Ходатайство об отводе адвоката защитника в соответствии со ст. 72 УПК РФ. Отвод защитника


Отвод защитника в уголовном процессе – самоотвод адвоката

Судья: Козленкова Т.В. Докладчик: Ненашева И.В. Дело № 22к-2086/2012

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Липецк 18 декабря 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Бирюковой Н.К.

Судей Ненашевой И.В., Новичкова Ю.С.

с участием прокурора Марковой Ж.В.

адвоката П.Г.И.

при секретаре Кузнецове А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании материал по кассационной жалобе адвоката П.Г.И. на ПОСТАНОВЛЕНИЕ Липецкого районного суда от ДД.ММ.ГГГГ, которым отказано в удовлетворении жалобы о признании незаконным и необоснованным ПОСТАНОВЛЕНИЕ заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородиной М.Г. от ДД.ММ.ГГГГ об отводе защитника по уголовному делу по обвинению Д.С.Б.,

Заслушав доклад судьи Ненашевой И.В., адвоката, поддержавшего доводы жалобы; мнение прокурора об оставлении постановления суда без изменений, жалобы — без удовлетворения; судебная коллегия

установила:

Адвокат П.Г.И. обратился в Липецкий районный суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на действия зам.начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородиной М.Г. Свою жалобу обосновывал тем, что ДД.ММ.ГГГГ Бородина М.Г. вынесла ПОСТАНОВЛЕНИЕ о его отводе, как защитника обвиняемого Д.С.Б. по уголовному делу, возбужденному ДД.ММ.ГГГГ по ч.4 ст. 159 УК РФ, указав, что в ходе следствия он по этому же делу осуществлял защиту по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ свидетеля Н.А.А,

Основаниями для отвода защитника Бородина М.Г. указала положения ст. 72 УПК РФ, ч,4 ст. 6 ФЗ от 31.05.2002 года №63- ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката в целях недопущения нарушения права обвиняемого Д.С.Б. на защиту.

Суд, рассмотрев жалобу, в ее удовлетворении отказал.

В кассационной жалобе адвокат П.Г.И. просит ПОСТАНОВЛЕНИЕ суда отменить, как вынесенное с нарушением ст.7 и 72 УПК РФ, так как в решении должны быть указаны фактические обстоятельства и нормы материального процессуального права, регулирующие данные правоотношения, являющиеся основаниями для принятия такого решения.

Считает, что выводы суда основаны на надуманных обстоятельствах, без надлежащей проверки обжалуемого постановления, в связи с чем РЕШЕНИЕ суда подлежит отмене. Основаниями для отвода защитника заместитель начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области подполковник юстиции Бородина М.Г. указала положения ст. 72 УПК РФ, ч.4 ст. 6 ФЗ от 31.05.2002 года № 63 — ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, мотивируя целью недопущения нарушения права обвиняемого на защиту.

Согласно п.3 ч.1 ст. 72 УПК РФ такими обстоятельствами, исключающими участие в производстве по уголовному делу защитника является то, что он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого имподозреваемого, обвиняемоголибо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

В постановлении Бородиной М.Г. не указаны фактические обстоятельства, имеющие по делу, которые свидетельствовали бы о наличии противоречий между свидетелем Н.А.А и обвиняемым Д.С.Б., что свидетельствует о необоснованности данного постановления.

Фактически же интересы свидетеля Н.А.А, и обвиняемого Д.С.Б. не противоречат друг другу. Они оба считают, что данное уголовное дело возбуждено незаконно и необоснованно, поскольку судебными решениями подтвержден факт законности сделки и правомерность действий Д.С.Б., как бывшего директора ОАО «Липецкомплекс».

Считает, что действия и решения заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД РФ по ЛО Бородиной М.Г. нарушают право обвиняемого на защиту, а именно пользоваться помощью защитника, которому он доверяет в соответствии со ст.16 и п.8 ч.4 ст. 47 УПК РФ и ст. 48 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется право получения квалифицированной юридической помощи, и каждый обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться защитником.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД РФ по JIO Бородиной М.Г. от ДД.ММ.ГГГГ нарушает конституционное право на защиту обвиняемого Д.С.Б. и затрудняет профессиональному и своевременному ознакомлению его с материалами уголовного дела совместно с избранным им защитником.

Липецкий районный суд при рассмотрении жалобы не изучил надлежащим образом ПОСТАНОВЛЕНИЕ зам. начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородина М.Г. от ДД.ММ.ГГГГ об отводе защитника и сделал ошибочный вывод, что у Бородиной имелись основания об отводе защитника.

В обоснование своих выводов суд положил не отсутствие в постановлении оснований для отвода, т.е. наличие противоречий, и конкретные показания лиц, а надуманные пояснения заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД РФ по ЛО Бородиной М.Г., о наличии противоречий их интересов.

И тут же суд указал, что их показания не могут противоречить друг другу, в случае отрицания своей вины обвиняемым, соответственно имеется конфликт интересов. При этом забыв указать ещё довод Бородиной М.Г., что обвиняемый Д.С.Б. так же признан гражданским ответчиком по делу и вины своей не признает.

