Анализ судебных споров по расследованию несчастных случаев на производстве. Несчастный случай на производстве со смертельным исходом судебная практика


Особенности расследования несчастного случая на производстве - Юрист Коробов Евгений Алексеевич - Статьи

Несчастный случай на производстве – всегда неприятное и нежелательное событие, как для работника, так и для работодателя.

Но, в отличие от работника, работодатель оказывается более подготовленным к несчастному случаю и у него, ко всему прочему, имеется административный ресурс, который позволяет направлять ход  дела в нужное для него русло.

Именно поэтому несчастный случай на производстве и будет рассмотрен с позиции наименее защищенной стороны в трудовом споре.   Вопросы, связанные с расследованием несчастного случая на производстве, непосредственно изложены в ст. ст. 227-231 Трудового кодекса РФ, а также в Постановлении Министерства труда и социального развития от 24 октября 2002 года № 73 «Об утверждении форм документов, необходимых для расследования несчастных случаев на производстве, и положения об  особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях».   В соответствии со ст. 228 Трудового кодекса  РФ работодатель обязан немедленно организовать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставку его в медицинскую организацию; проинформировать родственников пострадавшего работника  только при тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом. В случае доставки пострадавшего в медицинскую организацию, вопросов с доказыванием полученной травмы, как правило, не возникает. Вопросы возникают, когда пострадавшему оказана первая медицинская помощь внутри производства, без фиксации оказания этой помощи в каких-либо внутренних документах предприятия.

Доказать в последующем факт причинения вреда здоровью только на основании свидетельских показаний, довольно затруднительно. Кроме того, необходимо учитывать ненадежность таких свидетелей, которые ближе к суду или уже в суде начинают отказываться от своих обещаний свидетельствовать в пользу пострадавшего. Страх потерять работу в 99,0% подобных случаев заставляет таких свидетелей выступать на стороне работодателя.   И если во времена СССР люди из-за сохранения своей чести, совести, достоинства, порядочности не задумываясь шли в тюрьму и даже под расстрел, рискуя подчас своими родными и близкими, то деградация современной России, как власти, так и всего общества, заставляет российских граждан идти на сделку с совестью даже только из-за вопросов материального благополучия.   Вопрос информирования родственников пострадавшего остался к сожалению, не до конца решенным на законодательном уровне. Например, в случае со смертельным исходом, не возникает никаких вопросов — надо немедленно сообщать родственникам погибшего. А как определить на первый взгляд – тяжелый несчастный случай или нет? Тут и профессионал не сможет дать однозначный ответ, не то, что работодатель.

Кроме того, формулировка ст. 228 Трудового кодекса РФ требует немедленно проинформировать родственников пострадавшего. В связи с чем также возникает закономерный вопрос: «А немедленно  –  это через какое время?» Опять имеем оценочное понятие, которое играет на руку работодателю, а не работнику, т. к. время, после которого стало известно родственникам пострадавшего, позволяет последним своевременно принять участие в расследовании несчастного случая.   А ведь есть хорошая практика по разрешению сходных случаев. Например, в «Пансионате  для инвалидов по зрению» города Москвы, в медицинских картах, прибывающих на отдых и лечение инвалидов, указывается телефон родственников, которые сообщает сам инвалид, на случай непредвиденной ситуации. И подобная практика позволяла и позволяет  оперативно держать связь с родственниками инвалида и, соответственно, также оперативно принимать неотложные решения, о которых уже либо знают родственники инвалида, либо о которых они ставятся в известность, буквально в первые минуты после принятого в отношении инвалида решения.   Сейчас уже XXI век, когда практически у каждого есть в наличии сотовый телефон и компьютер. Прогресс продолжает свое уверенное развитие по планете, и только наши законодатели, по — прежнему, продолжают сидеть в телеге 18 века.   В соответствии со  ст. 227 Трудового кодекса РФ расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие не только с  работниками, но и также  с другими лицами, участвующими в производственной деятельности. Основной критерий, по которому проводится отделение  указанных лиц от иных лиц, не связанных с производством, является наличие причинно-следственной связи трудовых отношений указанных лиц с работодателем.   Далее в указанной статье перечислены категории событий, которые надлежит квалифицировать как несчастный случай, а также условия, при которых они должны произойти, к которым в частности относятся время и место несчастного случая.

При этом, необходимо обратить внимание на то, что несчастным случаем на производстве признается также причинение телесных повреждений работнику иным лицом, вследствие получения укусов, нанесенных животными и насекомыми, удара  молнией, повреждения здоровья в результате стихийных и иных бедствий.

Т. е. несчастными случаями на производстве признаются также события, не имеющие прямого отношения к вине работодателя, но, тем не менее, признанные законодателем находящимися в непосредственной связи с исполнением пострадавшим своих трудовых обязанностей.   Аналогичным образом законодатель установил причинную связь со временем и местом получения пострадавшим травмы. Пострадавший в момент несчастного случая не обязательно должен находиться на территории предприятия и (или) выполнять свои непосредственные трудовые обязанности.

Так к несчастным случаям на производстве также будут относиться травмы полученные пострадавшим во время обеденных перерывов, при выполнении сопутствующей работы, сверхурочной работы и работы в праздничные и выходные дни, при следовании к месту выполнения работы или с работы на транспортном средстве, предоставленном работодателем (его представителем), либо на личном транспортном средстве в случае использования личного транспортного средства в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) или по соглашению сторон трудового договора, при следовании к месту служебной командировки и обратно, при различных междусменных видах отдыха (вахтовый или сменный метод работы), при действиях не по поручению, но в интересах работодателя, при привлечении для устранения чрезвычайных ситуаций (аварий, катастроф и т.д.).   При расследовании несчастного случая действует одно общее правило – оно расследуется по месту, где произошел несчастный случай. Поэтому, если несчастный случай имел место быть во время нахождения работника в командировке, то  расследование проводит тот работодатель, к которому был прикомандирован пострадавший.   В соответствии с п. 6 и п. 7 Раздела I. «Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях»  Расследование несчастных случаев, происшедших с работниками организаций РФ (находящихся под юрисдикцией РФ), временно находившихся  в служебной командировке  на территории государств – участников СНГ, осуществляется в соответствии  с Соглашением о порядке расследования несчастных случаев на  производстве, происшедших с работниками при нахождении их вне  государств проживания, принятых Советом глав  правительства Содружества Независимых Государств в Москве 9 декабря 1994 г. и утвержденным Постановлением  Правительства РФ от 26 июня 1995 г. № 616. Острые профессиональные заболевания (отравления), в отношении которых имеются основания предполагать, что их возникновение обусловлено воздействием вредных производственных факторов, подлежат расследованию  в соответствии с Положением  о расследовании и учете  профессиональных заболеваний, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15 декабря 2000 г. № 967.   В соответствии со ст. 229 Трудового кодекса РФ для расследования несчастного случая работодатель (его представитель) незамедлительно образует комиссию в составе не менее трех человек. При этом общее число всех членов комиссии должно быть нечетное число – п. 8 Раздела II «Положения об  особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях».   В число членов комиссии обязательно включаются специалист по охране труда или лицо, назначенное ответственным за организацию работы по охране труда приказом (распоряжением) работодателя, и  представители выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников, уполномоченный по охране труда, если такие органы созданы на предприятии.

