Судебная практика: оправдательный приговор. Основания вынесения оправдательного приговора. Статистика оправдательных приговоров в России. Оправдательный приговор судебная практика


Оправдательный приговор (пример из судебной практики)

      В силу ст. 16 УПК, а также конституционного принципа презумпции невиновности (ст. 26 Конституции Республики Беларусь), обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Орган уголовного преследования и суд не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого. Сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого, что в определенных случаях может послужить основанием для постановления оправдательного приговора.

     Ш. и В. обвинялись в том, что они, действуя совместно с другими неустановленными лицами, группой лиц по предварительному сговору, осуществили незаконную порубку деревьев, чем причинили ущерб в особо крупном размере, а также в подделке официальных документов и использование заведомо подложных документов, т.е. совершили преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 277 УК и ч.2 ст. 380 УК.

    На стадии судебного производства мной было  принято поручение по защите одного из обвиняемых, второго обвиняемого защищала адвокат Бабарико Диана Сергеевна.

         В судебном заседании обвиняемые Ш.и В. вину не признали, хотя на стадии досудебного производства давали признательные показания. Обвиняемые показали, что незаконной порубкой деревьев не занимались, во время совершения преступления находились дома, оговорили себя по просьбе иных лиц. Кроме того, их ввели в заблуждение, обещая, что взяв на себя вину за действия иных лиц, они понесут только административную ответственность, и все денежные взыскания за них будут оплачены.

         Одним из доказательств виновности обвиняемых стороной обвинения были представлены признательные показания Ш. и В., данные ими в ходе предварительного следствия. Сторона защиты настаивала на невиновности обвиняемых и принятии во внимание показаний обвиняемых в суде об их непричастности к совершению преступления. По ходатайству защиты в суде были допрошены новые свидетели, в том числе для подтверждения «алиби» обвиняемых и опровержения версии обвинения, истребованы данные о телефонных соединениях по абонентским номерам не только обвиняемых, но и всех свидетелей, находившихся на месте преступления, сведения о месте нахождения абонентов.

    Суд, исследовав представленные доказательства, пришел к выводу о недостоверности показаний обвиняемых о причастности к совершению незаконной порубки деревьев (т.е. показаний на предварительном следствии), а также суд, проверив и оценив представленные доказательства как каждое в отдельности, так и в их совокупности,  пришел к выводу, что предъявленное Ш. и В. обвинение не подтверждено достаточными доказательствами, и обвиняемые подлежат оправданию за недоказанностью их участия в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 277 УК.

    В соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2006 года №8 «О практике постановления судами оправдательных приговоров» лицо подлежит оправданию за недоказанностью его участия в совершении преступления (п.3 ч.1 ст. 357 УПК), если в ходе судебного разбирательства событие преступления и его последствия установлены, но представленными суду доказательствами не подтверждаются или исключается его совершение обвиняемым; в результате судебного разбирательства не устранены сомнения в обоснованности предъявленного обвинения, которые в силу ч.3 ст. 16 УПК толкуются в пользу обвиняемого; доказательства, представленные стороной обвинения, отвергнуты судом по причине их недопустимости, недостоверности или недостаточности.

    При рассмотрении данного уголовного дела был постановлен оправдательный приговор и в части обвинения по ч. 2 ст. 380 УК (подделка документов) за отсутствием в деянии обвиняемых состава преступления.

     В соответствии с п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2006 года №8 «О практике постановления судами оправдательных приговоров», оправдание за отсутствием в деянии обвиняемого состава преступления (п. 2 ст. 357 УПК) должно следовать, когда деяние в действительности совершено, но уголовным законом оно не признается в качестве преступления либо не содержит всех признаков состава преступления: обвиняемый не является субъектом преступления; отсутствует административная преюдиция; нет причинной связи между действием (бездействием) и общественно опасными последствиями.

     По мнению стороны обвинения, Ш. и В., действуя совместно, группой лиц по предварительному сговору, путем введения в заблуждение работников лесничества  получили заведомо подложные официальные документы – ордера на вырубку древесины, а также не намереваясь производить вырубку древесины, использовали заведомо подложные официальные документы, предъявив должностным лицам, выявившим факт незаконной порубки древесины. Сторона защиты настаивала, что указанные официальные документы (ордера на вырубку дровяной древесины) не являются подложными и могут быть использованы в другом выделе в течение месяца или вообще          не использоваться.

     Судом было установлено, что документы (ордера на вырубку дровяной древесины) составлены уполномоченными должностными лицами, в соответствии с требованиями, предъявляемыми к данным документам, они не содержат недостоверных сведений и признаков подделки, поэтому данные официальные документы не являются подложными, соответственно, в действиях обвиняемых отсутствует вмененный стороной обвинения признак подделки указанных официальных документов.

         Более того, в соответствии с диспозицией ст. 380 УК использование заведомо подложного документа состоит в предъявлении его должностному лицу с целью приобретения таким способом конкретного права или освобождения от обязанности.

         По мнению стороны обвинения, Ш. и В. использовали указанные официальные документы для сокрытия факта совершенной незаконной порубки деловой древесины. Сторона защиты полагала, что предъявление обвиняемыми должностным лицам ордеров на вырубку дровяной древесины не предоставляло и не могло предоставить им право на вырубку деловой древесины, как и не могло, скрыть факт незаконной порубки древесины, и освободить от обязанности по возмещению вреда, причиненного незаконной вырубкой. Поэтому данные официальные документы не могут быть отнесены к официальным документам, предоставляющим права или освобождающими от обязанностей, в то время как именно такое свойство документов является условием наступления уголовной ответственности в соответствии  со ст. 380 УК.

Суд, приняв во внимание доводы защиты, пришел к выводу о невиновности обвиняемых, тот факт, что обвиняемые не намеривались использовать предоставленные им на основании данных ордеров право на вырубку дровяной древесины, а предъявили для убедительности версии об их причастности к данной незаконной вырубке, не образует состав преступления, предусмотренный ст. 380 УК.

         Приговор был опротестован, однако апелляционная инстанция оставила приговор без изменения, приговор вступил в законную силу.

      Справедливость и законность восторжествовали, суд оправдал обвиняемых полностью, однако  это был сложный процесс: проведено не одно судебное заседание, допрошено много свидетелей, по ходатайству государственного обвинителя суд предоставлял время для сбора дополнительных доказательств, рассмотрение дела затянулось еще на два месяца; в общей сложности судебное разбирательство продолжалось более полугода. Такая сложность, затратность и длительность процесса в какой-то мере связана с первоначально избранной подзащитными признательной позицией на предварительном следствии.  Если бы граждане своевременно обратились за юридической помощью, доверились   адвокатам еще на стадии досудебного разбирательства, если бы не доверяли свою судьбу иным лицам, которые ввели их в заблуждение о последствиях признательных показаниях, наивно полагая, что будут привлечены лишь к административной ответственности, можно было избежать значительных затрат.

         Важно помнить: любая помощь, в том числе юридическая, должна быть своевременной, не затягивайте с проблемами, доверяйте только профессионалам! Конституцией Республики Беларусь (ст. 62) каждому гражданину гарантируется право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, противодействие оказанию правовой помощи запрещается.

         Во избежание траты времени, здоровья, жизненных сил и денежных средств не пренебрегайте своим правом на юридическую помощь, а для разъяснения тех или иных правовых ситуаций обращайтесь к адвокатам.

www.rka.by

Оправдательный приговор по делу частного обвинения - Адвокат Печенев Игорь Викторович - Статьи

