 12, 15, 310 ГК и т.д.). Поэтому ограничение права собственности в таких случаях в итоге осуществляется в форме федерального закона с целью предотвращения еще большего ущерба правам и законным интересам других лиц.

Во-вторых, право собственности не может быть ограничено договором собственника с каким-либо лицом. Интерес лица, которому собственник должен передать имущество, обеспечивается не ограничением права собственности, а принятыми собственником на себя обязательствами, в частности обязательством предоставить вещь в надлежащем состоянии, не препятствовать ее использованию в соответствии с условиями договора и т.д.*(731) Аналогично, при приобретении вещи по договору новый собственник может обязаться использовать ее каким-либо конкретным образом или, скажем, не распоряжаться ею до определенного срока; но если он нарушит эту обязанность, его право собственности на машину от этого факта непосредственно не пострадает. Единственной возможностью "наказать" его за отступление от договора будет привлечение к ответственности, предусмотренной договором (например, уплата договорного штрафа) либо, при наличии оснований, законом (взыскание убытков, законной неустойки)*(732). В тех же случаях, когда по договору между собственником и третьим лицом у последнего возникает ограниченное вещное право (например, сервитут), право собственности ограничивается не договором, а законом*(733).

В-третьих, целесообразно специально остановиться на вопросе, каким образом влияет возникновение ограниченного вещного права на объем права собственности. На наш взгляд, в таком случае право собственности как бы сжимается, так как правомочия владения и пользования по определению переходят к субъекту ограниченного вещного права. Само право собственности становится, по сути, ограниченным вещным правом, пока переданные вещно-правовые правомочия не вернутся к собственнику. Если к субъекту ограниченного вещного права переходит и правомочие распоряжения, то право собственности вообще приобретает характер так называемого голого права (ius nudus), когда формально право есть, но оно не наполнено содержанием. Однако даже в этом случае право собственности не прекращается, а лишь временно ограничивается. При прекращении ограниченного вещного права, равно как и прочих ограничений, право собственности восстанавливается в прежнем объеме без каких-либо дополнительных юридических действий*(734). Это свойство традиционно именуется эластичностью права собственности*(735).

В то же время собственник вещи по определению не может быть субъектом ограниченного вещного права на нее. Право собственности, являясь наиболее абсолютным, поглощает в объеме все прочие мыслимые вещные права, не нуждаясь в них. Это правило, в определенном виде закрепленное в п. 2 ст. 216 ГК, берет начало в древнеримской юриспруденции: "своя вещь никому не служит". Например, нельзя иметь право пожизненного наследуемого владения на собственный земельный участок, так как подобное наслоение правомочий вступает в противоречие с самой природой права собственности.

Бессрочность права собственности. Заканчивая характеристику признаков права собственности, обратим внимание на седьмой (видообразующий) признак. Право собственности является принципиально бессрочным, так как не ограничено по закону или договору каким-либо сроком и прекращается лишь в результате гибели вещи, являющейся объектом этого права*(736).

Впрочем, некоторые авторы высказывают сомнения в бессрочности права собственности, в частности, ссылаясь на пример норм о простом товариществе. Согласно п. 1 ст. 1043 ГК внесенное участниками договора простого товарищества имущество, которым они обладали на праве собственности, признается их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 1050 ГК договор простого товарищества прекращается вследствие истечения его срока. При этом товарищ, внесший в общую собственность индивидуально определенную вещь, вправе при прекращении договора простого товарищества требовать в судебном порядке возврата ему этой вещи при условии соблюдения интересов остальных товарищей и кредиторов. Таким образом, делается вывод, что право общей долевой собственности товарищей может быть ограничено сроком действия договора простого товарищества*(737).

На наш взгляд, эта позиция небесспорна. Истечение срока договора прекращает лишь сам договор и никоим образом не колеблет право общей долевой собственности участников договора простого товарищества. Для прекращения права общей собственности необходимы еще как минимум два юридических факта: заявление бывшим участником договора простого товарищества требования о разделе общего имущества и соглашение (либо судебное решение) о распределении этого имущества между сособственниками. А это уже вполне соответствует общим нормам о праве общей собственности (гл. 16 ГК) и, стало быть, не подрывает тезиса о бессрочности права собственности.