Запрещается назначать в состав комиссии лиц, на которых непосредственно возложено обеспечение соблюдения требований охраны труда на участке (объекте), где произошел несчастный случай. Как правило, такими лицами являются непосредственные начальники работника – начальники смен, участков, отделов.   При расследовании несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили тяжелые повреждения здоровья, либо несчастного случая (в том числе группового) со смертельным исходом в состав комиссии также включаются государственный инспектор труда, представители органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления (по согласованию), представитель территориального объединения организаций профсоюзов, а при расследовании указанных несчастных случаев с застрахованными — представители исполнительного органа страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя).   В зависимости от тяжести несчастного случая комиссию по расследованию несчастных случаев могут возглавляет работодатель (его представитель) либо должностное лицо федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на проведение федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. Состав комиссии, как правило, утверждается приказом работодателя.   Несчастный случай, произошедший с лицом, направленным для выполнения работы к другому работодателю и участвовавшим в его производственной деятельности, расследуется комиссией, образованной работодателем, у которого произошел несчастный случай. В состав комиссии входит представитель работодателя, направившего это лицо.   При несчастном случае, происшедшем в организации или на объекте, подконтрольных территориальному органу федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере промышленной безопасности, состав комиссии утверждается руководителем соответствующего территориального органа. Возглавляет комиссию представитель этого органа.   В п. 41 Раздела V Заключительные положения «Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» установлено, что члены комиссии, включая их председателей, несут персональную ответственность за объективность выводов и решений, принятых ими по результатам проведенных расследований по несчастным случаям.  В соответствии с толкованием указанного пункта члены комиссии, включая их председателей, несут персональную ответственность перед…. Работодателем Каковы будут объективность выводов и решений, принятых ими по результатам проведенных расследований по несчастным случаям можно даже не сомневаться.   В связи с чем, было бы более правильно предусмотреть на законодательном уровне административную и уголовную ответственность членов комиссии, включая их председателей, за достоверность проведенной проверки по расследованию несчастных случаев на производстве.   Ст. 229 Трудового кодекса РФ предусматривает, что каждый пострадавший, а также его законный представитель или иное доверенное лицо, имеют право на личное участие в расследовании несчастного случая, происшедшего с пострадавшим. Вместе с тем, следующим пунктом настоящей статьи указано, что законный представитель или иное доверенное лицо потерпевшего могут принимать участие в расследовании несчастного случая.Расплывчатость и противоречивость формулировки прав потерпевшего, отсутствие прописанного порядка допуска и участия в расследовании несчастного случая  не позволяет с полной уверенностью говорить о том, каким образом потерпевший, его представитель или иное доверенное лицо и в каком качестве будут принимать то самое участие при расследовании несчастного случая.   Мы все имеем много различных прав, гарантированных нам всевозможными правовыми актами, в том числе и Конституцией РФ, вот только без обличения этих прав в процессуальную форму, все эти права представляют из себя  не что иное,  как декларативные заявления или мертвую фикцию.   Ст. 229.1. Трудового кодекса РФ установлены сроки расследования несчастного случая, которые напрямую зависят от степени повреждения здоровья. При легком повреждении здоровья срок расследования составляет не более 3 дней. При тяжелом повреждении здоровья или со смертельным исходом такой срок не может превышать 15 дней.  При необходимости проведения дополнительной проверки обстоятельств несчастного случая, получения соответствующих медицинских и иных заключений указанные в настоящей статье сроки могут быть продлены председателем комиссии, но не более чем на 15 дней.

Если завершить расследование несчастного случая в установленные сроки не представляется возможным в связи с необходимостью рассмотрения его обстоятельств в организациях, осуществляющих экспертизу, органах дознания, органах следствия или в суде, то решение о продлении срока расследования несчастного случая принимается по согласованию с этими организациями, органами либо с учетом принятых ими решений.   Несчастный случай, о котором не было своевременно сообщено работодателю или в результате которого нетрудоспособность у пострадавшего наступила не сразу, расследуется в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, по заявлению пострадавшего или его доверенного лица в течение одного месяца со дня поступления указанного заявления. Кроме того, в  п. 25 «Положения об  особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» указаны дополнительные основания для проведения и продления проверки по несчастному случаю на производстве: — при выявлении несчастного случая на производстве, о котором работодателем не было сообщено в соответствующие органы в сроки, установленные статьей 228 Кодекса (далее-сокрытый несчастный случай на производстве),

— поступлении жалобы, заявления или иного обращения пострадавшего, его доверенного лица или родственников погибшего в результате несчастного случая о несогласии их с выводами комиссии,

— а также при поступлении от работодателя (его представителя) сообщений о последствиях несчастного случая  на производстве или иной информации, свидетельствующей о нарушении  установленного порядка расследования (отсутствие своевременного сообщения о тяжелом или смертельном несчастном случае, расследование его комиссией ненадлежащего состава, изменение степени тяжести  и последствий несчастного случая), государственный инспектор труда, независимо от срока давности несчастного случая, проводит дополнительное расследование несчастного случая, как правило, с участием профсоюзного инспектора труда, при необходимости – представителей иных органов государственного надзора и контроля, а в случаях, упомянутых в абзаце пункта 20 настоящего Положения, — исполнительного органа страховщика (по месту регистрации прежнего страхователя). По результатам расследования государственный инспектор труда составляет заключение по форме 5, предусмотренной приложением № 1 к настоящему Положению, и выдает предписание, являющимися обязательными к исполнению работодателем (его представителем).   В соответствии со ст. 229.3. Трудового кодекса РФ: Государственный инспектор труда имеет право обязать работодателя (его представителя) составить новый акт о несчастном случае на производстве, если имеющийся акт оформлен с нарушениями или не соответствует материалам расследования несчастного случая. В этом случае прежний акт о несчастном случае на производстве признается утратившим силу на основании решения работодателя (его представителя) или государственного инспектора труда. Самое главное, что должны запомнить как сам пострадавший от несчастного случая, так и родственники погибшего, что они имеют полное право, независимо от времени прошедшего со дня несчастного случая, обратиться в инспекцию по охране труда, в случаях выявления существенных обстоятельств, повлиявших на проведение расследование несчастного случая на производстве.   Итак, продолжим. Пострадавший отправлен в больницу (возьмем для примера наиболее сложный случай), комиссия создана и начала свою работу. Родственников пострадавшего в этот момент со стороны работодателя вряд ли кто спешит информировать. Это не в интересах работодателя. Поэтому у родственников пострадавшего в этом случае одна надежда на то, что им о несчастном случае на производстве сообщит кто-то из сослуживцев пострадавшего.   Основная задача комиссии заключается в том, чтобы оформить документы, связанные с несчастным случаем таким образом, чтобы они отражали интересы работодателя. Вот почему как самому пострадавшему, так и его законному представителю или иному доверенному лицу необходимо обращать самое пристальное внимание на порядок оформления материалов расследования несчастного случая.   В соответствии со ст. 229.2. Трудового кодекса РФМатериалы расследования несчастного случая включают:

  • приказ (распоряжение) о создании комиссии по расследованию несчастного случая;
  • планы, эскизы, схемы, протокол осмотра места происшествия, а при необходимости — фото- и видеоматериалы;
  • документы, характеризующие состояние рабочего места, наличие опасных и вредных производственных факторов;
  • выписки из журналов регистрации инструктажей по охране труда и протоколов проверки знания пострадавшими требований охраны труда;
  • протоколы опросов очевидцев несчастного случая и должностных лиц, объяснения пострадавших;
  • экспертные заключения специалистов, результаты технических расчетов, лабораторных исследований и испытаний;
  • медицинское заключение о характере и степени тяжести повреждения, причиненного здоровью пострадавшего, или причине его смерти, нахождении пострадавшего в момент несчастного случая в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;
  • копии документов, подтверждающих выдачу пострадавшему специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты в соответствии с действующими нормами;
  • выписки из ранее выданных работодателю и касающихся предмета расследования предписаний государственных инспекторов труда и должностных лиц территориального органа соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по государственному надзору в установленной сфере деятельности (если несчастный случай произошел в организации или на объекте, подконтрольных этому органу), а также выписки из представлений профсоюзных инспекторов труда об устранении выявленных нарушений требований охраны труда;
  • другие документы по усмотрению комиссии. 
Конкретный перечень материалов расследования определяется председателем комиссии в зависимости от характера и обстоятельств несчастного случая.Прежде всего, комиссия обязана зафиксировать само место происшествия, для чего произвести фотографирование или видеосъемку места происшествия с разных ракурсов, составить схему, эскиз, план, протокол места происшествия, составить протокол опроса очевидцев происшествия и пострадавшего (Форма 6, если он не был отправлен в больницу), изъять журналы инструктажа по охране труда и протоколы проверки знаний по охране труда, документы, связанные с аттестацией рабочего места, а также получить копии документов, подтверждающих выдачу пострадавшему специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты в соответствии с действующими нормами.   При необходимости, комиссия назначает проведение различного рода лабораторных испытаний, измерений, и иных необходимых экспертиз, которые выполняются за счет работодателя.   Следующим этапом комиссия обязана опросить пострадавшего – составить протокол опроса пострадавшего при несчастном случае, особенно если тот был доставлен в медицинское учреждение и опросить его сразу не представилось возможным.