Для себя я назвал это уголовное дело делом об ударе, который вроде бы и был, его даже видели и в то же время не видели. Кому-то, возможно, оно покажется заурядным, но для моего доверителя это было настоящим испытанием. Кстати, очень может быть, что ещё ничего не кончилось, и всё только начинается…   Отмечу, что это мой первый доверитель, обратившийся ко мне в результате посещения моего сайта www.pechenev.pro в сети Интернет.   Суть дела сводилась к тому, что бывшая супруга доверителя обратилась в мировой суд с заявлением о привлечении его к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116 УК РФ за то, что он избил её ещё летом при проведении осмотра их, на тот момент, общего магазина в рамках экспертизы по оценке имущества (они делили его в судебном порядке).   Доверитель искренне удивлялся и недоумевал, потому как, с его слов, никакому избиению бывшую жену он не подвергал, а всё свелось к банальной ссоре из-за того, что новоиспечённая потерпевшая запрещала ему фотографировать в магазине на телефон, и в какой-то момент вовсе вырвала телефон из рук. Но практически тут же мужчина вернул свой телефон назад.   Был в заявлении указан и свидетель произошедшего, которого мой доверитель лично не знал, но в магазине в тот день действительно видел.   Нам предстояло опровергнуть доводы частного обвинителя, показания, как я понимал, «липового» свидетеля и доказать свою позицию о том, что никаких умышленных ударов супруг своей бывшей жене не наносил.   Нам это удалось. По делу постановлен оправдательный приговор, вот выдержка из него:Показания свидетелей … «стороны обвинения»* … суд не может оценивать как безусловные, поскольку о факте и обстоятельствах причинения телесных повреждений «потерпевшей»* им стало известно со слов самой «потерпевшей»* .   Допрошенные в качестве свидетелей эксперты … дали показания о том, что они не были очевидцами конфликта, шума, звуков ударов не слышали, «потерпевшая»* была в нормальном состоянии при проведении экспертизы по оценке имущества, на состояние здоровья не жаловалась.   В показаниях подсудимого суд не находит каких-либо противоречий они полные, логичные и последовательные.   Тогда как частный-обвинитель …, свидетель … «стороны обвинения»* дали противоречивые, непоследовательные показания, которые не согласуются между собой, кроме того данные показания и показания свидетеля … в части места образования телесного повреждения у «потерпевшей»* опровергаются выводами судебно-медицинской экспертизы, а соответственно данные показания как и показания свидетеля … которому об обстоятельствах образования у «потерпевшей»* телесных повреждений стало известно лишь с ее слов, суд не может положить в основу приговора, т.к. находит их недостоверными и не соответствующими обстоятельствам произошедшего.   С учетом изложенного, не отрицая факта наличия у потерпевшей … телесных повреждений у суда имеются неустранимые в ходе рассмотрения дела сомнения, что телесные повреждения … могли быть причинены «подсудимым»* при обстоятельствах указанных «потерпевшей»*, а согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ – неустранимые сомнения в виновности лица, толкуются в пользу обвиняемого.   Согласно закону, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Он должен быть постановлен на достоверных доказательствах. Все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимого.   Исходя из п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК РФ по делу частного обвинения обвинение в судебном заседании поддерживает частный обвинитель.   Доводы частного обвинителя оценены в совокупности со всеми фактическими данными по делу.   Суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если доказывают ее лица, осуществляющие уголовное преследование, суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять лиц, формирующих и обосновывающих обвинение. Таким образом, если частный обвинитель не смог доказать виновность обвиняемого это приводит к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора.   Исходя из вышеизложенного, суд приходит к выводу о том, что в отношении подсудимого … надлежит постановить оправдательный приговор в связи с недоказанностью «его»* причастности … к событиям, при которых «потерпевшая»* получила телесные повреждения, и отсутствия в действиях «подсудимого»* состава преступления.   Суд, при постановлении оправдательного приговора исходит из того, что доказательства, положенные в основу обвинения частным обвинителем, не только неполны, но и вызывают серьезные сомнения в своей достоверности.   В связи с тем, что возможности собирания дополнительных доказательств исчерпаны, согласно ч. 2 ст. 319 УПК РФ, ходатайств частным обвинителем об не требовании доказательств не заявлено, подлежит постановлению оправдательный приговор и в удовлетворении гражданского иск надлежит отказать.   (*) — прим. И.В. Печенев Не буду вдаваться в тонкости реализации выбранной мной с доверителем тактики, остановлюсь лишь на основных моментах, которые помогли достичь желаемого результата:   1. Тщательная подготовка к допросу потерпевшей и основного свидетеля обвинения.   2. Поиск свидетелей в защиту подсудимого (они хоть и были на месте конфликта, и его самого не видели, но твёрдо указали ряд моментов, которые позволили поставить под сомнение доводы обвинения).   3. Детальное изучение материалов уголовного дела, что по ходу его рассмотрения приходилось делать неоднократно (ведь доказательства по таким делам представляются непосредственно в суд).   4. Фиксация хода заседаний стороной защиты с применением диктофона позволила подготовить подробные замечания на протокол и тем самым попытаться конкретизировать важные моменты в показаниях участников процесса (хоть суд и отказал в ходатайстве об изготовлении протокола судебного заседания по частям и о приобщении после каждого заседания аудиофайлов к материалам дела, примечательно, что практически все замечания были судом удостоверены – см. замечания на протокол и постановление суда в приложении).   5. Детальные и обстоятельные показания подсудимого об обстоятельствах конфликта с последующим назначением ситуационной судебно-медицинской экспертизы для подтверждения позиции стороны защиты (см. ходатайство о назначении СМЭ в приложении).  Данный пункт в полном объёме реализовать не удалось, т.е. эксперт отказался от решения вопроса именно в связи с неконкретностью сведений в допросах как потерпевшей и свидетеля обвинения, так и в показаниях подсудимого. Но и этого оказалось достаточно для подтверждения несостоятельности доводов обвинения.   6. Тщательная подготовка к речи в защиту подсудимого в прениях сторон (см. речь в прениях в приложении к публикации).   Так что теперь мой доверитель рассчитывает на благоразумие потерпевшей и её представителя и их совесть, дабы не тратить время, нервы и деньги в суде апелляционной инстанции.

pravorub.ru

Оправдательный приговор по ст.116 УК РФ

Оправдательный приговор по ст.116 УК РФ

 

Суд в составе мирового судьи судебного участка № 86 района Бибирево г. Москвы А.С. Семченко, при секретаре Е.А. Горячевой; с участием частного обвинителя, потерпевшей Моревой И.Ю.; подсудимого Жукова В.Н. и его защитника – адвоката Жуковой О.С., представившей удостоверение № 12907 от 05 декабря 2013 года и ордер № 1913 от 17 июня 2015 года, выданный Адвокатской конторой «Бутырская» № 23 коллегии адвокатов «Московская городская коллегия адвокатов»; рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело частного обвинения № 1-11/15 в отношении

Жукова В.Н., …, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Морева И.Ю. обратилась в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности в порядке частного обвинения Жукова В.Н. за  совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, указав, что 28 августа 2014 года примерно в 20 часов 00 минут в квартире по адресу:…, Жуков В.Н. нанес Моревой И.Ю. несильный удар (пощечину) правой рукой по лицу, после чего сильно ударил обеими руками в область груди, в результате чего Морева И.Ю. оказалась возле стиральных машин, расположенных в коридоре, ведущем на кухню. Жуков В.Н. второй раз сильно ударил Мореву И.Ю. в грудь, в результате чего она отлетела на кухню, ударилась кистью руки, а затем ягодицами о ребро кухонного стола, после чего упала на пол. Описанными действиями Жуков В.Н. причинил Моревой И.Ю. физическую боль, и Морева И.Ю. получила телесные повреждения в виде ушиба 2, 3 пальца левой кисти и ушибленного кровоподтека левой ягодичной области.

Допрошенный в судебном заседании 30 марта 2015 года подсудимый Жуков В.Н. вину в предъявленном обвинении не признал, заявил о необоснованности выдвинутых в отношении него обвинений и показал, что 28.08.2014 примерно в 20 часов 30 минут он с Зубковой А.А., которая находилась у него в гостях, собрался идти в магазин. Жуков В.Н. надевал ботинки в коридоре и сказал: «как же эта овца достала», имея в виду Мореву И.Ю., которая в течение всего дня так стучала дверью своей комнаты, что в комнате Жукова В.Н. звенели окна. Морева И.Ю. в это время была в своей комнате, но вышла из нее, и стала предъявлять Жукову В.Н. свой мобильный телефон. И сказала, что у нее есть свидетели, что она, якобы, все записывает на мобильный телефон. Тогда Жуков В.Н. достал свой телефон, протянул его Моревой И.Ю. и спросил, чего она хочет. Тогда Морева И.Ю. ударила Жукова В.Н. по руке, толкнула его двумя руками в грудь. Жуков В.Н. в свою очередь отстранил ее от себя, в результате чего Морева И.Ю. оказалась около стиральной машины С.И. Гринько, взяла лежащую на машинке стопку газет и нанесла Жукову В.Н. ею удар по голове сверху вниз. Однако, Жуков В.Н. успел прикрыть голову руками и по голове Морева И.Ю. ему не попала. После этого со словами «Гори в аду, ведьма», Жуков В.Н., пропустив вперед Зубкову А.А., вышел из квартиры. Позади Моревой И.Ю. в своей комнате за компьютером сидел Гринько С.И., дверь в его комнату была открыта, так что он, скорее всего все видел.