Стоит ли говорить, что и сам собственник обычно заинтересован в возможно более долгом существовании своего права, по крайней мере до тех пор, пока не изменятся его интересы в отношении вещи. Ради продления существования вещи он готов нести бремя ее содержания, что является вполне справедливым. Согласно ст. 210, 211 ГК собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества и риск его случайной гибели или случайного повреждения, если иное не предусмотрено законом или договором.

Под бременем содержания имущества понимается необходимость поддерживать его пригодное для эксплуатации и безопасное состояние, оплачивать предусмотренные законом налоги и сборы, страховать имущество в случае необходимости. Собственник не вправе требовать этого от других лиц, если только такая обязанность для них не предусмотрена законом или договором*(738).

Риск случайной гибели (повреждения) имущества означает вероятность его уничтожения (уменьшения полезных свойств, товарного вида) по причинам, которые не обусловлены поведением, за которое какое-либо лицо несет ответственность (например, в результате непреодолимой силы). Другими словами, действует принцип: если никто не отвечает, то отвечает собственник. Этот принцип понуждает собственника максимально разумно и осмотрительно подходить к процессу эксплуатации и содержания вещи по сравнению с несобственниками. Но правило о несении указанного риска собственником носит диспозитивный характер и может быть изменено договором (например, в этом состоит одна из целей договора страхования имущества). Более того, в ряде случаев сам законодатель, руководствуясь принципом справедливости, меняет распределение данного риска, возлагая его на несобственника, например на лизингополучателя (ст. 669 ГК) или профессионального хранителя (ст. 901 ГК)*(739). Впрочем, и в этом случае правило о риске случайной гибели (повреждения) имущества остается диспозитивным, что позволяет его "развернуть" назад, к общему принципу ст. 211 ГК.

Бремя собственности не является для собственника юридической обязанностью. Скорее это внутренне присущее всякому рачительному хозяину естественное стремление использовать вещь как можно дольше. Исключением, впрочем, являются ст. 236, 240, 293, 304, 1064 ГК, в которых закон предусматривает негативные последствия за бесхозяйственное содержание культурных ценностей и жилых помещений, за вредное воздействие вещи на имущественную сферу другого лица, а также ответственность собственника за вред, причиненный вещью, в частности, в связи с отказом собственника от права собственности до приобретения права на имущество другим лицом или гибели имущества.

Определение права собственности. Учитывая проанализированные признаки, можно дать следующее определение: субъективное право собственности - это наиболее полная юридически обеспеченная возможность владеть, пользоваться и распоряжаться индивидуально-определенной вещью по своему усмотрению независимо от других лиц и без ограничения по сроку.

Данная дефиниция представляется достаточной для понимания права собственности как разновидности вещного права и в то же время для его отличия от ограниченных вещных прав. В цивилистике имеются и иные подходы к определению права собственности, главными из которых являются следующие два, противоположные друг другу.

Во-первых, в определение права собственности некоторые авторы предлагают включить большее число правомочий, нежели это предусмотрено традиционной для нашего законодательства триадой владения, пользования и распоряжения. Многие авторы считают самостоятельными правомочиями собственника управление имуществом*(740), контроль за ним*(741).

Однако при этом упускается из виду, что управление и контроль представляют собой не что-то отличное от владения, пользования и распоряжения, а способы осуществления указанных правомочий. Не имеет никакой теоретической и практической ценности стремление ряда ученых описать "полное" право собственности, включая 11*(742), а в некоторых случаях - даже 26 его элементов*(743). Все перечисляемые возможности собственника являются лишь оттенками трех традиционных правомочий и вполне укладываются в данное выше определение права собственности.

Во-вторых, другие авторы, наоборот, настаивают на бесполезности и даже вредности включения триады правомочий в определение права собственности, поскольку в таком случае якобы теряется представление о полноте этого права; последнее сводится лишь к "арифметической" сумме трех возможностей. По их мнению, право собственности не может быть установлено указанной в законе совокупностью правомочий собственника. Его контуры могут быть обозначены положениями закона и иных правовых актов о том, что собственник не может делать, т.е. что собственнику запрещается делать*(744). Указывается, что простым количественным перечислением субправомочий невозможно создать представление о праве собственности с его качественной стороны, т.е. дать его характеристику в системе иных вещных прав*(745). Само определение собственности посредством любого перечня - это знак ограничения права, прямое обнаружение потенциальной, а чаще актуальной ущербности данного права. Поэтому предлагается отказаться от традиционной триады правомочий собственника и характеризовать право собственности как наиболее полное неограниченное право вообще*(746).