Поэтому, вывод суда о том, что участии одного и того защитника при защите интересов свидетеля и обвиняемого позволяет защитнику на любом этапе расследования уголовного дела пользоваться знанием позиции и интересов по делу другого лица, и это ограничивает право другого участника судопроизводства, что является нарушением уголовно процессуального закона, и может повлиять на принятие законного и обоснованного решения по делу, не основан ни на законе, ни на изложенных обстоятельствах, ни на материалах уголовного дела, которые суд даже не истребовал для исследования и противоречит положениям Конституционного Суда РФ

Согласно Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 октября 2004 г. N 333-0 «Оспариваемые заявителем нормы не могут быть истолкованы как предоставляющие органу, в производстве которого находится уголовное дело, возможность отказывать подозреваемому и обвиняемому в осуществлении его права на самостоятельный выбор защитника без достаточно веских оснований, связанных с необходимостью обеспечения как его права на защиту, так и прав и свобод других лиц, а также интересов правосудия. Такого рода отказ, как и отказ в удовлетворении любого другого ходатайства участника уголовного судопроизводства, должен оформляться в виде мотивированного постановления с указанием конкретных фактических оснований для его принятия и может быть обжалован прокурору или в соответствующий суд общей юрисдикции, которые с учетом всех обстоятельств дела оценивают, насколько обоснованно в каждом конкретном случае обвиняемому отказывается в допуске выбранного им защитника к участию в уголовном деле».

Кроме того, из действующего уголовно-процессуального закона не вытекает, что РЕШЕНИЕ об отводе защитника принимается исходя лишь из предположения о возможности возникновения противоречия интересов в будущем. Напротив, из пункта 3 части первой статьи 72 УПК Российской Федерации с определенностью следует, что наличие таких противоречий должно иметь место на момент принятия решения об отводе. (ОПРЕДЕЛЕНИЕ КС РФ от 9 ноября 2010 г. N 1573-0-0).

Проверив материалы дела в свете изложенных в жалобе доводов, судебная коллегия находит ПОСТАНОВЛЕНИЕ суда законным, обоснованным и мотивированным..

В данной ситуации суд правильно установил фактические обстоятельства по делу, указав, что ДД.ММ.ГГГГ СЧ СУ при УВД по Липецкой области возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.159 УК РФ по факту мошенничества в отношении ОАО «Липецккомплекс».

В ходе предварительного следствия ДД.ММ.ГГГГ в качестве свидетеля был допрошен Н.А.А,, защиту которого осуществлял адвокат П.Г.И. по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ следствием было предъявлено обвинение Д.С.Б. по ч.1 ст.201 УПК РФ, защиту его интересов осуществляла адвокат Федюкина Л.П.

ДД.ММ.ГГГГ от обвиняемого Д.С.Б. поступило заявление, что он отказывается от услуг адвоката Федюкиной Л.П. и желает, чтобы его интересы защищал адвокат П.Г.И., который представил следствию ордер адвоката № от ДД.ММ.ГГГГ на защиту интересов Д.С.Б.

ДД.ММ.ГГГГ заместитель начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородина М.Г. вынесла ПОСТАНОВЛЕНИЕ об отвода защитника П.Г.И. от участия в уголовном деле в качестве защитника обвиняемого Д.С.Б.

Согласно ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

В соответствии с одним из основных принципов уголовного судопроизводства, предусмотренных ст. 15 УПК РФ, функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и тоже должностное лицо.

Бремя доказывания обвинения и опровержение доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, согласно ч.2 ст.14 УПК РФ, лежит на стороне обвинения.

В соответствии п.3 4.1 ст.72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, которого он представляет.

Данная норма согласуется с положениями Федерального закона РФ от 31.05.2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ».

Согласно ч.4 ст.6 указанного Закона адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи поручение в случае, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

Согласно ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката — адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если интересы одного из них противоречат интересам другого; интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются разных позиций по одним и тем же эпизодам дела.

Суд пришел к правильному выводу о том, что заместитель начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородина М.Г., РЕШЕНИЕ которой обжалует заявитель, в соответствии со ст.38 УПК РФ является должностным лицом, которое в пределах своей компетенции, предусмотренной УПК РФ вправе осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, в том числе принимать РЕШЕНИЕ о допуске к участию в деле либо об отводе защитника.

Отказывая в удовлетворении жалобы суд правильно пришел к выводу, что на момент вынесения зам.начальника отдела СЧ СУ УМВД Бородиной М.Г., обжалуемого постановления, в производстве которой находится уголовное дело в отношении Д.С.Б., она допрашивала по уголовному делу, как обвиняемого, так и свидетелей, в том числе и свидетеля Н.А.А, и вывод о противоречии их интересов, сделанный на основании содержания показаний указанных лиц, является объективным.

В данной ситуации суд пришел к правильному выводу, что показания свидетеля Н.А.А,, выступающего свидетелем обвинения и показания обвиняемого Д.С.Б. не могут не противоречить друг другу, в случае отрицания своей вины обвиняемым, соответственно в данном случае имеется конфликт интересов.

