Угрожает ли новая монетарная политика ФРС США экономике России? Нынешняя монетарная политика штатов


Денежно-кредитная политика США

⇐ ПредыдущаяСтр 6 из 8Следующая ⇒

Денежно-кредитная политика сформировалось в США в результате дли­тельного периода исторического развития и в настоящее время является одной из важнейших составных частей государственной экономической политики США. Деятельность денежно-кредитной системы направлена на выпол­нение задач нормативного и экономического характера, которые в комплексе должны через надежную и эффективную работу кредитных институтов обеспе­чивать устойчивый рост экономики страны. Нормативные и экономические методы регулирования дополняют друг друга, поскольку применение норматив­ных методов направлено на достижение определенного экономического эффекта, а экономические методы основаны на использовании определенных полномочий, и таким образом обеспечивается достижение поставленных целей.

Организационные принципы денежно-кредитной политики. Общая характеристика.

Организационная структура органов денежно-кредитной политики США, их полномочия и методы деятельности опираются на обширное и разветвленное законодательство, в котором нашли отражение исторические особенности форми­рования, развития экономики и кредитно-денежной сферы страны. Контрольная и регулирующая деятельность этих органов во многом пересекаются и дубли­руются, и это составляет одну из важных особенностей организации кредитно­-денежного регулирования в США.

В США банки делятся на национальные, действующие на основе лицензии федерального правительства, и банки штатов, действующие на основе лицензии правительства штата. Эта особенность ведет к двоякому тол­кованию принципа двухуровневого построения банковских систем, принятого в большинстве стран. Обычно термин «двухуровневая система» означает, что первый уровень занимает Центральный банк в качестве органа регулирования кредитно-денежной системы, а на втором уровне находятся все остальные кpeд­итные учреждения: коммерческие, сберегательные, ипотечные банки и т. п. В США двухуровневая система включает Федеральную резервную систему (ФРС), национальные банки и банки штатов. Финансово-кредитная система США обла­дает еще одной особенностью. ФРС является не только центральным банком, но и одновременно профессиональным объединением банков страны. Все национальные банки обязательно являются членами ФРС, что дает им некоторые льготы и накладывает обязательства выполнять определенные требования ФРС. Банки штатов могут быть членами ФРС на добровольной основе. Но в любом случае они обязаны выполнять указания ФРС. Главным направлением деятельности ФРС в области регулирования денежной системы является поддержание стабильности денежной системы, включая все её основные элементы: денежное обращение, сбалансированное соотношение между наличным и безналичным оборотом, денежную эмиссию, масштаб цен. Соответственно, национальные банки образуют один уровень банковской системы США, а банки штатов - второй. Все финансовые учреждения являются частными - либо акционерными, либо кооперативными. Государству принадлежит лишь небольшое число специализированных кредитных учреждений, которые не конкурируют с частными, а выполняют особые функции в интересах общества. Их главная задача - поддерживать стабильность главных звеньев кредитной системы и дополнять частный бизнес в таких областях, как кредитование сельского хозяйства и жилищного строительства.

Нормативное регулирование предназначено для выполнения следующих задач:

- обеспечение надежности и эффективности выполнения кредитно-денежной системой ее экономических задач;

- обеспечение устойчивости кредитной системы и предотвращение банкрот­ства коммерческих банков и других кредитных учреждений;

- ограничение масштабов концентрации капиталов в собственности немногих кредитных учреждений, недопущение установления монопольного контроля этих банков над денежным рынком.

 

Органы нормативного регулирования.

В основные органы нормативного регулирования кредитно-денежной сферы США включено несколько учреждений:

1.Управление контролера денежного обращения (далее – УКДО). Эта структура в Казначействе США ведает выдачей разрешений на создание национальных банков, осуще­ствляет надзор за ними и проводит регулярные ревизии их деятельности. Каждый национальный банк, проверяется не менее двух раз в течение каждых трех лет и обязан представлять отчетность в УКДО не реже четырех раз в год. УКДО рас­сматривает также заявки об открытии отделений и о слиянии банков.

2. Федеральная резервная система - главный орган эко­номического регулирования кредитно-денежной сферы, центральный банк США.

ФРС обладает широким спектром административных полномочий, которые она использует для надзора и контроля за деятельностью кредитных учрежде­ний. Одновременно ФРС проводит меры регулирования, которые через кредитно-­денежную сферу оказывают большое влияние на состояние и характер развития экономики США. Политика ФРС существенно влияет на мировую экономику в це­лом. Поэтому к деятельности ФРС приковано пристальное внимание не только финансово-кредитных организаций США, но и всех стран мира.

ФРС была создана в 1913 г. для управления на федеральном уровне денежным обращением и банковской деятельностью. Ее главная сфера - контроль и управление сферой денежно-кредитной политики, сглаживание циклических колебаний экономической конъюнктуры, обеспечение устойчивого роста производства и стабильного функционирования рынка ссудных капиталов.

ФРС оказывает опосредованное влияние на бюджетную политику через механизм регулирования учетных ставок и операций на открытом рынке. Однако Деятельность ФРС осуществляется через кредитную систему США, которая высокоразвита, вполне адекватна уровню экономического развития страны и в послевоенный период для многих стран выступала образцом эффективности. Она имеет ряд отличий от аналогичных систем других развитых стран.

Вся территория США была разделена на 12 округов, в каждом из которых был создан федеральный резервный банк, и вместе они образуют центральный банк США - ФРС. Ее современный статус, принципы организации и полномочия складывались под влиянием ряда законов.

ФРС является федеральным учреждением, независимым от законодательной и исполнительной ветвей власти. Этот статус позволяет ее руководству само­стоятельно принимать решения в области кредитно-денежной политики. Неза­висимость ФРС обеспечена не только законодательной гарантией ее статуса, но и процедурами назначения ее руководства.

Высшим органом ФРС является Совет управляющих В полномочия Совета управляющих ФРС входит:

- изменение нормы резервных требований в пределах, установленных законом;

- утверждение учетных ставок, предложенных федеральными резервными банками;

- регулирование предоставления кредитов федеральными резервными банками друг другу;

- проведение надзора над федеральными резервными банками и проверки их деятельности;

- избрание председателя совета директоров и его заместителя для каждого федерального резервного банка из состава его правления.

Технически американская кредитная система быстро совершенствуется. В ее институтах постоянно происходит смена оборудования с целью повышения производительности. Важным направлением развития системы является вытеснение наличных денег (банкнот), а в последнее время - и чеков. Средний американец имеет обычно несколько карточек для разных целей и форм оплаты.

Растет роль небанковских кредитных институтов (ссудно-сберегательных ассоциаций, кредитных союзов, пенсионных и взаимных фондов, страховых компаний и проч.), которые составляют конкуренцию коммерческим банкам и заметно теснят их, особенно в сфере долгосрочного кредита. Эти особенности являются следствием законодательного регулирования банковской деятельности в США.

Изменение юридических основ функционирования кредитной системы и проведения денежной политики - важная составная часть макроэкономической стратегии американского правительства последних десятилетий. Изменения финансового законодательства США в этот период теоретически опирались на смену идеи регулирования и дерегулирования, взаимно дополняющих друг друга.

Благодаря роли доллара в международных расчетах у США, несмотря на высокий уровень внешней задолженности и дефицита торгового баланса, гораздо меньше хлопот с регулированием курса своей валюты, чем у других стран.

Наиболее важным достижением такой политики ФРС стали невысокие среднегодовые темпы роста потребительских цен. Сохранению умеренной инфляции кроме эффективной денежной политики способствовали: стабилизация на низком уровне цен на нефть и на другие сырьевые товары; изменения в политике регулирования заработной платы.

В настоящее время кредитно-денежная политика ФРС близка к нейтральной, т.е. не стимулирует и не ограничивает развитие американской экономики. Основным инструментом регулирования в последние годы являются процентные ставки. Неизбежное ужесточение фискальной политики как основного инструмента снижения бюджетного дефицита грозит вызвать замедление экономического роста. Учитывая это, ФРС приходится время от времени понижать процентные ставки для первоочередных заемщиков с целью стабилизации производства. В целом снижение процента помогает росту инвестиций и производства.

Таким образом, эффективность комбинирования применяемых одновременно инструментов денежно-кредитной политики зависит от успешно­го их сочетания при достижении разных по срокам целей. При­мером инструментов долгосрочного регулирования служат тради­ционные инструменты денежной политики (например, политики минимальных резервов, политики рефинансирования и др.). Осу­ществлению краткосрочных целей служат как нетрадиционные инструменты, (например, операции “своп” в рамках валютной по­литики, арбитраж в рамках политики открытого рынка), так и не­которые традиционные инструменты.

В условиях необходимости стабилизации экономики важной проблемой остается эффективность и результативность применения тех или иных ее инструментов. В целях стабилизации экономики может быть использована фискальная политика и другие механизмы. Но, по всеобщему признанию большинства экономистов стран с развитой рыночной экономикой, денежно-кредитная политика – неотъемлемая часть и эффективное средство государственной стабилизационной политики.

Важное достоинство использования денежно-кредитной политики – быстрота и гибкость воздействия на состояние экономики страны. Если применение соответствующей фискальной политики сопряжено с обсуждениями в высших органах государственной власти, то применение ее может быть оперативно решено в самом Центральном банке

Замечания по пункту 2.2:

©2015 arhivinfo.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.

arhivinfo.ru

Глава III. Сравнительный анализ денежно-кредитной политики России и Соединенных Штатов Америки.

3.1. Сущность и структура денежно-кредитной политики Соединенных Штатов Америки.

Начальная связь между денежно-кредитной политикой и экономикой устанавливается на рынке экономических запасов. Политика Федерального резерва оказывает влияние на спрос или поставку экономических запасов в банках и других депозитарных учреждениях, а через этот рынок влияние денежно-кредитной политики передается на остальные части экономики. Поэтому чтобы понять, как денежно-кредитная политика связана с экономикой, нужно вначале понять, что такое рынок резервов и как он работает.

Федеральный резерв, используя различные инструменты денежно-кредитной политики, может оказывать воздействие на объем денежных средств, объем кредита и их цену, то есть процентные ставки по ним. Таким образом, Федеральный резерв может влиять на занятость в экономике, выработку продукции и общий уровень цен.