Однако, на наш взгляд, никакого противоречия в данном случае не существует. Триада сформулирована столь удачно, что вбирает в себя любые возможные варианты действий собственника, причем на необходимом уровне абстрактности*(747). Кроме того, в определение права собственности заложены не только триада, но и указание на собственное усмотрение. Пользуясь не вполне корректной, но весьма наглядной арифметической аналогией, можно сказать, что право собственности есть сумма владения, пользования и распоряжения, помноженная за скобками на свободное усмотрение. В этом смысле можно согласиться с тем, что право собственности нельзя отождествлять с суммой правомочий владения, пользования и даже распоряжения.

Читайте также:

lektsia.com

Право собственности - это... Что такое Право собственности?

Со́бственность —

  • отношение между субъектом и объектом (человеком и вещью),[1] когда данному объекту приписывается принадлежность субъекту, у которого имеется исключительное право на распоряжение, владение и пользование этим объектом;
  • отношения между людьми по поводу вещей[2] и экономической системы присвоения объектов собственности;
  • пользование вещью, уступленное индивиду государством;[3]
  • непосредственно сам объект собственности.[4]

Собственность - это материальные объекты, потребность в которых испытывают или могут испытывать два или более человек одновременно (сочетание в себе как социальных аспектов с понятием о собственности как о вещи).[5]

Право собственности

Право собственности — совокупность правовых норм, закрепляющих присвоенность вещей отдельным лицам и коллективам. Существует две основных традиции понимания права собственности: континентальная рассматривает право собственности неограниченным и неделимым, сосредоточенным в руках одного лица; англосаксонская разделяет право собственности на составляющие.

В российском гражданском праве традиционным является представление о субъективном праве собственности как о совокупности, «триаде» трех правомочий: владения, пользования, распоряжения.[6]

«Триада» ГК РФ: Англосаксонская традиция: Либеральное право А.Оноре:[7]
Право владения: возможность удержания вещи в собственном владении (обладания вещью).[8] завещание владение
дарение бессрочность
продажа
разрушение безопасность
Право распоряжения: возможность изменять, отчуждать, обременять вещь залогом и т. д.[9] предоставление как залога право на «капитальную ценность» вещи
сдача в аренду
видоизменение
управление
Право пользования: возможность извлечения из вещи доходов и иных полезных свойств.[10] потребление пользование
использование
получение дохода право на доход
Ограничения и запреты (на):
злоупотребление правом собственности, распространение ответственности за некоторые деяния на принадлежащее субъекту имущество, обременения: сервитут, залог конфискацию другими лицами ответственность в виде взыскания
порчу запрещение вредного использования
загрязнение
присвоение остаточный характер
использование без разрешения

Право собственности возникает:

  • по праву первого нашедшего бесхозную вещь (см. клад)
  • по праву давности владения
  • в силу изготовления вещи своими силами из принадлежащих владельцу или бесхозных материалов
  • в силу приобретения по обмену (акту купли-продажи)
  • в силу дарения, наследования
  • В так называемых нецивилизованных обществах (а также в цивилизованных во время войны) - по праву сильного.

Виды собственности

По субъекту собственность может быть:

  1. личной
  2. частной
  3. коллективной
  4. государственной
  5. общественная собственность
  6. сакральной (посвящённой божеству)[11]
  7. смешанной

В СССР различали понятия частная собственность и личная собственность. Различием было то, что в личной собственности не могут находиться средства производства и, следовательно, личная собственность не может использоваться для создания частного производства и частного бизнеса и, соответственно, для получения прибыли. Есть и определение частной собственности как только той части личной собственности, которая приобретена на средства, полученные от эксплуатации. При этом личная собственность, используемая для эксплуатации, только выполняет функции частной собственности на время эксплуатации в пропорции, соответствующей степени эксплуатации. Такой подход позволяет строго количественно разграничить личную и частную собственность.