Далее направить запрос в медицинское учреждение, куда первоначально был доставлен пострадавший, о выдаче медицинского заключения о тяжести повреждения здоровья. Указанное медицинское заключение должно быть выдано в течение суток со дня поступления запроса. Для данного документа предусмотрена  установленная приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 15 апреля 2005 г. N 275 Учетная форма 315/у «Медицинское заключение о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести».

От тяжести повреждения здоровья, указанного в медицинском заключении, зависит факт того, будет ли работодатель сообщать о данном несчастном случае в контрольные и надзорные органы власти, или нет. Кроме того, от наличия медицинского заключения о том, что пострадавшему причинено тяжелое повреждение здоровья зависит и размер возмещаемого вреда. Именно это медицинское заключение, в первую очередь, вызывает противоположный интерес со стороны работодателя и работника.   Именно на этом этапе работодатель старается осуществить незаконные  действия, направленные на сокрытие факта тяжелого повреждения здоровья, которое во всех случаях влечет для него негативные последствия, вплоть до возбуждения уголовного дела. Так каким образом он это делает?

Это надо знать не только работнику, но и каждому, кому придется участвовать в оказании правовой помощи по делам данной категории. Есть два основных варианта развития событий.  Вариант первый. Работодатель договаривается с врачом либо с руководителем медицинского учреждения, куда был доставлен потерпевший, и получает на руки медицинское заключение в котором изменен диагноз травм пострадавшего, дающего основания для иной квалификации причиненного вреда здоровью.

Выявить подобный случай тяжело, но возможно. Для этого желательно иметь медицинские познания, в крайнем случае, обратиться за консультацией к соответствующему специалисту или эксперту (врачу), и провести сравнительный анализ характера полученных пострадавшим травм, со Схемой определения тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве, утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 160 г. Выявление существенных расхождений в определение тяжести причиненного вреда здоровью является основанием для рассмотрения данного спора в суде.  Вариант второй. Работодатель прячет медицинское заключение, а пострадавшему или его законному представителю, иному доверенному лицу, показывает запись в Акте о несчастном случае на производстве п. 8.2., которая на самом деле является не более чем, как неподтвержденной ничем записью, скрывая характер полученных повреждений и орган, подвергшийся повреждению, медицинское заключение о тяжести повреждения здоровья.

Один экземпляр Акта о несчастном случае на производстве работодатель обязан по окончании расследования выдать на руки пострадавшему, его законному представителю или иному доверенному лицу, а в случае смерти работника — его родственникам.   На самом деле, даже в случае, когда законный представитель или иное доверенное лицо не участвует в расследовании, работодатель (его представитель) либо председатель комиссии обязан по требованию законного представителя или иного доверенного лица ознакомить его с материалами расследования – ст. 229 Трудового кодекса РФ, а не с Актом о несчастном случае на производстве.  Перечень материалов расследования указан выше. В материалах расследования обязательно должен быть такой отдельный документ как «Медицинское заключение о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести» (Учетная форма 315/у).   Для потерпевшего особое значение имеет также п. 10 «Акта о несчастном случае на производстве», в котором отражаются сведения о лицах, допустивших нарушения требований охраны труда, а также степень вины застрахованного в процентах, если при расследовании несчастного случая с застрахованным установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью – ст. 229.2. Трудового кодекса РФ.   Однако работодатели, то ли по незнанию, то ли с целью введения в заблуждение, а возможно и откровенного запугивания пострадавшего включает в данный пункт степень вины застрахованного (пострадавшего) в процентах независимо от наличия (любой формы) или отсутствия вины. Ещё раз необходимо подчеркнуть, что степень вины застрахованного в процентах в п. 10 Акта ставится только в том случае, если комиссией установлена грубая неосторожность застрахованного.   В соответствии с нормами гражданского права – ст. 1083 ГК РФЕсли грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).На основании собранных материалов расследования комиссия квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством.

Трудовым кодексом РФ предусмотрено всего три таких случая, при которых несчастный случай на производстве может быть квалифицирован как несчастный случай не связанный с производством:

  1. смерть вследствие общего заболевания или самоубийства, подтвержденная в установленном порядке соответственно медицинской организацией, органами следствия или судом;
  2. смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса, в котором используются технические спирты, ароматические, наркотические и иные токсические вещества;
  3. несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние.
При этом в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 23 Положения «Об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях», решение о квалификации несчастного случая, происшедшего при совершении пострадавшим действий, содержащим признаки уголовного правонарушения, принимается комиссией с учетом официальных постановлений (решений) правоохранительных органов, квалифицирующих указанные действия. До получения указанного решения председателем комиссии оформление материалов расследования несчастного случая  временно приостанавливается. Для судебного разбирательства потерпевшему необходимо истребовать от работодателя такой документ как Журнал регистрации несчастных случаев на производстве Форма 9.

Для чего он нужен?   В этом Журнале обязательно фиксируются все несчастные случаи, которые имели место быть у данного работодателя. Анализ содержащихся в Журнале записей (количество и периодичность несчастных случаев на производстве, причины, которые способствовали их возникновению и т.д.) позволяет установить вину работодателя в происшедшем несчастном случае с потерпевшим, которая влияет на размер взыскиваемого морального вреда и возможного привлечения работодателя к предусмотренной законодательством ответственности.

pravorub.ru

Анализ судебных споров по расследованию несчастных случаев на производстве

(Савельева А.)

("Трудовое право", 2012, N 7)

Текст документа

АНАЛИЗ СУДЕБНЫХ СПОРОВ

ПО РАССЛЕДОВАНИЮ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ НА ПРОИЗВОДСТВЕ

А. САВЕЛЬЕВА

От несчастных случаев на производстве, к сожалению, не застрахована ни одна организация, ни один работодатель. Но избавить себя от судебных споров, связанных с неправильным расследованием несчастных случаев или вовсе с отказом произвести надлежащие действия в данной ситуации, вполне возможно, если строго следовать требованиям закона (ст. ст. 227 - 231 ТК РФ). В противном случае могут возникнуть ситуации, аналогичные приведенным ниже.

Судебная практика. Тринадцатый арбитражный апелляционный суд вынес следующее Постановление от 26 апреля 2007 г. по делу N А26-7222/2006-28:

ООО обратилось в суд с заявлением о признании недействительным акта госинспекции труда о расследовании несчастного случая со смертельным исходом.

В порядке ст. 49 АПК РФ ООО был изменен предмет заявленного требования, и ООО просило признать незаконными действия госинспекции труда, совершенные в связи с проверкой.

Суд установил, что апелляционная жалоба подлежит отклонению по следующим основаниям.

В госинспекцию труда поступило заявление отца погибшего с просьбой провести расследование несчастного случая, который, по мнению отца, произошел с его сыном на производстве.

В связи с получением указанного заявления инспекция направила для проведения расследования госинспектора.

По результатам изучения обстоятельств смерти сына истца был составлен акт расследования несчастного случая со смертельным исходом.

Пунктом 16 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях (Приложение N 2 к Постановлению Минтруда и социального развития Российской Федерации от 24.10.2002 N 73) установлено, что "тяжелые несчастные случаи и несчастные случаи со смертельным исходом, происшедшие с лицами, выполнявшими работу на основе договора гражданско-правового характера, расследуются в установленном порядке госинспекторами труда на основании заявления пострадавшего, членов его семьи...".