Помимо влияния на уровень цен и на уровень производства в краткосрочном плане, Федеральный резерв может способствовать финансовой стабильности и достижению лучших экономических показателей путем ограничения финансовых нарушений и предотвращения их распространения на внефинансовый сектор. Современные финансовые системы весьма сложны, взаимозависимы и потенциально уязвимы в отношении крупномасштабных системных сбоев, вроде тех, которые происходят во время падения курса акций. Федеральный резерв может оказать помощь в установлении для банковской системы США, и даже для всей финансовой системы в целом, таких ограничений, которые позволят снизить потенциал системных сбоев. Более того, при действительно серьезных потрясениях финансовой системы, центральный банк может смягчить ее отрицательное воздействие на финансовые рынки и экономику, обеспечивая ликвидность посредствам своих инструментов денежно-кредитной политики.

Спрос на резервы складывается из двух составляющих: затребованные резервы и избыточные резервы. Все депозитные учреждения: коммерческие банки, сберегательные банки, ссудосберегательные ассоциации и кредитные союзы должны аккумулировать некоторый процент от определенных типов депозитов, чтобы они могли выступать в качестве резерва.

Депозитарии используют их счета в Федеральных резервных банках не только для того, чтобы удовлетворять свои резервные требования, но также для того, чтобы осуществлять многие клиринговые финансовые операции. Объем и невозможность прогнозирования сделок, которые проходят через их счета каждый день, вынуждают депозитариев заботиться об ослаблении воздействия на фонды с тем, чтобы защитить себя от возникновения дебета, который в конце дня может превысить их кредит на счетах и привести к проблемам. Депозитарии, которые находят свои остатки требуемого резерва недостаточными для обеспечения необходимой защиты, могут открывать дополнительные счета для требуемого сальдо клиринга. Этот улучшенный баланс открывает новые возможности в форме кредитов, которые могут использоваться для оплаты стоимости услуг, таких, как чековые взаимозачеты между банками и телеграфный перевод фондов и ценных бумаг, которые предоставляет Федеральный резерв.

Некоторые депозитарные учреждения предпочитают держать резервы даже ниже требуемого уровня для обеспечения соответствия их резервных и клиринговых требований. Эти дополнительные остатки, которые обеспечивают повышенную защиту от превышения кредита и нехватки требуемых резервов, называются избытком резервов; они являются вторым компонентом спроса на резервы (и третьим компонентом, если сюда же требуется включить сальдо клиринга). Как правило, депозитарии держат резервы в небольшом избытке, потому что эти остатки не дают процентов; тем не менее, спрос на эти резервы может сильно колебаться в течение коротких периодов, усложняя реализацию задачи Федерального резерва по проведению денежно-кредитной политики.

Федеральный резерв предоставляет резервы банковским системам двумя способами:

• Предоставление кредитов через дисконтное окно Федерального резервного банка.

• Закупка государственных ценных бумаг (операции на открытом рынке).

Резервы, полученные через первый канал, называются заимствованными резервами. Федеральный резерв поставляет их непосредственно в депозитарные учреждения, которые имеют право заимствования через дисконтное окно. Доступ к такому кредиту банкам и сберегательным учреждениям определяется правилами, установленными Советом управляющих, а ссуды выдаются под проценты (учетная ставка), устанавливаемые резервными банками и одобренные Советом. От предоставления заимствованных резервов зависят инициативы депозитарных учреждений осуществить заимствование, хотя на это влияет уровень учетной ставки, сроки и условия доступа к кредиту дисконтного окна. В целом считается, что банки прибегают к услугам дисконтного окна для удовлетворения потребности в ликвидности только тогда, когда исчерпаны все другие разумные доступные источники фондов, что значительно ограничивает использование этого источника фондов. Более того, многие банки боятся того, что использование ими кредита дисконтного окна может стать известным участникам частного рынка (даже притом, что Федеральный резерв относится к идентификации таких заемщиков как к строго конфиденциальному делу), и что такое заимствование может рассматриваться как признак слабости. Вследствие этого количество резервов, предоставленных через дисконтное окно, составляет

Другим источником получения резерва являются незаимствованные резервы. Хотя предоставление незаимствованных резервов зависит от многих факторов, большинство из которых не подлежит повседневному контролю со стороны Федерального резерва, система может осуществлять контроль над таким предоставлением резервов посредством проведения операций на открытом рынке – купли или продажи ценных бумаг Внутренним департаментом торговых операций Федерального резервного банка Нью-Йорка. Когда Федеральный резерв покупает ценные бумаги на открытом рынке, то создаются резервы для их оплаты и возрастает возможность предоставления незаимствованных резервов. Наоборот, когда он продает ценные бумаги, то расходует резервы в обмен на ценные бумаги, что приводит к падению возможности предоставления незаимствованных резервов. Другими словами, Федеральный резерв регулирует предоставление незаимствованных резервов, покупая или продавая ценные бумаги на открытом рынке. При этом покупки эффективно оплачиваются путем соответствующих добавлений или вычетов из резервного баланса депозитного учреждения в Федеральном резерве. Депозитарные учреждения активно торгуют между собой резервами, которые хранятся в Федеральном резерве, начиная обычно вечером и продолжая всю ночь. Имеющие избыточные остатки передают резервы тем, у которых имеется потребность в увеличении своих остатков. Исходная процентная ставка, предназначенная для краткосрочного использования этих фондов, называется ставкой федеральных фондов. Изменения ставки федеральных фондов отражают состояние спроса и предложения на резервы.

Равновесие устанавливается на рынке резервов тогда, когда спрос на требуемые и избыточные резервы становится равным предложению заимствованных резервов плюс незаимствованные резервы. Если спрос на резервы будет повышаться (скажем, из-за повышения депозитов на текущем счете), то равновесие нарушится. В результате чего возникнет нарастающее давление на ставку федеральных фондов. Равновесие может быть восстановлено с помощью операций на открытом рынке путем предложения дополнительных резервов, при этом ставка федеральных фондов будет оставаться неизменной. Оно может также быть восстановлено путем увеличения предложения для большего заимствования резервов через дисконтное. Федеральный резерв может воспользоваться одним из двух основных подходов, для того чтобы влиять на резервы:

• Он может направить некоторое количество резервов, допуская изменения в спросе на резервы, чтобы оказать влияние на ставку федеральных фондов.

• Он может повлиять на цену резервов (ставку федеральных фондов), регулируя объём предоставляемых резервов, чтобы должным образом реагировать на любое изменение в спросе на резервы.

За эти годы Федеральный резерв использовал различные варианты этих основных подходов.

Вероятно, ни один подход к осуществлению денежно-кредитной политики не является полностью удовлетворительным для всех экономических и финансовых обстоятельств. Настоящий подход адаптировался в различные времена к различным условиям, таких как, например, необходимость противостоять инфляции, желание поощрить устойчивый экономический рост, неопределенности в связи с изменениями и очевидными изменениями общественного мнения в отношении использования денег. Когда экономические и финансовые условия гарантируют жесткий контроль над денежно-кредитными сводными показателями, тогда акцент во многом может быть смещен на руководство операциями открытого рынка путем довольно строгого планирования резервов. При других обстоятельствах может потребоваться более гибкий подход к управлению резервами.

Операции на открытом рынке включают в себя закупку и продажу ценных бумаг Федеральным резервом. Сделка с ценными бумагами Федерального резерва изменяет объем резервов депозитной системы. Покупка добавляет к собственным резервам, а продажа уменьшает их. Напротив, та же самая сделка между банковскими учреждениями, коммерческими фирмами или индивидуумами просто перераспределяет резервы в пределах депозитной системы без изменения совокупного уровня резервов.

Когда Федеральный резерв покупает ценные бумаги у любого продавца, он платит, в действительности выпуская чек на себя. Когда продавец вносит чек на свой банковский счет, банк предъявляет чек Федеральному резерву на оплату. Федеральный резерв, в свою очередь, принимает чек на обработку и увеличивает резервный счет банка продавца в Федеральном резервном банке. Резервы банка продавца увеличиваются без смещения в сторону снижения резервов где-то в другом месте; следовательно, полный объем резервов увеличивается. Если же Федеральный резерв продает ценные бумаги, все происходит наоборот. Оплата уменьшает содержимое резервного счета банка покупателя в Федеральном резервном банке без компенсации увеличения в резервном счете любого другого банка, при этом суммарные резервы банковской системы уменьшаются. Эта особенность – обмен «доллар на доллар» в резервах депозитной системы при закупке или продаже ценных бумаг Федеральным резервом – делает операции на открытом рынке наиболее мощным, гибким и точным инструментом в денежно-кредитной политике.

Теоретически Федеральный резерв мог бы предоставлять или поглощать банковские резервы через рыночные сделки с любым типом актива. Практически же, большинством типов авуаров нельзя достаточно просто торговать из-за трудностей их приспособления к операциям открытого рынка. Чтобы эффективно проводить операции на открытом рынке, Федеральный резерв должен быть способным быстро покупать и продавать резервы, для его же собственного удобства, в любом требуемом объеме, не противоречащем основным положениям своей политики. Необходимым условием здесь является то, что используемый инструмент продажи или покупки должен позволять вести торговлю на достаточно обширном, высоко активном рынке, который может обслуживать кредитами сделки без сбоев или разрушения самого рынка.

Рынок ценных бумаг правительства США удовлетворяет этим условиям, и Федеральный резерв проводит наибольшую часть своих операций на этом открытом рынке. Рынок ценных бумаг правительства США, на котором ежедневно оборачивается в среднем более миллиардов долларов, является самым обширным и наиболее активным из всех финансовых рынков США. Сделки проводятся без посредников (то есть не на организованной фондовой бирже), с большим объемом заказов, размещаемых специализированными дилерами (как банковскими, так и небанковскими.) Хотя большинство фирм дилеров находятся в Нью-Йорке, сеть телефонов и телеграфных агентств связывает дилеров и заказчиков независимо от их местонахождения, формируя таким образом мировой рынок.

Холдинги Федерального резерва государственных ценных бумаг несколько тяготеют к векселям Казначейства, у которых срок долговых обязательств составляет от одного года и менее. Средний срок платежа для портфеля Федерального резерва (Казначейский выпуск) составляет только немногим больше 3 лет, что несколько ниже среднего срока платежа приблизительно в 5,5 года для всех неисполненных рыночных ценных бумаг Казначейства.

Большинство закупок и продаж ценных бумаг не предназначены для того, чтобы по какому-то политическому решению корректировать состояния рынка резервов. Скорее, они производятся с целью нейтрализовать какие-то другие влияния на резервы. Некоторые факторы, находящиеся за пределами непосредственного контроля со стороны Федерального резерва, такие, как находящаяся в обращении масса валюты, сальдо Казначейства в Федеральных резервных банках и количество чеков и платежных поручений в процессе банковских расчетов Федерального резерва, могут вызывать спад и подъем резервов.