При этом частный обвинитель, потерпевшая Морева И.Ю. в судебном заседании 30 марта 2015 года показала, что 28.08.2014 Жуков В.Н. и Гринько С.И. хотели устроить скандал. В течение всего дня они что-то бурчали, ругались нецензурными словами в адрес Моревой И.Ю., нагнетали обстановку и хотели организовать конфликтную ситуацию. Вечером примерно в 20 часов 00 минут Моревой И.Ю. понадобилось пройти на кухню, она вышла в коридор с телефоном в руке, набрала номер своей матери. Выйдя за порог своей комнаты в коридор, она увидела Жукова В.Н., с его стороны начались придирки к ней. Он стоял у входной двери и начал оскорблять Мореву И.Ю. нецензурными словами. Морева И.Ю. услышала, как в трубке телефона кричит ее мама. Тогда Морева И.Ю. показала Жукову В.Н. телефон и сказала: «Вот, видишь, все слышит моя мама». Жуков В.Н. сказал, что хочет поговорить с ней. Но поскольку Морева И.Ю. телефон ему не дала, Жуков В.Н. ударил Мореву И.Ю. ладонью по щеке, потом в грудь. От удара Морева И.Ю. попятилась в сторону кухню. Потом В.Н. Жуков снова ударил Мореву И.Ю. в грудь. Эти удары были не очень сильные, но болезненные. Телефон Морева И.Ю. держала в левой руке. Жуков В.Н. ударил ее по щеке правой рукой, но это было больше оскорбительно, нежели больно. После третьего удара в грудь Морева И.Ю. пролетела около двух метров в сторону кухни до своего стола. Морева И.Ю. пыталась ухватиться за край стола, но ударилась о него кистью, стол сдвинулся, падая, Морева И.Ю. приседала и в итоге упала и ударилась левой ягодицей. В.Н. Жуков толкал Мореву И.Ю. со стороны входа наискосок. Толчок был справа налево. Жуков В.Н. увидел, что Морева И.Ю. упала, успокоился и ушел. В кухню зашел Гринько С.И. и поставил стол на место. Также Морева И.Ю. добавила, что повреждений на груди у нее после этого не осталось, но образовались ушиб 2, 3 пальцев левой руки, а позже проявилась гематома на левой ягодице.

В судебном заседании 17 июня 2015 года в качестве свидетеля была допрошена Зубкова А.А., которая показала, что 28.08.2014 она была в гостях у Жукова В.Н. по адресу:… Вечером они с Жуковым В.Н. собирались в магазин, Жуков В.Н. одевался в коридоре. Вдруг из своей комнаты вышла Морева И.Ю. и стала показывать ему свой мобильный телефон и говорит: «Давай, говори! Я все записываю!» На это Жуков В.Н. достал свой телефон и тоже стал его показывать Моревой И.Ю. Тогда Морева И.Ю. толкнула Жукова В.Н. двумя руками в грудь. Жуков В.Н. отступил, а затем в ответ несильно толкнул Мореву И.Ю., та отступила к стиральным машинам. Потом взяла стопку газет, которые лежали на стиральной машинке Гринько С.И., и ударила этой стопке Жукова В.Н. по голове. Жуков В.Н. прикрыл голову руками, и удар пришелся по рукам, газеты разлетелись. Весь конфликт происходил в коридоре, ни Морева И.Ю., ни Жуков В.Н. в кухню не заходили. После этого Жуков В.Н. открыл входную дверь, сначала из квартиры вышла Зубкова А.А., и сразу следом за ней сам Жуков В.Н., сказав: «Гори в аду, ведьма!» Больше Жуков В.Н. в квартиру не возвращался, только после того как они сходили в магазин.

Также в судебном заседании 17 июня 2015 года в качестве свидетеля был допрошен Гринько С.И., который показал, что 28 сентября 2014 года Морева И.Ю. весь день вела себя вызывающе, сильно хлопала дверьми. Вечером Жуков В.Н. и Зубкова А.А. собирались пойти в магазин, стали одеваться. В этот момент из своей комнаты вышла Морева И.Ю. и стала предъявлять Жукова В.Н. свой мобильный телефон и говорить, что она все записывает. Тогда Жуков В.Н. достал свой мобильный телефон, и стал предъявлять его Моревой И.Ю. в ответ. Убрав телефон в карман своего халата, Морева И.Ю. толкнула Жукова В.Н. двумя руками в грудь. В ответ Жуков В.Н. отстранил Мореву И.Ю., она отошла к стиральным машинам, взяла стопку газет, которые лежали на одной из стиральных машинок, и ударила Жукова В.Н. ими по голове. Но так как Жуков В.Н. прикрыл голову руками, удар пришелся по рукам. Затем Жуков В.Н. открыл входную дверь, сначала из квартиры вышла Зубкова А.А., а потом и сам Жуков В.Н. Когда Жуков В.Н. и Зубкова А.А. ушли из квартиры, Морева И.Ю. стала показывать свой телефон Гринько С.И., при этом говорила, что по телефону ее слушает мама, и мама станет свидетелем.

Оценивая показания подсудимого Жукова В.Н., свидетелей Зубковой А.А. и Гринько С.И., данные ими в ходе судебного разбирательства, суд признает их достоверными, поскольку они согласуются между собой и не противоречат другим исследованным по делу доказательствам.

Из справки из Травматологического отделения № 1, 2 Городской поликлиники № 218 ГБУЗ ДЗ г. Москвы от 29 августа 2014 года следует, что Морева И.Ю. была осмотрена врачом травматологом 29.08.2014, и ей поставлен диагноз ушиб мягких тканей 2-го и 3-го пальцев правой руки (л.д. 4).

Вместе с тем согласно исследованным письменным доказательствам по делу, а именно: заключению судебно-медицинской экспертизы № 417/2185 от 21 апреля 2015 года при обращении Моревой И.Ю. в ГП № 218 ДМЗ г. Москвы 29 августа 2014 года в 11 часов 14 минут каких-либо телесных повреждений  у нее в виде ран, ссадин, кровоподтеков, гематом, костно-травматических нарушений, в том числе в области правой кисти, в представленной медицинской карте не отмечено. Отмечена гиперемия кожи 2-го и 3-го пальцев левой кисти (увеличение поступаемой крови к участку кожи). Расценивать данные изменения как телесные повреждения не имеется оснований, поскольку они не соответствуют определению  телесных повреждений (не нарушают анатомической целостности органов и тканей, не нарушают их физиологических функций). Кроме того, данные изменения могут носить не травматический характер, являться следствием сопутствующих заболеваний. Данные изменения так же не расцениваются как вред здоровью. Принимая во внимание раздел II п. 9 Медицинских критериев квалифицирующих признаков тяжести вреда здоровью (Приложение к Приказу от 24 апреля 2008 года № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека») судебно-медицинской квалификации подлежат повреждения в виде ран, ссадин, кровоподтеков, подкожных гематом. Поскольку в области правой кисти перечисленных повреждений при осмотре гражданки Моревой И.Ю. отмечено не было, выставленный ей диагноз «ушиб мягких тканей 2-го и 3-го пальцев правой руки» судебно-медицинской оценке не подлежит.

В соответствии со справкой Травматологического отделения № 1, 2 Городской поликлиники № 218 ГБУЗ ДЗ г. Москвы от 01 сентября 2014 года Морева И.Ю. была осмотрена врачом травматологом, и ей поставлен диагноз ушибленный кровоподтек ягодичной области (л.д. 5).

Однако, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 417/2185 от 21 апреля 2015 года при обращении Моревой И.Ю. в ГП № 218 ДМЗ г. Москвы 01 сентября 2014 года у нее обнаружен кровоподтек правой ягодичной области (синего цвета), который мог быть причинен ударным воздействием тупого твердого предмета, в том числе и при ударе о таковой, с местом приложения травмирующей силы в область указанного повреждения, которое в свою очередь носило поверхностный характер, в связи с чем не повлекло за собой кратковременной расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности, поэтому расценивается как повреждение, не причинившее вред здоровью человека. Судя по цвету кровоподтека, давность его образования ориентировочно составляет около 1-3-х суток до момента обращения за медицинской помощью. Анатомическая область обнаруженного повреждения доступна для нанесения его собственной рукой.

У суда нет оснований не доверять заключению экспертов, поскольку они основаны на законе, проведены надлежащим экспертным учреждением, должностными лицами, имеющими соответствующую квалификационную категорию и стаж работы по специальности, выводы судебно-медицинской экспертизы согласуются с совокупностью собранных по делу доказательств.

При таких обстоятельства, суд полагает, что в ходе судебного следствия не установлена причинно-следственная связь между какими-либо действиями подсудимого Жукова В.Н. и наличием описанных выше повреждений у Моревой И.Ю. Более того, из заключения судебно-медицинской экспертизы № 417/2185 от 21 апреля 2015 года следует, что зафиксированные при обращении Моревой И.Ю. за медицинской помощью 29.08.2015 изменения в области правой кисти не могут  расцениваться как телесные повреждения. А давность образования зафиксированных при обращении Моревой И.Ю. за медицинской помощью 01.09.2015 повреждений, не причинивших вреда здоровью человека, составляют 1-3 суток до момента обращения за медицинской помощью, то есть самое раннее 29 августа 2015 года, тогда как обстоятельствах, при которых, по мнению частного обвинителя, Жуковым В.Н. было совершено вменяемое ему преступление, имели место 28 августа 2015 года.

Исследованные в судебном заседании показания частного обвинителя, потерпевшей Моревой И.Ю. не может признать достоверными, поскольку они вступают в существенные противоречия с другими собранными по делу доказательствами, таким как показания подсудимого Жукова В.Н., свидетелей Зубковой А.А. и Гринько С.И., а также с заключением судебно-медицинской экспертизы № 417/2185 от 21 апреля 2015 года, признанной судом достоверным доказательством по делу.