Критики частной собственности отмечают, что право на владение частными средствами производства делает возможным формирование частных деловых отношений (например, частного найма на работу). Такие отношения они называют эксплуатацией человека человеком. Личная собственность не может быть использована для эксплуатации и любых других форм частных трудовых отношений, по крайней мере так это декларировалось в СССР.

Однако, критики социализма отмечают, что фактическим собственником средств производства, а значит эксплуататором, при нем является само государство, и каждый человек обязан работать на него (фактически, на группу лиц, находящихся у власти), не имея альтернативы. См. государственная монополия.

По объектам собственности:

  • материальные;
    • неживые;
      • вещи;
      • земля, недра;
    • живые
      • животные
      • рабы (в современном мире рабство не признаётся)
  • нематериальные;

Собственность как экономическая категория

Экономические отношения собственности — это прежде всего отношения, складывающиеся между субъектами экономической деятельности по поводу неких благ. При этом принимаются во внимание прежде всего фактические отношения - кто контролирует объект собственности, обладает полной информацией о нём, принимает решения о порядке его использования, отчуждения и распределении прибыли.

Следует обратить внимание на то, что во второй половине XX в. новыми экономическими школами, а особенно занявшим доминирующее положение неоинституционализмом, было обращено внимание не только и не столько на сами блага (ресурсы), сколько на возможности извлечения из них различного рода полезностей путем распоряжения или пользования ими.[12] Классические отношения собственности - предоставление рабочим средств производства их собственником для пользования.

Можно заметить, что утвердившееся суждение о том, что правовая природа собственности производна от экономической, означает, что право опосредует некие «экономические отношения собственности», закрепляет их. Данные утверждения являются по существу вариациями на тему тезиса К. Маркса об экономике как базисе, а о праве как надстройке. Этот тезис не потерпел крушения и продолжает жить в умах и трудах ряда ученых.

В экономике задействованы не столько отношения людей между собой, сколько именно правовые формы этих отношений, то есть экономическое понятие собственности включает в себя необходимый правовой компонент. В целом признано, что именно права собственности (пусть даже несколько специфически понимаемые) являются правилами игры в обществе в целом и именно на них строятся сугубо экономические отношения спроса-предложения.[13] Речь идет не об «экономических отношениях собственности», термине экономико-социальной теории Карла Маркса, но об «экономической теории прав собственности», давно занявшей центральной место в современной экономической теории.[14]

Традиционным является целостное рассмотрение генезиса собственности как в юридическом, так и в экономическом понимании. Собственность есть не только некое благо, но и пакет прав по использованию данного блага. В частности «право собственности — это еще и … важнейшая экономическая категория», что позволяет некоторым авторам говорить о первичности именно юридической ипостаси собственности перед ее экономическим отображением.[15] Кроме того, в современной экономической теории используется перечень, раскрывающий этот «пакет прав», который был подготовлен британским юристом А. Оноре и является расширенным (по сравнению с классической отечественной триадой) перечнем правомочий собственника, состоящим из 11 элементов.

Собственность как правовая категория

Собственность есть практически «идеальное» вещное право, в нем в полной мере воплощается природа вещных прав. Вещные права, как явствует из их наименования, есть права, связанные с вещью, опосредующие определенное отношение лица к вещи. Легально собственность определяется весьма лапидарно лишь через традиционную совокупность составляющих ее правомочий. Собственнику, как указано в п. 1 ст. 209 ГК РФ, принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Действительно, даже в римском праве, являющемся эталоном для каждого юриста, не было определения собственности.[16] Несмотря на все старания позднейших комментаторов, в особенности средневековых, относящихся к возрожденному iuris civilis как к сакральному своду знания, попытки отыскать единое определение собственности (своего рода философский камень цивилиста) не увенчались успехом.[17] Наиболее аутентичным пониманием собственности остается представление о ней как о наиболее полном праве (власти) на свою вещь. Нельзя не вспомнить в этой связи известное объяснение собственности как наличного бытия свободной воли во внешних вещах, данное Г. В. Ф. Гегелем.[18] В указанной работе Г. В. Ф. Гегель дал понятие собственности как позитивному, негативному и бесконечному определению вещи волей. Свободная воля является важной характеристикой собственности, как подчеркивал Б. Н. Чичерин, воля собственника свободна, но «границы этой свободы полагаются таковой же свободой других».[19]