Динамика этих факторов, называемых техническими факторами, должна прогнозироваться так, чтобы творцы политики могли определять то, что произойдет с резервами, если Федеральный резерв воздержится от проведения операции на открытом рынке. Колебания некоторых технических факторов приписываются, главным образом, сезонным влияниям, и таким образом их воздействие на незаимствованные резервы довольно предсказуемо.

Движения баланса Казначейства в Федеральном резерве также следуют некоторыми регулярным, сезонным изменениям, которые связаны с общими и индивидуальными налоговыми сроками, выплатами по социальному обеспечению и т.п. Когда Казначейство, в преддверии возможных крупных расходных обязательств, перемещает фонды со своих обеспеченных “налогами и ссудами» счетов в коммерческих банках на свой счет в Федеральном резерве, резервы удаляются из банковской системы. Напротив, когда Казначейство производит оплату, например, налогового возмещения, это уменьшает его баланс в Федеральном резерве и вводит резервы в депозитную систему.

В зависимости от ситуации с резервами Федеральный резерв подходит к операциям на открытом рынке одним из двух путей. Когда прогнозы факторов, которые влияют на резервы, указывают на то, что предоставление резервов может и далее потребовать корректировки, Федеральный резерв может делать открытые закупки или продажи ценных бумаг. Если необходимо изымать резервы, Федеральный резерв может также выкупить ценные бумаги с наступившим сроком погашения, которые находятся в его портфеле. (Когда Федеральный резерв выкупает ценные бумаги, Казначейство снимает фонды со своего счета, чтобы рассчитаться с Федеральным резервом, оставляя меньшее количество резервов в депозитной системе.) Вообще, он проводит прямые сделки (продажи, закупки и погашение) всего несколько раз в год, чтобы удовлетворить долговременные потребности в резервах.

Когда проекты выказывают только временную потребность в изменении резервов, или потому что технический фактор, воздействующий на резервы, как ожидается, будет полностью изменен или нейтрализован, или потому, что ближайшая перспектива для резервов не определена, тогда Федеральный резерв может заниматься сделками, которые лишь временно влияют на предоставление резервов – договоры о выкупе ранее проданного, в случае временных добавлений резервов, и сделки о двойной купле-продаже, в случае временных утечек резервов. Эти временные сделки, которые разработаны с целью уменьшения колебаний в общей поставке резервов путем компенсации краткосрочного воздействия технических факторов, используются намного более часто, чем прямые сделки. Участники рынка отслеживают эти операции очень тщательно, по малейшим признакам улавливая изменения в денежно-кредитной политике.

Предоставление кредитов дисконтного окна Федеральным резервом выполняет две ключевых функции:

• Оно служит дополнением к операциям открытого рынка для совершенствования повседневного управления рынком резервов и осуществления долговременных целей денежно-кредитной политики.

• Оно облегчает корректировки балансового отчета отдельных банков, которые сталкиваются с временными, непредвиденными изменениями в структуре их активов и пассивов.

Роль дисконтного окна в проведении денежно-кредитной политики существенно изменилась с первых лет существования Федерального резерва. Несмотря на сравнительно маленький объем заимствованных резервов, дисконтное окно остается важным фактором в управлении рынком резервов и в более широком проведении денежно-кредитной политики. Оно служит буфером на рынке резервов, ослабляя неожиданные ежедневные колебания спроса и предложения на резервы. Когда спрос на резервы неожиданно становится высоким или предложение резервов неожиданно падает, банки могут обратиться к услугам резервного окна. Таким образом, доступность окна помогает облегчать напряжение на рынке резервов и уменьшать масштабы неожиданных флуктуаций по ставке федеральных фондов. Кроме того, корректировки основной дисконтной ставки могут быть важны для сигнализации и осуществления сдвигов денежно-кредитной политики Федерального резерва.

Кроме своей роли в денежно-кредитной политике, заимствование через дисконтное окно дает возможность отдельным банкам корректировать свои балансовые отчеты. Структура процентных ставок, размеры которых предписаны кредитами дисконтного окна, изменилась за эти годы. Однако ставка для корректировки кредита, которая является основной дисконтной ставкой, всегда была наиболее существенной для проведения кредитно-денежной политики. Сегодня отдельные, связанные рынком ставки вообще используются для сезонного кредита и пролонгированного кредита. Основная дисконтная ставка, которую каждый банк Федерального резервного банка начисляет по своим ссудам, учреждается Советом директоров банка, при условии пересмотра и определения ее Советом управляющих. Первоначально каждый федеральный резервный банк устанавливает свою дисконтную ставку независимо, с тем, чтобы учесть состояние банковского дела и кредитные условия в своем собственном Округе. За эти годы, однако, переход от региональных кредитных рынков к национальному кредитному рынку постепенно определил национальную дисконтную ставку. В результате этого Федеральный резерв сохраняет однородную структуру учетных ставок во всех резервных банках.

Основная дисконтная ставка время от времени корректируется в соответствие с изменением рыночных условий с целью совершенствования проведения операций на открытом рынке и поддержания доверия к проводимой денежно-кредитной политике. Изменения дисконтной ставки делаются скорее на основании экспертных оценок, нежели автоматически, и могут несколько отставать от изменений в рыночных ставках. Немедленная реакция процентных ставок на изменение дисконтной ставки – эффект объявления – зависит частично от точности, с которой это изменение предсказано. Если ставки скорректировали в ожидании изменения дисконтной ставки, тогда это действительное событие может иметь лишь умеренное воздействие на конъюнктуру рынка. Как правило, самый значительный отклик рыночных ставок на изменение учетной ставки будет в том случае, когда рынок будет рассматривать эту корректировку как сигнал серьезного сдвига в денежно-кредитной политике.

Имеются три основных типа кредита дисконтного окна. Это – кредит регулирования, сезонный кредит и пролонгированный кредит.

• Кредит регулирования помогает депозитным учреждениям удовлетворить свои краткосрочные потребности в ликвидности. Например, учреждение, в котором было произведено неожиданно большое изъятие вкладов, может запросить кредит регулирования на срок до начала следующего рабочего дня или на несколько дней до тех пор, пока оно не найдет другие источники финансирования.

• Сезонный кредит помогает менее крупным учреждениям в управлении своими потребностями в ликвидности, которые обусловлены регулярными, сезонными колебаниями потребностей в ссудах и депозитах. Это, например, сельскохозяйственные банки, связанные с сезоном весенних посадок. Требования, чтобы депозитные учреждения содержали некоторую долю своих депозитов в резерве в специальных авуарах – третий инструмент денежно-кредитной политики – долго были частью нашей истории национального банковского дела. Однако обоснование этих требований со временем изменилось, поскольку финансовая система страны достаточно развилась, а также накапливались знания о том, каким образом резервные требования затрагивают денежно-кредитную систему. В настоящее время, резервные требования помогают при проведении операций на открытом рынке, помогая гарантировать устойчивый, предсказуемый спрос на резервы. При этом со стороны Федерального резерва возросла степень контроля за краткосрочными процентными ставками. Однако требование банков держать некоторую долю своих депозитов в резерве или в качестве наличных в своих хранилищах, или в качестве беспроцентного баланса в Федеральном резерве приводит к дополнительным издержкам в частном секторе. Эти издержки равны величине удержанного процента с этих фондов или, по крайней мере, от части этих фондов, и которую банки удерживают только по правовым соображениям и что не отвечает потребностям потребителей.

• Пролонгированный кредит может быть предоставлен банкам-депозитариям, испытывающим до некоторой степени потребности в долговременной ликвидности в результате исключительных обстоятельств.

studfiles.net

это... Основные положения, представители :: BusinessMan.ru

Монетаризм – это школа экономической мысли, которая отстаивает роль государственного контроля за количеством денег в обращении. Представители этого направления считают, что оно влияет на объем производства в краткосрочной перспективе и на уровень цен в более длительном периоде. Политика монетаризма сосредоточена на таргетировании темпов роста денежной массы. Здесь ценится долгосрочное планирование, а не принятие решений в зависимости от ситуации. Ключевым представителем направления является Милтон Фридман. В своей главной работе «Монетарная история Соединенных Штатов» он доказывал, что инфляция в первую очередь связана с необоснованным ростом денежной массы в обращении и выступал за его регулирование центральным банком страны.

Ключевые особенности

Монетаризм – это теория, которая концентрируется на макроэкономических эффектах предложения денег и деятельности центральных банков. Она была сформулирована Милтоном Фридманом. По его мнению, чрезмерное увеличение денежной массы в обращении необратимо ведет к инфляции. Задача центрального банка состоит исключительно в поддержании стабильности цен. Школа монетаризма берет свое начало из двух исторически антагонистических течений: жесткой денежной политики, которая была распространена в конце 19 столетия, и теорий Джона Мейнарда Кейнса, получивших распространение в межвоенный период после неудачной попытки восстановить золотой стандарт. Фридман же сфокусировал свои исследования на стабильности цен, которая зависит от наличия равновесия между спросом и предложением денег. Свои выводы он обобщил в совместной с Анной Шварц работе «Монетарная история Соединенных Штатов в 1867-1960 гг.».

Описание теории

Монетаризм – это теория, которая рассматривает инфляцию в качестве прямого следствия чрезмерного предложения денег. Это означает, что ответственность за нее целиком и полностью лежит на центральном банке. Первоначально Фридман предложил фиксированное монетарное правило. Согласно ему, предложение денег должно увеличиваться автоматически на k% ежегодно. Таким образом центральный банк потеряет свободу действий, а экономика станет более предсказуемой. Монетаризм, представители которого считали, что необдуманные манипуляции предложением денег не могут стабилизировать экономику, – это в первую очередь долгосрочное планирование, предупреждающее появление чрезвычайных ситуаций, а не попытки быстро отреагировать на них.

Отрицание необходимости золотого стандарта

Монетаризм – это направление, которое получило распространение после Второй мировой войны. Большинство его представителей, в том числе и Фридман, рассматривают золотой стандарт как непрактичный рудимент старой системы. Его несомненным преимуществом является существование внутренних ограничений на рост денег. Однако рост населения или увеличение торговли необратимо приводят в этом случае к дефляции и падению ликвидности, поскольку в этом случае все зависит от добычи золота и серебра.