Наряду с этим суд критически относится к доводу частного обвинителя, потерпевшей Моревой И.Ю. относительно того, что при даче показаний подсудимый Жуков В.Н. и свидетели Зубкова А.А. и Гринько С.И. договорились о том, какие именно показания давать в суде, в связи с чем их показания являются ложными.

Между тем в судебном заседании 17 июня 2015 года перед дачей показаний свидетели Зубкова А.А. и Гринько С.И. были предупреждены судом об уголовной ответственности по ст. 307 и ст. 308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и за отказ или уклонение от дачи показаний, о чем у них в соответствии со ст. 278 УПК РФ отобрана подписка.

Кроме того, показания подсудимого и названных свидетелей согласуются между собой и не противоречат иным собранным по делу доказательствам, в связи с чем не доверять показаниям указанных свидетелей и показаниям подсудимого Жукова В.Н. у суда оснований не имеется.

Таким образом, оценивая представленные частным обвинителем, потерпевшей Моревой И.Ю. доказательства в их совокупности, принимая во внимание, что в соответствии со ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, толкуются в пользу обвиняемого, суд считает, что вина подсудимого Жукова В.Н. в совершении инкриминируемого ему преступления в виде нанесения Моревой И.Ю. 28.08.2014 иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, не нашла объективного подтверждения в ходе судебного разбирательства, в связи с чем суд приходит к выводу о необходимости оправдать Жукова В.Н. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, ввиду отсутствия в его действиях состава указанного преступления.

Процессуальные издержки согласно ч. 5 ст. 132 УПК РФ взысканию с подсудимого не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Жукова В.Н. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116  УК РФ, оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Разъяснить Жукову В.Н. его право на реабилитацию, в том числе, право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Бутырский районный суд г. Москвы в течение десяти суток со дня его провозглашения.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции в соответствии с положениями ч. 3 ст. 309 УПК РФ.

 

Мировой судья                                                                                                                                                                                                                    А.С.Семченко

advokat-zhukova.ru

Дело № 35-АПУ16-2СП от 21.04.2016 - Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция - Судебная практика, судебные решения

ВЕРХОВНЫЙ СУДРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 35-АПУ16-2СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоЧервоткина А.С.
судейИстомине и Г.Н., Климова А.Н.
при секретареГорностаевой Е.Е.

рассмотрела уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Калько Е.Н. и потерпевшего А на приговор суда с участием присяжных заседателей Тверского областного суда от 05 февраля 2016 года, которым Ржевцев К В оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.

«ж» ч.2 ст. 105; ч.З ст.ЗО, п.п.«а, ж» ч.2 ст. 105; ч.1 ст.222 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений; Кабаков А В - оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.

«ж» ч. 2 ст. 105; ч.З ст. 30, п.п. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступлений; Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С, выступления прокурора Коваль К.И., поддержавшей доводы апелляционного представления, выступления адвокатов Емельяновой Л.Н. и Шилова И.Н., просивших оставить оправдательный приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

Ржевцев КВ. и Кабаков А.В. обвинялись в том, что 30 ноября 2014 года они, зная о совершении Л убийства их знакомого Ч , из мести за это решили совершить убийства Л С этой целью они вооружились огнестрельным оружием неустановленного образца под патрон калибра 9x18 мм, а также огнестрельным оружием ограниченного поражения неустановленного образца, прибыли к дому деревни района области. Увидев, что в доме помимо Л находится А они решили убить и А С этой целью Ржевцев и Кабаков нанесли не менее восьми ударов неустановленным тупым твердым предметом с ограниченной поверхностью в область головы Л , не менее трех ударов таким же предметом в область головы А Ржевцев произвел не менее трех выстрелов из указанного огнестрельного оружия в область груди, бедра и конечностей Л и не менее двух выстрелов в область груди и бедра А Кабаков произвел не менее шести выстрелов из огнестрельного оружия ограниченного поражения в область туловища , головы и туловища А .

В результате смерть Л наступила на месте происшествия от причиненных множественных сочетанных огнестрельных пулевых слепых ранений груди, живота, правого плеча и левого бедра, проникающих в плевральную и брюшную полости, с повреждением внутренних органов, сопровождавшихся наружным и внутренним кровотечением, осложнившихся массивной кровопотерей. А были причинены раны волосистой части головы и лица, груди и левого бедра, относящиеся к категории легкого вреда здоровью. Смерть А не наступила вследствие потери им сознания на месте происшествия и последующего оказания медицинской помощи.

Кроме того, Ржевцев обвинялся я незаконном приобретении огнестрельного оружия неустановленного образца под патрон калибра 9x18 мм его незаконном ношении, хранении и перевозке.

По приговору суда с участием присяжных заседателей Ржевцев КВ. и Кабаков А.В. оправданы в полном объеме за непричастностью к совершению преступлений.

Государственный обвинитель Калько Е.Н. в апелляционном представлении и потерпевший А в своей апелляционной жалобе просят приговор суда отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона.

По их мнению, отбор присяжных заседателей был произведен с нарушением требований закона. Вердикт был постановлен незаконным составом коллегии присяжных заседателей, в состав которой вошел присяжный заседатель, состоявший на учете у нарколога, который скрыл это обстоятельство, не ответив на соответствующий вопрос председательствующего. Сторона защиты неоднократно доводила до присяжных информацию, не относящуюся к их компетенции, ставила под сомнение допустимость доказательств, в том числе, одно из основных доказательств - показаний свидетеля под псевдонимом « ».

Вопросный лист был составлен с нарушением требований ч. 8 ст. 339 УПК РФ в непонятных для присяжных громоздких формулировках, в том числе, требующих собственно юридических знаний. Это повлекло отрицательный ответ на первый вопрос о событии преступления, несмотря на очевидность факта наступления насильственной смерти на месте ЯЕШЫХ происшествия одного из потерпевших и огнестрельных ранений у другого. Вопросный лист содержал предложение присяжным высказать свое мнение об умысле подсудимых, действовавших с целью лишения жизни потерпевших. Отдельный вопрос о наличии или отсутствия события преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ вообще остался без ответа, а председательствующей не принял предусмотренных законом мер на устранение этого недостатка вердикта. Несмотря на то, что вердиктом присяжных признано отсутствие самого события преступления, суд фактически признал его наличие и оправдал подсудимых за непричастностью к совершению преступления.

В возражениях на апелляционное редставление п адвокаты Шилов И.Н. и Емельянова Л.Н. просят апелляционное представление отклонить, оставив приговор без изменения, указывая на то, что дело было рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Тот факт, что один из присяжных з Еюедателей в 2001 году состоял на учете у нарколога в связи с лечением от алкоголизма, не мог служить препятствием для его участия в деле и говорит лишь об отсутствии соответствующего учета, на котором подобные лица согласно действующим инструкциям могут состоять 3 года. Вопросный лист составлен с соблюдением требований закона, который допускает сведение нескольких вопросов в один. Нарушения, связанные с доведением до сведения присяжных заседателей информации, не относящейся к их компетенции, допускали обе стороны, но все они получали должную реакцию и разъяснения со стороны председательствующего.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы потерпевшего А судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, которые повлияли на вердикт коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора или потерпевшего на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене, если при неясном вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. В соответствии со ст. 389.17 ч. 2 в.2 УПК РФ основанием отмены приговора в любом случае является вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей.

Как видно из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей на вопрос: «Есть ли среди Вас лица, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных расстройств?», никто из кандидатов в присяжные заседатели не поднял руки, и не дал положительного ответа (т. 13, л.д. 35).

Между тем, как следует из справки Тверского областного клинического наркологического диспансера, один из участвовавших в рассмотрении данного уголовного дела присяжный заседатель состоял на диспансерном учете с 2001 года в связи с лечением от алкоголизма и в 2003 году повторно госпитализировался в стационар с диагнозом синдрома зависимости от алкоголя. Снят с диспансерного наблюдения в связи с отсутствием сведений 12.02.2016 г. (т. 14, л.д. 22).

Из действующих нормативных актов (Письма Минздрава России от 27.04.2015 N 14-2/2017686, Приказа Минздрава СССР от 12.09.1988 N 704 «О сроках диспансерного наблюдения больных алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями» (вместе с «Инструкцией о порядке диспансерного учета больных хроническим алкоголизмом, наркоманиями, токсикоманиями и профилактического наблюдения лиц, злоупотребляющих алкоголем, замеченных в немедицинском потреблении наркотических и других одурманивающих средств без клинических проявлений заболевания») следует, что снятие с учета указанных больных в связи со стойкой ремиссией (по выздоровлению) производится на ЕПГИВНОЙ КОМИССИИ основании заключения врачебно-консулы учреждения, в котором наблюдался больной, либо лечащим врачом больного на основании официальных сообщений соответствующих органов или учреждений, при этом заключение о снятии подписывается руководителем лечебно-профилактического учреждения, н котором наблюдался больной.

