Психологическая сущность мотива совершения преступления. Мотивы совершения преступления


Соотношение мотива совершения преступления и эмоций в уголовном праве (Чернова Н.А.)

Все статьи > Соотношение мотива совершения преступления и эмоций в уголовном праве (Чернова Н.А.)

Соотношение мотива совершения преступления и эмоций в уголовном праве (Чернова Н.А.)

В психологии выделяют три категории, которые так или иначе связывают с активностью индивида, - мотив, потребность и эмоция. Связь между первыми двумя хорошо изучена в работах многих видных психологов, однако вопрос об их взаимодействии с эмоциями исследован недостаточно <1>. Поскольку эмоции признаются важным побудителем поведения человека, возрастает интерес к изучению данной проблематики в рамках психологии. Соответственно, необходимо отнестись с большим вниманием к эмоциям для целей установления субъективной стороны преступления в уголовном праве.--------------------------------<1> См.: Пырьев Е.А. Оценка мотивационных возможностей эмоций // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. N 2(4). С. 972.

Е.А. Пырьев выделил три основные мотивационные теории с участием эмоций <2>.--------------------------------<2> Пырьев Е.А. Оценка мотивационных возможностей эмоций. С. 972.

В рамках первой теории эмоциям не придается самостоятельное значение, они рассматриваются в качестве энергетического компонента (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев). Если мотив - это опредмеченная потребность, то эмоции подпитывают силы человека для ее достижения или удовлетворения. Так, по мнению Б.С. Волкова, "сама по себе потребность еще не является мотивом поведения. Она становится им, будучи соотнесенной с объектом и целью, орудиями и средствами совершения деяния, оценкой деяния и предвидением последствий. Другими словами, потребность выступает как мотив только в том случае, когда она осознана, эмоционально пережита (выделено нами. - Н.Ч.) и связана с конкретным поведением" <3>.--------------------------------<3> Волков Б.С. Мотивы преступлений: уголовно-правовое и социологическое исследование. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1982. С. 9.

В основу второй теории положено понимание, что побудительной силой поведения человека является его стремление к удовольствию и избеганию отрицательных переживаний, что характеризуется как "эмоциональная потребность". Наиболее ярким выразителем указанной позиции был З. Фрейд. Эксперименты в этом ключе проводил также А.И. Додонов.Еще одна теория связана с положением о том, что эмоции сами по себе являются побудителями поведения человека. Представление о первичности эмоций свидетельствует в пользу первичности эмоциональной мотивации в системе побудителей поведения человека <4> Например, основными мотивами поведения охарактеризовал эмоциональные побуждения Б.В. Харазишвили: "Мотив - это эмоциональное состояние лица, выражающееся в проявлении воли, связанной с пониманием необходимости данного поведения и желанием его осуществления" <5>.--------------------------------<4> См., например: Пырьев Е.А. Эмоции в системе психического отражения и мотивации поведения человека // Вестник ОГУ. 2012. N 2(138). С. 235.<5> Харазишвили Б.В. Вопросы мотива поведения преступника в советском праве. Тбилиси: Цонда, 1963. С. 44.

П.С. Дагель также считал, что "в каждый психологический акт в той или виной степени включены три компонента (три стороны, три аспекта) - интеллектуальный (познавательный), волевой и эмоциональный" <6>. Этот автор указывал, что эмоции могут играть в совершении преступления различную роль, в том числе и мотива преступления <7>. И хотя Б.С. Волков не называет эмоции мотивом преступления, но и он указывает на то, что "мотивация поступка, в том числе и общественно опасного поведения, сопровождается сложным психологическим процессом, в котором побудительные, интеллектуальные, волевые, эмоциональные и другие психологические признаки находятся в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности" <8>.--------------------------------<6> Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж: Изд. Воронеж. ун-та, 1974. С. 44.<7> Дагель П.С., Котов Д.П. Указ. соч. С. 49.<8> Волков Б.С. Указ. соч. С. 9.

Некоторые авторы подразумевают под мотивом преступления специфический процесс, который происходит в психике преступника, или состояние психики в момент формирования побуждения. Так, Н.И. Загородников под мотивом преступления понимал "определенного рода психическое состояние человека, которое побудило его к совершению общественно опасного деяния" <9>.--------------------------------<9> Загородников Н.И. Преступления против жизни. М.: Госюриздат, 1961. С. 72.

В данном определении мотив отождествляется с психическим состоянием личности, т.е. временным моментом работы психики человека, когда через острые эмоциональные переживания воля направляется на совершение преступления.Такое понимание мотива представляется спорным. Психическое состояние - это относительно устойчивое явление психической деятельности, характеризующее психику человека в целом. Психическое состояние признается своего рода фоном, определенным образом влияющим на формирование мотива <10>. Например, состояние аффекта - внезапно возникшего сильного душевного волнения - усиливает чувство, переживаемое человеком, что может ускорить превращение эмоций в мотив преступления. Психическое состояние иногда может служить в качестве катализатора созревания мотива деяния.--------------------------------<10> Наумов А.В. Мотивы убийств: Учеб. пособие. Волгоград, 1969. С. 12.

А.В. Наумов последовательно обосновывает возможность включения в мотивы человеческого поведения, наряду с потребностями, эмоций <11>. В качестве примера он называет такие распространенные мотивы преступлений против жизни, как месть, ревность, личная неприязнь, которые не столько связаны с потребностями, сколько с чувствами и эмоциями лица <12>.--------------------------------<11> Наумов А.В. Указ. соч. С. 10.<12> Наумов А.В. Указ. соч. С. 11.

Д. Бидра в результате анализа существующих теорий эмоций пришел к выводу, что нельзя провести жесткое разграничение между эмоциями и мотивациями. Этот автор установил отсутствие доказательств, что эмоции вызываются только раздражителями внешней среды, а мотивации - только изменениями, происходящими внутри человеческой психики. Эмоция не существует ни в качестве единичного процесса, ни как отдельный класс поведенческих реакций, и она не может быть полностью отделена от других явлений - ощущения, восприятия, мотивации и т.п. <13>.--------------------------------<13> Мариновская И.Д., Тихомиров С.Н. Юридическая психология: Учеб. пособие. М.: Дело, 2005. С. 50.

Эмоциям присущ единый физиологический механизм со своими особенностями. В коре головного мозга сформировывается интенсивный стойкий очаг возбуждения, который подчиняет себе всю деятельность организма, в том числе все поступки и помыслы. Для успокоения необходимо ликвидировать или разрядить это возбуждение или же создать новое, конкурирующее с первоначальным возбуждением.Вслед за появлением возбуждения развивается особая цепная реакция, сопровождающаяся выделением в кровь адренокортикотропного гормона (далее - АКТГ). Под влиянием АКТГ надпочечники выделяют адреналин и другие физиологически активные вещества (гормоны стресса), которые вызывают многосторонний эффект: сердце начинает сокращаться чаще и сильнее (вспомним, как оно "выскакивает" из груди при страхе, волнении, гневе), кровяное давление повышается (вот почему может разболеться голова, возникнуть сердечный приступ, участиться дыхание) <14>. При этом современный человек, в отличие от древнего, не пускает в ход свою мышечную энергию, и она продолжает циркулировать в крови, не давая успокоиться. Из-за этого стрессовая ситуация сохраняет актуальность (конфликт не исчерпался и потребность осталась неудовлетворенной) и в кровь продолжает поступать гормон стресса.--------------------------------<14> Мариновская И.Д., Тихомиров С.Н. Указ. соч. С. 51.

Эмоции страха, нравственные страдания, переживаемые субъектом в той или иной криминальной ситуации, могут быть составным элементом мотивационной сферы личности, рассматриваться в качестве психологического мотива, побудительной силы, толкнувшей его на совершение преступления (убийства, причинения телесных повреждений и т.п.), своего рода психологическим фактором, свидетельствующим о снижении (об утрате) им способности "в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими" (ст. 22 УК РФ), понимать их значение (п. 1 ст. 177 ГК РФ) <15>.--------------------------------<15> Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2010. С. 182.