При таких обстоятельствах довод кассационной жалобы о том, что интересы свидетеля Негробова и обвиняемого Доровского не противоречат друг другу является ничем иным, как предположением защитника.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что участие одного и того же защитника при защите интересов свидетеля и обвиняемого (хотя и в разное время), позволяет защитнику на любом этапе расследования дела, пользоваться знанием позиции и интересов по делу другого лица. В связи с чем, данным обстоятельством ограничивается право другого участника уголовного судопроизводства, что является в свою очередь нарушением уголовно-процессуального закона.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что РЕШЕНИЕ заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородиной М.Г. об отводе защитника — адвоката П.Г.И. соответствует требованиям закона, в том числе ст.7 УПК РФ, является обоснованным, постановленным надлежащим лицом, в производстве которого находится уголовное дело.

Довод кассационной жалобы адвоката П.Г.И. о нарушении конституционного права обвиняемого Доровского на защиту нельзя признать состоятельным, поскольку вопреки утверждению в жалобе, закрепленное в п.3 ч.1 и ч.2 ст.72 УПК РФ правило, предусматривающее отвод защитника в случае оказания им юридической помощи лицам, чьи интересы противоречат друг другу, не только не ограничивает право обвиняемого на защиту, а напротив, является дополнительной гарантией его реализации, поскольку направлено на исключение каких-либо действий со стороны защитника, могущих прямо или косвенно способствовать неблагоприятному для его подзащитного исходу дела.

При изложенных обстоятельствах, Суд первой инстанции законно и обоснованно отказал в удовлетворении жалобы адвоката П.Г.И. на действия зам.начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородиной М.Г. Принятое РЕШЕНИЕ судом надлежаще мотивированно.

При рассмотрении материала судом в полной мере учтены все имеющие значение обстоятельства. С мотивами, приведенными в постановлении суда, судебная коллегия соглашается ввиду их обоснованности и законности. ПОСТАНОВЛЕНИЕ суда соответствует требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ.

Нарушений норм действующего законодательства, в том числе требований ст.125 УПК РФ при рассмотрении жалобы и вынесении постановления судом не допущено. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы заявителя П.Г.И. не имеется, поскольку оно не содержит обоснованных доводов, свидетельствующих о наличии предусмотренных законом оснований для отмены обжалуемого постановления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Липецкого районного суда Липецкой области от ДД.ММ.ГГГГ, которым отказано в удовлетворении жалобы адвоката П.Г.И., оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя П.Г.И. — без удовлетворения.

Председательствующий: (подпись) Н.К.Бирюкова

Судьи (подписи) И.В. Ненашева

Ю.С.Новичков

Копия верна: Докладчик: И.В.Ненашева

fibradecor.ru

Ходатайство об отводе адвоката защитника в соответствии со ст. 72 УПК РФ - Адвокат в Самаре и Самарской области

Процедура отвода защитника встречается по уголовным делам намного реже, чем замена защитника и отказ от защитника, хотя, названные процедуры могут пересекаться по своим правовым основаниям. Например, в случае, если защитник своими действиями вредит интересам защищаемого (или представляемого) им лица, то от такого защитника можно не отказываться, а заявить ему отвод, что не противоречит положениям ст.ст.72, 69 и 61 УПК РФ. Более того, поскольку в ст. 72 УПК РФ предусмотрена прямая отсылка к положениям ст.69 УПК РФ, то, отвод защитнику можно заявить также в случае выявившейся его некомпетентности (неопытности), что несовместимо с конституционным установлением о квалифицированной юридической помощи, которую должен оказывать защитник.

Вместе с тем, хотя в ст.69 УПК РФ содержится отсылка к ст.61 УПК РФ, вряд ли будет правильным заявлять отвод защитнику по основанию его заинтересованности в исходе дела (ч. 2, ст.61 УПК РФ), поскольку, в отличие от судьи, прокурора, следователя, обязанных быть объективными, такого требования к защитнику в УПК РФ не устанавливается.

Таким образом, расширительное толкование ст.ст. 61, 69, 72 УПК РФ ограничивается иными положениями уголовно-процессуального законодательства, в частности, положениями п.11, ч.1, ст.53 УПК РФ, дозволяющими защитнику использовать иные, не запрещённые УПК РФ средства и способы защиты. Отсюда следует, что отвод защитнику по таким основаниям, как выявившаяся его некомпетентность или совершение действий, вредящих интересам защищаемого, может быть заявлен только его подзащитным. Но, такой отвод может быть не принят судом, следователем, особенно, если защитник назначен в порядке ст. 51 УПК РФ. Тогда подозреваемым, обвиняемым применяются процедуры отказа от защитника и замены защитника. В последние годы всё чаще встречаются случаи, когда судья, следователь не принимают заявленный отказ от защитника, даже если это защитник по соглашению. Но по нашему мнению, расторжение с адвокатом соглашения на защиту влечёт прекращение статуса защитника у такого адвоката ввиду отсутствия с ним соглашения на защиту. Представленный ранее адвокатом ордер на защиту, в котором обязательна ссылка на соглашение, утрачивает своё юридическое значение. А новый ордер адвокат выписать не может по причине отсутствия другого соглашения с данным подозреваемым, обвиняемым.