Таким образом, на момент формирования коллегии присяжных заседателей и на момент постановления вердикта присяжный заседатель состоял на учете в связи с прохождением лечения от алкоголизма.

Сокрытие приведенного факта не позволило государственному обвинителю и потерпевшим заявить мотивированный и немотивированный отвод присяжном)' заседателю, что могло способствовать вынесению незаконного оправдательного приговора.

В соответствии с требованиями, содержащимися в п. 4 ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 20 августа 2004 г. N113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» присяжными заседателями и кандидатами в присяжные заседатели не могут быть лица, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств».

Указанные положения закона носят императивный характер и не позволяют признать законным состав коллегии присяжных заседателей, а, следовательно, состав суда, участвовавший в рассмотрении данного уголовного дела законным.

Согласно требованиям, содержащимся в ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. В вопросном листе возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением указанных вопросов.

По данному делу первый вопрос был сформулирован следующим образом: «Доказано ли, что 30 ноября 2014 года не ранее 18 часов 29 минут Ржевцев у дома деревни сельского поселения района области по телефону предложил Кабакову встретиться. Во время встречи, состоявшейся в период с 18 часов 44 минут до 19 часов 15 минут в районе проспекта города Ржевцев и Кабаков договорились лишить жизни Л . После чего они в неустановленно V; месте вооружились оружием неустановленного образца под патрон калибра 9x18 мм, а также огнестрельным оружием ограниченного поражения, и не позднее 21 часа 59 минут они прибыли на автомобиле « », госномер к дому дер. и зашли в него, где находились Л и А Увидев обоих, Ржевцев и Кабаков с целью лишения их жизни вдвоем нанесли тупым твердым предметом с ограниченной поверхностью не менее восьми ударов в область головы Л и не менее трех ударов в область головы А ; после этого Ржевцев произвел из оружия под патрон калибра 9x18 мм не менее трех выстрелов в область груди, бедра и конечностей Л и не менее двух выстрелов в область груди и бедра А , а Кабаков из имеющегося у него огнестрельного оружия ограниченного поражения неустановленного образца произвел не менее шести выстрелов в область туловища Л и в область головы и туловища А . Полагая, что оба потерпевших скончались, они покинули указанный до ч. В результате от полученных повреждений, вызвавших массивную крозопотерю, Л скончался, а А потерял сознание и остался жив вследствие вовремя оказанной ему медицинской помощи?» Таким образом, в этом вопросе фактически были объединены два вопроса - о событии преступления и о совершении его подсудимыми, что не допускается законом. Между тем, наряду с этим вопросом, перед присяжными заседателями были поставлены и два остальных обязательных вопроса в отношении каждого из осужденных о доказанности того, что это деяние совершил подсудимый и виновен ли он в совершении этого деяния. Кроме того, в этом вопросе в нарушение требований ч. 5 ст. 339 УПК РФ содержатся указания на то, что подсудимые действовали с целью лишения жизни потерпевших, требующие собственно юридической оценки.

Данные недостатки формулировки первого вопроса могла повлечь за собой отрицательный ответ о доказанности того, имело ли место само деяние, несмотря на его очевидность, на факт обнаружения тела одного потерпевшего с явными признаками насильственной смерти, а также явных огнестрельных ранений у другого, то есть, повлияли на содержание данного присяжными заседателями ответа.

Кроме того, вердикт в части ответа на вопрос о совершении Ржевцевым деяния, квалифицированного органами предварительного расследования по ч. ст. 222 1 УК РФ, является неясным.

Вопрос № 8: «Доказано ли, что Ржевцев незадолго до 19 часов 45 минут 30 ноября 2014 года у неустановленного лица приобрел огнестрельное оружие неустановленного образца под патрон калибра 9x18 мм, затем перенес его и поместил в свою а Е1томашину « », госномер После этого не позднее 21 часа 59 минут того же дня перевез его в деревню района й области к дому , внес его в дом, после производства выстрелов перенес его в неустановленное место, где и спрятал?» оставлен присяжными заседателями без ответа.

Председательствующий, вопреки требованиям закона, не указал присяжным заседателям на данную неясность вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, для дачи ответа на поставленный вопрос.

Остальные доводы, изложенные в апелляционном представлении, сами по себе не являются безусловными основаниями для отмены приговора.

Все ходатайства сторон судом были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. На нарушения порядка в судебном заседании со стороны защиты председательствующий реагировал в соответствии с законом, делал замечания нарушителям. При этом председательствующий разъяснял присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание подобные высказывания при вынесении вердикта.

С учетом изложенного постановленный оправдательный приговор подлежит отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

При новом рассмотрении дела суду необходимо принять меры к недопущению нарушений требований уголовно-процессуального закона, регламентирующего производство с участием присяжных заседателей, обеспечить необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 389 -389 , 20 28 33 389 , 389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Тверского областного суда от 05 февраля 2016 года в отношении Ржевцева К В и Кабакова А В отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но иным составом суда.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации.

Председательствующий: Судьи:

dogovor-urist.ru

оправдательный приговор. Основания вынесения оправдательного приговора. Статистика оправдательных приговоров в России

В системе процессуальных постановлений оправдательный приговор занимает особое место. Перед исследователями, занимающимися изучением этого вида решений, стоит немало вопросов. Как показывает статистика оправдательных приговоров, в последнее время увеличилось количество случаев признания невиновности субъектов. Чем обуславливается такая тенденция? Является ли она следствием некачественной работы органов следствия или необъективности суда, результатом ошибок или реализацией принципа состязательности? оправдательный приговор

Понятие приговора

Принятие постановления выступает в качестве завершающей стадии разбирательства. Приговор представляет собой решение, которое выносится судом на заседании по вопросу невиновности либо виновности субъекта, а также о применении либо неприменении меры наказания к нему. Данное определение не охватывает весь комплекс вопросов, которые разрешаются заключительным постановлением. Тем не менее, в нем отражена его суть: исключительно приговором суда можно признать субъект виновным в деянии и только в соответствии с ним лицо может подвергаться уголовному наказанию. В этом постановлении наиболее полно реализуется процессуальная функция, заключающаяся в разрешении процесса.

Значение

Приговор считается единственным из процессуальных актов, постановляемых от имени государства. Это закрепляется на законодательном уровне в ст. 296 УПК. Приговор дает оценку предъявленному ранее обвинению. Постановление выступает в качестве материально-правового средства. Деяние само по себе является только элементом обвинения. При этом существуют и другие, не менее важные компоненты. Они формируют ключевой доказательный факт. К этим элементам относят субъект, субъективную сторону и объект. Прокурором утверждается обвинительный акт для того, чтобы он стал предметом разбирательства полностью, а не частично. При вынесении решения уполномоченное лицо исследует тезис заключения. Все обвинение разрешается по существу при детальной проверке обстоятельств. Приговор является актом уголовного процесса, ядром решений, которые принимаются до и после него. Этим постановлением не только завершается стадия производства в первой инстанции. Приговором окончательно разрешаются основные вопросы судопроизводства. Он выступает как конечный итог работы правоприменительных органов в плане юридических и фактических последствий. оправдательные приговоры в россии

Классификация

В ст. 309 УПК предусмотрено два вида заключительных постановлений по рассматриваемому деянию: обвинительный и оправдательный приговор. Все вопросы в решении должны иметь категорический ответ. Субъект, выступающий в качестве подсудимого, либо признается виновным, либо оправдывается. Уполномоченное лицо принимает только одно решение. Это правило распространяется и на случаи, когда к одному субъекту предъявляется несколько обвинений одновременно или в рамках разбирательства рассматриваются преступления нескольких лиц. В этой связи приговор как единый документ может быть в отношении одних граждан обвинительным, а других – оправдательным. В одном акте может назначаться наказание к одним, постановляться освобождение других.

Признание невиновности

Оправдательный приговор по уголовному делу можно рассматривать с трех сторон:

  1. В качестве процессуального акта.
  2. Как правовой институт.
  3. Как комплекс процессуальных отношений.

Последний аспект характеризует функциональную сторону категории. Именно он в большей степени относится исследователями к непосредственному процессу принятия решения. В законодательстве установлены основания оправдательного приговора. Субъект может признаваться невиновным при наличии одного из трех условий:

  1. Отсутствует событие деяния.
  2. Не доказано участие лица в совершении деяния.
  3. Действия подсудимого не формируют состав преступления.