Таким образом, инспекция труда была обязана по заявлению родственника пострадавшего провести расследование несчастного случая со смертельным исходом независимо от того, существовали ли между пострадавшим и ООО трудовые или гражданско-правовые отношения.

Как правильно отметил суд первой инстанции, только в ходе проведения расследования можно было установить: был ли пострадавший в момент несчастного случая связан с производственной деятельностью работодателя и объяснялось ли его пребывание на месте происшествия исполнением им трудовых обязанностей.

В соответствии с абз. 4 ч. 20 ст. 229 ТК РФ при расследовании несчастного случая на производстве в организации по требованию комиссии работодатель за счет собственных средств обеспечивает "предоставление транспорта, служебного помещения, средств связи...". Статьей 357 Кодекса госинспекторам труда предоставлено право запрашивать у работодателей и безвозмездно получать от них документы, объяснения, информацию, необходимые для выполнения надзорных и контрольных функций.

Следовательно, доводы ООО относительно причиненных ему неудобств в виде несения затрат по предоставлению проверяющим транспорта для доставки их на базу отдыха, ксерокопированию для них большого количества документов, отвлечения работников от исполнения служебных обязанностей являются несостоятельными.

Доводы ООО об отсутствии трудовых отношений между ООО и погибшим не принимаются судом, поскольку, как следует из материалов дела, факт наличия названных трудовых отношений устанавливается в судебном порядке.

На основании изложенного решение Арбитражного суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Судебная практика. Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в Кассационном определении от 25 января 2012 г. по делу N 33-847 установила:

05.09.2011 А. обратился в суд с иском к ООО о понуждении к расследованию несчастного случая на производстве, оформлению акта формы Н-1, взыскании компенсации морального вреда, указывая, что 07.10.2010, исполняя трудовые обязанности газоэлектросварщика ООО, получил травму позвоночника, проходил лечение, затем длительное время находился на стационарном лечении. В феврале 2011 г. обратился к работодателю за оплатой листков нетрудоспособности; узнал, что уволен без законных оснований. После обращения в суд с иском восстановлен на работе на основании утвержденного судом мирового соглашения. В установленном порядке ответчиком не проведено расследование несчастного случая на производстве, не составлен акт формы Н-1. Незаконными действиями ответчика истцу причинен моральный вред (переживания).

Ответчик иск не признал, им заявлено о пропуске срока для обращения в суд с иском. Судом принято вышеназванное решение об отказе в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе истец просит решение суда отменить по следующим основаниям. Полагает, что при разрешении спора судом неправильно применены нормы трудового законодательства, не учтено, что на возникшие правоотношения не распространяется срок исковой давности.

Проверив законность и обоснованность принятого судом решения в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении иска о возложении обязанности по составлению акта, возмещении морального вреда в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Суд пришел к выводу о том, что 07.10.2010 имел место несчастный случай на производстве, в результате которого повреждено здоровье истца. Вместе с тем суд посчитал пропущенным срок исковой давности - три месяца (ч. 1 ст. 392 ТК РФ), так как ст. 229.1 ТК РФ предусмотрен срок расследования несчастного случая в течение одного месяца со дня получения заявления пострадавшего; о нарушении своих прав истец должен был узнать с 01.03.2011; срок исковой давности истек 01.06.2011. 05.09.2011 истец обратился в суд с иском.

Судебная коллегия считает, что судом правильно на основании имеющихся в деле доказательств установлены обстоятельства получения 07.10.2010 истцом травмы, суд правомерно пришел к выводу о том, что эта травма получена истцом при исполнении трудовых обязанностей, следовательно, данный случай подлежит расследованию и учету как несчастный случай на производстве (ст. 227 ТК РФ).

Вместе с тем суд первой инстанции ошибочно пришел к выводу о том, что истцом по заявленным исковым требованиям пропущен срок для обращения в суд с иском. Так, из установленных судом обстоятельств следует, что со стороны ответчика имеется бездействие в отношении необходимости расследования несчастного случая и составления акта о несчастном случае на производстве, то есть нарушение носит длящийся характер. При этом не имеет правового значения то обстоятельство, что ответчиком не исполнена возложенная на него обязанность по расследованию несчастного случая в установленный действующим законодательством срок. Соответственно, при обращении истца в суд с иском 05.09.2011 им не пропущен срок, предусмотренный ч. 1 ст. 392 ТК РФ.

Поскольку решение суда об отказе в удовлетворении иска в части возложения обязанности по составлению акта о несчастном случае, возмещении морального вреда является не соответствующим требованиям действующего законодательства, оно подлежит отмене.

В части отказа в удовлетворении требования о возложении на ответчика обязанности по проведению расследования несчастного случая (ст. ст. 229 - 229.2 ТК РФ) судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда в соответствующей части, поскольку при разрешении спора судом установлен факт несчастного случая на производстве на основании имеющихся в деле доказательств, необходимости соответствующего расследования ответчиком не имеется.

Отменяя решение суда в вышеназванной части, судебная коллегия считает возможным принять по делу новое решение об удовлетворении иска.

В соответствии с ч. 1, 6 ст. 230 ТК РФ по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего на другую работу, потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня, оформляется акт о несчастном случае на производстве. Работодатель в трехдневный срок после завершения расследования несчастного случая на производстве обязан выдать один экземпляр утвержденного им акта о несчастном случае на производстве пострадавшему.

Учитывая, что судом установлен факт несчастного случая на производстве 07.10.2010, ответчик до настоящего времени соответствующий акт не оформил, подлежат удовлетворению требования истца о возложении на работодателя обязанности по оформлению акта о несчастном случае на производстве согласно требованиям ст. 230 ТК РФ.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ подлежит возмещению моральный вред, причиненный истцу неправомерным бездействием ответчика. Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходил из обстоятельств причинения вреда незаконным бездействием ответчика, степени нравственных страданий истца, а также исходил из принципа разумности и справедливости.

Судебная практика. Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда вынесла Определение от 18 августа 2011 г. по делу N 33-7744:

ОАО обратилось в суд с заявлением, в его обоснование указав, что на основании оспариваемого предписания заявитель обязан устранить нарушения, отмеченные в заключении госинспектора труда, оформить акт формы Н-1 по несчастному случаю с К. К., утвердить его, направить оформленный акт формы Н-1 по несчастному случаю с К. К. совместно с заключением в прокуратуру, ФСС, госинспекцию труда. Установлен срок выполнения данного предписания. Указанные требования не исполнены, заключение госинспектора труда было обжаловано в установленный законом срок в Ленинский районный суд г. Владивостока.

Заявитель считает, что дополнительное расследование, оформленное заключением госинспектора труда по поводу несогласия К. К. с выводами комиссии ОАО, было проведено в нарушение ч. 2 ст. 357 ТК РФ, законные основания для проведения дополнительного расследования на основании ст. ст. 229 - 231 ТК РФ отсутствовали.

ОАО просило суд признать незаконным предписание об обязании ОАО об устранении нарушения трудового законодательства на основании заключения госинспектора труда, оформить акт формы Н-1 по несчастному случаю с К. К., утвердить его, направить оформленный акт формы Н-1 по несчастному случаю с К. К. совместно с заключением в прокуратуру, ФСС, госинспекцию.

Судом вынесено решение об оставлении заявления без удовлетворения. ОАО подало кассационную жалобу об отмене решения как незаконного и необоснованного.

Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда не находит оснований для отмены решения суда.

По правилам ст. 231 ТК РФ разногласия по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев на производстве, составления соответствующего акта, несогласия пострадавшего с содержанием акта о несчастном случае рассматриваются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на проведение госнадзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, и его территориальными органами, решения которых могут быть обжалованы в суде. В этих случаях подача жалобы не является основанием для невыполнения работодателем (его представителем) решений госинспектора труда.