Действия следователя, судьи, когда они выносят решение о назначении защитником в порядке ст. 51 УПК РФ данного адвоката, с которым соглашение на защиту было расторгнуто, не основано на законе и нарушает право подозреваемого, обвиняемого на защиту, в том числе, право на отказ от конкретного адвоката защитника и право на замену участвующего в уголовном деле адвоката защитника.

Следователю СО СУ МВД РФ

по городу Самара

Иванову И.И.

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

Тел. +7-987-928-31-80

представителя потерпевшего

Д.____________________.

«____» _________ 201 ___ г

Ходатайство № 15

об отводе адвоката защитника

в соответствии со ст.72 УПК РФ

В Вашем производстве находится уголовное дело № 111222333444, возбужденное по ст._____ УК РФ в отношении А. __________________.

В качестве защитников А._________ по данному уголовному делу допущены адвокаты Т.____________ и Ш.____________.

Мной в установленном законом порядке, по данному уголовному делу осуществляется представительство интересов потерпевшего Д. ________.

Полагаю, адвокат Т.____________ не может осуществлять в данном уголовном деле защиту А.____________ и подлежит отводу по следующим основаниям:

В соответствии с ч.6, ст.49 УПК РФ, один и тот же адвокат не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

В соответствии с п.3, ч.1, ст.72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

Данное уголовное дело выделено из уголовного дела № 555444333222 в соответствии со ст.154 УПК РФ, так как уголовное дело № 555444333222 направлено в суд для рассмотрения в особом порядке в отношении обвиняемого Г.____________, признавшего свою вину в совершении преступления, предусмотренного ст._____ УК РФ. При этом, обвинение в отношении Г._________ предусматривает совершение им данного преступления в соучастии с А.

Защиту Г.___________ в суде осуществлял адвокат Т.___________.

По нашему уголовному делу № 111222333444, по эпизоду обвинения в отношении А. о совершении им преступления в соучастии с Г.__________, А.__________ свою вину полностью отрицает и утверждает, что его оговорили свидетели обвинения, одним из которых является Г.________, в проведении очной ставки с которым А._____________ было отказано на том основании, что уголовное дело в отношении Г.__________ передано в суд и А.___________ может оказать на Г.___________ воздействие.

Таким образом, в нарушение требований ч.6, ст.49 УПК РФ, адвокат Т.__________ осуществляет по уголовному делу № 111222333444 защиту лица (А.___________), интересы которого противоречат другому лицу (Г._____________), защиту которого осуществлял один и тот же адвокат Т._____________.

Интересы этих лиц, защиту которых осуществлял и осуществляет адвокат Т._____________, прямо противоречат друг другу, поскольку, если А.____________ отрицает совершение преступления в соучастии с Г._____________, то, Г.__________ свою вину в этом полностью признал и заключил с органами предварительного расследования соглашение о сотрудничестве. После передачи уголовного дела в суд Г.___________ подтвердил желание рассмотреть его уголовное дело в особом порядке в присутствии своего защитника — адвоката Т.______________.

Исходя из вышесказанного,

руководствуясь ст. ст. 45; 49; 72 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Отвести адвоката Т.___________ от участия в данном уголовном деле № 111222333444 в качестве защитника А._____________.

Приложение:

— копия приговора в отношении Г.______________;

С уважением,

Представитель потерпевшего Д.

адвокат                                                ____________________ А.П. Антонов

pravo163.ru

Отвод адвоката в уголовном процессе основания

Из материалов дела следует, что адвокат М.. принимал участие в следственных действиях с участием свидетелей в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 189 УПК РФ. На этапе выполнения требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, тот же адвокат М. вступил в дело в качестве защитника обвиняемого В. На основании того, что следователь, ведущий производство по делу включил показания свидетелей, которым адвокат М. оказывал юридическую помощь, в перечень доказательств обвинения и, руководствуясь п. 3 ч.1 ст. 72 УПК РФ, защитник обвиняемого был отведен из уголовного дела. Следователь в своем постановлении указал, в частности, что адвокат М. принимал участие в следственных действиях с участием лиц, которые имеют «статус свидетелей со стороны обвинения».

Отвод адвоката в уголовном процессе: основания, ходатайство

Решение об отводе адвоката-представителя в ходе досудебного производства по уголовному делу принимает дознаватель, следователь или прокурор, а в судебном производстве — суд, рассматривающий уголовное дело, или судья, председательствующий в суде с участием присяжных заседателей (ч. 1 ст. 69, ч. 2 ст. 72 УПК РФ). Демократизм, гуманизм и справедливость современного российского уголовного процесса проявляется в том, что уголовно-процессуальный закон в интересах всемирной охраны, защиты и реализации субъективных процессуальных прав человека и гражданина, причастных к совершенному преступлению или обвиняемых в совершении его, основываясь на возрастных, личностных и иных критериях, закрепляет обязательное участие адвоката в уголовном судопроизводстве.

Отвод адвокату

Защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он: 1) ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого; (в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ) (см.

Адвокатские тайны

Ситуация на практике Как показывает анализ многих дел, следователи принимают решения об отводе защитника только в отношении одного из доверителей. Такие действия часто обжалуются самими адвокатами, несогласными с основаниями отстранения.

Важно

Суды, в свою очередь, признавая противоправность таких решений, негативную оценку им не дают. Все это существенно осложняет судопроизводство и мешает нормальному выполнению адвокатом своих обязанностей.