Согласно одной из точек зрения, право собственности не сводится к перечисленным в триаде правомочиям, так же как любая система не тождественна совокупности элементов. Как указывают некоторые авторы, можно выделить два момента в правах собственника: объективный (возможность совершать любые, с известными ограничениями, действия по отношению к имуществу) и субъективный (возможность совершать их по собственному усмотрению). Перечисление же правомочий возможно объяснить как следованием законодателя русской цивилистической традиции, так и необходимостью все же каким-либо образом дать наиболее общее понятие о содержании собственности. При таком подходе считается важным не принимать объяснительно-структурное суждение за аподиктическое, а тем более за основание и сущность собственности. Итак, собственность — это право наиболее полного господства над своей вещью.

Субъекты и объекты собственности

Отношения собственности, возникают лишь при условии существования двух субъектов. Примером может служить известный Робинзон Крузо. Он не был собственником, хотя имел вещи в собственном употреблении, потому что не с кем было вступать в отношения их отчуждения. И когда случай послал ему Пятницу, он делает просто — лишает его прав юридической и экономической самостоятельности, делая его членом общей семьи. Правда, собственность как отношения отчуждения — присвоения могут исчезнуть и в общественном производстве. Это возможно тогда, когда все члены такого общества в одинаковой степени смогут потреблять совместно добытый продукт, то есть когда совместное производство заканчивается не личным присвоением и потреблением общественного продукта, а совместным. Так велось в давней первобытной общине, где при ограниченных материальных благах они распределялись равными частями для поддержки каждого члена общины. Поэтому и не существовало собственности в их понимании. Такое может случиться и тогда, когда цивилизация достигнет уровня сверхдостатка материальных благ и пропадет необходимость личного присвоения.

Для возникновения отношений собственности необходимо, чтобы были контрагенты этих отношений, то есть люди, вещи, услуги, на основании которых могут возникнуть отношения между людьми касательно их присвоения. То есть отношения собственности должны характеризоваться субъектами и объектами.

Субъекты собственности — индивиды, физические особы, которые в процессе отчуждения — присвоения материальных благ и услуг могут вступать в отношения между собой по этому поводу. Это, как правило, юридически самостоятельные, экономически независимые участники общественно производства — отдельные работники, трудовые коллективы и государственные учреждения и ведомства.

Объекты собственности — ими может служить все разнообразие национального богатства, включая землю с ее недрами, водный и воздушный просторы, а также произведения интеллектуального труда.

Примечания

  1. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т46 - Ч.1 - С.479.
  2. ↑ Гражданское право России. Часть первая: Учебник/ Под ред. З.И.Цыбуленко. - М.: Юристъ. 1998. - С.258.
  3. ↑ Покровский И.А. — Основные проблемы гражданского права
  4. ↑ Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., "Русский язык", 1990
  5. ↑ Vasiljev, Sergei — The Property(September 10, 2008) at SSRN
  6. ↑ Гражданское право: учебник. Том 1. Под ред. Е.А. Суханова.
  7. ↑ По мнению Л. Беккера один из выделенных курсивом элементов обязательно должен присутствовать в связке.
  8. ↑ Право владения
  9. ↑ Л.П.Кураков. Экономика и право: словарь-справочник. ПРАВО РАСПОРЯЖЕНИЯ
  10. ↑ Л.П.Кураков. Экономика и право: словарь-справочник. ПРАВО ПОЛЬЗОВАНИЯ
  11. ↑ Институции Гая, том 2, п. 3,4
  12. ↑ Demsetz H. Toward a theory of property rights // American Economic Review. 1967. № 2. V 57.
  13. ↑ Хейне П. Экономический образ мышления. М., 1991. С. 325.
  14. ↑ Neil K. Komesar. Law’s limits. The rule of law and supply and demand of rights. Cambridge University Press. 2001. P. 126—135
  15. ↑ Каменецкий В. А., Патрикеев В. П. Собственность в XXI столетии М.: Экономика, 2004. С. 32.
  16. ↑ Дождев Д. В. Римское частное право. М.Норма 2002. С. 377—379.
  17. ↑ Даже более того, Дигесты Юстиниана донесли до нас изречение римского юриста Яволена, ставшее излюбленным для многих цивилистов: «В цивильном праве всякое определение чревато опасностью, ибо мало случаев, когда оно не могло быть опровергнуто» (D.50.17.202)
  18. ↑ Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 60, 101, 108, 111.
  19. ↑ Чичерин Б. Н. Собственность и государство. СПб.: Изд-во РХГА, 2005. С. 129

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

dik.academic.ru

Право собственности - это... Что такое Право собственности?