В то же время недопустимо категорично утверждать, что эмоции во всех ситуациях представляют собой побудительную силу, управляющую человеком, поскольку далеко не все они способны направлять поведение индивида на конкретный предмет внешнего мира.Эмоции не являются необходимым признаком состава преступления, они факультативны. Если эмоции включены в состав преступления, то для данного состава этот признак становится обязательным. Так, эмоции (внезапно возникшее сильное душевное волнение) могут входить в привилегированные составы (ст. 107, ст. 113 УК РФ), значительно смягчая наказание. При этом недопустимо отождествлять аффект и мотив совершения преступления. Об этом напрямую говорит Н.А. Подольный: "Аффект не является мотивом преступления" <16>.--------------------------------<16> Подольный Н.А. Понятие "аффект" в уголовном праве // Государство и право. 2003. N 4. С. 67.

С.В. Бородин также указывал на особенности мотива аффектированного убийства: "Мотив рассматриваемого преступления носит ситуационный, неустойчивый, скоротечный характер и в таких случаях возникает внезапно и тут же порождает умысел, оказывая существенное влияние на его динамику и реализацию. Хотя мотив здесь и не определяет квалификацию, но выяснение его нередко необходимо для ответа на вопрос, было ли состояние сильного душевного волнения у лица, совершившего убийство" <17>.--------------------------------<17> Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Юристъ, 1999. С. 182.

Так, по делу N 1-335/11 установлено, что М. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из личных неприязненных отношений в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного аморальными действиями потерпевшей. Ночью М., приехав домой, застал свою сожительницу Н. и своего знакомого С. в обнаженном виде на кровати. Исходя из обстановки, М. сделал обоснованный вывод о том, что его гражданская супруга изменила ему с С., тем самым для него стали очевидны аморальные действия Н. и С. Вследствие того, что для М. стал очевиден факт супружеской измены, у него возникло сильное душевное волнение (аффект), и он, находясь в этом состоянии, используя деревянный стул в качестве орудия совершения преступления, умышленно, из-за возникших личных неприязненных отношений, на почве ревности нанес им своей сожительнице множественные удары по голове и различным частям тела, при этом также нанес кулаками обеих рук множество ударов по ее лицу, причинив тем самым Н. телесные повреждения, которые, явившись тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни, обусловили наступление смерти потерпевшей Н.Из заключения комиссии экспертов психиатров и психологов клинической психиатрической больницы следует, что "М. каким-либо психическим расстройством не страдает, он склонен к отдельным аффективным реакциям протеста, не достигающим степени расстройства личности и не лишающим его возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Психологический анализ позволил установить, что эмоционально обусловленный выбор агрессивного действия в ответ на неожиданный психотравмирующий фактор оказался импульсивным и безальтернативным вследствие высокого эмоционального напряжения. Эмоциональная реакция определялась взрывным характером действий, ограничением способности к осознанному волевому поведению, контролю и прогнозу последствий своих действий и сопровождалась аффективной суженностью сознания с ограничением восприятия на высоте эмоциональных переживаний. Агрессивные действия производились стремительно и интенсивно, в рамках импульсивных компонентов в структуре личности. После содеянного отмечались признаки физического истощения. В связи с чем следует вывод о том, что в момент совершения инкриминируемого ему деяния М. находился в состоянии выраженного эмоционального возбуждения, по интенсивности своего проявления достигшего степени физиологического аффекта" <18>.--------------------------------<18> Решение по делу N 1-335/11 // URL: https://rospravosudie.com/court-kyzylskij-gorodskoj-sud-respublika-tyva-s/act-101269503/ (дата обращения: 12.06.2015).

Представляется, в указанной ситуации аффект был лишь фоновым эмоциональным состоянием, в то время как эмоция ревности (а не личных неприязненных отношений) послужила мотивом совершения преступления.В тех случаях, когда эмоции не входят в состав преступления, они также не остаются безразличными для суда, сохраняя значение для индивидуализации ответственности и наказания, выступая чаще всего в качестве смягчающего обстоятельства.Выявление эмоционального состояния при совершении преступления нередко представляет собой значительную трудность, так как данные об эмоциях лица почти никогда не лежат на поверхности. Указанное обстоятельство является одной из причин отсутствия на законодательном уровне большего числа норм, посвященных учету эмоций виновного лица, что, в свою очередь, ориентирует правоприменителя на необязательность установления наличия сильных эмоций в каждом преступлении. Недостаток таких положений для правильного разрешения дела очевиден.Психика человека выступает столь сложным объектом для изучения, что представляется недопустимым рассмотрение эмоций в отрыве от иных психических явлений. И поскольку субъективная сторона преступления представляет собой характеристику именно психики человеческой деятельности, не стоит пользоваться устаревшими и ограниченными подходами в понимании ее структуры, а также в оценке взаимодействия отдельных ее компонентов.В связи с вышеизложенным представляется допустимым положение о том, что эмоции могут выступать в качестве побудительной силы, толкнувшей человека на совершение общественно опасного деяния (например, эмоции ревности, мести, зависти и т.п., возникшие спонтанно и мгновенно преобразованные в действия противоправного характера). Эмоции также могут составлять фон формирования мотива совершения преступления (например, на фоне внезапно возникшего сильного душевного волнения формируется мотив ревности, мести, зависти и т.п.). В указанных обстоятельствах связь между побудительной и эмоциональной составляющей психики человека представляется столь тесной, что разграничение мотива и эмоции, понимаемой в качестве фона формирования мотива, для целей уголовного права является скорее данью традиции, чем имеющим реальное практическое значение действием.По каждому уголовному делу необходимо устанавливать мотив совершения преступления, данное требование закреплено в положениях уголовно-процессуального законодательства. Соответственно, в тех ситуациях, когда мотив и эмоция совпадают или столь тесно переплетены, что отграничить их не представляется возможным, никаких дополнительных требований к деятельности правоприменителя предъявлять не стоит. Их разграничение (мотива и эмоций) будет представлять интерес сугубо для научных исследований и никак не будет влиять на установление фактических обстоятельств дела.В тех же случаях, когда мотив совершения противоправного деяния и эмоции, его сопровождающие, нетождественны, установление эмоций имеет самостоятельное уголовно-правовое значение, например в отношении насильственных преступлений, поскольку именно эти общественно опасные деяния связаны с ярко выраженным проявлением эмоционально-психологических особенностей личности. Эта деятельность будет обусловлена необходимостью проведения серьезных психологических исследований личности субъекта, т.е. потребуется назначение судебной психологической экспертизы по уголовному делу.В обеих ситуациях для принятия решения об отсутствии необходимости в производстве экспертизы или же о ее назначении правоприменителю потребуются хотя бы минимальные знания об особенностях психики человека, которые даются в ходе подготовки к вышеозначенной деятельности. Соответственно, данные требования о знаниях и об умениях правоприменителей не потребуют дополнительных затрат при подготовке кадров правоохранительных органов, но в то же время позволят повысить эффективность применения уголовного закона.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Юристъ, 1999. 356 с.2. Волков Б.С. Мотивы преступлений: уголовно-правовое и социологическое исследование. Казань: Изд-во Казанского университета, 1982. 151 с.3. Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж: Изд. Воронежского университета, 1974. 243 с.4. Загородников Н.И. Преступления против жизни. М.: Госюриздат, 1961. 276 с.5. Мариновская И.Д., Тихомиров С.Н. Юридическая психология: Учеб. пособие. М.: Дело, 2005. 384 с.6. Наумов А.В. Мотивы убийств: Учеб. пособие. Волгоград, 1969. 136 с.7. Подольный Н.А. Понятие "аффект" в уголовном праве // Государство и право. 2003. N 4. С. 62 - 67.8. Пырьев Е.А. Эмоции в системе психического отражения и мотивации поведения человека // Вестник ОГУ. 2012. N 2(138). С. 232 - 236.9. Пырьев Е.А. Оценка мотивационных возможностей эмоций // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. N 2(4). С. 972 - 976.