Внимание

Представляется, что в таких случаях активные действия надлежит предпринимать самому адвокату. В частности, речь идет о том, что в своем ходатайстве он должен четко и ясно указать, что отстранение должно произойти от всего дела в целом.

Разумеется, предотвратить такую ситуацию возможно далеко не всегда. Зачастую о конфликте интересов становится известно только в судебной инстанции.

Основания для отвода адвоката

Таким образом, до рассмотрения дела судом по существу и оценки этих показаний в приговоре или ином решении суда 1 инстанции, любой однозначный вывод о направленности показаний указанных свидетелей представляется преждевременным и не соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона. Вышесказанное позволяет прийти к следующему выводу. Адвокат М., действовавший в порядке, предусмотренном ст. 189

УПК РФ, не представлял интересы свидетелей, которые могли бы противоречить интересам обвиняемого. Перечень обстоятельств, исключающих участие адвоката в уголовном деле (ст.

72 УПК РФ), не включает в себя указание на отстранение адвоката в случаях оказания им юридической помощи другим участникам уголовного дела при отсутствии противоречий в интересах.

Отвод адвоката.

Инфо

Эта позиция подкрепляется тем, что согласно статье 17 УПК судья, следователь, дознаватель и прокурор оценивают доказательства самостоятельно и по своему внутреннему убеждению, причем никакие доказательства, в том числе и показания свидетеля не имеют заранее установленной силы. Поэтому утверждения стороны обвинения в рассматриваемом случае, что показания свидетелей относятся к доказательствам обвинения, имеют точно такое же оценочное значение как утверждение защитника, который те же самые показания указал как доказательства защиты.

Кроме того доказательства, подтверждающие позицию защиты, точно так же как и доказательства, подтверждающие обвинение, указываются в обвинительном заключении.

Отвод адвоката

Перейти к загрузке файла В комплексе процессуальных прав подозреваемого, обвиняемого, подсудимого имеется и такое, как право отказаться от юридической помощи защитника-адвоката в любой момент производства по уголовному делу ( ч. 1 ст. 52 УПК РФ). Процессуальные действия, произведенные без участия адвоката, после допуска защитника к делу повторно не проводятся. Кроме замены адвоката и отказа от него закон также предусматривает обстоятельства, исключающие участие в уголовном деле адвоката-защитника и адвоката-представителя. Выполнять эти процессуальные роли адвокат не вправе в предусмотренных п. 1-3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ случаях. Во-первых, если ранее он участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, переводчика, специалиста или понятого.

rusblank.ru

Отвод защитника в уголовном процессе

Сторона защиты в уголовном процессе обязательно должна быть в лице профессионального юриста, но ст. 72 УПК РФ предусматривает обязанность отвести этого участника. На практике бывают случаи, когда подзащитный отказывается от адвоката и продолжает осуществлять свою защиту самостоятельно, но такие случаи крайне редки, поскольку для данного шага должны быть веские причины и умение ориентироваться в законодательстве. Представление интересов подозреваемого необходимо, прежде всего, для него самого. Будучи защищенным, он реализует гарантированное ему право.

Отвод адвоката в уголовном процессе: основания, ходатайство

В 2015 году в интернете появилась новость о том, что попавший за многомиллионное хищение предприниматель Дроздов обвиняет своего адвоката в предательстве.

Инфо

Обвинение строилось так: подсудимый был генподрядчиком по устройству объектов для проведения саммита, завысив существенно цены, он выводил их с помощью другого юридического лица, директор которого был признан соучастником.

Тот, с кем Дроздов заключил соглашение, сначала сотрудничал с предпринимателем, но после стал защищать подельника, чем вызвал негодование первого доверителя. Поскольку позиции соучастников кардинально отличались, Дроздов заявил о необходимости отвести своего бывшего поверенного.

Важно

Однако из-за различий в толковании пробела в законе (когда нет в норме соответствующего положения)иногда суд встаёт на сторону лица, которого отстранили от дела неправомерно.

Примеры из практики:
  1. А.

Адвокатские тайны

Внимание Защищать должен юрист, когда:
  • отсутствует зафиксированный отказ;
  • на скамье подсудимых – несовершеннолетний гражданин, непонимающий языка иностранец либо страдающий от психического или физического расстройства, препятствующего доказыванию собственной правоты;
  • дело будет рассматриваться судом присяжных;
  • инкриминируемое преступное деяние влечёт назначение наказания более 15 лет либо высшей меры наказания;
  • в случае обращения с ходатайством о допуске лица, с которым заключено соглашение.

В кодексе расписан обширный круг адвокатских полномочий, кроме участия во всех следственных мероприятиях и судебных заседаниях, он вправе наедине встречаться со своим доверителем, выстраивать позицию, знакомясь с документами, приобщёнными к делу, запрашивая сведения и информацию там, где он считает необходимым, путём направления запроса.

23 отвод адвоката.