В соответствии со ст. 357 ТК РФ, госинспекторы труда имеют право предъявлять работодателям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке; расследовать в установленном порядке несчастные случаи на производстве. Данная статья предусматривает возможность обжалования предписания госинспектора в 10-дневный срок со дня его получения работодателем.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции руководствовался вышеназванными нормами трудового законодательства и исходил из того обстоятельства, что оспариваемое заявителем предписание госинспекции труда о несчастном случае на производстве законно и обоснованно, процедура расследования несчастного случая госинспекцией соблюдена, происшедшее с К. К. правильно квалифицировано как несчастный случай на производстве, так как работник ОАО К. К., находясь на вахте на танкере, получил повреждение здоровья при исполнении трудовых обязанностей, в связи с чем подлежит оформлению, учету и регистрации в ОАО акт формы Н-1.

Доводы кассационной жалобы о том, что у госинспектора труда не имелось оснований требовать от ОАО оформления акта по форме Н-1, поскольку имеется вступившее в законную силу решение Находкинского городского суда Приморского края, которым на ОАО возложена обязанность провести расследование обстоятельств и причин возникновения у К. К. отравления нефтепродуктами, в части иска К. К. о понуждении к составлению акта формы Н-1 - отказано, уже являлись предметом исследования и оценки суда первой инстанции, получили оценку в оспариваемом решении.

Согласно ст. 229.3 ТК РФ госинспектор труда при выявлении сокрытого несчастного случая, поступлении жалобы, заявления, иного обращения пострадавшего о несогласии их с выводами комиссии по расследованию несчастного случая, а также при получении сведений, объективно свидетельствующих о нарушении порядка расследования, проводит дополнительное расследование несчастного случая в соответствии с требованиями настоящей главы независимо от срока давности несчастного случая. По результатам дополнительного расследования госинспектор труда составляет заключение о несчастном случае на производстве и выдает предписание, обязательное для выполнения работодателем.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что госинспектором труда установлены обстоятельства, подтверждающие повреждение здоровья К. К., что привело к несчастному случаю на производстве, в связи с чем работодатель обязан составить акт формы Н-1.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что, проводя проверку в ОАО, госинспекция труда действовала в рамках своих полномочий.

На основании изложенного судебная коллегия определила решение Ленинского районного суда г. Владивостока оставить без изменения, кассационную жалобу представителя ОАО - без удовлетворения.

Судебная практика. Пермский краевой суд в Кассационном определении от 4 мая 2011 г. по делу N 33-4299 установил:

ОАО обратилось в суд с заявлением об оспаривании предписания госинспекции труда, которым на заявителя возложена обязанность по составлению акта формы Н-1 по несчастному случаю на производстве, произошедшему с Г., выдать акт пострадавшему и направить в инспекцию, указывая, что работник ОАО Г., будучи в нетрезвом состоянии, был в устной форме отстранен от работы мастером. Однако, будучи отстраненным от работы, обнаружен на рабочем месте с травмой. Заявитель полагает, что в данном случае он не обязан составлять акт о несчастном случае на производстве.

Судом принято решение об отказе в удовлетворении заявления.

В кассационной жалобе ОАО просит решение суда отменить, поскольку при разрешении заявления суд необоснованно не учел то обстоятельство, что Г. был отстранен от работы мастером, то есть травма им получена не при исполнении трудовых обязанностей, соответственно, у работодателя не возникло обязанности по составлению акта формы Н-1.

Судебная коллегия не находит оснований для его отмены по этим доводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 227 ТК РФ расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

В соответствии с ч. 1 ст. 230 ТК РФ по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой потерю трудоспособности на срок не менее одного дня, оформляется акт о несчастном случае на производстве.

В соответствии с ч. 2 ст. 229.3 ТК РФ госинспектор труда имеет право обязать работодателя (его представителя) составить новый акт о несчастном случае на производстве, если имеющийся акт оформлен с нарушениями или не соответствует материалам расследования несчастного случая. В этом случае прежний акт о несчастном случае на производстве признается утратившим силу на основании решения работодателя (его представителя) или госинспектора труда.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд руководствовался вышеназванными нормами законодательства, исходил из того, что оспариваемое заявителем предписание госинспекции труда о возложении на работодателя обязанности по составлению акта о несчастном случае на производстве (акта формы Н-1) законно и обоснованно, так как процедура расследования несчастного случая госинспекцией соблюдена, несчастный случай правильно квалифицирован как несчастный случай на производстве, так как работник ОАО Г. получил увечье при исполнении трудовых обязанностей, в установленном порядке работодателем от работы не отстранен, в связи с чем подлежит составлению акт формы Н-1.

Судебная коллегия считает правомерным вывод суда о том, что Г. не отстранен от работы в установленном законом порядке, поскольку в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 76 ТК РФ именно на работодателя возложена обязанность по отстранению от работы работника, появившегося на работе в состоянии опьянения. В данном случае эта обязанность работодателем не исполнена, так как Г. фактически находился на рабочем месте, где произошел несчастный случай; работодателем каких-либо мер по отстранению Г. от работы не предпринято. Доводы заявителя о том, что мастер в устной форме запретил Г. находиться на рабочем месте, не являются исполнением работодателем обязанности по отстранению работника от работы, предусмотренной законом.

Руководствуясь абз. 2 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила решение Ленинского районного суда г. Перми по доводам, изложенным в кассационной жалобе ОАО, оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Судебная практика. Липецкий областной суд вынес Определение от 4 апреля 2011 г. по делу N 33-1016/2011:

А. обратился в суд с иском к ООО "Д" о взыскании компенсации морального вреда, причиненного ему задержкой с вручением ему акта формы Н-1.

Ответчик иск не признал, ссылаясь на отказ истца от получения направленного ему по почте акта о несчастном случае.

Решением Елецкого городского суда Липецкой области в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе истец А. просит об отмене решения суда, ссылаясь на неправильное, по его мнению, применение судом норм материального права и нарушение норм процессуального права.

Заслушав объяснения представителя ответчика Л., возражавшей против удовлетворения жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме.

Действительно, ст. 230 ТК РФ предусмотрена обязанность работодателя в трехдневный срок после завершения расследования несчастного случая на производстве выдать один экземпляр утвержденного им акта о несчастном случае на производстве пострадавшему, а при несчастном случае на производстве со смертельным исходом - лицам, состоявшим на иждивении погибшего, либо лицам, состоявшим с ним в близком родстве или свойстве (их законному представителю или иному доверенному лицу), по их требованию.

При этом закон не устанавливает способ выдачи акта.

Поэтому направление акта в установленный срок потерпевшему по почте вместо вручения ему акта непосредственно не может быть признано нарушением закона и прав работника, как ошибочно считает истец.

Решение суда постановлено в соответствии с требованиями закона, и оснований для его отмены не имеется.

Судебная практика. Свердловский областной суд вынес следующее решение от 26 сентября 2011 г. по делу N 72-579/2011:

Постановлением главного госинспектора труда отрасли ООО по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ назначено административное наказание в виде штрафа за нарушение предусмотренного ст. 228.1 ТК РФ срока извещения госинспекции труда о тяжелом несчастном случае на производстве (извещение о несчастном случае в госинспекцию труда направлено работодателем по прошествии более суток с момента его наступления).

Решением судьи данное постановление оставлено без изменения.

В жалобе поставлен вопрос об отмене решения в связи с отсутствием в действиях ООО состава административного правонарушения. В обоснование указано, что извещение инспекции труда произведено своевременно, после того как ООО стало известно о тяжелом характере происшедшего несчастного случая.

Согласно ст. 227 ТК РФ расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

В соответствии со ст. 228 данного Кодекса при несчастных случаях, указанных в ст. 227 ТК РФ, работодатель обязан немедленно проинформировать о несчастном случае органы и организации, указанные в настоящем Кодексе.

При тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом работодатель, что предусмотрено ст. 228.1 ТК РФ, в течение суток обязан направить извещение по установленной форме.

Неисполнение либо несвоевременное исполнение работодателем этих требований трудового законодательства образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.