Со́бственность —

  • отношение между субъектом и объектом (человеком и вещью),[1] когда данному объекту приписывается принадлежность субъекту, у которого имеется исключительное право на распоряжение, владение и пользование этим объектом;
  • отношения между людьми по поводу вещей[2] и экономической системы присвоения объектов собственности;
  • пользование вещью, уступленное индивиду государством;[3]
  • непосредственно сам объект собственности.[4]

Собственность - это материальные объекты, потребность в которых испытывают или могут испытывать два или более человек одновременно (сочетание в себе как социальных аспектов с понятием о собственности как о вещи).[5]

Право собственности

Право собственности — совокупность правовых норм, закрепляющих присвоенность вещей отдельным лицам и коллективам. Существует две основных традиции понимания права собственности: континентальная рассматривает право собственности неограниченным и неделимым, сосредоточенным в руках одного лица; англосаксонская разделяет право собственности на составляющие.

В российском гражданском праве традиционным является представление о субъективном праве собственности как о совокупности, «триаде» трех правомочий: владения, пользования, распоряжения.[6]

«Триада» ГК РФ: Англосаксонская традиция: Либеральное право А.Оноре:[7]
Право владения: возможность удержания вещи в собственном владении (обладания вещью).[8] завещание владение
дарение бессрочность
продажа
разрушение безопасность
Право распоряжения: возможность изменять, отчуждать, обременять вещь залогом и т. д.[9] предоставление как залога право на «капитальную ценность» вещи
сдача в аренду
видоизменение
управление
Право пользования: возможность извлечения из вещи доходов и иных полезных свойств.[10] потребление пользование
использование
получение дохода право на доход
Ограничения и запреты (на):
злоупотребление правом собственности, распространение ответственности за некоторые деяния на принадлежащее субъекту имущество, обременения: сервитут, залог конфискацию другими лицами ответственность в виде взыскания
порчу запрещение вредного использования
загрязнение
присвоение остаточный характер
использование без разрешения

Право собственности возникает:

  • по праву первого нашедшего бесхозную вещь (см. клад)
  • по праву давности владения
  • в силу изготовления вещи своими силами из принадлежащих владельцу или бесхозных материалов
  • в силу приобретения по обмену (акту купли-продажи)
  • в силу дарения, наследования
  • В так называемых нецивилизованных обществах (а также в цивилизованных во время войны) - по праву сильного.

Виды собственности

По субъекту собственность может быть:

  1. личной
  2. частной
  3. коллективной
  4. государственной
  5. общественная собственность
  6. сакральной (посвящённой божеству)[11]
  7. смешанной

В СССР различали понятия частная собственность и личная собственность. Различием было то, что в личной собственности не могут находиться средства производства и, следовательно, личная собственность не может использоваться для создания частного производства и частного бизнеса и, соответственно, для получения прибыли. Есть и определение частной собственности как только той части личной собственности, которая приобретена на средства, полученные от эксплуатации. При этом личная собственность, используемая для эксплуатации, только выполняет функции частной собственности на время эксплуатации в пропорции, соответствующей степени эксплуатации. Такой подход позволяет строго количественно разграничить личную и частную собственность.

Критики частной собственности отмечают, что право на владение частными средствами производства делает возможным формирование частных деловых отношений (например, частного найма на работу). Такие отношения они называют эксплуатацией человека человеком. Личная собственность не может быть использована для эксплуатации и любых других форм частных трудовых отношений, по крайней мере так это декларировалось в СССР.

Однако, критики социализма отмечают, что фактическим собственником средств производства, а значит эксплуататором, при нем является само государство, и каждый человек обязан работать на него (фактически, на группу лиц, находящихся у власти), не имея альтернативы. См. государственная монополия.