Однако если обстоятельства дела стали известны защитнику и адвокату-представителю не в связи с оказанием юридической помощи или обращением за ней (например, лицо, приглашенное в качестве защитника либо представителя, до этого случайно было очевидцем события преступления и может подтвердить алиби обвиняемого), они могут быть допрошены в качестве свидетелей и тогда подлежат отводу, а с согласия или по инициативе своих доверителей — заменены другим защитником или представителем. Единственное исключение из общего правила состоит в том, что защитник или адвокат-представитель по их собственной инициативе могут быть допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах производства по данному делу, если этого требуют интересы подозреваемого или обвиняемого (например, о допущенных следователем процессуальных нарушениях). В таком случае защитник в дальнейшем подлежит отводу.

Отвод адвоката.

Соответственно, ничему противоречить позиция свидетеля не должна (ни стороне обвинения, ни противоположной ей).Участие ранее в деле в ином статусе предопределяет отвод лица, но только при рассмотрении того же самого дела, а не другого.

Пример из практики: К. обратился с жалобой на отмену приговора, указав, что в другом деле, где К. был осужден к лишению свободы, прокурор давал свидетельские показания, а защитник – бывшей потерпевшей, и, таким образом, должна была заявить самоотвод.

Суд, рассмотрев доводы К., не пошёл ему навстречу. В жалобе отказано, поскольку к настоящему делу обстоятельства не относятся, заинтересованности в исходе настоящего дела у прокурора не было, а защитница занимала активную позицию в пользу К.

Please enable javascript

Эта позиция подкрепляется тем, что согласно статье 17 УПК судья, следователь, дознаватель и прокурор оценивают доказательства самостоятельно и по своему внутреннему убеждению, причем никакие доказательства, в том числе и показания свидетеля не имеют заранее установленной силы.

Поэтому утверждения стороны обвинения в рассматриваемом случае, что показания свидетелей относятся к доказательствам обвинения, имеют точно такое же оценочное значение как утверждение защитника, который те же самые показания указал как доказательства защиты. Кроме того доказательства, подтверждающие позицию защиты, точно так же как и доказательства, подтверждающие обвинение, указываются в обвинительном заключении.

Отвод защитника и представителей

Решение об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса. 1. Часть первая комментируемой статьи содержит детальный перечень обстоятельств, в силу которых прежде всего адвокат, а также другое лицо, которое по закону вправе выступать защитником обвиняемого или подозреваемого, а также представителем сторон, могут оказаться психологически несвободны, связаны в отстаивании своей позиции в уголовном деле. Отвод такому лицу может быть заявлен любым другим участником процесса как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, а разрешается в общем порядке тем, в чьем производстве находится уголовное дело. (Пример наличия оснований для отвода защитника, защищавшего двух обвиняемых с противоположными интересами, см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 8. С. 15 — 16.) 2.

Отвод защитника в уголовном процессе

В отечественном законодательстве предусмотрена возможность заявить отвод адвокату. В уголовном процессе этим правом наделяются все участники производства. Кроме того, на стадии расследования отвод может заявить следователь.

В этом случае он выносит постановление. Рассмотрим далее порядок и основания отвода адвоката в уголовном процессе.

Общие сведения В УПК закреплен исчерпывающий перечень случаев, когда может быть заявлен отвод адвокату в уголовном процессе обвиняемым, прокурором или иным участником производства. Институт отвода основывается на наличии заинтересованности защитника в результате разбирательства.

Она, вне зависимости от своей природы, делает адвоката необъективным.

Нельзя сказать, что в судебной практике отвод адвоката в уголовном процессе – распространенное явление.

Отвод адвоката в уголовном процессе

С момента допуска к участию в уголовном деле на досудебном производстве адвокат-защитник вправе: иметь наедине свидания с подозреваемым и обвиняемым; присутствовать при предъявлении обвинения; участвовать в допросе обвиняемого, подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с их участием, по их ходатайству или ходатайству самого защитника; знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием его подзащитного, иными документами, представленными подозреваемым, обвиняемым; заявлять ходатайства и отводы; знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения, снимать копии с материалов уголовного дела; приносить жалобы на действия и бездействие дознавателя, следователя, прокурора, суда ( ч.1 cт. 53 УПК РФ).

avtojurist-nn.ru

В КС направлена жалоба на отвод защитника от участия в деле через допрос

Представитель заявительницы, адвокат Нвер Гаспарян сообщил «АГ», что суды в разных регионах используют аналогичную аргументацию, чтобы отказать адвокатам в удовлетворении жалоб об их незаконных допросах в порядке ст. 125 УПК РФ.

13 марта в Конституционный Суд направлена жалоба адвоката АП Ставропольского края Натальи Гольцевой, которая сообщила о нарушении ее конституционных прав применением ст. 19, 56, 72, 113 и 125 УПК РФ. Обращению в КС предшествовали следующие обстоятельства.

В феврале 2016 г. следователь решил допросить адвоката Наталью Гольцеву по уголовному делу, в котором она участвовала в качестве защитника. Адвокат в связи с этим обратилась в Совет адвокатской палаты с просьбой разъяснить, как действовать в подобной ситуации, и одновременно предложила следователю подождать ответа. Однако тот вынес постановление о принудительном приводе защитника. 11 февраля 2016 г. Наталью Гольцеву допросили, после чего следователь вынес постановление об отводе ее от участия в уголовном деле.