Становление

Кларку Уорбертону приписывают первую монетарную интерпретацию колебаний деловой активности. Он описал ее в серии статей в 1945 году. Так зародились современные направления монетаризма. Однако широкое распространение теория получила после представления Милтоном Фридманом количественной теории денег в 1965 году. Она существовала задолго до него, однако доминирующее в то время кейнсианство поставило ее под вопрос. Фридман считал, что расширение денежной массы приведет не только к увеличению сбережений (при равновесии спроса и предложении люди уже сделали необходимые накопления), но и к росту совокупного потребления. А это положительный факт для национального производства. Увеличение интереса к монетаризму также связано с неспособностью кейнсианской экономики побороть безработицу и инфляцию после крушения Бреттон-Вудской системы в 1972-м и нефтяных кризисов 1973 года. Эти два негативных явления напрямую взаимосвязаны, решение одной из проблем приводит к обострению другой.

В 1979 году президент США Джимми Картер назначил Пола Волкера главой Федерального резерва. Он ограничил предложение денег в соответствии с правилом Фридмана. Результатом стала стабильность цен. Тем временем в Великобритании выборы выиграла представительница консервативной партии Маргарет Тэтчер. Инфляция в тот период редко опускалась ниже 10%. Тетчер решила использовать монетаристские меры. Как результат, к 1983 году уровень инфляции уменьшился до 4,6%.

Монетаризм: представители

Среди апологетов этого направления такие выдающиеся ученые:

  • Карл Бруннер.
  • Филлип Д. Каган.
  • Милтон Фридман.
  • Алан Гринспен.
  • Девид Лейдлер.
  • Аллан Мельцер.
  • Анна Шварц.
  • Маргарет Тэтчер.
  • Пол Волкер.
  • Кларк Уорбертон.

Нобелевский лауреат М. Фридман

Можно сказать, что теория монетаризма, как бы это странно ни звучало, началась с кейнсианства. Милтон Фридман в начале своей академической карьеры был приверженцем фискального регулирования экономики. Однако позже он пришел к выводу об ошибочности вмешательства в национальное хозяйство с помощью изменения государственных расходов. В своих известных работах он доказывал, что «инфляция всегда и везде является монетарным феноменом». Он выступал против существования Федерального резерва, однако считал, что задача центрального банка любого государства состоит в поддержании спроса и предложения денег в равновесии.

«Монетарная история Соединенных Штатов»

Эта известная работа, которая стала первым масштабным исследованием с использованием методологических принципов нового направления, была написана нобелевским лауреатом Милтоном Фридманом в соавторстве с Анной Шварц. В ней ученые проанализировали статистику и пришли к выводу, что предложение денег значительно повлияло на экономику США, особенно на прохождение циклов деловой активности. Это одна из самых выдающихся книг прошлого столетия. Идею ее написания предложил председатель Федерального резерва Артур Бернс. «Монетарная история Соединенных Штатов» была впервые опубликована в 1963 году.

Истоки великой депрессии

Работа над книгой «Монетарная история Соединенных Штатов» велась Фридманом и Шварц под эгидой Национального бюро экономических исследований с 1940 года. Она вышла в свет в 1963-м. Глава, посвященная великой депрессии, появилась двумя годами позже. В ней авторы критикуют Федеральный резерв за бездействие. По их мнению, он должен был поддерживать стабильное предложение денег и давать займы коммерческим банкам, а не доводить их до массового банкротства. В «Монетарной истории» используются три основных показателя:

  • Коэффициент наличности на счетах физических лиц (если люди верят в систему, то они оставляют на карточках больше).
  • Соотношение депозитов к банковским резервам (в стабильных условиях финансово-кредитные учреждения занимают больше).
  • Деньги «повышенной эффективности» (то, что служат в качестве наличности или высоколиквидных резервов).

На основе этих трех показателей можно вычислить предложение денег. Также в книге обсуждаются проблемы использования золотого и серебряного стандарта. Авторы измеряют скорость обращения денег и пытаются найти оптимальный способ вмешательства в экономику для центральных банков.

Вклад в науку

Таким образом, монетаризм в экономике – это направление, которое впервые представило логичное обоснование великой депрессии. Раньше экономисты видели ее истоки в потере доверия потребителей и инвесторов к системе. Монетаристы ответили на вызовы нового времени, предложив новый способ стабилизации национального хозяйства, когда кейнсианство уже не работало. На сегодняшний день во многих странах применяется модифицированный подход, который предполагает большее вмешательство государства в экономику для регулирования скорости обращения денег и их количества в обращении.

Критика выводов Фридмана

По мнению Алана Блайндера и Роберта Солоу, фискальная политика становится неэффективной только тогда, когда эластичность спроса на деньги равна нулю. Однако на практике такая ситуация не происходит. Причиной Великой депрессии Фридман считал бездействие Федерального резервного банка США. Однако некоторые экономисты, например, Питер Темин, не согласны с этим выводом. Он считает, что истоки великой Депрессии являются экзогенными, а не эндогенными. В одной из своих работ Пол Кругман доказывает, что финансовый кризис 2008 года показал, что государство не в состоянии контролировать «широкие» деньги. По его мнению, их предложение почти не связано с ВВП. Джеймс Тобин отмечает важность выводов Фридмана и Шварц, однако ставит под вопрос предложенные ими показатели скорости обращения денег и их влияние на циклы деловой активности. Барри Эйхенгрин доказывает невозможность активной деятельности Федерального резерва во время великой депрессии. По его мнению, увеличению предложения денег мешал золотой стандарт. Он ставит под вопрос и остальные выводы Фридмана и Шварц.

На практике

Монетаризм в экономике возник как направление, которое должно было помочь справиться с проблемами после краха Бреттон-Вудской системы. Реалистичная теория должна объяснять дефляционные волны конца 19 столетия, великую депрессию, стагфляцию после Ямайской конференции. По мнению монетаристов, скорость обращения денег напрямую влияет на колебания деловой активности. Таким образом, причиной Великой депрессии является недостаточность предложения денег, что привело к падению ликвидности. Любые крупные колебания и нестабильность цен обусловлены неправильной политикой центрального банка. Увеличение денежной массы в обращении обычно связано с необходимостью финансировать государственные расходы, поэтому нужно их сократить. Макроэкономическая теория до 1970 годов, напротив, настаивала на их расширении. Рекомендации монетаристов доказали свою эффективность на практике в США и Великобритании.

Современный монетаризм

На сегодняшний день Федеральная резервная система использует модифицированный подход. Он предполагает более широкое вмешательство государства в случае временной нестабильности в рыночной динамике. В том числе оно должно регулировать скорость обращения денег. Европейские же коллеги предпочитают более традиционный монетаризм. Однако некоторые исследователи считают, что именно эта политика стала причиной ослабления валют в конце 1990-х. С этого времени выводы монетаризма начинают ставить под вопрос. Споры о роли данной школы экономической мысли в либерализации торговли, международном инвестировании и эффективной политике центральных банков не утихают и до сих пор.

Однако монетаризм остается важной теорией, на основе которых строятся новые. Его выводы по-прежнему актуальны и заслуживают детального изучения. Работы Фридмана широко известны в научном сообществе.

businessman.ru

Угрожает ли новая монетарная политика ФРС США экономике России?

Поводом для написания этих заметок послужила беседа Проф. С. Губанова с публицистом Маратом Мусиным 12 октября этого года. Эта беседа, записанная на Yоutube, была одной из программ, посвященных новой индустриализации в серии дискуссий  »Откровенное о запретном».

Мы не будем вступать в дискуссию по поводу утверждения проф. Губанова о приближении нового мирового экономического кризиса. Нас интересует, прежде всего, оценка проф. Губановым современного этапа монетарной политики Федеральной Резервной Системы и его утверждение об опасности этой политики для России.

Угрожает ли новая монетарная политика ФРС США экономике России?

Логика С. Губанова заключается в следующем. Называя операции эмиссионную политику ФРС »нормой», он утверждает, что старая норма в области операций с облигациями госдолга на открытом рынке являлась инвестиционной по своему характеру. Увеличение денежной массы, по мнению автора, позволяло федеральному бюджету осуществлять инвестиции в науку, технологии, инфраструктуру, транспорт. »Новая» же монетарная политика является спекулятивной, поскольку направлена прежде всего на покупку ценных бумаг фирм и банков, которые затем участвуют в операциях на товарных биржах, создавая спекулятивные »пузыри». Это приводит к инфляции товарного доллара вообще и нефтедоллара в частности, что потенциально опасно для России.

Как известно, в рамках новой монетарной политики США было предпринято три выпуска денег, получивших название »Quantitative Easing” or QE 1, QE2 и QE3[1]. В ходе QE1, которое осуществлялось с ноября 2008 по март 2010, ФРС купила долгосрочные казначейские обязательства на сумму 1,75 триллионов долларов. В процессе второго выброса денег QE2 с ноября 2010 по июнь 2011 ФРС приобрела эти обязательства на сумму 600 миллиардов долларов. Третья волна вливания денег в экономику США началась в сентябре 2012. С тех пор ФРС ежемесячно покупает долгосрочные ценные бумаги, обеспеченные залогом недвижимого имущества(mortgage-backed securities) на сумму 40 миллиардов долларов. Итак, ФРС увеличила денежную массу почти на 3 триллиона долларов. Теперь нам нужно ответить на два вопроса: 1. В какой степени операции с долгосрочными казначейскими обязательствами влияют на инвестиции в американскую экономику; 2. В какой степени они затрагивают товарные рынки, вызывая инфляцию нефтедоллара, которая якобы угрожает России.

Рассмотрим прежде всего тезис об инвестиционном характере операций с облигациями госдолга США. Как известно, увеличение денежной массы связано со снижением ставки по краткосрочным кредитам, что удешевляет и другие виды кредита, стимулируя все виды бизнеса. Этот процесс имеет универсально стимулирующий характер, и его нельзя характеризовать как инвестиционный. Влияет ли «старая», классическая монетарная политика на инвестиции из бюджета, что прежде всего интересует автора? Обратимся к данным о бюджетных расходах США на интересующие автора цели в докризисном 2005 и в кризисном 2009 году [2]

2005 2009
Расходы на науку, космос,технологию, транспорт, млрд. долл. 94.2 97.9
Общие расходы бюджета, млрд. долл. 2399.8 2853.5
% инвестиционных расходов 3.9 3.4

Как видим, доля инвестиционных расходов бюджета США относительно невелика и её изменение также невелико. Между тем, монетарная политика изменилась значительно. Краткосрочная процентная ставка межбанковского кредита была снижена ФРС с 2.5% в 2005 году до 0.25% в январе 2009 года. Можно ли при этом считать «старую» политику ФРС инвестиционной?