Как видно из материалов дела, травма получена Ш. в здании ООО, после чего потерпевшая была доставлена в медицинское учреждение, где ей был поставлен предварительный диагноз: сотрясение головного мозга.

Таким образом, степень тяжести повреждения здоровья Ш. в результате несчастного случая для работодателя была очевидной в день происшествия, вследствие чего обязанность извещения возникла с момента его наступления, а не со дня получения ООО медицинских документов о диагнозе пострадавшей.

С учетом изложенного вина юридического лица в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, установлена.

На основании изложенного решение судьи Кировского районного суда г. Екатеринбурга оставлено без изменения, а жалоба защитника - без удовлетворения.

Исходя из приведенной выше судебной практики, можно дать работодателю краткие рекомендации по действиям при возникновении несчастного случая на производстве: соблюдать трудовое законодательство РФ и четко действовать в соответствии с нормами права, и тогда вероятность возникновения судебных споров будет крайне мала, а судебные решения будут приняты в пользу работодателя.

------------------------------------------------------------------

Название документа

www.center-bereg.ru

Несчастные случаи на производстве: актуальная судебная практика споров с ФСС

Допустим, что работодатель проводит расследование по факту несчастного случая для того, чтобы установить, связан он с производством или нет, и полагается ли работнику повышенное пособие. Чтобы не засчитывать его в счет взносов, ФСС через экспертизу документов, которые представил работодатель, признает случай нестраховым.

Какие аргументы использует ФСС?1. Работник получил травму, находясь на территории работодателя, в нерабочее время.ФСС России обращает внимание на местоположение работника в  момент получения травмы. Например, по пути к корпоративному транспорту, чтобы поехать домой, в раздевалку, душевую комнату, в столовую на обед и т.д. Такие случаи ФСС признавал нестраховыми, поскольку, по мнению фонда, они не связаны непосредственно с трудовой деятельностью работника. Но отказ ФСС можно оспорить в суде. Нужно доказывать, что инцидент подпадает под понятие страхового случая. И часто работодателям это удается сделать.Суды вставали на сторону работодателя, так как работники действовали в рамках трудовой деятельности. Переодевание после работы, поход в столовую, отъезд с территории работодателя на корпоративном транспорте обусловлены трудовыми отношениями. Поскольку понятие несчастного случая не предусматривает обязательного установления вины, несчастными случаями признаются также случаи ненадлежащего нахождения работников на объектах в нерабочее время, которые могут повлечь причинение вреда их здоровью, например, случаи задержки работников на рабочих местах после окончания рабочего дня по собственной инициативе.Судебная практика: Постановление 17 Арбитражного апелляционного суда от 3 февраля 2016 года № 17АП-17681/2015-АК, 9 Арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2016 года № 09АП-7360/2016, Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 23 сентября 2015 года по делу № 33-6294/2015, апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 16 мая 2016 года по делу № 33-8336/2016, Постановление ФАС Московского округа от 30 сентября 2013 года по делу № А40-116863/12-107-586, апелляционное определение Алтайского краевого суда от 7 октября 2015 года по делу № 33-9604-15, апелляционное определение московского областного суда по делу № 33-2159.

Если работодатель признал, что травма работника связана с производством, то случай является страховым. Этой позиции придерживаются арбитражные суды.

2. Работник получил травму в рабочее время за пределами территории работодателя.Так, если работник в рабочее время шел пешком по территории, неподконтрольной работодателю, и получил травму, есть основания считать ее бытовой. Например, если работник отлучился с рабочего места, и с ним случился несчастный случай. Суды считают, что квалификация несчастного случая напрямую зависит от того, действовал ли работник в интересах работодателя или нет. В таком случае конкретное место и время произошедшего с ним несчастного случая не имеют значения для квалификации.Бывает, что работодатели поручают работникам задания, которые не вытекают из их трудовых функций. Что-то отвезти, купить цветы на день рождения коллеги и пр., например, если работник осуществляет функции курьера в нерабочее время и не на территории работодателя, но по его распоряжению, то есть действует по заданию работодателя и в его интересах. Если с работником в это время произойдет несчастный случай, его придется расследовать и, скорее всего, признать производственным. Это обусловлено тем, что работник действует по заданию работодателя и в его интересах, причем у работника есть хорошие шансы оспорить утверждение работодателя о том, что никаких заданий ему не поручали с помощью показаний свидетелей.Судебная практика: Постановление ФАС Московского округа от 30 сентября 2013 года по делу № А40-116863/12-107-586, Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 7 октября 2015 года по делу № 33-9604-15, Апелляционное определение Московского областного суда по делу № 33-2159.Напротив, если работник во время получения травмы никаких заданий не выполнял, то такой несчастный случай не связан с производством. В ход пойдут все аргументы, даже, например, кто является приобретателем автомобиля, за рулем которого работник оказался во время несчастного случая.В свою очередь позиция судов по признанию травм, полученных в течение междусменного отдыха, отдыха в вахтовом поселке для вахтовиков, уже устоялась: в большинстве дел суды признают наличие несчастных случаев. Например, несчастным случаем были признаны травмы работников-вахтовиков, полученные ими при пожаре в общежитие во время отдыха. Подобным же образом действует практика в отношении  периода работы при нахождении в служебных командировках, периода следования на работу и обратно.Судебная практика: Постановление 17 Арбитражного апелляционного суда от 3 февраля 2016 года № 17АП-17681/2015-АК, Постановление 9 Арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2016 года № 09АП-7360/2016, Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 23 сентября 2015 года по делу № 33-6294/2015, Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 16 мая 2016 года по делу № 33-8336/2016.3. Нет связи между травмой, трудовой деятельностью и наступившими последствиями.Наличие причинно-следственной связи между происшествием и работой часто является одним из вариантов возникновения спорных ситуаций с ФСС и трудовой инспекцией. При несчастном случае со смертельным исходом ФСС может заявить, что работник умер на рабочем месте в рабочее время от общего заболевания, не связанного с работой. Как в деле, когда работник умер от переутомления. Трудовой инспектор посчитал это несчастным случаем, обязал компанию произвести расследование надлежащим образом и оформить акт по форме Н-1. Компания настаивала, что смерть работника связана с общим заболеванием, но суд признал такой довод несостоятельным. Основной вывод суда основывался на том, что труд работника во вредных условиях больше положенного времени являлся причиной смерти.Судебная практика: Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 12 июля 2016 по делу № 33а-6955/2016.Или в деле, где работник умер после того, как упал на работе и попал в больницу с диагнозом «черепно-мозговая травма». ФСС настаивал, что сама травма не могла повлечь такие тяжкие последствия в виде смерти работника, но суды, Инспекция труда и врачи подтвердили наличие связи, и ФСС спор проиграл.4. Работник не является застрахованным лицом по смыслу законодательства.В случаях с иностранными работниками спорные моменты возникают с высококвалифицированными специалистами (ВКС), которые не подлежат социальному страхованию, за исключением страхования от несчастных случаев на производстве. По общему правилу все иностранные работники, не являющиеся ВКС, подлежат всем видам социального страхования. Так, споры возникали по поводу иностранцев, привлеченных для работы в РФ с нарушениями миграционного законодательства. ФСС настаивал, что нелегалы нарушают закон и не могут претендовать на расследование случившегося с ними несчастного случая по всем правилам. Но суды указали, что если работодатель нарушает порядок привлечения к труду иностранцев, то это само по себе не исключает возможность квалификации несчастного случая как производственного.Судебная практика: Обзор судебной практики по гражданским и административным делам Приморского краевого суда за второе полугодие 2015 года от 31 декабря 2015 года, Постановление от 26 октября 2015 года № 08АП-10488/2015.5. Работник нарушает правила страхования.Встречаются акты признания ФСС происшествия нестраховым случаем в виду пропуска срока обращения к врачам, предусмотренного правилами страхования, но суды, как правило, признают их недействительными. В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 августа 2015 года № 09АП-31537/2015 работник обратился в травмпункт спустя пять дней после аварии. ФСС России не устроила такая медлительность, но суд отменил решение ФСС по следующим основаниям: в законе нет срока, когда пострадавший должен обратиться за медицинской помощью; срок не относится к значимым обстоятельствам для квалификации страхового случая.По актуальной практике судов у работодателей есть неплохие шансы оспорить решение ФСС. В этом помогут акт Н-1, другие документы расследования, составленные без нарушений, а также грамотная аргументация в процессуальных документах.

prominf.ru

Несчастный случай на производстве или бытовая травма

обзор судебной практики нс на производстве

Следование с работы домой за пределами территории организации и рабочего времени без предоставления транспорта страхователя - не отнесено Законом к несчастным случаям, связанным с производством

ГУ "Нижегородское региональное отделение Фонда социального страхования РФ" обратилось в суд с иском о признании недействительным заключения инспектора по охране труда. Решением суда исковые требования удовлетворены.