Адвокат обратилась в суд с жалобой на действия следователя в порядке ст. 125 УПК, указав на незаконное проведение ее допроса в качестве свидетеля и на незаконность постановления следователя о ее приводе. Суд постановил оставить жалобу без удовлетворения.

Апелляционная инстанция отменила решение нижестоящего суда, однако при этом апелляция определила прекратить производство по жалобе адвоката. В качестве обоснования суд указал, что незаконный привод и допрос адвоката в качестве свидетеля не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ, а затрагиваемые вопросы могут быть предметом судебного разбирательства в случае рассмотрения уголовного дела по существу. Кассационная инстанция также оставила жалобу без удовлетворения.

Как рассказал «АГ» представитель Натальи Гольцевой, советник ФПА РФ, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края Нвер Гаспарян, в своей жалобе она указала, что оспариваемые положения УПК, по ее мнению, не позволяют на стадии предварительного расследования обжаловать в суд процессуальные действия следователя, которые причинили ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, в том числе обжаловать решение о допросе адвоката в качестве свидетеля и о принудительном его приводе с последующим отводом от участия в деле, повлекшее нарушение права обвиняемого на защиту посредством выбранного защитника.

Читайте также

Допрос адвоката обжалованию не подлежит?

Обращение в КС стало следствием отказов судов в обжаловании незаконных допросов в порядке ст. 125 УПК

15 Марта 2018

В жалобе адвокат отметила, что указание суда апелляционной инстанции на то, что затрагиваемые вопросы могут быть предметом судебного разбирательства в случае рассмотрения уголовного дела по существу, не может быть реализовано, так как после произведенного допроса в качестве свидетеля заявительница постановлением следователя была отстранена от участия в деле и не могла участвовать в предстоящем судебном разбирательстве, обжаловать допрос, привод и отвод.

В своем обращении Наталья Гольцева сослалась на подп. 5 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности, согласно которому адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя. Также она указала, что в соответствии с п. 2 ст. 8 этого закона адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.    

Комментируя ситуацию «АГ», Нвер Гаспарян указал, что знает о существовании аналогичных дел: «Как мне стало известно от коллег, суды и в иных регионах взяли на вооружение вышеприведенную аргументацию и стали отказывать адвокатам в обжаловании незаконных допросов в порядке ст. 125 УПК РФ. Понимая, что такое “прецедентное право” представляет большую опасность для сообщества и противоречит целому ряду статей Конституции РФ, мы обратились в Конституционный Суд».

Стоит отметить, что ранее «АГ» писала об аналогичном отводе защитника от участия в деле в Республике Коми.

www.advgazeta.ru

ОТВОД ЗАЩИТНИКА И ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ

АрхеологияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБотаникаБухгалтерский учётВойное делоГенетикаГеографияГеологияДизайнИскусствоИсторияКиноКулинарияКультураЛитератураМатематикаМедицинаМеталлургияМифологияМузыкаПсихологияРелигияСпортСтроительствоТехникаТранспортТуризмУсадьбаФизикаФотографияХимияЭкологияЭлектричествоЭлектроникаЭнергетика

Защитник, представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если они, во-первых, ранее участвовали в производстве по тому же уголовному делу в каче- стве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого (п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК). Предыдущее выполнение ими названных функций по данному делу может озна- чать преждевременную информированность их о доказательственных материа- лах и доводах противоположной стороны, что нарушает соблюдение принципа равенства сторон в состязательном уголовном судопроизводстве. Например, бу- дучи ранее свидетелем, экспертом или специалистом по данному делу со стороны защиты, представитель гражданского истца может получить перед этой стороной

 

неоправданное преимущество, поскольку будет заранее знать часть доказательств, приводимых ею в свою пользу. Защитник подозреваемого или обвиняемого и ад- вокат — представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответ- чика по общему правилу не могут быть допрошены в качестве свидетеля об об- стоятельствах уголовного дела, ставших им известными при выполнении своих профессиональных обязанностей по оказанию юридической помощи, независи- мо от времени и обстоятельств получения ими таких сведений. Поэтому непра- вомерны попытки допросить указанных лиц в качестве свидетелей (особенно с целью искусственного создания основания для их последующего отвода) об этих обстоятельствах1. Однако если обстоятельства дела стали известны защит- нику и адвокату — представителю не в связи с оказанием юридической помощи или обращением за ней (например, лицо, приглашенное в качестве защитника либо представителя, до этого случайно было очевидцем события преступления, алиби обвиняемого и т.п.), они могут быть допрошены в качестве свидетелей, и тогда подлежат отводу, а с согласия или по инициативе своих доверителей — и замене- ны другим защитником или представителем. Единственное исключение из об- щего правила состоит здесь в том, что защитник или адвокат-представитель по их собственной инициативе могут быть допрошены в качестве свидетелей об об- стоятельствах производства по данному делу, если этого требуют интересы по- дозреваемого или обвиняемого (например, о допущенных следователем процес- суальных нарушениях). В таком случае защитник в дальнейшем подлежит отводу (см. об этом также § 17 гл. 5 учебника). Вместе с тем если защитник, представи- тель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика ранее при- нимали участие в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секрета- ря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого по другому уголовному делу, хотя бы и по обвинению того же самого лица, они отводу не подлежат.