Однако такая характеристика «старой» монетарной политики ФРС нужна автору чтобы противопоставить её современной политике, по мнению автора, спекулятивной, затрагивающей интересы России через инфляцию доллара. Никаких фактов и доказательств по этому поводу в выступлении не приводится.

«Новая» монетарная политика заключается в увеличении денежной массы посредством выкупа долгосрочных обязательств, таких как облигации компаний и, главным образом, облигаций, связанных с ипотечным кредитом. При выкупе ипотечных облигаций снижается ставка ипотечного кредита, появляется возможность рефинансирования ипотеки, чем облегчается положение владельцев недвижимого имущества, находящихся в финансовом стрессе. Не исключено, что недавнее улучшение ситуации на рынке недвижимости и в жилищном строительстве в США частично связано с этими мерами. Но этот внутренний аспект не интересует проф. Губанова и приводится нами для того, чтобы показать неправомерность ярлыка «спекулятивный» применительно к «новой» политике ФРС.

Заметим, что, вопреки утверждению С. Губанова, США не были первой страной, применившей эти монетарные методы. Первой была Япония, применившая их в 1990-е годы в борьбе с собственной рецессией. В наше время Европейский центробанк также использует подобные методы.

Причина здесь в том, что при почти нулевой ставке краткосрочного межбанковского кредита нет другого способа монетарного стимулирования экономики кроме операций с долгосрочными обязательствами.

Мы оставляем здесь в стороне довольно спорный вопрос об эффективности этой политики в плане стимулирования экономического роста стран, применяющих эти инструменты.

В отсутствие аргументов со стороны проф. Губанова попробуем коротко определить степень влияния, которое может оказать «новая» монетарная политика ФРС на рынки нефтепродуктов. Такое влияние, конечно, может иметь место. Дополнительная денежная масса и дешёвый кредит оказывают давление на курс доллара в сторону его понижения, однако влияние этого процесса на цену нефти весьма неоднозначно. Некоторые специалисты [3] считают, что обесценение доллара в краткосрочном периоде действительно усиливает спекулятивные операции с фьючерсами, результатом чего является рост цен на нефть. В долгосрочном плане картина усложняется. Поскольку цена определяется в долларах, снижение курса доллара приводит к увеличению затрат в странах-экспортёрах нефти за счёт повышения цен на ввозимые материалы и оборудование, Такое удорожание производства может вести к его снижению и ухудшению финансов вывозящей страны. Но связанное с этим сокращение предложения на рынках имеет результатом повышение цены. Обесценение доллара имеет ещё один немаловажный эффект. Нефть становится дешевле в странах, валюты которых удорожаются по отношению к доллару. Спрос на нефть в этих странах увеличивается и цены растут.

Недавние исследования спекуляций фьючерсами [4] показали, что на рынках, где отсутствуют операции с фьючерсами, цены на нефть выше. Даже если часть новой денежной эмиссии ФРС «уходит» в спекулятивные операции, влияние этого фактора на цены нефтепродуктов не так уж велико.

Но действительно ли новая монетарная политика ФРС обесценивает доллар?

За период 2008-2011, когда применялась «новая» монетарная политика, индекс доллара США по отношению к корзине валют (EUR, JPY, GBR, CAD, SEK, CHF) изменился с 75 до 80, колеблясь в промежутке между 80 и 90 [5] Тенденция к существенному обесценению доллара пока не просматривается и корреляции между «новой» политикой и курсом доллара также не видно.

Резкое падение цен на нефть в разгар мирового финансового кризиса как нельзя лучше показывает ограниченность подхода с точки зрения изменения монетарной политики. Ясно, что общее падение производства снизило спрос на нефтепродукты, что и вызвало снижение цен в 2009 году

Так что придание современной политике ФРС особо негативной роли по отношению к России не имеет в данный момент никаких оснований.

Почему, однако, так сильно акцентировать внимание на американской монетарной политике? Многие страны и союзы стараются решить свои внутренние проблемы, и эти решения в разных направлениях влияют на мировые рынки. Не говоря уже о том, что предложение на рынках нефтепродуктов меняется с недавними открытиями и разработкой новых запасов нефти. США, например, весьма реально движутся к энергетической независимости с начавшейся разработкой запасов нефти в Северной Дакоте и увеличением добычи газа.

С учётом всего сказанного, позиция проф. Губанова по отношению к современной монетарной политике США нам кажется довольно тенденциозной.

 

 

Г.ДАВИДОВИЧ, А.ЗАНЕГИН

 

Литература

1. Jeff Sommer. The Next Move of the Fed. The New York Times, December 9, 2012

2. Budget of the United States Government. Historical Tables. Table 1

3. A.F. Alhajji. How Does the Weak Dollar Affect Oil Prices: http://www.project-syndicate.org

4. Speculation in Oil Markets? What Have We Learned?. Survey published by Mark Thoma, April 21, 2012; http://economistview.

kontinentusa.com

Эпоха мягкой монетарной политики в США подходит к концу

Наступившая неделя будет очень богатой на важные события, которые несомненно окажут влияние на мировые рынки. В первую очередь это будут данные производственных показателей из США и еврозоны, затем центральным событием будет публикация данных по в США.

До саммита ОПЕК+, который состоялся на прошлой неделе и несколько разочаровал инвесторов, которые ожидали большего, все внимание было акцентировано на этом событии. Но теперь, когда это событие уже отыграно, а страсти вокруг персоны Д. Трампа в Штатах улеглись, рынки переключились полностью на фактор заседания ФРС по ставкам и выходящие значения по в США, а также уровню занятости, которые несомненно окажут влияние на решение американского ЦБ о поднятии ставок. Напомним, что на конец прошедшей недели, согласно динамике фьючерсов на ставки по Федеральным фондам, их повышения исчисляется 83.1%, что является очень высоким значением, фактически указывающим на то, что ставки будут подняты.

Что интересно, инвесторы свое отношение к американскому доллару на валютных рынках практически не поменяли. Мы ранее не раз на это указывали, мотивируя тем, что рынок чересчур серьезно стал обращать внимание на внутриполитические дрязги в Штатах, которые, конечно, играют роль, так как дискредитируют страну, но не отражаются, во всяком случае пока, на ее экономике. Еще одним моментом является «упертость» рыночного сообщества во мнении, что ФРС остановится в своих стремлениях и далее понимать ставки. Причем объяснения расположены в довольно широком диапазоне – от политических бурь в США до оказания явного давления на ФРС с целью воспрепятствовать продолжению курса на нормализацию денежно-кредитной политики, так как это позволяло рыночным спекулянтам на протяжении почти 10-ти лет занимать крайне «дешевые» деньги в рамках программ QE и приобретать на них рискованные активы, получая сверхприбыли.

Но ситуация в американской экономике значительно изменилась за последние два года и демонстрирует устойчивую восходящую тенденцию, конечно, с некоторыми коррекционными откатами, что является нормальным при сохранении общего тренда. Вопли рыночных экспертов-флюгеров, которые резко разворачиваются при любой смене направления ветерка экономической статистики, только дезориентируют некоторых рыночных игроков и не отражают реалий. Вот, например, последние данные по потребительской в США показали ее замедление, после ускоренного роста за последний год, что сразу стало рассматриваться экспертами-флюгерами как сигнал для Федрезерва остановиться в повышении ставок. Но они совершенно не обратили свое рассеянное внимание на то, что, например, инфляция резко выросла в апреле, что, конечно, с временным лагом в два-три месяца отразится и на потребительской инфляции, а также на ее стержневом, базовом показателе, за которым пристально следит ЦБ, указывая на него как на один из важнейших ориентиров при принятии решения по ставкам. В этой связи крайне важным является содержание протокола майского заседания Федрезерва по денежной политике, где было сообщено, что банк рассматривает некоторое замедление в экономике как временное явление.

Учитывая то немногое, говорящее в пользу продолжения роста ставок, что было изложено выше, мы по-прежнему остаемся сторонниками постепенного усиления позиций американского доллара, так как Федрезерв является пока единственным из мировых ЦБ, который проводит решительную политику на нормализацию денежно-кредитной политики. И который не только будет и далее следовать своему плану по ставкам, но и начнет сокращать свой баланс, а это уже будет началом конца эпохи мягкой монетарной политики.

Сергей Невский, валютный стратег IC Markets

ru.investing.com

«Монетарная политика: что, где, почём и когда», аналитика от 14 апреля 2010

 Авторы статьи: Сергей Егишянц и Александр Потавин.

Монетарная политика: что, где, почём и когда

 

Мировой кризис прошлой весной перешёл из острой фазы в стадию коррекции, которая, в свою очередь, теперь сменилась вялыми колебаниями вверх-вниз на фоне неустойчивого равновесия в экономике. И теперь в центр внимания экспертов по всему миру попали центробанки ведущих стран. Именно они своими массированными вливаниями ликвидности спасли мировую финансовую систему от коллапса, к которому та была очень близка с осени 2008 года. Ясно, однако, что грандиозная эмиссия, снабдившая банки достаточными резервами в условиях коллапса кредитного рынка, не может вечно оставаться безнаказанной: рано или поздно избыточная ликвидность начинает изливаться на финансовые рынки, порождая новые пузыри. Именно поэтому сейчас все задаются вопросом, когда и в какой форме монетарные власти начнут ужесточение.

Есть целый ряд факторов, которые резко усложняют задачу, стоящую перед центробанками. С одной стороны, фундаментальные причины кризиса далеко не преодолены, так что просто поднять ставки и «отыграть всё назад» уже невозможно, поскольку возврат к прежним уровням ликвидности и стоимости денег немедленно породит новый виток дефляционного сжатия, чего допустить нельзя. С другой стороны, если позволить избыточной ликвидности излиться на финансовые и сырьевые рынки, это может вызвать всплеск цен на базовые товары, а значит, и инфляцию издержек. В условиях слабого конечного спроса, производители не могут переложить все свои издержки на потребителей. Обыватели сейчас продолжают страдать от безработицы, невысоких зарплат, высокой задолженности по кредитам и общей неуверенности в завтрашнем дне, что заставляет их урезать свои расходы, а это в свою очередь бьет по производителям.