REFERENCES (TRANSLITERATION)

1. Borodin S.V. Prestuplenija protiv zhizni. M.: Jurist'', 1999. 356 s.2. Volkov B.S. Motivy prestuplenij: ugolovno-pravovoe i sociologicheskoe issledovanie. Kazan': Izd-vo Kazanskogo universiteta, 1982. 151 s.3. Dagel' P.S., Kotov D.P. Sub''ektivnaja storona prestuplenija i ee ustanovlenie. Voronezh: Izd. Voronezhskogo universiteta, 1974. 243 s.4. Zagorodnikov N.I. Prestuplenija protiv zhizni. M.: Gosjurizdat, 1961. 276 s.5. Marinovskaja I.D., Tihomirov S.N. Juridicheskaja psihologija: Ucheb. posobie. M.: Delo, 2005. 384 s.6. Naumov A.V. Motivy ubijstv: Ucheb. posobie. Volgograd, 1969. 136 s.7. Podol'nyj N.A. Ponjatie "affekt" v ugolovnom prave // Gosudarstvo i pravo. 2003. N 4. S. 62 - 67.8. Pyr'ev E.A. Jemocii v sisteme psihicheskogo otrazhenija i motivacii povedenija cheloveka // Vestnik OGU. 2012. N 2(138). S. 232 - 236.9. Pyr'ev E.A. Ocenka motivacionnyh vozmozhnostej jemocij // Izvestija Samarskogo nauchnogo centra Rossijskoj akademii nauk. 2013. T. 15. N 2(4). S. 972 - 976.

xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Мотивы и цели совершения преступления

Содержание

Введение...................................................................................................................2

1. Понятие мотива преступления...........................................................................4

2. Понятие целей преступления.............................................................................7

3. Классификация и значение мотивов и целей преступления.........................11

Заключение.............................................................................................................16

Список литературы................................................................................................18

Введение

Значение мотива и цели в человеческом поведении вообще и общественно опасном поведении, в частности, многообразно и многопланово. Это именно те признаки, через которые прослеживаются все связи и отношения, характеризующие конкретную личность и совершенные ею действия.

Во всех случаях, когда хотят установить действительные причины поступка, выяснить истину по делу, стремятся к выяснению мотивов. Ведущая роль мотива обусловлена характером и спецификой человеческого поведения, а именно – его избирательностью и целенаправленностью.

Проблема установления и выяснения мотива и целей – проблема многоплановая, многоаспектная. Она находится на стыке многих наук, в особенности, психологии, философии, социологии, права и ряда других. Многоаспектность и делает эту проблему чрезвычайно сложной и, вместе с тем, перспективной.

В связи с этим, очень важным является понять, что же такое мотив и цель преступления. Поскольку неоднозначность понятия, разброс мнений ведут к тому, что возникают реальные проблемы на практике при решении различных уголовно-правовых вопросов.

Как верно замечает Б.Д. Овчинников, «психологическая структура волевого поведения в качестве одного из основных побудительных звеньев включает мотив, природа которого еще недостаточно изучена. Ни в психологии, ни в юридической науке до сих пор не дано полного и четкого определения мотива»[1] . То же самое можно сказать и в отношении цели преступления.

Актуальность темы курсовой работы заключается в том, что в целом, понятия мотива и цели как элементов субъективной стороны преступления в уголовно-правовой науке до сих пор носят дискуссионный характер. Ситуацию усугубляет тот факт, что в отличие от вины, понятие мотива и цели нормативно не закреплены в тексте УК РФ[2] , что создает благоприятную почву для научных дискуссий, но не способствует единообразному толкованию и применению уголовно-правовых норм.

Объектом курсовой работы являются мотив и цель совершения преступления.

Предметом курсовой работы являются положения современного и ранее действующего отечественного, а также зарубежного законодательства и судебная практика.

Основной целью выступает установление природы целей и мотивов преступления.

В соответствии с целью были сформулированы следующие задачи:

- рассмотреть понятие мотива преступления;

- изучить понятие целей преступления;

- разобраться в вопросе классификации мотивов преступления;

- выявить значение мотивов и целей преступления.

1. Понятие мотива преступления

По своей природе мотив (как и цель) являются психологическими категориями. Поэтому в юридической литературе не первый год дискутируется вопрос о том, применять ли для целей уголовно-правового регулирования понятие «мотива» и «цели», выработанное психологией, или же в рамках уголовно-правовой науки разрабатывать свое «собственное» понимание мотивов и целей. В уголовно-правовой науке продолжает оставаться спорным вопрос: необходимо ли создавать особое уголовно-правовое понятие мотива или рассматривать его в том смысле, в каком он понимается в психологии? Между этими подходами нет серьезных противоречий. Понятие мотива и цели в психологии и уголовном праве должно соотноситься как общее и специальное. При выявлении содержания терминов «мотив» и «цель» юристам следует в полной мере воспользоваться разработками психологической науки, но в то же время выявлять их особенности как специальных юридических терминов, применяемых в особой сфере правового регулирования. «Диалектика взаимоотношения психологического и уголовно-правового понятия мотива очень проста – отмечает Б.С. Волков[3] . - Она выражает соотношение общего и частного, рода и вида».

Понятие мотива в научной литературе носит дискуссионный характер. В тексте УК РФ нормативно определяется только вина (ст.ст. 25-27 УК). Дефиниции мотива и цели не нашли законодательного воплощения в УК РФ, что создает серьезные трудности в уточнении их понятия. Традиционно под мотивом понимают то, что, отражаясь в голове человека, побуждает его совершить преступление. Некоторые ученые называют мотивом внутреннее побуждение, толкающее нарушителя на совершение преступления, вызывающее решимость совершить поступок. Другие считают, что мотив – это внутренняя сила, порождающая волевой процесс и движущая индивидом в его сознательной деятельности.

Я.М. Брайнин полагает, что «мотив преступного деяния с точки зрения уголовного права, есть чувство (переживание), превратившееся в стимул к виновному поведению»[4] . По мнению Н.И. Загородникова, мотив представляет собой «определенного рода психическое состояние человека, которое побудило его к совершению общественно опасного деяния»[5] . И.Г. Филановский относит к мотиву преступления «осознанный и конкретно опредмеченный интерес, побудивший к совершению общественно опасного деяния»[6] .

Приведем еще два определения: «Мотив преступления – это осознанное побуждение (стремление) к совершению конкретного целенаправленного поступка (волевого акта), представляющего общественную опасность и предусмотренную уголовным законом в качестве преступления». «Мотив преступления – это обусловленное определенными потребностями осознанное побуждение, стимулирующее субъекта к совершению преступления и проявляющееся в нем»[7] .

Несмотря на различия в дефинициях, практически все авторы выделяют «побудительную» функцию мотива, то есть сходятся во мнении, что мотив является своеобразным «толчком», побуждением к действию. Не случайно этимологически слово «мотив» происходит от латинского movere (moveo, motum) – «двигать», «двигаю», «двигатель». В Толковом словаре В. Даля мотив определяется как побудительная причина[8] .

Например, Архипов осужден по п. «д» ст. 105 УК РФ. Он признан виновным в том, что находясь в состоянии опьянения, из ревности кухонным ножом совершил убийство своей жены. Из материалов дела видно что, Архипов постоянно преследовал свою жену на почве ревности. Итогом этого преследования стало совершенное преступление. В данном примере ревность является мотивом преступления. Она постоянно двигала Архипова на совершение преступления[9] .

Таким образом, общеупотребительное значение термина «мотив» - это побудительная причина действий человека. Не случайно в тексте УК РФ термин «мотив» заменяется в ряде случаев на «побуждения», «заинтересованность» и т.д. Например, в п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрена ответственность за убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, в п. «и» ч. 2 ст. 105 УК за убийство из хулиганских побуждений, в п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести и т.д. В основе любого мотива лежит определенная потребность или система потребностей, а уже на этой основе возникают интересы, привычки, убеждения, то есть все то, что в конечном итоге проявляется в началах, побуждающих человека к предметному действию.

Некоторые авторы прямо отождествляют мотив и потребность. Например, Л.Д. Гаухман пишет[10] : «Под мотивом преступления имеется в виду побудительный стимул, источник активности человека. Представляется, что отождествлять потребности, побуждения, желания, интересы, с одной стороны, и мотивы поступков – с другой, не совсем верно. Любое побуждение человека может быть реализовано самыми различными путями и средствами – законными и незаконными. Правы те авторы, которые утверждают, что желание (побуждение) как переживание потребности отделено от его удовлетворения (при волевом поведении) процессом обсуждения, выбора одного из путей. Поэтому психологическое содержание мотива должно связываться с суждениями, которые являются предпосылкой определенного решения и его обоснования. То есть мотив поступка представляет собой суждение, обосновывающее субъективную и объективную возможность удовлетворения потребности именно данным (а не другим) путем, способом».