При наличии любого из указанных условий субъект считается полностью реабилитированным и подтверждается его непричастность к событиям. судебная практика оправдательный приговор

Важный момент

В случае, когда вынесен оправдательный приговор, субъекту в письменной форме разъясняется порядок восстановления его прав. Кроме этого, уполномоченное на принятие решения лицо принимает меры по компенсации ущерба, нанесенного вследствие незаконного привлечения гражданина к ответственности и неправомерного его заключения под стражу. Здесь следует отметить, что на постановления о гражданском исковом заявлении и возмещении вреда будут влиять основания вынесения оправдательного приговора. Законодатель, в этой связи, обязывает в решении точно формулировать условие, по которому признается невиновность лица. В постановлении должны отсутствовать предложения, ставящие под сомнение непричастность субъекта к произошедшему.

Характеристика

Оправдательный приговор принимается в случае неустановления события преступления. Это означает, что вменяемое деяние вообще не совершалось. События, указанные в обвинении, а также их последствия, не возникали или имели место вне зависимости от чьей-то воли (к примеру, под действием природных сил). Оправдательный приговор за отсутствием состава преступления предполагает, что действия лица:

  1. Не являются незаконным деянием.
  2. Формально могут содержать признаки преступления, однако ввиду малозначительности не представляют опасности для общества.
  3. Не являются незаконным действием по прямому указанию закона. К примеру, это могут быть поведенческие акты в крайней необходимости, в пределах необходимой обороны и пр.

Оправдательный приговор принимается и в том случае, если неправомерность и наказуемость действий устранены законодательным актом, который вступил в силу после их совершения.  основания оправдательного приговора

Недоказанность участия

Оправдательный приговор принимается в случае, если неправомерное деяние было установлено, но материалы, исследованные в ходе разбирательства, исключают либо не подтверждают его совершение обвиняемым субъектом. Этим же обстоятельством уполномоченное лицо руководствуется и тогда, когда имеющихся доказательств недостаточно, чтобы сделать достоверный вывод о виновности гражданина, и объективно исключена возможность собирания в подтверждение причастности к деянию сведений как в ходе разбирательства, так и во время дополнительного расследования. Субъект, таким образом, реализует свое право на публичное, без какой-либо волокиты освобождение его от ответственности. Как показывает судебная практика, оправдательный приговор в таких ситуациях зачастую не принимается. А материалы возвращаются на дополнительное расследование. При этом впоследствии преследование прекращается. Как выше было сказано, собрать сведения, опровергающие непричастность субъекта, не представляется возможным ни в суде, ни в ходе дополнительного расследования. Такие действия являются отступлением от принципов процессуального права. Освобождение субъекта имеет место и в случаях, когда суд приходит к выводу о том, что деяние было совершено другим человеком. В этой связи, после вступления решения в силу материалы направляются прокурору. Он, в свою очередь, принимает меры по установлению субъекта, подлежащего привлечению к разбирательству в качестве обвиняемого. оправдательный приговор за отсутствием состава преступления

Можно ли отменить оправдательный приговор?

В ст. 379 УПК закреплены условия, по которому принятое решение пересматривается. По ст. 385 УПК постановление может отменить кассационная инстанция. Для этого должно быть подано представление прокурора, направлена жалоба потерпевшего (его родственников) или непосредственно лица, признанного невиновным, но несогласным с обстоятельствами принятия решения.

Особый случай

Оправдательные приговоры в России могут приниматься на заседании с участием присяжных. В этом случае предусматривается особый порядок пересмотра таких решений. Приговор может отменяться по представлению прокурора или жалобе от потерпевшего (представителя стороны защиты) при наличии таких нарушений УПК, которые ограничили участников разбирательства на предъявление доказательств или они оказали влияние на суть постановленных вопросов перед присяжными и, соответственно, ответов на них. Кассационная инстанция не может выходить за рамки данных условий и пересматривать решения по иным обстоятельствам. оправдательный приговор по уголовному делу

Несоответствие выводов фактическим обстоятельствам

Иногда оправдательные приговоры в России принимаются без учета существенных обстоятельств. Так, в процессе одного из разбирательств два гражданина были признаны невиновными в покушении на убийство лица путем сбрасывания его с высоты 17 м в реку в связанном состоянии. Суд, принимая решение оправдать субъектов, ссылался на "нестабильность" показаний, которые потерпевший давал в рамках предварительного расследования, а также его заявление о том, что "он все выдумал". Из материалов, однако, было ясно, что пострадавший сам обратился с заявлением, чтобы привлечь к ответственности конкретных лиц, которые совершили противоправные действия в отношении него. Потерпевший неоднократно, в том числе с выездом к месту происшествия, последовательно рассказывал об обстоятельствах сбрасывания его в реку с моста. Суд необоснованно не учел показания свидетелей. При этом явка с повинной была рассмотрена как смягчающее обстоятельство. Однако суд не оценил должным образом ее содержание. При повторном рассмотрении было вынесено обвинительное решение, которое впоследствии было оставлено без изменения кассационной инстанцией.

Оценка существенности нарушений норм УПК

В ч. 2 ст. 381 определены обстоятельства, по которым могут пересматриваться оправдательные приговоры. В России, однако, не всегда указанные в норме нарушения могут повлечь безусловное назначение повторного слушания. Так, к примеру, если в ходе разбирательства имело место нарушение права подсудимого на помощь переводчика либо адвоката, или он не был допущен к участию в прениях, или не было предоставлено последнее слово, отмена приговора будет бессмысленной. Это обусловлено тем, что формально данные обстоятельства не ухудшили положения субъекта, не повлияли на постановление необоснованного, незаконного или несправедливого решения. Отмена приговора превратит в данном случае слушание в фарс, поскольку результат будет заранее предопределен. Пересмотр решения в данном случае возможен только при наличии жалобы субъекта, признанного невиновным, если он не согласен с условиями принятия данного решения. основания вынесения оправдательного приговора

Заключение

Приговор должен быть реализован, а наказание – исполнено только после вступления решения в силу. При этом данное правило действует вне зависимости от отношения к акту тех, к кому он применяется. Оправдательный приговор при наличии любого из оснований для его вынесения может иметь достоверные факты, подтверждающие их. В этих случаях имеет место положительная доказанность невиновности. В условиях судебного производства, однако, не всегда можно определить это с несомненностью. Сомнения неустранимого характера могут относиться к признакам состава, выводам об отсутствии либо наличии события преступления, причастности субъекта к совершению деяния. Закон толкует любые из них в пользу обвиняемого. В этом случае оправдательный приговор подтверждает недоказанность вины, то есть отсутствие объективной подтвержденности ее наличия.

загрузка...