По объектам собственности:

  • материальные;
    • неживые;
      • вещи;
      • земля, недра;
    • живые
      • животные
      • рабы (в современном мире рабство не признаётся)
  • нематериальные;

Собственность как экономическая категория

Экономические отношения собственности — это прежде всего отношения, складывающиеся между субъектами экономической деятельности по поводу неких благ. При этом принимаются во внимание прежде всего фактические отношения - кто контролирует объект собственности, обладает полной информацией о нём, принимает решения о порядке его использования, отчуждения и распределении прибыли.

Следует обратить внимание на то, что во второй половине XX в. новыми экономическими школами, а особенно занявшим доминирующее положение неоинституционализмом, было обращено внимание не только и не столько на сами блага (ресурсы), сколько на возможности извлечения из них различного рода полезностей путем распоряжения или пользования ими.[12] Классические отношения собственности - предоставление рабочим средств производства их собственником для пользования.

Можно заметить, что утвердившееся суждение о том, что правовая природа собственности производна от экономической, означает, что право опосредует некие «экономические отношения собственности», закрепляет их. Данные утверждения являются по существу вариациями на тему тезиса К. Маркса об экономике как базисе, а о праве как надстройке. Этот тезис не потерпел крушения и продолжает жить в умах и трудах ряда ученых.

В экономике задействованы не столько отношения людей между собой, сколько именно правовые формы этих отношений, то есть экономическое понятие собственности включает в себя необходимый правовой компонент. В целом признано, что именно права собственности (пусть даже несколько специфически понимаемые) являются правилами игры в обществе в целом и именно на них строятся сугубо экономические отношения спроса-предложения.[13] Речь идет не об «экономических отношениях собственности», термине экономико-социальной теории Карла Маркса, но об «экономической теории прав собственности», давно занявшей центральной место в современной экономической теории.[14]

Традиционным является целостное рассмотрение генезиса собственности как в юридическом, так и в экономическом понимании. Собственность есть не только некое благо, но и пакет прав по использованию данного блага. В частности «право собственности — это еще и … важнейшая экономическая категория», что позволяет некоторым авторам говорить о первичности именно юридической ипостаси собственности перед ее экономическим отображением.[15] Кроме того, в современной экономической теории используется перечень, раскрывающий этот «пакет прав», который был подготовлен британским юристом А. Оноре и является расширенным (по сравнению с классической отечественной триадой) перечнем правомочий собственника, состоящим из 11 элементов.

Собственность как правовая категория

Собственность есть практически «идеальное» вещное право, в нем в полной мере воплощается природа вещных прав. Вещные права, как явствует из их наименования, есть права, связанные с вещью, опосредующие определенное отношение лица к вещи. Легально собственность определяется весьма лапидарно лишь через традиционную совокупность составляющих ее правомочий. Собственнику, как указано в п. 1 ст. 209 ГК РФ, принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Действительно, даже в римском праве, являющемся эталоном для каждого юриста, не было определения собственности.[16] Несмотря на все старания позднейших комментаторов, в особенности средневековых, относящихся к возрожденному iuris civilis как к сакральному своду знания, попытки отыскать единое определение собственности (своего рода философский камень цивилиста) не увенчались успехом.[17] Наиболее аутентичным пониманием собственности остается представление о ней как о наиболее полном праве (власти) на свою вещь. Нельзя не вспомнить в этой связи известное объяснение собственности как наличного бытия свободной воли во внешних вещах, данное Г. В. Ф. Гегелем.[18] В указанной работе Г. В. Ф. Гегель дал понятие собственности как позитивному, негативному и бесконечному определению вещи волей. Свободная воля является важной характеристикой собственности, как подчеркивал Б. Н. Чичерин, воля собственника свободна, но «границы этой свободы полагаются таковой же свободой других».[19]

Согласно одной из точек зрения, право собственности не сводится к перечисленным в триаде правомочиям, так же как любая система не тождественна совокупности элементов. Как указывают некоторые авторы, можно выделить два момента в правах собственника: объективный (возможность совершать любые, с известными ограничениями, действия по отношению к имуществу) и субъективный (возможность совершать их по собственному усмотрению). Перечисление же правомочий возможно объяснить как следованием законодателя русской цивилистической традиции, так и необходимостью все же каким-либо образом дать наиболее общее понятие о содержании собственности. При таком подходе считается важным не принимать объяснительно-структурное суждение за аподиктическое, а тем более за основание и сущность собственности. Итак, собственность — это право наиболее полного господства над своей вещью.