Большинство авторов в качестве главного признака мотива подчеркивают его осознанность[11] . Однако встречаются отдельные мнения, что мотив – это неопределенное, неосознанное влечение, выступающее исходным побуждением к действию[12] . Правы те авторы, которые утверждают, что мотив характеризуется не только чувственно-эмоциональным, но и интеллектуальным, то есть «осознанным» характером. Можно сказать, что мотив по своей сути является результатом оценки целей и способов действия по их приемлемости или неприемлемости для конкретного человека. Знание мотива позволяет понять, почему человек поступил именно таким, а не иным образом, почему из множества вариантов поведения выбрал именно этот, а не другой. Таким образом, мотив как психическое явление носит не только эмоциональную, но и интеллектуальную «окраску», относясь к психическим побудительным силам интеллектуального характера.

2. Понятие целей преступления

В психологической и юридической литературе принято сводить цель к тому, что конкретное лицо стремится достичь своим поступком. Будучи по существу верным, это определение все же нуждается в некотором уточнении. Фактические последствия часто шире цели, ибо достижение цели субъект видит, как правило, в реализации одного из возможных вариантов поведения. Поэтому цель заключается в представлении о направленности действия, о его конкретном желаемом результате. Цель побуждает человека к активности, является идеальным основанием поведения индивида именно потому, что она суть представление о желаемом результате поступка. Необходимо отметить, что понятия цели и результата не всегда четко различаются. Цель - это идеальный образ, представление о желаемом результате, а результат есть фактически наступившее последствие. Но цель, будучи психическим явлением, связана с представлением о различного рода результатах, как внешних по отношению к внутреннему миру человека объективных материальных явлениях, так и субъективных психических явлениях эмоционального характера (например, с переживанием удовольствия[13] ). От того, ставится целью приобретение материальных ценностей или получение эмоционального удовлетворения, ее психологическое содержание и формы не меняются. Цель всегда желанна, а ее достижение вызывает восстановление ранее утраченного психического равновесия, устранение психического напряжения, беспокойства, обусловленных возникшей потребностью.

mirznanii.com

Психологическая сущность мотива совершения преступления

Яджин Николай Васильевич,кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры организации расследования преступлений и судебных экспертиз ФГКОУ ДПО «Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВДРоссии» г. Тюмень[email protected]

Психологическая сущностьмотива совершения преступления

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы,касающиеся мотивов совершения преступления.Проводится психологический анализ формирования криминального поведения, а также классификации мотивов преступления.Ключевые слова: противоправное поведение, мотивпреступления, цельсовершения преступления, психологический механизм преступного поведения, самоутверждение, человек, уголовная ответственность и наказание.

Человек как, сознательное существо всегда мотивирует свое поведение, в какой бы форме оно не происходило, т.е отдает отчет себе и другим, почему он поступил так, а не иначе, чем при этом руководствовался. Каждый поступок имеет свою мотивационную основу. Не составляет исключение из этого и совершение преступления.Те или иные складывающиеся объективные обстоятельства не определяют однозначно поведение человека. Его поведение, в том числе и преступное, всегда избирательно и целенаправленно. Поведение выбирается добровольно, сообразуясь как с внешними условиями и обстоятельствами, таи со своими личными склонностями и намерениями. Важную роль играют особенности мотива криминального поведения. Мотив явление субъективное, связанное с индивидуальными особенностями и установками человека. Он определяет смысл и целевуюнаправленность противоправного поведения. Смыслообразующее значение мотива, помогает нам уяснить, причину того или иного поступка, с каким обстоятельством связано совершение преступления, какую цель человек преследовал совершая преступление.Мотив и цель–понятия тесно связанные, но не тождественные.В психологическом механизме преступного поведения принятие субъектом преступной цели является центральным звеном. Криминальная цель у субъекта возникает вследствие личностной приемлемости преступного способаудовлетворения потребности или разрешения проблемной ситуации. Необходимость же принятия цели предопределяется побуждением –мотивом. Мотив отражает то, ради чего субъект совершает действия (например, удовлетворить некую потребность), в то время как цель предопределяет способ и непосредственный результат действий (например, заработать деньги или украсть деньги)[1].

Таким образом, мотив отвечает на вопрос, почему человек совершает то или иное преступное действие, а цель определяет, к чему человек стремится при совершении преступления. По существу мотив и цель поособому выражают динамический и смыслообразующий аспекты человеческой активности. Психологический анализ формирования криминального поведения предполагает раскрытие происхождения преступного поведения, формирование составляющих его сторон. Здесь на первый план выдвигаются вопросы: почему совершается преступление, что привело человека к преступлению, каково то внутреннее психологическое содержание, которое внешне проявилось в преступном действии? Как представляется,ответы на эти вопросы не могут быть простыми и однозначными,так как каждое преступление –явление крайне индивидуальное и многофакторное. Для теоретического охвата генезиса преступного поведения необходимо осуществить анализ классификации мотивов преступлений.Так, русский дореволюционный криминалист, профессор М.П. Чубинский, по примеру Ферри, делил все мотивы человеческих поступков на две категории: моральные (социальные) и антиморальные (антисоциальные)[2]. Как представляется,приведенная классификация является слишком общей и, следовательно,непригодной для ее практического применения, так как не охватывает всех побуждений, определяющих человеческое поведение. В свою очередь, Л.И. Петражицкий согласно своей психологической теории о решающей роли эмоций в человеческом поведении делил все мысленные побуждения человеческих поступков также на две категории: императивные (побуждения нравственного долга) и императивноатрибутивные (веление права)[3].Следует отметить, что веление права далеко не единственный стимул человеческой активности. Человек нередко поступает вопреки требованиям морали и права. При этом моральные и правовые требования рассматриваются Л.И. Петражицким как абстрактные категории.Между тем роль морали и права зависит не только от моральных и правовых требований как таковых, а главным образом от того, насколько моральные и правовые требования выражают потребности и интересы человека. Если моральные и правовые требования находятся в противоречии с потребностями и интересами, то они не будут оказывать решающего воздействия на поступки человека. Кроме того, преувеличена и роль эмоцийв человеческом поведении. Несомненно, эмоции играют далеко не последнюю роль в человеческой активности, мотивации поступков. Они способны усиливать или уменьшать значение тех или иных побуждений. Однако, они не являются основными стимулами человеческой активности. Подлинными двигателями человеческих действий являются потребности и интересы. Именно они определяют содержание и направленность действий и поступков.П.С. Дагель делит все мотивы преступлений на три группы[4]. В первую группу он включает общественноопасные (низменные) мотивы: 1) антигосударственные мотивы; 2) личные низменные мотивы; 3) религиозные мотивы и мотивы, вытекающие из суеверий. Эти мотивы имеют уголовноправовой характер. Они учитываются при определении уголовной ответственности и назначении наказания.Ко второй группе автор относит общественно нейтральные мотивы, куда включаются такие побуждения, как обида в связи с неправильными действиями потерпевшего или других лиц, стыд, увлеченность, лишенная низменного характера, жалость и сострадание, материальная заинтересованность, лишенная признаков корысти. Эти мотивы не влияют на решение вопросов уголовной ответственности и применение наказания.Третья группа мотивов характеризуется как общественно полезные. Данные мотивы могут учитываться в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность.Следует заметить, что С.П. Дагель перенес оценку поступков людей с точки зрения их вредности для общества на мотивы преступлений. Мотив явление субъективное, связанное с индивидуальными особенностями и установками личности и сам по себе, взятый вне цели и конкретного поведения, не может быть ни общественно опасным, ни общественно полезным. Свою оценку мотив в конечном счете получает от того действия, которое лицо совершило или намеревалось совершить и вряд ли с этой точки зрения можно говорить об общественно полезных мотивах применительно к преступному поведению.Проведенный анализ литературы советского периода показал, что в характеристике мотивов совершения преступления определенное значение придавалось идейнополитическому содержанию, классовому смыслу, характеризующему отношение человека к господствующим в обществе идеям и установлениям, государственному и общественному строю[5]. Эти признаки имели в то время значение для квалификации преступлений.