Н.И.П., следуя с работы с группой рабочих к проходной более короткой дорогой, через территорию автотранспортного цеха, поскользнулся и упал, после обращения к врачу ему был поставлен диагноз ушиб позвоночника. Комиссией по расследованию несчастного случая на работодателя была возложена обязанность составить акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1.

В кассационной жалобе генеральный директор ОАО "Дробмаш" был поставлен вопрос об отмене решения суда. Оставляя решение суда в силе, суд кассационной инстанции, пришел к выводу, что данный несчастный случай не может быть отнесен к несчастному случаю, связанному с производством, который расследуется и подлежит учету на производстве, ибо перечень несчастных случаев на производстве (ст. 227 ТК РФ) является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

При этом суд обоснованно исходил из того, что несчастный случай произошел на территории автотранспортного цеха, не принадлежавшей работодателю Н.И.П. и не арендованной им.

Несчастный случай с Н.И.П. произошел за пределами рабочего времени, т.е в 15 часов 30 минут, после окончания рабочей смены, когда Н.И.П., переодевшись, покинул бытовку и следовал домой. Согласно графику продолжительность утренней рабочей смены с 6 ч 50 мин до 15 ч 20 мин (Определение Нижегородского областного суда от 25 августа 2006 года о признании действительными результатов расследования несчастного случая на производстве).

Удовлетворяя исковые требования М.И.Ю., суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований о признании несчастного случая производственным, поскольку в судебном заседании нашел подтверждение факт получения травмы истцом на территории предприятия, в рабочее время и при выполнении трудовых функций

М.И.Ю. обратился в суд с иском к ООО о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истец пояснил, что получил травму руки в результате падения с монтажной лестницы с высоты около 3-4 метров. О несчастном случае истец поставил в известность начальника службы безопасности, им также была дана объяснительная об обстоятельствах получения травмы. Однако под давлением руководства и обещаниями оплатить все расходы на лечение, он вынужден был изменить свои объяснения, и указал, что травму руки получил в результате удара капота автомобиля.

Поскольку работодателем не были выполнены данные им обещания, М.И.Ю. обратился в инспекцию по труду г. Красноярска с просьбой провести проверку по данному факту. Инспекция по труду г. Красноярска отказала в признании полученной травмы производственной, поскольку в объяснении об обстоятельствах получения травмы стоит его подпись.

Удовлетворяя исковые требования М.И.Ю., суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований о признании несчастного случая производственным, поскольку в судебном заседании нашел подтверждение факт получения травмы истцом на территории предприятия, в рабочее время и при выполнении трудовых функций.

Получение истцом травмы на территории предприятия, в рабочее время и при выполнении трудовых функций подтверждается представленными доказательствами, в том числе заключением судебно-медицинской экспертизы. Из результатов экспертизы следует, что у М.И.Ю. при обращении за медицинской помощью имелась травма правой кисти. Данная травма могла быть получена М.И.Ю. при обстоятельствах указанных в материалах дела (при падении с монтажной лестницы с высоты около 3-4 метров в результате скольжения основания лестницы по бетонному полу назад, а верхней части лестницы вниз по стене, когда для предотвращения удара М.И.Ю. выставил правую руку ладонью вперед перед собой, для смягчения удара). Получение травмы М.И.Ю. в виде перелома ладьевидной кости правой кисти без сопряженных с ней других травм руки (без травмы мягкотканых образований кисти) при ударе капотом автомобиля по тыльной поверхности кисти (правая рука лежала на облицовке капота, капот сорвался с упора и упал на правую руку) не возможно, на что указывает клиническая картина и диагноз (Решение Свердловского районного суда г. Красноярска от 30 сентября 2010 года о возмещении вреда здоровью, компенсации морального вреда).

Указание в листках нетрудоспособности на то, что данная травма является бытовой, само по себе не исключает получение данной травмы на производстве

М., направляясь на проведение аудиторской проверки в СПК «Михайловское» при ходьбе на крыльце офиса АССК «Колос» подвернул ногу и упал с крыльца, при этом пытаясь удержаться, сломал левую руку, ударился головой об асфальт и ушиб ребра, после чего был доставлен в ЦМРБ, лечился амбулаторно у хирурга, ему были выданы листки нетрудоспособности с указанием в них на несчастный случай в быту.

ГУ Самарское региональное отделение Фонда социального страхования РФ не согласилось с квалификацией полученной травмы как производственной и обратилось в суд с иском о признании акта о несчастном случае на производстве недействительным. Отказывая в удовлетворении исковых требований суд указал, что поскольку М. получил травму в течение рабочего времени на территории АССК «Колос», работником которой он являлся, оснований считать, что данный несчастный случай не связан с производством у суда не имеется. Указание в листках нетрудоспособности на то, что данная травма является бытовой, само по себе не исключает получение данной травмы на производстве,

Травма, полученная во время отдыха, не относится к несчастным случаям, связанным с производством

ГУ - региональное отделение Фонда социального страхования РФ по Республики Мордовия обратилось в суд с иском к ООО о признании незаконным и отмене акта формы Н-1 № 1 о несчастном случае на производстве происшедшим с С.Н.И. В момент несчастного случая он не участвовал в производственной деятельности, он по пути следования с рабочего места в бытовой вагончик на обеденный перерыв, поскользнулся на накатанном машинами и краном участке площадки, упал и сильно ушиб локоть левой руки.

Представитель ответчика ООО исковые требования не признал и суду пояснил, что несчастный случай, произошедший с С.Н.И., подлежал расследованию и регистрации путем составления акта формы Н-1, так как он произошёл при следовании С.Н.И. на обеденный перерыв.

Судом исковые требования ГУ региональное отделение Фонда социального страхования РФ по Республики Мордовия были удовлетворены.

Принимая решение, суд исходил из следующего. Правилами внутреннего трудового распорядка работников ООО установлено, что начало рабочего дня начинается в 8.00 часов, окончание рабочего дня в 17 часов, перерыв для отдыха и питания с 12.00 до 13.00 часов, не включается в рабочее время.

Доводы истца о том, что следование на работу пешком также является основанием для признания несчастного случая связанным с производством, основаны на неправильном толковании закона, поскольку в силу ст. 227 Трудового кодекса РФ указанное обстоятельство является юридически значимым, только если следование пешком имело место по распоряжению работодателя к месту выполнения работы (поручения) и обратно

С., обратился в суд с иском о признании полученной травмы производственной. Просил признать производственной травму, причиненную ему неустановленными лицами во дворе в г.Тольятти, указав на то, что он работал начальником цеха ИП-6 ООО «Тольяттикаучук» и в названный день следовал пешком к месту осуществления своей трудовой деятельности.

Полученную травму истец связывает со своей трудовой деятельностью у ответчика, поскольку незадолго до нападения истец получал угрозы физической расправы в связи с принятым им решением об увольнении некоторых работников.

Суд посчитал исковые требования С. Не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Несчастный случай, произошедший с работником во время следования к месту работы или возвращения с места работы, признается произошедшим на производстве, если этот случай имел место во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном работодателем.