Таким образом, центробанки должны многократно пройти между Сциллой и Харибдой, умудрившись одновременно: изъять потенциально спекулятивные деньги, но оставить достаточно ликвидности в банковской системе; не допустить инфляционного разогрева, но одновременно предотвратить дефляционный коллапс; удержать низкие процентные ставки на рынке госзаймов, но при обеспечить спрос на новые выпуски гособлигаций. Чтобы разобраться в способах решения этих проблем, попробуем понять, как вообще функционирует механизм воздействия центральных банков на денежную систему. И поскольку всем очевидна ключевая роль США в мировой экономике и финансовой системе мира, обратим особое внимание именно на американский центробанк, т.е. Федеральную Резервную Систему (ФРС).

Как работает ФРС США

 

Итак, ФРС, она же «Фед» (Federal Reserve Board, FRB, Fed) была создана в 1913 году Конгрессом под давлением лоббистов олигархии Уолл-Стрит в ответ на серьёзную рыночную панику 1907 года. Фед состоит из головного Совета управляющих, который располагается в Вашингтоне, а также из двенадцати окружных федеральных резервных банков (ФРБ). Каждый из этих банков управляет банковской системой своего округа. Таких округов 12, традиционно они нумеруются в таком порядке своих столиц:

 

  1. Бостон
  2. Нью-Йорк
  3. Филадельфия
  4. Кливленд
  5. Ричмонд
  6. Атланта
  7. Чикаго
  8. Сент-Луис
  9. Миннеаполис
  10. Канзас-Сити
  11. Даллас
  12. Сан-Франциско

 

Правление ФРС состоит из семи членов, каждый из которых имеет срок полномочий в 14 лет. Они назначаются президентом США и утверждаются Сенатом. При этом для обеспечения стабильности и преемственности введён порядок постепенной замены одних членов правления другими: замены проводятся по одному человеку раз в два года, причём новый член правления приступает к работе с 1 февраля каждого чётного года. Кандидатуры на посты председателя правления и его заместителя предлагаются президентом из числа членов правления и утверждаются Сенатом. Они занимают эти посты в течение четырёх лет – но их полномочия, естественно, могут быть продлены на новый срок.

Главный орган, разрабатывающий кредитно-денежную политику США, называется Комитетом по операциям на открытом рынке ФРС (Federal Open Market Committee – сокращённо FOMC). Формально в его обязанности входит разработка монетарной политики, стимулирующей сразу четыре направления:

  • стабильность цен
  • экономический рост
  • полная занятость
  • устойчивость внешних платежей и международной торговли

Комитет состоит из 12 «голосующих» участников, в число которых входят все 7 членов правления ФРС, а также президенты пяти ФРБ. При этом глава ФРБ Нью-Йорка является членом Комитета на постоянной основе, тогда как президенты 11 прочих ФРБ ежегодно сменяют друг друга на этом посту, так что новый представитель приходит на место своего предшественника 1 января каждого года.

По закону о ФРС США заседания FOMC должны проходить в Вашингтоне не менее четырёх раз в год. На практике с 1980 года ежегодно проводится по 8 заседаний с интервалами в 5-8 недель. В случае, если в промежутке между этими регулярными встречами возникает необходимость консультаций или обсуждения каких-либо действий, члены Комитета могут быть созваны для участия в специальном заседании, или проводится телеконференция (эта форма стала особенно популярной в бурные последние годы). На каждом из регулярных заседаний FOMC проводит голосование по вопросам монетарной политики, которая будет осуществляться в интервале между заседаниями. Не менее двух раз в год Комитет также проводит голосование по направлениям долгосрочной стратегии в отношении важнейших показателей экономики, рынка труда, инфляции, а также денежной массы и государственного долга. Число присутствующих на заседаниях FOMC ограничено по причине конфиденциальности обсуждаемой информации.

Основных методов воздействия на финансовую систему страны у ФРС США всего три. Первый и теоретически самый слабый – это ежедневный рутинный выкуп на открытом рынке определённого количества облигаций. Формы и условия при этом бывают разными, но смысл один: в зависимости от объёма такой операции на рынок приходит больше или меньше денег, что решает проблемы с текущей ликвидностью.

Более серьёзное средство, которое как раз и обсуждается на каждом регулярном заседании FOMC – это так называемая «целевая процентная ставка по федеральным фондам» (Federal funds target rate). Её смысл в следующем: всякий банк, когда в нём некто открывает депозит, обязан определённую часть этого депозита (на данный момент для большинства банков США она составляет 10%) в качестве резерва размещать на счетах своего окружного ФРБ. Эти деньги и составляют «федеральные фонды» - но иногда они оказываются излишними. Если, скажем, банк закрыл сегодня несколько депозитов, то он может в принципе отозвать избыточные резервы со счёта в ФРБ, но на практике почти никто этого в каждодневном режиме не делает: если завтра опять откроют новые депозиты, то придётся снова довносить деньги. Поэтому банки обычно дают свои избыточные резервы в кредит овернайт (то есть на 1 день) другим банкам, у которых, наоборот, наблюдается дефицит мгновенной ликвидности. Вот именно процент по этому самому кредиту овернайт и регулируется «целевой ставкой по федеральным фондам». Впрочем, понятно, что через этот вид кредита Фед в принципе получает возможность влиять и на все остальные виды заимствований.

Есть у ФРС ещё одна ставка – дисконтная. По этой ставке коммерческие банки могут получить у Фед экстренную ликвидность в рамках так называемого «дисконтного окна». До 2008 года такой способ подпитки деньгами почти всегда был невыгодным в силу того, что сообщение ФРС о воспользовавшихся такой возможностью банках подрывало их репутацию. Ведь получается, раз банк не может занять нужные деньги на открытом кредитном рынке - стало быть, дела его плохи. Однако мощный кризис ликвидности осени 2008 года привёл к переоценке ценностей: даже крупным банкам было тогда не до репутации, поэтому они дружно бросились в ФРС за помощью. В ответ Фед не только либерализовал порядок доступа к дисконтному окну, но и разработал ещё ряд программ экстренного снабжения финансовой системы ликвидностью.

Самое же мощное (в стабильных условиях) долгосрочное оружие ФРС – это изменение нормы резервирования, то есть той самой части депозита, которую банки обязаны отложить в качестве резерва на своем счете в ФРБ. В последний раз Фед прибег к изменению этой нормы в апреле 1992 года, по окончании очередной рецессии и после нескольких лет серьёзных проблем в финансовой системе – тогда норма резервирования для крупных банков была снижена с 12% до 10%. Весьма знаменательно, что, несмотря на последующий мощнейший рост экономики и могучие пузыри финансовых рынков, эта норма так и не вернулась к прежним уровням, так и оставшись равной 10%.

Председатели правления ФРС меняются нечасто. С 1951 по 1970 годы этот пост занимал Уильям Мартин, «переживший» четырёх президентов США: Трумэна, Эйзенхауэра, Кеннеди и Джонсона. Его сменил Артур Бёрнс, а далее этот пост занимали Уильям Миллер и Пол Волкер – нынешний главный советник президента Обамы по вопросам финансовых реформ. Волкер прославился тем, что на рубеже 1960/70-х годов вдохновил администрацию на отказ от Бреттон-Вудской системы привязки валютных курсов к золоту, а спустя 10 лет положил конец затяжному периоду галопирующей инфляции в США, решительно подняв основную ставку Фед почти до 20% годовых. Впрочем, ценой финансовой стабилизации была рецессия и начавшееся сжатие производственного сектора страны. Самым знаменитым главой ФРС был Алан Гринспен, возглавлявший американский центробанк с 1987 по 2006 год. А. Гринспен – крайний «рыночник», полагавший, что государство должно минимально присутствовать в экономической жизни страны и настаивавший на всемерном расширении режима свободной международной торговли, снятии всех ограничений на международные миграции капиталов, а также максимальное дерегулирование финансовых рынков. Во время бурного роста 1990-х годов Гринспен пару раз выражал некоторые опасения по поводу уж слишком резкого взлёта фондового рынка, однако делал это крайне аккуратно. При нём ФРС пыталась немного погасить энтузиазм финансовых спекулянтов посредством повышения процентных ставок, но при этом вела себя предельно осторожно: в результате рынок просто не замечал повышения ставок и продолжал расти - так случилось в 1989, 1994, 1999 и 2004 годах.

Последствия политики Гринспена, а именно она в значительной степени ответственна за текущий кризис, приходится преодолевать его последователю: с 1 февраля 2006 года пост главы ФРС занял Бен Шалом Бернанке. Он родился в конце 1953 года, закончил Гарвард и Массачусетский Технологический институт, а затем преподавал в Стэнфдорде и Принстоне; его научным руководителем был долголетний чиновник МВФ Стэнли Фишер (ныне глава Центробанка Израиля), а главным кумиром является основоположник монетаризма Милтон Фридман. Бернанке (вслед за Фридманом) уверен, что Великую депрессию можно было предотвратить, насытив денежную систему избыточной ликвидностью. Именно этим он сейчас и занимается; за утверждение, что иногда лучше разбрасывать деньги с вертолёта, но предотвратить монетарное сжатие, его называют «Бенни-веротлёт».

 

Денежный вертолёт

 

Свое прозвище г-н Бернанке полностью оправдал в ходе текущего кризиса, он закачал в финансовую систему грандиозные суммы денег. О кредитах банкам мы уже упомянули выше, а другим важным средством стал выкуп разнообразных ипотечных облигаций. Эта мера позволяет банкам и фирмам избавиться (хотя бы временно) от «плохих активов» на своих балансах, взамен снабжая их или ликвидностью (если имеет место выкуп), или надёжными бумагами (если проводится обмен на казначейские облигации). Вместе с прочими действиями похожего типа, всё это помогло избежать коллапса финансовой системы - но, по мере нормализации рынков, избыточная ликвидность стала просачиваться на торговые площадки, поднимая цены, прежде всего на сырьё: нефть и промышленные металлы. Цены на никель выросли за последние 3 месяца на 38%, медь подросла на 10%. При этом реальный спрос на металлы со стороны промышленности остался почти неизменным, а вся скупка пришлась на увеличение запасов сырья на складах. 

Такие ценовые спекуляции увеличивают издержки производителей и домохозяйств, тем самым, подрывая процесс восстановления спроса. Следовательно, настала пора подумать об изъятии избыточных денег. Но проблема в том, что это может нарушить доступность денег в финансовой системе, породив новый кризис ликвидности. Рассмотрим подробнее основные трудности, которые возникают или уже возникли в денежной политике ФРС.