Субъекты и объекты собственности

Отношения собственности, возникают лишь при условии существования двух субъектов. Примером может служить известный Робинзон Крузо. Он не был собственником, хотя имел вещи в собственном употреблении, потому что не с кем было вступать в отношения их отчуждения. И когда случай послал ему Пятницу, он делает просто — лишает его прав юридической и экономической самостоятельности, делая его членом общей семьи. Правда, собственность как отношения отчуждения — присвоения могут исчезнуть и в общественном производстве. Это возможно тогда, когда все члены такого общества в одинаковой степени смогут потреблять совместно добытый продукт, то есть когда совместное производство заканчивается не личным присвоением и потреблением общественного продукта, а совместным. Так велось в давней первобытной общине, где при ограниченных материальных благах они распределялись равными частями для поддержки каждого члена общины. Поэтому и не существовало собственности в их понимании. Такое может случиться и тогда, когда цивилизация достигнет уровня сверхдостатка материальных благ и пропадет необходимость личного присвоения.

Для возникновения отношений собственности необходимо, чтобы были контрагенты этих отношений, то есть люди, вещи, услуги, на основании которых могут возникнуть отношения между людьми касательно их присвоения. То есть отношения собственности должны характеризоваться субъектами и объектами.

Субъекты собственности — индивиды, физические особы, которые в процессе отчуждения — присвоения материальных благ и услуг могут вступать в отношения между собой по этому поводу. Это, как правило, юридически самостоятельные, экономически независимые участники общественно производства — отдельные работники, трудовые коллективы и государственные учреждения и ведомства.

Объекты собственности — ими может служить все разнообразие национального богатства, включая землю с ее недрами, водный и воздушный просторы, а также произведения интеллектуального труда.

Примечания

  1. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т46 - Ч.1 - С.479.
  2. ↑ Гражданское право России. Часть первая: Учебник/ Под ред. З.И.Цыбуленко. - М.: Юристъ. 1998. - С.258.
  3. ↑ Покровский И.А. — Основные проблемы гражданского права
  4. ↑ Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., "Русский язык", 1990
  5. ↑ Vasiljev, Sergei — The Property(September 10, 2008) at SSRN
  6. ↑ Гражданское право: учебник. Том 1. Под ред. Е.А. Суханова.
  7. ↑ По мнению Л. Беккера один из выделенных курсивом элементов обязательно должен присутствовать в связке.
  8. ↑ Право владения
  9. ↑ Л.П.Кураков. Экономика и право: словарь-справочник. ПРАВО РАСПОРЯЖЕНИЯ
  10. ↑ Л.П.Кураков. Экономика и право: словарь-справочник. ПРАВО ПОЛЬЗОВАНИЯ
  11. ↑ Институции Гая, том 2, п. 3,4
  12. ↑ Demsetz H. Toward a theory of property rights // American Economic Review. 1967. № 2. V 57.
  13. ↑ Хейне П. Экономический образ мышления. М., 1991. С. 325.
  14. ↑ Neil K. Komesar. Law’s limits. The rule of law and supply and demand of rights. Cambridge University Press. 2001. P. 126—135
  15. ↑ Каменецкий В. А., Патрикеев В. П. Собственность в XXI столетии М.: Экономика, 2004. С. 32.
  16. ↑ Дождев Д. В. Римское частное право. М.Норма 2002. С. 377—379.
  17. ↑ Даже более того, Дигесты Юстиниана донесли до нас изречение римского юриста Яволена, ставшее излюбленным для многих цивилистов: «В цивильном праве всякое определение чревато опасностью, ибо мало случаев, когда оно не могло быть опровергнуто» (D.50.17.202)
  18. ↑ Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 60, 101, 108, 111.
  19. ↑ Чичерин Б. Н. Собственность и государство. СПб.: Изд-во РХГА, 2005. С. 129

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

biograf.academic.ru