Выделялись следующие группы мотивов: 1) мотивы классового, идейнополитического характера;2) низменные мотивы, являющиеся различными формами проявления эгоизма; 3) мотивы, лишенные низменного содержания. Мотивы первой группы подчеркивают классовую направленность побуждений, характеризуют отношение лица к государственному и общественному строю, к господствующей в советское время идеологии. Они носили сугубо классовый характер, например, классовая ненависть, классовая месть, стремление подорвать или ослабить основы советского государственного строя и другие.Вторую группу составляют низменные мотивы,которые сохранили свою актуальность среди юристов сегодня и находят свое отражение в судебноследственной практике. К числумотивов данной группы относятсякорысть, хулиганские побуждения, месть, ревность, злоба, ненависть, зависть, тщеславие, сексуальные побуждения, связанные с извращенными потребностями, стремление избежать неприятных последствий, трусость и другие.Мотивы третьей группы, лишенные низменного содержания, характеризуются тем, чтоонивыступают как побудительные причины совершения преступления, но при этомобусловлены,как правило, неправомернымидействиями самого потерпевшегоили другими обстоятельствами личностного или объективного характера. К числу таких обстоятельств можно отнести, например, жалость к потерпевшему, сострадание, т.е. мотивы, обусловленные исключительно сложными личными или семейными отношениями и другие.Кроме того, мотивы принято делить с учетом того, появились ли побудительные стремления случайно или они непосредственно связаны с особенностями личности, входят в ее структуру. С учетом этих оснований мотивы делят наустойчивые и ситуационные. Наиболее характернымив этом отношении являются мотивы ревность, корысть, зависть и др.Ситуационные мотивы возникают под влиянием внешних обстоятельств, возникающих независимо от виновного. Решающую роль здесь играет конкретнаяжизненная ситуация, которая как бы выводит наружу побуждения, явившиеся мотивом совершения преступления. Из выше изложенного следует, что основными мотивами побуждающими человека к совершению преступления являются корысть, месть,зависть, ненавистьи ряд других.Рассмотрим их более подробно. Так, по мнению юристов, корыстькак мотив совершения преступления означает, что в основе побудительных причин общественно опасного деяния лижет стремление получить какуюлибо материальную выгоду, пользу.Чаще всего это такие преступления, как кражи, грабежи, разбои, хищения, мошенничество, а также ряд других должностных преступлений.Однако, не всегда указанная категория преступлений совершается с целью материальной выгоды. Психологами установлено, что зачастую кражи, грабежи, разбои и некоторые другие преступления совершаются для того, чтобы завоевать в авторитет в группе, закрепится в ней, если членство в группе представляется лично значимыми ценным. Таким образом, в большинстве случаев лежат не только корыстные мотивы, но и мотивы самоутверждения личности в глазах престижной (референтной) группы. Кроме того, именно ведущие мотивы совершения преступлений носят неосознаваемый характер. По этой причине многие преступники во многих случаях не могут вразумительно объяснить, почему они совершили преступление.

Так, Ю.М. Антонян, М.И. Еникеев, В.Е. Эминов отмечают, что потребность в самоутверждении –это важнейшая потребность, стимулирующая широкий спектр человеческого поведения. Она проявляется в стремлении человека утвердить себя на социальном, социальнопсихологическом и индивидуальном уровнях.

Утверждение личности на социальном уровне означает стремление к завоеванию социального статуса, т.е. к достижению определенного социальноролевого положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной или общественной деятельности. Утверждение на социальном уровне обычно связано с завоеванием престижа и авторитета, успешной карьерой, обеспечением материальных благ.

Утверждение на социальнопсихологическом уровне связано со стремлением завоевать личный статус, т.е. добиться признания со стороны личностно значимого ближайшего окружения на групповом уровне –семьи, референтной группы (друзей, приятелей, сверстников, коллег по работе и т.д.). Но это может быть и группа, с которой человек не контактирует, но в которую стремится попасть, стать ее членом. В таких случаях преступление выступает в качестве способа его проникновения в подобную группу, достижения признания. Наиболее характерно это для подростков, молодых людей.Утверждение личности на индивидуальном уровне (самоутверждение)связано с желанием достичь высокой оценки и самооценки, повысить самоуважение и уровень собственного достоинства. Достигается это путем совершения таких поступков, которые, по мнению человека, способствуют преодолению какихлибо психологических изъянов, слабостей и в то же время демонстрируют сильные стороны личности. Чаще всего подобное самоутверждение происходит бессознательно. Оно характерно, например, для расхитителей так называемого престижного типа, которые стремятся достичь определенного социального статуса или же сохранить его любым путем, в том числе преступным. Не достижение его, а тем более его утрата означает для них жизненную катастрофу.

«Из названных уровней утверждения» личности именно самоутверждение, по всей вероятности имеет первостепенное значение, стимулируя жажду признания на социальном и социальнопсихологическом уровнях. Самоутверждаясь, человек чувствует себявсе более независимым, раздвигает психологические рамки своего бытия, сам становится источником изменений в окружающем мире, делая его более безопасным для себя. Это дает ему возможность показаться в должном свете и в глазах ценимой им группы, и в глазах общества. Эти признания, взаимно дополняют друг друга, обеспечивают индивиду внутренний психологический комфорт и ощущение безопасности[6].

Самоутверждение распространенный ведущий мотив при совершении изнасилований. Изнасилование –не только удовлетворение сексуальных потребностей, но прежде всегоутверждение своей личности. Субъективные причины связаны в первую очередь с особенностями самовосприятия преступника, с его ощущением, часто на подсознательном уровне, собственной неполноценности, ущербности как мужчины. Часто такое ощущение, переживание принимает жестко фиксированный характер, человек как бы приковывается к объекту фрустрации, от которого он зависим (женщина вообще). Стремление избавиться от этой зависимости и в то же время самоутвердится в мужской роли может толкнуть такое лицо на совершение изнасилования.

Совершение изнасилования и последующее убийство жертвы может быть обусловлено защитной мотивацией. Это имеет место в тех случаях, когда поведение женщины реальное или мнимое, воспринимается преступником как унижающее его мужское достоинство или угрожающее его самовосприятию и оценке себя в мужской роли. К примеру, женщина вступает в сексуальную игру с мужчиной, отводя ему в ней пассивную роль. Женщина готова вести любовную игру только до определенного предела. Мужчина же об этом не знает. Но как только нужный ей предел любовной игры достигается, женщина становится жестокой и неумолимой. Таким своим неожиданно препятствующим поведением она вызывает у мужчины состояние фрустрации. И дело здесь не только в том, что он испытывает сильное сексуальное возбуждение, требующее удовлетворения. Категорический отказ от сексуального сближения воспринимается мужчиной как тяжкое унижение его достоинства, удар по его самооценке, самолюбию, что вызывает у него взрыв ярости[7].Месть как мотив преступления выражает собой стремление получить удовлетворение за причиненное в прошлом зло, обиду, за действия, существенно затрагивающие интересы виновного.Реализация этого мотива может происходить по механизму замещающих действий. Суть этих действий состоит в том, что если первоначальная цель становится по какимлибо причинам недостижимой, то лицо стремится заменить ее другой –доступной. Благодаря «замещающим» действиям происходит снятие нервнопсихического напряжения в состоянии фрустрации. «Замещение» действий,т.е. смещение в объекте нападения, может происходить разными путями.Например, путем «генерализации» или «растекания» поведения, когда насильственные побуждения направлены не только против лиц, являющихся источником фрустрации, но и против их родственников, близких, знакомых и т.д. Поссорившись с одним человеком, адресует свою агрессию близким или родственника этого человека. Кроме того, замещающие действия могут осуществляться путем эмоционального переноса. Например, подросток,ненавидящий своего отчима, портитего вещи и др.