Сразу стоит заметить, что утечка денег на рынки не случайна: средняя доходность активов, входящих в широкую денежную массу (агрегат М2), минимальна за всю более чем полувековую историю наблюдений. Пока ставки по федеральным фондам находятся у нулевых отметок - это не опасно, ведь доходности по надежным долговым инструментам продолжают снижаться. Логично в таких условиях, что банки стремятся куда-то пристроить избыточные свободные резервы. Коль скоро стандартные объекты безопасных вложений (депозиты, краткосрочные казначейские облигации и т.п.) не приносят почти ничего, банки выводят деньги на рынки акций и сырья. Рост фондовых бирж дополняет общую картину, которая выглядит вроде бы однозначно: в денежной системе явный избыток свободной ликвидности, создающий угрозы надувания новых пузырей. Казалось бы, в таких условиях нужно ужесточать монетарную политику и как можно скорее. Но не всё так просто.

 

 

График 1. Доходность по активам, входящим в широкую денежную массу М2.

Источник: ФРС США

 

 

График 2. Отпускные цены производителей на сырьё.

Источник: Бюро трудовой статистики Министерства труда США

 

 

График 3. Потребительские цены на товары без продовольствия и топлива.

Источник: Бюро трудовой статистики Министерства труда США

 

Дело в том, что ведущие экономики мира (американская в первую очередь) имеют кредитную основу: львиная доля денежного оборота в них обеспечивается банковской системой, снабжающей займами всех экономических агентов, а также разнообразными фондами (инвестиционными, паевыми, взаимными, хеджевыми и, разумеется, пенсионными), привлекающими частные сбережения и вкладывающими их в ценные бумаги, что позволяет всем получать неплохие доходы. Поэтому самый широкий денежный мультипликатор (отношение М3 к денежной базе), показывающий способность финансовой системы «умножать» казённую наличность, в США все последние десятилетия был очень высок – существенно выше 10. Это наполняет ликвидностью все каналы денежного обращения, обеспечивает возможность экономического роста.

Однако у каждой медали есть две стороны. Обратной в данном случае является то, что потребители и корпорации обременены гигантскими долгами, накопленными в эпоху процветания. Соответственно невозможность перекредитоваться порождает не только сжатие спроса, но и рост доли потенциально неплатёжеспособных заёмщиков. Как следствие последнего финансового кризиса потребительский и коммерческий кредит рухнул: темп его годового сжатия не имеет аналогов за все 63 года наблюдений ФРС, качество заемщиков существенно снизилось, а банки сидят на дешевых деньгах направляя их в спекулятивные сектора. Общий объём займов за год сжался уже почти на 10%, хотя в прошлые кризисы он едва сокращался на доли процента, после чего следовал новый резкий взлёт. Денежные мультипликаторы упали – причём для агрегата М1 показатель вообще впервые в истории упал ниже единицы. Но самое драматичное изменение произошло в агрегате М3, где мультипликатор показал летом 2008 года исторический максимум, а уже спустя год с небольшим рухнул до исторического минимума.

 

 

График 4. Совокупный банковский кредит в США.

Источник: ФРС США

 

 

График 5. Отношение М1 к денежной базе.

Источник: ФРС США

 

 

График 6. Отношение М2 к денежной базе.

Источник: ФРС США

 

 

График 7. Отношение М3 к денежной базе.

Источник: ФРС США и частные источники оценки М3

 

Что на таком фоне может сделать Фед? Способен ли он ужесточить денежную политику? Теоретически - да. Но вспомним, что его глава Бернанке является убеждённым монетаристом: для него методы денежного стимулирования - основной рецепт на все случаи жизни. Последние высказывания главы ФРС однозначно сигнализируют, что политика дешевого доллара будет продолжаться в обозримом будущем:

  • FOMC по-прежнему придерживается политики «длительного периода» в отно-шении сверхнизких ставок
  • Американская экономика все еще нуждается в поддержке в виде мягкой моне-тарной политики
  • Как только восстановление примет более ярко выраженные очертания, потребу-ется начать ужесточение политики
  • Высокий уровень безработицы - ещё один аргумент в пользу мягкой монетарной политики.

 

На взгляд монетаристов, сложившаяся экономическая картина требует перманентного снабжения избыточной ликвидностью: рано или поздно огромное количество «лишних» денег будет не только разогревать биржевые индексы, но и начнет просачиваться в реальные сектора экономики, после чего кредит и мультипликаторы начнут выправляться. С нашей точки зрения, это порочный круг, ведь кредитное сжатие является расплатой за многолетний «кутёж взаймы» предыдущих десятилетий, когда спрос искусственно раздувался необоснованно доступным кредитом. Это значит, что пока предложение (в мировом масштабе) не сожмётся до размеров реального спроса, сжатие экономики не прекратится. Стало быть, всё это время будет высокой безработица, частные доходы не будут расти, бремя долга будет оставаться высоким. В таких условиях рост реальных заимствований невозможен, сколько денег не напечатай: эмиссия может иметь лишь временный эффект, затянув описанный процесс. 

В таких условиях мы можем предположить высокую вероятность «ситуативного» сценария развития событий. Собственно, именно он уже и развивается. В экономиках всех мировых держав в 2009 году действительно мы увидели оживление. Есть риск, что на фоне притока спекулятивных денег начнет расти инфляция издержек и ФРС начинает искать способы изъятия избыточной ликвидности из финансовой системы. В это русло ложится и несколько неожиданное повышение дисконтной ставки в феврале, хотя в нынешних условиях банки почти не прибегают к прямому кредитованию через «дисконтное окно». При этом американский центробанк пока символически даёт понять, чтобы на него и не очень рассчитывали впредь. Поскольку доходности по активам, входящим в широкую денежную массу, упали до исторических минимумов, мы видим естественное желание банков рискнуть своими свободными деньгами, вложившись в рынки рискованных активов. Понимая это, ФРС запланировала скорое (до середины года) прекращение операций выкупа разнообразных облигаций, которые тоже снабжали финансовую систему ликвидностью, а заодно и избавляли от «плохих активов» их многочисленных владельцев. Теоретически за этим должен последовать и обратный выкуп этих бумаг банками, но пока до этого далеко.

ФРС постоянно подчёркивает, что будет корректировать свои планы сообразно меняющейся реальности и, как нам кажется, это далеко не формальная фраза. Если ситуация в экономике снова ухудшится, то ещё более ускорится рост неплатежей по кредитам, и резервы банкам очень даже понадобятся. Если финансовые и сырьевые рынки пойдут вниз (что тоже было бы логично), то у многих, вложившихся туда, могут возникнуть проблемы с ликвидностью. Как бы то ни было, но трезвая оценка текущей экономической ситуации в Штатах не выглядит слишком мрачно. Пожалуй, лишь два фактора выделяются красным цветом на фоне зеленеющих ростков. Ситуация с бюджетным дефицитом США по прежнему очень тревожна, а также уровень безработицы остается существенно высоким (9,7%).

Характерной особенностью текущей ситуации является то, что американская экономика по-прежнему приносит мало доходов. Однако, с учетом того, что уровень принятия риска в начале этого года опустился к минимальным историческим отметкам, инвесторам уже не очень интересны к покупке казначейские облигации, дающие низкую доходность. Всё это говорит о том, что ФРС оказывается в щекотливой ситуации: удорожание государственных заимствований и рыночной ипотеки может иметь самые мрачные последствия для всей экономики. То есть поднимать ставку пока рано (высокий уровень безработицы) и держать стоимость денег на нулевых отметках, тоже чревато.

Нельзя забывать, что ФРС во время кризиса оказывала поддержку экономике за счет программ предоставления ликвидности и гарантий (большинство которых уже завершилось), а также прямой покупки ипотечных долговых обязательств на $1,43 трлн. В эту сумму входят ценные бумаги, привязанные к ипотечным кредитам, на $1,25 трлн. и долговые обязательства крупных ипотечных агентств на $175 млрд. То есть уже сейчас ФедРезерв должна начать планирование будущих продаж активов, чтобы как можно быстрее нормализовать баланс, разросшийся за время кризиса до рекордных $2,32 трлн. Таким образом, баланс ФРС останется раздутым на долгие годы, если активы не будут проданы.

 

График 8. Долларовая наличность и избыточные резервы американских банков.

Источник: ФРС США

 

Если монетарным властям США так и не удастся в полной мере запустить инвестиционный спрос, казначейство будет размещать все больше долговых обязательств. Это создаст предпосылки для роста инфляции и нового ослабления курса национальной валюты. В конце концов, это приведет к увеличению получаемой инвестором доходности американских гособлигаций, а значит, в какой-то момент США уже не сможет вырваться из долговой ловушки.

Таким образом, Америка может преодолеть внутренний долговой кризис, лишь набрав новые долги. Большой дефицит бюджета и растущий долг традиционно приводят к повышению реальных процентных ставок и, в конечном счете, к ускорению инфляции. В случае с США осторожных инвесторов тревожит не только дефицит на уровне 10% ВВП, но и расходы по будущим социальным обязательствам. Ведь по прогнозам Бюджетного управления Конгресса (CBO) текущая стоимость будущих непрофинансированных расходов на социальное страхование (в рамках программ Social Security и Medicare) в 2009 составляла $46 трлн. Игнорировать и дальше эти колоссальные суммы уже не получается. Поэтому сейчас доходность 30-летних гособлигаций США составляет 4,8%, а двухлетних бондов – менее 1%. Будущую ситуацию может ухудшить грядущая реформа здравоохранения. Предоставление медицинских льгот еще 30 миллионам американцев обойдется недешево. В течение следующих 10 лет реформа здравоохранения может увеличить дефицит на $562 млрд.

Если считать, что объем ВВП США сейчас составляет $14,3 трлн., то антикризисные расходы составили:

в 2008 году

3,53%

 ВВП США

в 2009 году

12,56%

 ВВП США

в 2010 году

11,29%

 ВВП США

Таким образом, если убрать из расчета увеличение дефицита госбюджета, то номинальный ВВП США сократился бы в прошлом году на 12%, что соответствует снижению уровня потребительских расходов до планки в 60%, что соответствует средним показателям за последние полвека. Сжатие расходов потребителей было компенсировано за счет госресурсов – это нормальная практика для кризисного периода, но таким образом нельзя обеспечить долгосрочного роста экономики.   