Во-вторых, защитник и представители не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если они являются близкими родственниками или родственниками судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, прини- мающего либо принимавшего ранее участие в производстве по данному уголовному делу, или другого лица, интересы которого противоречат интересам участника уго- ловного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты (п. 2 ч. 1 ст. 72). Следует иметь в виду, что основанием для отвода защитника и представи- телей служат родственные отношения, но не отношения свойства (братья, сестры, родители и дети другого супруга) либо их иные близкие отношения (тесные семей- ные узы, личная дружба) с судьей, прокурором, следователем, дознавателем, секрета- рем судебного заседания.

В-третьих, обстоятельством, исключающим участие в производстве по уголов- ному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или граж- данского ответчика, является оказание ими по данному делу или ранее юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозре- ваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца,

 

1 См. определение Конституционного Суда РФ от 06.07.2000 № 128-О // Российская газета. 03.08.2000 г.

 

гражданского ответчика. Противоречие интересов обвиняемых и подозреваемых, слу- жащее основанием для отвода или самоотвода защитника, может выражаться: в дей- ствиях обвиняемых или подозреваемых, когда, например, один из них дает показания против другого; в объективном противоречии их интересов, например, если оба подозреваемых, обвиняемых полностью отрицают свою причастность к совершению преступления, которое по обстоятельствам дела не мог совершить кто-либо другой. Аналогичным образом противоречие интересов представляемых лиц служит основа- нием для отвода и самоотвода представителей потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика.

Решение об отводе, заявленном защитнику или представителю потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, принимается в порядке, аналогич- ном тому, который установлен для отвода переводчика (см. об этом § 6 настоящей главы).

Адвокат вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого или подо- зреваемого (ч. 7 ст. 49) лишь в форме самоотвода при наличии обстоятельств, исклю- чающих его участие в производстве по уголовному делу.

 

 

studopedya.ru

Отвода адвокату в уголовном процессе

Отвод адвоката возможен только по обстоятельствам, перечисленным в статье 72 УПК РФ. Список оснований отвода адвоката является исчерпывающим, то есть по другим основаниям заявить отвод нельзя. Этот постулат подтвердил в постановлении 2009 года Конституционный суд РФ.

Примечательно, что УПК говорит об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика. То есть, например, отвод адвоката истца возможен, а об отводе адвокате свидетеля речи нет.

Рассмотрим на примерах обстоятельства, при которых возможен отвод. Потерпевшая от разбойного нападения заключила соглашение с адвокатом. Последующее участие адвоката в деле невозможно, если:

  1. Ранее этот адвокат выступал в роли понятого при проведении такого следственного действия, как осмотр места происшествия. То есть участие адвоката в качестве понятого исключает дальнейшей возможности защиты потерпевшего в этом уголовном деле. Также вероятность участия исключается при участии в производстве по данному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, начальника органа или подразделения дознания, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста или переводчика.
  2. Впоследствии выяснилось, что адвокат оказался родственником судьи или секретаря судебного заседания, работников прокуратуры или следственным органов, участвующих в производстве по данному делу или же иным лицам, интересы которых противоречат интересам доверителя. Это связано, прежде всего, с необходимостью устранить возможные злоупотребления с каждой из сторон. Была ситуация, когда адвокат настолько сочувствовал потерпевшей, что обращался к судье (который был его братом) с просьбой назначить максимальное наказание подсудимому. Это противоречит основным принципам судебной системы: осуществление правосудия исключительно судом, независимость судей и равноправие сторон.
  3. Адвокат ранее оказывал или оказывает в настоящий момент правовую помощь лицу, интересы которого прямо или косвенно противоречат интересам подзащитного или представляемого им потерпевшего, гражданского истца или ответчика.

Если вас интересует можно ли сделать отвод адвокату в уголовном процессе, ответ очевиден - можно. Что касается процедуры отвода адвокату в уголовном процессе , то здесь закон говорит об идентичности ее с процедурой отвода переводчика. Так, при досудебном производстве происходит отвод адвокату следователем или дознавателем, а в ходе судебного производства - отвод адвоката судом или председательствующим судьей (в случае рассмотрения дела присяжными заседателями).

Оценивая ГПК на предмет возможности отвода адвоката в гражданском процессе , мы видим, что такое право не предусмотрено.

Однако рассмотрим случай на практике, в котором отвод адвоката истца в гражданском процессе является допустимым. Некоторое время назад юрист представлял интересы мужчины, которому супруга не давала согласия на развод. Сейчас экс-супруга наняла этого же юриста для представления интересов в суде по делу о разделе имущества. Мужчина возмущен, ведь существует риск разглашения какой-либо важной информации. Хотя такие доказательства и будут получены незаконным путем, а потому и не могут быть приобщены к делу, такая ситуация может значительно затянуть и усложнить процесс. Мужчина заявил ходатайство об отводе адвоката истицы. Хотя такого права и не предусмотрено в ГПК, практика сложилась в пользу заявляющих ходатайство лиц. Напомним, что если бы речь шла не о частнопрактикующем юристе, а об адвокате, то за такие действия можно было бы привлечь последнего к дисциплинарной ответственности с санкцией вплоть до лишения статуса адвоката.

Смотрите также:

yuradkom.ru