worldfb.ru

Определение Верховного Суда РФ от 06.10.2006 N 89-о06-37 Оправдательный

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИКАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 6 октября 2006 годаДело N 89-о06-37Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Журавлева В.А., судей Коваля В.С., Колесникова Н.А.рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Вершининой О.В. на приговор Тюменского областного суда от 15 июня 2006 года, по которому Х., , судимый 29 ноября 2005 года по ст. 132 ч. 1 УК РФ на три года лишения свободы в исправительной колонии общего режима,оправдан по ст. 297 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., мнение прокурора Кпавца Ю.Н., поддержавшего доводы кассационного представления, Судебная коллегияопределила:Х. предъявлено обвинение в том, что он 25 ноября 2005 года, около 10 часов 40 минут, находясь в зале судебных заседаний Бердюжского районного суда, расположенном в здании по адресу: Тюменская область, с. Бердюжье, ул. Ленина д. N 37, в ходе закрытого судебного заседания при рассмотрении уголовного дела по обвинению Х. в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 132 УК РФ, умышленно, с целью проявления неуважения к суду, понимая, что находится в судебном заседании, осознавая противоправность, общественную опасность и публичный характер своих действий, а также то, что потерпевшая Б. является участником судебного разбирательства, демонстрируя явное неуважение к суду, в присутствии председательствующего судьи Заветских Н.А., секретаря судебного заседания К., государственного обвинителя Ануфриева А.М., адвоката Бушуева И.Г., судебного пристава Ж., сотрудников охранно-конвойной службы ОВД Бердюжского района С. и Ч., испытывая личную неприязнь к потерпевшей Б., с целью унижения ее чести и достоинства во время дачи ею суду показаний, умышленно высказал в адрес Б. оскорбление в грубой форме, словами: "Да нечего слушать эту проститутку!", тем самым унизил честь и достоинство потерпевшей Б., проявил неуважение к суду, нарушил нормальную деятельность суда по отправлению правосудия.Сделанное ему председательствующим судьей Заветских Н.А. замечание о недопустимости оскорбления участников судебного разбирательства, Х. проигнорировал и во внимание не принял.Во время дачи суду показаний в качестве подсудимого Х., продолжая проявлять явное неуважение к суду, с целью унижения чести и достоинства потерпевшей, вновь умышленно высказал в адрес потерпевшей Б. оскорбления в грубой форме словами: "была доставлена на АЗС в качестве проститутки", "вела себя, как проститутка", тем самым унизил честь и достоинство потерпевшей Б., проявил неуважение к суду, нарушил нормальную деятельность суда по отправлению правосудия.Органами предварительного следствия действия Х. были квалифицированы по ч. 1 ст. 297 УК РФ, то есть неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства.Постановив оправдательный приговор, суд указал, что фраза, в высказывании которой предъявлено обвинение Х., отсутствует в протоколе судебного заседания по уголовному делу в отношении Х., обвиняемого по ст. 132 ч. 2 п. "в" УК РФ, а также не доказано, что она высказывалась им непосредственно в адрес потерпевшей с целью ее унижения как участника судебного заседания. Пришел к выводу, что выводы лингвистической экспертизы являются противоречивыми и носят вероятностный характер.В кассационном представлении государственный обвинитель Вершинина О.В. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе судей, указывая, что выводы суда, положенные в основу оправдательного приговора, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.О произнесении Х. указанной в предъявленном ему обвинении фразы, направленной в адрес потерпевшей Б., как потерпевшей по уголовному делу, помимо самой потерпевшей подтвердили другие участники судебного разбирательства, состоявшегося 25 ноября 2005 года: Ануфриев, Ч., Ж.Кроме того, это обстоятельство подтвердил сам Х. при его допросе в качестве подсудимого (оборот л.д. 11 протокола судебного заседания).Из показаний свидетеля К., секретаря судебного заседания, которая вела протокол судебного заседания, следует, что она не записывала в протокол реплики, которые выкрикивали участники судебного разбирательства, а вела запись лишь их показаний. Пояснила, что Х. кричал что-то в адрес потерпевшей, а она, в свою очередь, что-то ему отвечала.При таких обстоятельствах вывод суда об оправдании Х. на том основании, что в протоколе судебного заседания отсутствует фраза, в высказывании которой обвиняется подсудимый, не может быть признан как безусловное основание для оправдательного приговора.Нельзя согласиться и с выводами суда о том, что заключение лингвистической экспертизы является противоречивым и носит вероятностный характер.Как следует из заключения эксперта, высказывания Х. в адрес потерпевшей являются, несомненно, оскорбительными по отношению к Б. Данные высказывания возможно расценивать как один из способов защиты обвиняемого Х. от предъявленного обвинения, но тем не менее они все равно носят откровенно презрительный характер по отношению к адресату и являются оскорбительными.Из приговора неясно, в чем суд усмотрел противоречивость и вероятностный характер выводов эксперта.Кроме того, суд в случае сомнений в выводах экспертизы мог сам назначить повторную либо дополнительную экспертизу.Согласно ст. 297 ч. 1 УК РФ уголовная ответственность наступает за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства.Таким образом, уголовный закон связывает наступление уголовной ответственности виновного лица лишь с нанесением оскорбления другому лицу, причем такое оскорбление должно быть связано с его положением как участника судебного разбирательства и нанесено в официальной обстановке, в частности в судебном заседании.При этом не имеет значения, делались ли виновному лицу замечания со стороны председательствующего по делу, была ли нарушена нормальная деятельность суда по отправлению правосудия, то есть такие обстоятельства, которые судом также указаны в качестве оснований для постановления оправдательного приговора.С учетом изложенного оправдательный приговор суда нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем он подлежит отмене.Руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегияопределила:приговор Тюменского областного суда от 15 июня 2006 года в отношении Х. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.
Определение Верховного Суда РФ от 06.10.2006 n 56-Г06-41 В удовлетворении заявления об оспаривании решения территориальной избирательной комиссии Спасского района Приморского края от 03.09.2006 n 31 отказано правомерно, поскольку выявленные нарушения, допущенные при оформлении подписных листов, являлись достаточными для принятия решения об отказе заявительнице в регистрации в качестве кандидата в депутаты.  »

Читайте также

Популярные документы

www.lawmix.ru

Оправдательный приговор = фантастика - Персональные - Юрист Евсеев Дмитрий Александрович

Почему почти никого из обвиняемых по уголовным делам не оправдают Практически никто из обвиняемых в уголовном преступлении не может сколько-нибудь серьезно надеяться на оправдательный приговор. Такова реальность, об этом говорит статистика. А она, как известно, вещь упрямая и объективная, если только не пытаться манипулировать цифрами. Более того, статистика дает если и не неожиданный, то четкий ответ на вопрос: почему в уголовных коллегиях судов  наблюдается устойчивый  обвинительный уклон. Становится также понятно, почему в системе арбитражных судов (в отличие от судов общей юрисдикции) нет какого-либо очевидного уклона в решениях, почему они смелее в своих  действиях… Итак, каждый судья в России выносит от 0,16 до 0,24 оправдательных приговоров в год. То есть ни одного. Лишь раз в 5-7 лет судья оглашает такой приговор.  Слово «негусто» в данном случае даже чрезмерно мягкое!

Откуда такие цифры?  Они получены на основе статистических данных и нехитрых расчетов. Так, известно, сколько в судах общей юрисдикции всей страны работает судей.  Около 23 000. Несложно предположить, сколько из них специализируются именно на  уголовных делах — от 1/3 до половины от этого числа. Это от 7667 до 11500. Теперь нам требуется знать, сколько всего в стране вынесено оправдательных приговоров. За 2009 год полных данных нет. Используем данные за 2008 год — 1825. После этого делим количество судей (специализирующихся на уголовных делах) на число оправдательных приговоров и получаем те самые цифры, которые указаны выше — от 0,16 до 0,24. Данные о количестве судей в России и оправдательных приговоров в 2008 году мы взяли из материалов исследования, проведенного Институтом проблем правоведения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Название исследования говорит само за себя — «Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора». В распоряжении Право.Ru оказался полный текст исследования.  Опираясь на него, мы и готовили данную статью.

Три причины, которыми принято объяснять то, что судьи выносят только обвинительные приговоры. Но эти причины — лишь прикрытие одной самой главной причины

Причина первая: многие судьи пришли из прокуратуры и остаются во власти своих прошлых профессиональных навыков — воспринимают себя как борцов с преступностью, а не защитников закона.  Кроме того, судьи продолжают с сочувствием относиться к бывшим сослуживцам — прокурорам и закрывают глаза на недостатки в их работе.

Вторая причина:  большинство судей получили юридическое образование еще в советское время и поэтому  подходят  к судебному процессу по старинке — защиту воспринимают как неизбежную и малозначащую формальность, а обвинителя, как представителя государственных интересов, слушают внимательно и внимают ему.

Третья причина: большая нагрузка на судей, из-за чего в рассмотрении дел возникает спешка. У судьи нет возможности  тщательно разбираться с обстоятельствами каждого дела, поэтому часто приговоры выносятся на основе слабых доказательств.

Несомненно, все эти причины имеют значение. Однако очевидно, что все они — субъективного свойства.  Старые профессиональные привычки, образование, полученное  в советские годы, большая загрузка… Разве может все это рассматриваться как серьезные реальные препятствия оправдать обвиняемого, если его вина не доказана или в материалах следствия много огрехов, оставляющих неясности?  Сочувствие к бывшим сослуживцам — важная вещь, но для всего есть пределы. Существует еще и здравый смысл, понимание того, что в твоих руках жизнь и судьба человека, его близких. Да и много ли времени надо профессиональному судье, чтобы понять, что в деле есть нестыковки?!

В Европе и Америке в судьи тоже часто приходят из прокуроров. И там тоже случается, что судья не совсем беспристрастен, так как благоволит к бывшим сослуживцам. Но такие случаи становятся поводом для серьезного разбирательства. Однажды в Европейский суд по правам человека поступила жалоба на судью, рассматривающего дело «Пирсак» (Piersak) против  Бельгии. Гражданин  жаловался на то, что судья, ведя процесс, демонстрировал явную зависимость от позиции прокуратуры, в которой работал прежде (до того, как был назначен судьей).

И жалоба была удовлетворена: ЕСПЧ констатировал, что на процессе создавалась лишь видимость независимости суда. Это нарушает статью 6 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, отметил ЕСПЧ,  судья проявлял навыки, приобретенные в другой профессии.

В России все по-другому. Судьи часто идут на поводу у обвинения, и уличить их в этом очень сложно, практически невозможно. Если всерьез отнестись к 3 указанным выше причинам, то нетрудно предположить, что они все же не настолько серьезны, чтобы их невозможно было устранить. Тем более, что в этом — устранении явного обвинительного уклона в судах — принимает участие даже Президент РФ Дмитрий Медведев, которому журналисты во время одной из пресс-конференций указали на подозрительно низкий процент оправдательных приговоров (они почти отсутствуют). Президент  предпринял реальные шаги, направленные на гуманизацию законодательства. Сначала Дмитрий Медведев сказал о необходимости заменять содержание под стражей на другие виды наказаний в своем послании федеральному собранию. Позже он сам инициировал внесение в УК поправок, смягчающих наказание и отменяющих уголовное преследование за экономические преступления. С подачи же президента серьезному реформированию подверглось МВД России  менее серьезному — следственный комитет и прокуратура.