Как и месть, зависть также стремится причинить зло другому человеку. Однако, в отличие от мести, зависть не связана с какимито конкретными действиями потерпевшего, ущемляющими интересы виновного, т.е. обидой. Зависть –исключительно порождение индивидуальных свойств болезненного самолюбия.Поскольку зависть не имеет оснований вовне, не связана с конкретными поступками и действиями другого лица, поскольку она, по общему правилу, носит скрытый характер, что в свою очередь и обуславливает специфику преступлений, совершаемых на ее почве. Нередко зависть лежит в основе таких преступлений как заведомо ложный донос, заведомо ложное показание, клевета и др.Сродни зависти ненависть. В ненависти выражаются чувство неприязни, доходящей иногда до таких пределов, что становится мотивом совершения преступления. Как и месть, ненависть связана со стремлением причинить зло другим людям. Однако, в отличие от мести, возникновение ненависти не всегда связано с какимито ко

e-koncept.ru

1. Понятие мотива преступления

Содержание

Введение

1. Понятие мотива преступления

2. Классификация мотивов преступного поведения

3. Значение мотива преступного поведения для определения формы и объема вины

4. Влияние мотивов на определение степени вины в совершении преступления

Заключение

Список литературы

Приложение 1

Введение

В уголовно-правовой теории Гегеля (1770-1831) преступление есть проявление воли отдельного лица. Преступник же — не просто объект карательной власти государства, а субъект права, который наказывается в соответствии с совершенным преступлением[1] . Вопрос уголовной ответственности в отношении лица, совершившего преступление, рассматривается Гегелем, по существу, в сфере абстрактного права. Гегель утверждает, что воля и мышление представляют собой нечто единое, так как воля не что иное, как мышление, превращающее себя в наличное бытие. При этом наличность разума и воли, по утверждению философа, является общим условием вменения. Вменяемость же как свойство лица, совершившего преступное деяние, состоит в утверждении, что субъект как мыслящее существо знал и хотел[2] . Невменяемость субъекта по Гегелю определяется тем, что само представление лица находится в противоречии с реальной действительностью, т. е. характер совершенного действия не осознается им[3] .

Структурную основу состава преступления составляет совокупность его элементов, которая включает объект, объективную сторону, субъект, а также субъективную сторону[4] . Вместе с тем А. Н. Трайнин высказывал мнение, что субъект преступления не может рассматриваться в системе элементов состава преступления, так как человек не является элементом совершенного им преступного деяния. Где нет человека — виновника преступления, писал он, там не может быть и самого вопроса о наличии или отсутствии состава, более того, где нет вменяемого человека, достигшего законом установленного возраста, там отсутствует и вопрос об уголовной ответственности, и вопрос о самом составе преступления[5] .

В соответствии с данными психологии все действия человека обусловлены определенными мотивами и направлены на определенные цели. Это в полной мере касается и уголовно-правового поведения. Не случайно уголовно-процессуальное законодательство включает мотивы преступления в число обстоятельств, составляющих предмет доказывания (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Пленум Верховного Суда РФ в постановлениях «О судебном приговоре», «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» и др. подчеркивал необходимость установления мотивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами совершения преступления.[6]

Субъективная сторона преступления — это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психологическое содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. Субъективная сторона преступления характеризует процессы, протекающие в психике виновного, и непосредственному восприятию органами чувств человека не поддается. Она познается только посредством анализа и оценки поведения правонарушителя и обстоятельств совершения преступления. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель.

Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение, вытекающее из значения состава преступления.

Во-первых, как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствий без вины, неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст. 115 УК РФ), а также предусмотренное нормой уголовного права деяние, но совершенное без указанной в этой норме цели (ст. 158—162 УК РФ) или по иным мотивам, нежели указаны в законе (ст. 153-155 УК РФ).

Во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам. Так, преступления, предусмотренные ст. 105 и 109, различаются только по форме вины; самовольное оставление части или места службы военнослужащим (ст. 337 УК РФ) отличается от дезертирства (ст. 338 УК РФ) только по содержанию цели.

В-третьих, вид и направленность умысла, вид неосторожности, характер мотивов и целей в значительной мере определяют степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в ст. 61, 63 и 64 УК РФ.[7]

Актуальность темы курсовой работы заключается в следующем: мотив имеет большое значение в уголовном праве для квалификации преступлений и определения пределов уголовной ответственности. Мотив преступления учитывается при решении вопроса о тяжести преступления (его классификации), квалификации содеянного, назначении вида и размера наказания.

Целью настоящей работы является

Для достижения поставленной цели автором решены следующие задачи:

1) Дать определение понятию мотив преступления;

2) Раскрыть классификацию;

3) Рассмотреть значение мотива преступного поведения для определения формы и объема вины;

4) Охарактеризовать влияние мотивов на определение степени вины в совершении преступления.

В курсовой использованы Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, а также учебные материалы следующих авторов: Батычко, Белокуров, Брайнин, Епихин, Прохоров, Трайнин, Рарог и др.

1. Понятие мотива преступления

Отрицательные особенности личности не прямо порождают недостойные акты поведения. Между относительно устойчивыми особенностями личности и отрицательным результатом располагается еще целый ряд психологических новообразований. К их числу относится цель противоправного поведения. Она формируется следующим образом.

Личность обладает рядом потребностей – материальных (в пище, одежде, жилище, принадлежностях туалета, средствах передвижения и пр.) и духовных (творческие, читательские и пр.). Каждая потребность – это нужда в чем-то, которая осознается в виде желаний, стремлений, интересов. Факт осознания потребности как бы включает механизмы, осуществляющие поиск предмета и условий, необходимых для ее удовлетворения.

Обычно осуществляется несколько вариантов удовлетворения потребности. Но личность, исходя из своих интеллектуальных, нравственных, эмоциональных, волевых и физических качеств, останавливает свой выбор на одном из вариантов. Цель проведения сформирована. Это значит, что человек знает, что он хочет.

Цель не исчерпывает еще всех психологических компонентов поведения. Если солдат ушел в самовольную отлучку, целью может быть встреча с девушкой. Но мы еще не знаем, почему он добивается этой цели незаконным путем, не знаем мотива поведения. Мотив – это осознанная и прочувствованная личностью потребность, это эмоционально окрашенная мысль, побуждающая к данному поведению. Если цель отвечает на вопросы: «Что собирается делать человек?», то мотив объясняет, почему избрана данная цель, а не какая-либо иная. Можно, по-видимому, утверждать, что мотив – это мысленное обоснование человеком для самого себя необходимости или допустимости данного поведения.

Некоторые преступления совершаются без видимых целей и мотива, тем более без заранее разработанного плана. Происходит это по различным причинам.

Немотивированные и бесцельные преступления возможны как следствие крайне импульсивного поведения людей, сильно увлекающихся, эмоциональных, а нередко слабовольных, не способных достаточно четко контролировать свои поступки. Такое поведение может объясняться и конформностью личности, то есть сильной подверженностью к посторонним влияниям (особенно в групповых нарушениях).[8]

В юридической литературе много внимания уделялось вопросу о мотивах и целях преступления: их понятию, связи с виной и ее отдельными формами, классификации, юридическому значению и некоторым иным аспектам. Однако большинство ученых вольно или невольно смещали акценты в плоскость мотивированности человеческого поведения вообще, уходя от уголовно-правового ас­пекта. Более того, отдельные исследователи пытались доказать, что стремление дать правовое определение мотива (как и цели) является искусственным и ненаучным. В настоящее время рас­пространено мнение, что мотивы и цели существуют и должны устанавливаться в любых преступлениях, независимо от того, со­вершены они умышленно или по неосторожности, а также от то­го, введены ли мотив и цель в число признаков состава соответ­ствующего преступления.[9]

Мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица намерение совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.[10]

Не­сколько десятилетий назад в отечественной науке уголовного пра­ва в определении мотива постоянно подчеркивалось, что таковым является осознанное побуждение. Но с тех пор и психологическая наука, и правоведение признали, что «мотивы могут иметь как осознанный, так и подсознательный (неосознанный) характер».[11]

Иначе говоря, это источник действия, его внутренняя движущая сила, обусловленные потребностями и интересами побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление. При этом потребности человека следует рассматривать как все то, что необходимо для нормальной жизнедеятельности человека, но чем он в данное время не обладает (Узнадзе Д.Н. С. 394). Потребности, присущие человеку, могут быть интеллектуальными, моральными, эстетическими и др.

mirznanii.com

Курсовая Мотивы и цели совершения преступления

Содержание

Введение...................................................................................................................2

1. Понятие мотива преступления...........................................................................4

2. Понятие целей преступления.............................................................................7

3. Классификация и значение мотивов и целей преступления.........................11

Заключение.............................................................................................................16

Список литературы................................................................................................18

Введение

Значение мотива и цели в человеческом поведении вообще и общественно опасном поведении, в частности, многообразно и многопланово. Это именно те признаки, через которые прослеживаются все связи и отношения, характеризующие конкретную личность и совершенные ею действия.