Между тем несчастный случай, хотя и произошел с истцом во время следования на работу, но не на транспорте, предоставленном для этих целей работодателем. Более того, суду не представлены доказательства наличия у С. распоряжения работодателя использовать личное транспортное средство в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя), либо соглашение сторон трудового договора о таком использовании.

Указанные представителем ответчика обстоятельства о получении Н. травмы на территории работодателя в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства

ГУ – Челябинское регионального отделение Фонда социального страхования РФ (далее – Челябинское отделение ФСС РФ) обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу «Златоустовский металлургический завод» (далее – ОАО «ЗМЗ») о признании несчастного случая не связанным с производством, признании акта о несчастном случае недействительным.

В обоснование своих требований сослались на то, что на территории ОАО «Златоустовский металлургический завод» произошел несчастный случай с термистом проката и труб Н., а именно: около 8-30 утра Н. был обнаружен стропальщиком цеха готовой продукции. Пострадавший находился без сознания, впоследствии от полученных травм скончался.

Комиссия по расследованию несчастного случая квалифицировала данное происшествие, как связанное с производством, составив акт формы Н-1. С выводами комиссия не согласны, поскольку отсутствуют признаки, установленные ст. 227 ТК РФ, квалифицирующие несчастный случай как связанный с производством.

Материалы расследования несчастного случая не содержат доказательств того, что смерть наступила в рабочее время, в результате исполнения им трудовых обязанностей или выполнения работы по поручению работодателя или осуществления правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в связи с чем вывод комиссии по расследованию несчастного случая противозаконен. В нарушение ст. 227 ТК РФ комиссия квалифицирует данный несчастный случай как связанный с производством только на основании признака территориальности - места несчастного случая.

Исковые требования Челябинского отделения ФСС РФ оставлены без удовлетворения по следующим основаниям.

Выводы комиссии о квалификации несчастного случая, как связанного с производством, суд считает законными и обоснованными.

В подтверждение доводов об отнесении несчастного случая к производственному лица, проводившие расследование несчастного случая, в оспариваемом Акте указали, что Н. вернулся на территорию завода в рабочей спецодежде для того, чтобы переодеться в домашнюю одежду, то есть ему необходимо было время для приведения в порядок одежды после окончания работы. Но поскольку ключи от шкафа в гардеробных остались в рабочей куртке Н. в машине «Скорой медицинской помощи», а Н. об этом не помнил, он вернулся спросить у сменщика о том, где находится его куртка, так как полагал, что куртка рабочая хлопчато-бумажная синего цвета фирмы «Восток-сервис» осталась на его рабочем месте. Не обнаружив своей рабочей куртки, Н. вышел через двери Прокатного цеха с южной стороны и направился в сторону центрального здравпункта, который расположен в прокатном цехе с западной стороны. По пути следования вдоль периметра прокатного цеха с Н. произошел приступ эпилепсии, на что указывает наличие остатков слюны в виде пены. Н. упал, ударившись головой и потерял сознание.

Суд полагает, что указанные представителем ответчика обстоятельства о получении Н. травмы на территории работодателя в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

В ходе производства по делу установлено, что Н. заступил на работу в 15 часов 30 минут, в 20 часов 50 минут с ним произошел несчастный случай, в результате которого он на машине «Скорой помощи» был доставлен в травмпункт, а затем в приемное отделение. В госпитализации ему было отказано, в связи с чем он, находясь в рабочей одежде, вернулся на предприятие, чтобы переодеться, забрать личные вещи и документы. Поскольку ключи, в том числе от шкафа для хранения личных вещей, остались в рабочей куртке, Н. вышел из цеха, был обнаружен 11 сентября в 08 часов 30 минут лежащим на прицеховой территории.

Факт того, что Н. находился в рабочей одежде и имел необходимость переодеться в личные вещи подтвержден совокупностью доказательств, собранных в ходе расследования несчастного случая, в частности, актом вскрытия шкафа для хранения спец. одежды, согласно которому при вскрытии шкафа были обнаружены его личные вещи, объяснениями свидетелей, которым потерпевший лично сообщил о своей цели возвращения в цех.

Длительные неприязненные отношения между М.и К. существовали несколько лет, о которых работодателю было известно. Их отношения возникли в производственной обстановке, здесь же развивались, за территорией предприятия они не общались, иных общих интересов, помимо производственных, у них не имелось. Поскольку работодателем не созданы условия для соблюдения работниками дисциплины труда, произошедший с составителем поездов несчастный случай необходимо квалифицировать как связанный с производством

ОАО «ЗСМК» обратилось в суд с заявлением, в котором просит отменить Предписание, вынесенное государственным инспектором труда обязывающее принять меры по устранению нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

07.12.2010 г. в 8-20 в мужскую мойку станции Скрапная на территории Управления железнодорожного транспорта (УЖДТ) ОАО «ЗСМК» вошел монтер пути К., для того чтобы набрать воды в чайник из крана в умывальнике, в это время в помещении для переодевания находился составитель поездов Д., который сидел на лавочке у входной двери и переодевался. При входе К. не закрыл за собой двери в мойку и из дверей на Д. подул холодный воздух. Д. сделал в грубой форме замечание К., между ними возникла словесная перепалка, перешедшая в потасовку, которую разнял находившийся в помещении составитель поездов Т.. После этого конфликт продолжился и перешел в драку, после взаимного обмена ударами К., защищаясь и отмахиваясь от ударов Д., нанес ему удар металлическим чайником, наполненным водой, который находился у него в руках. В результате удара Д. согласно медицинскому заключению получил тяжелую травму.

Комиссией работодателя данный тяжелый несчастный случай был отнесен к несчастным случаям, не связанным с производством, принято решение акт формы Н-1 не составлять, к учету в ОАО «ЗСМК» не принимать.

В судебном заседании государственный инспектор труда Государственной инспекции труда суду пояснил, что произошедший конфликт имеет производственный характер. Тот факт, что работниками Д. и К. были нарушены требования Правил внутреннего трудового распорядка ОАО «ЗСМК», не позволяет квалифицировать несчастный случай как не связанный с производством.

Между Д. и К. сложились длительные неприязненные отношения, существующие несколько лет, о которых работодателю было известно, что не оспаривалось сторонами. Их отношения возникли в производственной обстановке, здесь же развивались, за территорией предприятия они не общались, иных общих интересов, помимо производственных, у них не имелось. Работодателем не созданы условия для соблюдения работниками дисциплины труда.

Причинами, вызвавшими несчастный случай, являются нарушение работниками дисциплины труда и правил трудового внутреннего распорядка, не создание в полной мере условий для соблюдения работниками дисциплины труда.

Обновлено 2017-09-01 Опубликовано 2012-09-29 Автор: Вяткина Галина Анатольевна

xn--80adshq1a4g.xn--p1ai

Несчастный случай со смертельным исходом

Ответил адвокат - Коллегия адвокатов:

Здравствуйте, Юлия.В силу ст.184 ТК РФ При повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника. Также, Статья 1183 ГК РФ расширяет понятие заработной платы, которая должна быть выплачена наследникам умершего:Право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали. Требования о выплате сумм на данном основании должны быть предъявлены обязанным лицам в течение четырех месяцев со дня открытия наследства. Таким образом, вдова работника имеет право на получение средств, связанных с компенсацией за неиспользованный отпуск.Следует отметить, что при увольнении работника до окончания рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска администрация организации в соответствии со п.6 ст.83 ТК РФ не вправе производить удержания соответствующих сумм.Следует отметить, что в соответствии со ст.141 ТК РФ , если умершему работнику причиталась зарплата, которую он не успел получить, эту зарплату работодатель должен выплатить членам семьи умершего или лицу, находящемуся на иждивении умершего. Выдача заработной платы производится не позднее недельного срока со дня подачи работодателю соответствующих документов.Рекомендуем обратиться к нашему адвокату для более подробной консультации, изучения имеющихся материалов и выработки правильной позиции.

www.urprofy.ru