            Глава ФРС Бен Бернанке недавно заявил, что его ведомство не собирается продавать государственные и ипотечные ценные бумаги на сумму порядка $1,43 трлн, приобретенные им в ходе кризиса, в «ближайшее время». Возможно, подходящий момент для этого наступит только в ходе реализации exit strategy, когда экономика встанет на ноги, отметил глава ФРС. Таким образом, все надежды инвесторов, обывателей и сильных мира сего сейчас нацелены на скорейший выход экономики США из кризиса, причем в ближайшее время. Примечательно, что в своем выступлении 07 апреля г-н Бернанке впервые за два года не повторил фразу о том, что учетная ставка будет низкой «длительный период». Случайно это или намек на ужесточение политики, нам предстоит узнать в ближайшие месяцы.

Начать уверенно говорить о возможном изменении в американской монетарной политике можно лишь в случае уверенного снижения уровня безработицы или же роста инфляции. Какое-то время подъем инфляции нивелируется слабым спросом на товары и услуги. Именно такая ситуация наблюдалась в США в течение практически всего 2001 г. С одной стороны: чем больше денег на рынке, тем больше их предложение, а значит, ниже их стоимость. С другой - чем больше денег, тем выше спрос на товары и услуги, а значит, и цены на них. Первый фактор работает на снижение процентных ставок, второй - на их рост. Какой из факторов сработает во второй половине 2010 года, будет определяться текущей макроэкономической ситуацией. В период неустойчивого роста, надувание денежной массы не «впитывается» экономикой, и потребление товаров и услуг обслуживается и без того достаточными средствами. Как следствие, новые деньги зачастую идут не на приобретение товаров и услуг, провоцируя рост цен, а используются на накопление - вкладываются в акции и облигации или откладываются на депозит.

  

 

Остальной мир

 

До сих пор мы говорили только об Америке, что вполне логично, ведь в экономике последних десятилетий именно США создавали львиную долю избыточного конечного спроса. У других ведущих мировых держав и сообществ есть своя специфика монетарной политики и свои локальные проблемы. Остановимся на них вкратце.

 

В Европе главной особенностью является склонность Европейского центробанка (ЕЦБ) к продефляционной политике. Его базовая ставка самая высокая из важнейших регионов, а озабоченность инфляцией самая выраженная. Это объясняется тем, что ЕЦБ находится под преобладающим влиянием Германии, в лице своего центробанка (Дойче Бундесбанка) традиционно борющейся именно с инфляцией, как главной опасностью. Другая особенность Евросоюза: крайняя неоднородность его состава, что делает задачу центробанка особенно сложной. Так, когда в начале века шёл предыдущий кризис, ЕЦБ ослабил монетарную политику, спасая всё ту же Германию от экономического спада, что вызвало надувание жилищных пузырей в Южной Европе. Когда же в 2004-2006 годах центробанк стал ужесточать политику, пузыри стали лопаться, породив серьёзные проблемы в этом регионе. Исходя из вышесказанного, ЕЦБ, вероятно, не будет делать никаких резких движений: ставки останутся в целом на месте (возможны мелкие локальные движения). Возможные текущие проблемы будут гаситься прямым снабжением банков ликвидностью или введением каких-то новых инструментов денежного регулирования. Как при этом будут разрешаться трудности проблемных стран еврозоны – большой вопрос. Ведь ЕЦБ выступает против какого-либо вмешательства в свою «епархию» со стороны МВФ. Здесь опять видна пассивная монетарная стратегия в надежде на то, что страждущие страны еврозоны постепенно самостоятельно будут выбираться из своих долговых ям.

 

Великобритания, не входящая в Еврозону, также имеет свои проблемы и особенности: дефицит госбюджета, самый большой из развитых стран, а также чрезмерную долю финансового сектора в ВВП. Всё это заставляет Банк Англии осторожничать и при этом делать упор на программу выкупа облигаций ради удержания процентных ставок на сравнительно низких уровнях – рост последних может стать катастрофой для бюджета, ипотеки и многочисленных финансовых активов (включая деривативы), которыми отягощены балансы лидеров лондонского Сити. Потребительский сектор тут ещё более проблемен, чем в США – если в последних долг домохозяйств составляет 130% их реального располагаемого дохода, то в Британии этот показатель достигает 160%: отсюда и озабоченность поддержанием ставок на приемлемых уровнях. Есть и ещё одна особенность – 6 мая тут должны пройти парламентские выборы, причём расклад среди лидеров на данный момент весьма плотный: а в таких случаях Банк Англии обычно самоустраняется на весь предвыборный период – «задраивая люки» и не только не меняя ставки, но и максимально ограничивая выступления своих официальных представителей. Поэтому в Великобритании мы вряд ли увидим что-то интересное как минимум до лета – разве только какая-то экстренная нужда заставит. А пока Банк Англии сохраняет учетную ставку на отметке 0,5%, а объем покупки облигаций на уровне STG200 млрд.

 

Самая простая ситуация в Японии, где ставка центробанка уже очень давно держится около нуля. Дело в том, что дефляционный кризис там стартовал ещё в конце 1980-х годов, с перерывами продолжаясь до сих пор. Поэтому правительство Японии много лет проводит политику дефицитного финансирования и стимулирования спроса и из-за этого государственный долг достиг уже 200% ВВП. Поэтому тут ни о каком повышении ставок не может быть и речи, ибо рост процента на рынке сделает реальным суверенный дефолт. В стране Восходящего Солнца есть проблемы со старением населения и вытекающие из этого трудности пенсионных фондов, которые в Японии традиционно являются главными инвесторами, в том числе и в казначейские облигации. Соответственно, теперь спрос на казначейские облигации крайне низок. Кабинет министров в отчаянии пытается их рекламировать даже в токийском общественном транспорте, однако, это сильно не помогает. Все это означает, что возможности фискального стимулирования предельно ограничены. Следовательно, на Банк Японии возлагается дополнительное бремя: он должен обеспечивать максимально большую ликвидность и самые низкие ставки.

 

Пару слов о Китае. Его мощный экономический рост в последние годы подхлёстывался в основном экспортом в США и Западную Европу. С началом кризиса с внешнеторговыми потоками возникли проблемы. Это создало для властей КНР болезненный момент: для социального благополучия нужно поддерживать высокий уровень экономического роста и перетока народонаселения из села в город, поэтому там началась грандиозная денежная эмиссия, которая в первой половине прошлого года была сопоставима по размеру с ВВП страны за тот же период. На какое-то время это породило всплеск внутреннего спроса. Однако впоследствии оказалось, что банки выдали кучу плохих кредитов (т.е. таких, возврат которых под сомнением), а избыточная ликвидность улетела на спекулятивные рынки, породив пузыри на фондовом рынке и в недвижимости. Например, на курортном острове Хайнань за один лишь январь 2010 года средняя цена недвижимости почти удвоилась – многие покупатели, осмотревшие квартиру утром и отложившие решение о покупке до вечера, получали сообщение, что за эти несколько часов квартира уже подорожала! Всё это заставило центробанк начать ужесточать монетарную политику немедленно: была поднята норма резервирования для коммерческих банков, ужесточены условия выдачи кредитов и т.д. Скорее всего, тенденция ужесточения будет развиваться в ближайшие месяцы, хотя китайцы мастера по части гибкости в государственной политике: если со временем мировая экономика снова начнет замедление, то ситуация на внутреннем кредитном рынке может измениться на 180 градусов. Если же рост мировой экономики после кризиса не будет уверенным, власти КНР вероятно скорректируют модель развития своей экономики и путем ревальвации юаня переведут развитие на рост внутреннего потребления. Отсюда можно делать самые разные выводы на темы административно-политических изменений, но монетарная политика уйдёт с первого плана и вообще станет не слишком важной.

 

 

График 9. Динамика базовых ставок в Японии, Еврозоне, Великобритании и США.

Источник: ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии

 

Ну и в заключение о России. Монетарная политика нашего центробанка весьма причудлива. Например, денежная база в начале 2008 года росла на 35% в год; в первый год кризиса динамика ушла в минус на 13% - но Банк России продолжал поднимать ставки, «борясь с инфляцией». Наконец, теперь денежная база вернулась к росту на 48% в год (по состоянию на 1 апреля – и это максимальный темп годового прироста с августа 2007 года), но сейчас уже Центробанк смягчает политику, снижая ставку, прикрываясь снижающимся уровнем потребительской инфляции (на фоне отсутствия роста платежеспособного спроса). Все дело в том, что ни инфляция, ни денежные агрегаты почти не реагируют на ставку рефинансирования Банка России: цены сейчас растут исключительно по причине перманентного удорожания коммунальных благ и энергоносителей, а денежную массу раздуло дорогое сырьё и приток нефтедолларов. Единственное следствие высокой базовой ставки – это изрядная доходность по рублёвым активам, привлекающая в страну спекулятивные иностранные деньги. На наш взгляд, ставку рефинансирования Банк России может ещё пару раз срезать, но эффект от этого будет скорее всего минимальной, так как доходность по депозитам снизится, а кредиты существенно доступнее все равно не станут. В любом случае, участь экономики России в основном зависит от мировых рынков сырья, поэтому говорить что-то о самостоятельной финансовой политике как факторе будущих изменений, как нам кажется, вполне бессмысленно без привязки к внешним источникам заимствования.

 

 

График 10. Годовая динамика денежной базы в России.

Источник: Банк России

 

Подводя итоги

 

Рассматривая перспективы монетарной политики ФРС, попробуем высказать свое мнение относительно влияния ставок в США на открытые рынки: сырье, валюта, фондовые биржи.

Устранив в 2009 году проблемы дисбалансов в секторе мировых финансов и на кредитных рынках, американские монетарные власти в ближайшее время будут отслеживать стабильность цен в мировой экономике. Низкий уровень инфляции в Штатах (CPI +2,1% г/г; Core CPI +1,3% г/г), на который кивает ФРС, на самом деле таковым уже не является. Если из совокупных показателей годовой инфляции вычесть упавшие цены на дома, то получается, что потребительские цены показали рост на 4,5% г/г.

При этом власти США определенно стремятся с помощью низких процентных ставок удержать оптимизм на своих фондовых биржах. Растущие биржевые индексы создают у многих американцев ощущение богатства, что очень важно в части поддержания оптимизма в части выхода экономики из кризиса и повышения уровня потребительских расходов. Кстати, проанализировав динамику фондового индекса S&P500 за март и первые числа апреля, мы обнаружили следующий парадокс: наш мониторинг показал, что за это время фондовый индекс имел 18 позитивных дневных закрытий торгов, но лишь 5 акций из 500, представленных в индексе, имели аналогичное сильное дневное закрытие. Это свидетельствует о том, что американский рынок акций в последний месяц растет за счет плю

www.itinvest.ru