Во всех случаях, когда хотят установить действительные причины поступка, выяснить истину по делу, стремятся к выяснению мотивов. Ведущая роль мотива обусловлена характером и спецификой человеческого поведения, а именно – его избирательностью и целенаправленностью.

Проблема установления и выяснения мотива и целей – проблема многоплановая, многоаспектная. Она находится на стыке многих наук, в особенности, психологии, философии, социологии, права и ряда других. Многоаспектность и делает эту проблему чрезвычайно сложной и, вместе с тем, перспективной.

В связи с этим, очень важным является понять, что же такое мотив и цель преступления. Поскольку неоднозначность понятия, разброс мнений ведут к тому, что возникают реальные проблемы на практике при решении различных уголовно-правовых вопросов.

Как верно замечает Б.Д. Овчинников, «психологическая структура волевого поведения в качестве одного из основных побудительных звеньев включает мотив, природа которого еще недостаточно изучена. Ни в психологии, ни в юридической науке до сих пор не дано полного и четкого определения мотива»1. То же самое можно сказать и в отношении цели преступления.

Актуальность темы курсовой работы заключается в том, что в целом, понятия мотива и цели как элементов субъективной стороны преступления в уголовно-правовой науке до сих пор носят дискуссионный характер. Ситуацию усугубляет тот факт, что в отличие от вины, понятие мотива и цели нормативно не закреплены в тексте УК РФ2, что создает благоприятную почву для научных дискуссий, но не способствует единообразному толкованию и применению уголовно-правовых норм.

Объектом курсовой работы являются мотив и цель совершения преступления.

Предметом курсовой работы являются положения современного и ранее действующего отечественного, а также зарубежного законодательства и судебная практика.

Основной целью выступает установление природы целей и мотивов преступления.

В соответствии с целью были сформулированы следующие задачи:

- рассмотреть понятие мотива преступления;

- изучить понятие целей преступления;

- разобраться в вопросе классификации мотивов преступления;

- выявить значение мотивов и целей преступления.

1. Понятие мотива преступления

По своей природе мотив (как и цель) являются психологическими категориями. Поэтому в юридической литературе не первый год дискутируется вопрос о том, применять ли для целей уголовно-правового регулирования понятие «мотива» и «цели», выработанное психологией, или же в рамках уголовно-правовой науки разрабатывать свое «собственное» понимание мотивов и целей. В уголовно-правовой науке продолжает оставаться спорным вопрос: необходимо ли создавать особое уголовно-правовое понятие мотива или рассматривать его в том смысле, в каком он понимается в психологии? Между этими подходами нет серьезных противоречий. Понятие мотива и цели в психологии и уголовном праве должно соотноситься как общее и специальное. При выявлении содержания терминов «мотив» и «цель» юристам следует в полной мере воспользоваться разработками психологической науки, но в то же время выявлять их особенности как специальных юридических терминов, применяемых в особой сфере правового регулирования. «Диалектика взаимоотношения психологического и уголовно-правового понятия мотива очень проста – отмечает Б.С. Волков3. - Она выражает соотношение общего и частного, рода и вида».

Понятие мотива в научной литературе носит дискуссионный характер. В тексте УК РФ нормативно определяется только вина (ст.ст. 25-27 УК). Дефиниции мотива и цели не нашли законодательного воплощения в УК РФ, что создает серьезные трудности в уточнении их понятия. Традиционно под мотивом понимают то, что, отражаясь в голове человека, побуждает его совершить преступление. Некоторые ученые называют мотивом внутреннее побуждение, толкающее нарушителя на совершение преступления, вызывающее решимость совершить поступок. Другие считают, что мотив – это внутренняя сила, порождающая волевой процесс и движущая индивидом в его сознательной деятельности.

Я.М. Брайнин полагает, что «мотив преступного деяния с точки зрения уголовного права, есть чувство (переживание), превратившееся в стимул к виновному поведению»4. По мнению Н.И. Загородникова, мотив представляет собой «определенного рода психическое состояние человека, которое побудило его к совершению общественно опасного деяния»5. И.Г. Филановский относит к мотиву преступления «осознанный и конкретно опредмеченный интерес, побудивший к совершению общественно опасного деяния»6.

Приведем еще два определения: «Мотив преступления – это осознанное побуждение (стремление) к совершению конкретного целенаправленного поступка (волевого акта), представляющего общественную опасность и предусмотренную уголовным законом в качестве преступления». «Мотив преступления – это обусловленное определенными потребностями осознанное побуждение, стимулирующее субъекта к совершению преступления и проявляющееся в нем»7.

Несмотря на различия в дефинициях, практически все авторы выделяют «побудительную» функцию мотива, то есть сходятся во мнении, что мотив является своеобразным «толчком», побуждением к действию. Не случайно этимологически слово «мотив» происходит от латинского movere (moveo, motum) – «двигать», «двигаю», «двигатель». В Толковом словаре В. Даля мотив определяется как побудительная причина8.

Например, Архипов осужден по п. «д» ст. 105 УК РФ. Он признан виновным в том, что находясь в состоянии опьянения, из ревности кухонным ножом совершил убийство своей жены. Из материалов дела видно что, Архипов постоянно преследовал свою жену на почве ревности. Итогом этого преследования стало совершенное преступление. В данном примере ревность является мотивом преступления. Она постоянно двигала Архипова на совершение преступления9.

Таким образом, общеупотребительное значение термина «мотив» - это побудительная причина действий человека. Не случайно в тексте УК РФ термин «мотив» заменяется в ряде случаев на «побуждения», «заинтересованность» и т.д. Например, в п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрена ответственность за убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, в п. «и» ч. 2 ст. 105 УК за убийство из хулиганских побуждений, в п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести и т.д. В основе любого мотива лежит определенная потребность или система потребностей, а уже на этой основе возникают интересы, привычки, убеждения, то есть все то, что в конечном итоге проявляется в началах, побуждающих человека к предметному действию.

Некоторые авторы прямо отождествляют мотив и потребность. Например, Л.Д. Гаухман пишет10: «Под мотивом преступления имеется в виду побудительный стимул, источник активности человека. Представляется, что отождествлять потребности, побуждения, желания, интересы, с одной стороны, и мотивы поступков – с другой, не совсем верно. Любое побуждение человека может быть реализовано самыми различными путями и средствами – законными и незаконными. Правы те авторы, которые утверждают, что желание (побуждение) как переживание потребности отделено от его удовлетворения (при волевом поведении) процессом обсуждения, выбора одного из путей. Поэтому психологическое содержание мотива должно связываться с суждениями, которые являются предпосылкой определенного решения и его обоснования. То есть мотив поступка представляет собой суждение, обосновывающее субъективную и объективную возможность удовлетворения потребности именно данным (а не другим) путем, способом».

Большинство авторов в качестве главного признака мотива подчеркивают его осознанность11. Однако встречаются отдельные мнения, что мотив – это неопределенное, неосознанное влечение, выступающее исходным побуждением к действию12. Правы те авторы, которые утверждают, что мотив характеризуется не только чувственно-эмоциональным, но и интеллектуальным, то есть «осознанным» характером. Можно сказать, что мотив по своей сути является результатом оценки целей и способов действия по их приемлемости или неприемлемости для конкретного человека. Знание мотива позволяет понять, почему человек поступил именно таким, а не иным образом, почему из множества вариантов поведения выбрал именно этот, а не другой. Таким образом, мотив как психическое явление носит не только эмоциональную, но и интеллектуальную «окраску», относясь к психическим побудительным силам интеллектуального характера.