И что же? Каков результат?  К сожалению, никакого. Судьи по-прежнему выносят обвинительные приговоры даже тогда, когда доказательства вины очень рыхлые. Чего стоит, например, дело предпринимателя Олега Рощина, которого суд приговорил к 18 годам тюрьмы за экономическое преступление, мягко говоря, слабо доказанное.

Получается, даже Президент РФ не в состоянии отучить судей от неких старых привычек, устранить их архаичные установки? Почему? Только из-за указанных выше причин? Не верится!

Может быть, надо сменить весь судейский корпус, и тогда проблема будет решена? К сожалению, и на этот вопрос нельзя ответить утвердительно. У практики поголовных обвинительных приговоров есть другое объяснение. И оно напрямую затрагивает интересы судей.  Снова обратимся к статистике. Она укажет, где искать причину.

Немногочисленные оправдательные приговоры выносятся главным образом по делам частного обвинения, рассматриваемым без прокурора

Таковы две особенности дел, по которым выносится основная масса оправдательных приговоров. Первая: составы преступлений. В основном это не тяжкие преступления, классифицируемые по статьям «Оскорбление», «Клевета», «Побои», «Умышленное нанесение легкого вреда здоровью», по 4 статьям УК РФ — части 1 статьи 115, части 1 статьи 116, части 1 статьи 129 и статье 130. То есть, это дела так называемого частного обвинения. Разбирательство инициируется исключительно по заявлению  пострадавшего, дело может быть прекращено по его же инициативе.

Вторая особенность таких дел: в них практически никогда не участвует прокурор.  Иными словами, это дела, в которых просто нет государственного обвинителя.

На такие дела приходится 68% всех оправдательных приговоров, 76%  решений о прекращении дела по реабилитирующим  обстоятельствам и 24 % вердиктов о прекращении по иным обстоятельствам (чаще всего, по примирению сторон).

Уголовные дела нечастного обвинения (с участием прокурора): оправдательных приговоров почти нет

Исключив все дела частного обвинения, мы располагаем только такими делами, в которых обвинение представлено прокуратурой. Из 1000 таких дел только по двум вынесены оправдательные приговоры. И лишь  5  прекращены по реабилитирующим обстоятельствам.

Несложно предположить, что именно присутствие или отсутствие в деле прокурора является определяющим фактором в том, каким будет решение суда. Если в деле есть прокурор, на оправдание можно почти не надеяться. Хитрость судей: прекращение дела по нереабилитирующим основаниям. И подсудимый освобожден, и прокурор не в обиде Почти 20% из тех уголовных дел, по которым обвиняемые не отправлены в тюрьму, прекращены именно по нереабилитирующим основаниям. Поэтому если в деле недостаточно доказательств  или нарушены правила расследования, судья может либо признать вину подсудимого недоказанной, либо прекратить дело по формальным основаниям.  Разумеется, чаще всего судьи выбирают второй вариант.

Почему? Ответ становится очевидным, если вспомнить, какие именно основания являются нереабилитирующими, позволяющими прекратить дело.  Таких оснований два: примирение сторон или деятельное раскаяние.  Примирение сторон происходит по желанию самих сторон — потерпевшего и подсудимого. Судья разрешает или не разрешает примирение, независимо от мнения прокурора.

Деятельное раскаяние инициируется следователем. Оно должно быть поддержано прокурором. Если на суде речь заходит о раскаянии, значит, прокурор поддержал его.

Но самое главное: в обоих случаях (и при примирении сторон, и при деятельном раскаянии) интересы прокурора не страдают, так как прекращение дела по таким основаниям автоматически подразумевает признание подсудимым своей вины в полном объеме.  Значит, следователи и прокурор потрудились хорошо, так как вина доказана. И никому не обидно — ни прокурору, ни подсудимому. И судье такое решение не грозит неприятностями.

Поэтому если вина подсудимого не доказана или доказательства недостаточны и при этом есть возможность либо оправдать подсудимого, либо прекратить дело по нереабилитирующим основаниям, то судья выберет именно второй вариант. Ведь если вынести оправдательный приговор, это будет означать, что работа следствия и прокурора оценена «на двойку». Кстати, прекращение дела по нереабилитирующим основаниям хорошо еще и тем, что подсудимый не сможет требовать компенсацию от государства (это можно делать, если дело закрыто по реабилитирующим основаниям).

Прокуроры — ярые противники оправдательных приговоров. Чем это объясняется?

Объяснить это несложно. Как мы уже говорили выше, оправдательный приговор — это «двойка» следствию и прокуратуре. Получается, они не смогли собрать доказательств.  Если бы все заключалось только в моральных оценках, то ситуация не была бы такой удручающей. Источник нашего портала в прокуратуре, пожелавший остаться неназванным, подтвердил, что за каждый оправдательный приговор прокурор получает выговор, а три выговора в год  — увольнение.

Почему судьи боятся опечалить прокурора оправдательным приговором. 4 действительно веских причины Это лишь теоретически суды стоят выше прокуратуры и вольны принимать независимые решения. На самом деле, все несколько иначе. Есть четыре реальные и совершенно не субъективные причины, касающиеся личных интересов судей: Первая причина: прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры (почему, сказано чуть выше), добиваясь его отмены. Вторая причина: судью, вынесшего  оправдательный приговор, прокуратура может обвинить в коррупции.

За этим последуют проверки не  только в отношении самого судьи, но и всего суда, его председателя. Разумеется, все это не радует председателя, и он не поощряет оправдательные приговоры.

Третья причина: судью могут привлечь к уголовной ответственности. Это, правда, может сделать только генеральный прокурор. Однако следственные действия проводит прокуратура того города, где находится суд.

Четвертая причина:  прокуратуре принадлежит право вето при назначении судей. ККС направляет заявления претендентов на должность судей для проверки (на достоверность и правдивость) именно в прокуратуру. Поэтому она может забраковать  того или иного претендента. Этим  отчасти объясняется, почему так легко проходят в судьи прокуроры.

Словом, у прокуратуры есть масса возможностей создать служебные, карьерные проблемы судье.  И вероятно, этим объясняется большая свобода арбитражных судей в вынесении решений — в арбитражных процессах не участвуют прокуроры, и не давят на судей.

Главная причина обвинительного уклона: судьи зависимы от прокуроров, обвинение не является только стороной судебного процесса

Как видим, судья и прокурор в чем-то зависимы друг от друга. Каждый из них имеет возможность осложнить жизнь другого (помним о том, что оправдательный приговор оборачивается выговором для прокурора). Поэтому судьи, не желая вступать в конфронтацию с прокуратурой и превращать жизнь в бесконечные проверки, выносят обвинительные приговоры. Как говорится, от греха подальше. Этим  объясняется и откровенно хамское порой, неуважительное по отношению к суду поведение некоторых прокуроров на процессах.

Иногда,  чтобы не обижать прокурора, не будить в нем зверя, судьи пытаются найти некое соломоново решение, как говорится, и нашим, и вашим. За что и страдают. Мы рассказывали недавно о суде над «педофилом» в Санкт-Петербурге. Судья в своем решении фактически указала, что вина подсудимого не доказана, однако вынесла, хотя и мягкий, но обвинительный приговор. Но прокуратура все равно начала проверку судьи на коррупционность… (подробнее об этом можно прочитать здесь).

Однако сам факт, что судья готов поддержать обвинение, даже если оно не представило убедительных аргументов в обоснование своей позиции, расхолаживает следователей и прокуроров, поощряет небрежность в их работе. Говорить о том, что прокуратура является такой же стороной процесса, как скажем, адвокат, в такой ситуации просто наивно. Разве может прокурор быть обычной стороной процесса, если он еще и контролер судьи?!

Требуется радикальное системное изменение: судьи должны быть действительно независимыми от прокуратуры. Остальные причины исчезнут сами  собой

Обвинительный уклон исчезнет в тот же момент, когда судьи получат возможность выносить приговоры без оглядки на прокуратуру. Это главное, что нужно сделать. И тогда множество других субъективных причин, мешающих по заслугам оправдывать подсудимых, попросту исчезнут. Судьи станут действительно независимыми и беспристрастными. Конкретные меры, которые нужно предпринять:

Лишить прокуратуру права обжаловать оправдательные приговоры (пусть это делают пострадавшие). Ограничить права прокуратуры в подаче апелляций и кассаций по собственной инициативе.

Наделить судью правом, внеся поправки в УПК, прекращать дело любой тяжести на основании примирения с потерпевшим (лицом, в отношении которого совершено преступление). Дать судье законные основания инициировать деятельное раскаяние обвиняемого по своему усмотрению (невзирая на позицию следователя и прокурора).

До тех пор, пока судья останется зависимым от прокуратуры, ни призывы Президента РФ, ни усилия Госдумы, ни возмущение общественности не исправят ситуацию, и даже невиновные будут попадать в тюрьму.

Автор: Лев Миров

http://www.pravo.ru/review/view/28518/===================================================================

daevseev.pravorub.ru