2. Понятие целей преступления

В психологической и юридической литературе принято сводить цель к тому, что конкретное лицо стремится достичь своим поступком. Будучи по существу верным, это определение все же нуждается в некотором уточнении. Фактические последствия часто шире цели, ибо достижение цели субъект видит, как правило, в реализации одного из возможных вариантов поведения. Поэтому цель заключается в представлении о направленности действия, о его конкретном желаемом результате. Цель побуждает человека к активности, является идеальным основанием поведения индивида именно потому, что она суть представление о желаемом результате поступка. Необходимо отметить, что понятия цели и результата не всегда четко различаются. Цель - это идеальный образ, представление о желаемом результате, а результат есть фактически наступившее последствие. Но цель, будучи психическим явлением, связана с представлением о различного рода результатах, как внешних по отношению к внутреннему миру человека объективных материальных явлениях, так и субъективных психических явлениях эмоционального характера (например, с переживанием удовольствия13). От того, ставится целью приобретение материальных ценностей или получение эмоционального удовлетворения, ее психологическое содержание и формы не меняются. Цель всегда желанна, а ее достижение вызывает восстановление ранее утраченного психического равновесия, устранение психического напряжения, беспокойства, обусловленных возникшей потребностью.

В статьях Особенной части УК содержатся указания на цель преступления. Например, о цели как об основном признаке преступления говорится в ст. 187 УК, предусматривающей ответственность за изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. Во многих статьях определенная цель выступает в качестве квалифицирующих деяние признаков. Так, торговля несовершеннолетними признается тяжким преступлением, если она осуществляется, например, в целях изъятия у несовершеннолетнего органов или тканей для трансплантации (п. «ж» ч. 2 ст. 152 УК). Указания на мотивы и цели преступления содержатся и в Общей части УК. В этих случаях они имеют определенное уголовно-правовое значение. Например, цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений указана в ч. 4 ст. 35 УК при определении признаков преступного сообщества (преступной организации). В статье же Особенной части предусмотрена ответственность за организацию преступного сообщества (ст. 210 УК). При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков преступного сообщества необходимо обращаться к ч. 4 ст. 35 УК. Одним из признаков обоснованного риска как обстоятельства, исключающего преступность деяния, законодатель называет определенную цель - достижение общественно полезной цели (ст. 41 УК). Являясь факультативными признаками субъективной стороны, мотивы и цели расцениваются законодателем как смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства. Например, мотив сострадания (п. «д» ст. 61 УК), цель сокрытия или облегчения совершения преступления (п. «е» ст. 63). Устанавливая возможность при исключительных обстоятельствах назначения виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершенное им преступление, законодатель в первую очередь говорит о необходимости учета цели и мотивов преступления (ст. 64 УК).

Следует отметить, что в русском языке слово «цель» в переносном смысле трактуется как «то, к чему стремятся, что хотят осуществить»14. В философском аспекте цель является элементом поведения и сознательной деятельности человека, который предвосхищает результат деятельности и средства его достижения. К сожалению, в юридической криминалистической науке нет специальных монографических исследований, посвященных целям преступлений. Данная проблема рассматривается лишь попутно при изучении других уголовноправовых понятий и институтов, например мотивов преступной деятельности, вины, ориентации и установок личности.

Как психологическая категория цель наиболее тесно связана с мотивом. В то же время мотив и цель - не тождественные понятия. Они характеризуют различные стороны преступного процесса. Мотив отвечает на вопрос «почему человек совершает то или иное действие?», цель же - «для чего оно совершается?». Цель определяет направленность действия, она характеризует больше деяние, нежели личность. По мнению Ф. Г. Гилязева, цель выполняет стратегическую функцию применительно к совершаемому действию15.

Поставленная индивидом цель не только направляет деятельность, но часто выступает источником ее устремленности и активности. В этих случаях цель может служить в качестве побуждающего фактора, она как бы сливается с мотивом, выполняет его функции. Однако в подобных ситуациях она не заменяет мотива, а только усиливает его, делает более динамичным. И если мотив, намерение побуждает к действию, то цель определяет вариантность действий, с помощью которых можно удовлетворить возникшее побуждение. В плане же обратной связи, избирая из нескольких вариантов поведения один, представляющий общественную опасность и противоправность, субъект может ставить перед собой самые различные цели и по-разному их осознавать. С учетом того, что цель направляет действие лица в условиях социальной действительности и ориентирует его на конкретные общественные отношения, она сама получает ту или иную социальную окраску, значимость и оценку. Поэтому-то цель изучают, исследуют не только психологи при рассмотрении психического механизма зарождения и осуществления деятельности, но и юристы, которых интересуют социальный аспект этого механизма и самой деятельности, их оценка личностью, совершившей общественно опасное деяние.

Цель не только направляет деятельность, но и предопределяет систему средств, способов, с помощью которых осуществляемая деятельность должна привести к желаемому результату. Правильно отмечено, что цель как закон определяет способ и характер действий человека. Цель, определяя этапы деятельности, выступает как системообразующее начало. Она может приводить действия человека в некую систему, предполагающую последовательность каких- то операций (действий, поступков). Это исключительно важное обстоятельство принимается во внимание уголовным правом, например при отграничении единых сложных преступлений от множественных преступлений.

Цель может быть благая - улучшить материальное положение своей семьи. А вот достичь ее можно по-разному: честно заработать, украсть, совершить бандитское нападение и т.п. При совершении преступления возможно также и стремление к достижению целей, не имеющих преступного характера. Например, К., П., Г., и З. осуждены за хищение государственных денежных средств в крупном размере по предварительному сговору группой лиц. Как видно из материалов следствия К., П., Г., и З. были вынуждены совершить преступные действия с целью получения материалов для строительства жилья для работников совхоза, который остро нуждался в металлических трубах для монтажа водо- и теплоцентрали, однако получить их в плановом порядке совхоз не мог. В данном примере в цели хищения нет корысти, так как средства были истрачены для приобретения материалов, для улучшения жилищных и производственных условий рабочих совхоза, следовательно, данная цель не имеет преступного характера16. В подобных условиях общественно опасными являются не сами цели, а избранные лицом пути их достижения.

3. Классификация и значение мотивов и целей преступления

Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей, Этому вопросу уделено определенное внимание в теоретической литературе. Некоторыми учеными мотивы и цели классифицируются по их характеру (например, ревность, месть и т.д.). Однако такая классификация, важная с точки зрения установления фактического содержания преступления, не имеет существенного уголовно-правового значения. Точно так же не оказывает заметного влияния на уголовную ответственность и классификация, основанная на признаке устойчивости (ситуативные и личностные). Наиболее практически полезной представляется классификация, базирующаяся на моральной и правовой оценке мотивов и целей.

С этой точки зрения все мотивы и цели преступлений можно подразделить на две группы17: низменные и лишенные низменного содержания.

К низменным следует отнести те мотивы и цели, с которыми закон связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части УК, оценивая их как обстоятельства, отягчающие ответственность, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах преступлений как квалифицирующие признаки, а также в качестве необходимого условия уголовной ответственности. Низменными следует признать такие мотивы, как корыстные (п. 3 ст. 39, п. «а» ст. 102 УК), хулиганские (п. «б» ст. 102 УК), кровная месть (п. «к» ст. 102 УК), связанные с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга (п. «в» ст. 102 УК), национальная, расовая или религиозная вражда (ст. 74 УК) и т.п. К низменным целям относится: цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е» ст. 102 УК), корыстная (ст. 124, ст. 125 УК) и т.п. Все прочие мотивы и цели, с которыми закон не связывает субъективное основание уголовной ответственности или ее усиление, относятся к не имеющим низменного содержания.

Помимо этих двух групп мотивов и целей некоторыми криминалистами выделяется еще и группа мотивов и целей общественно полезного характера18. Представляется, что ни мотив, ни цель, которые послужили психологической основой уголовно-противоправного деяния, не могут рассматриваться как общественно полезные. Поэтому классификация, исходящая из наличия двух групп мотивов и целей, всеобъемлющая.

Цели могут быть различными. Их можно, точно так же как и мотивы, классифицировать. Еще И. Кант различал технические, прагматические и категорические цели. С учетом социального свойства цели могут быть социально полезными, вредными или нейтральными. По признаку определенности цели можно подразделить на определенные (конкретные) и неопределенные (неконкретные)19.

Возможность достижения помогает выделить достижимые (реализуемые) и недостижимые (нереализуемые) цели. Учитывая вероятность осуществления намеченных целей, можно указать на реальные и абстрактные цели. С позиций временной характеристики достижения целей они могут быть ближайшими, отдаленными и перспективными. Степень опосредования цели интеллектуальными моментами позволяет выделить прямые и опосредованные цели. С точки зрения завершенности цели можно определить как начальные, промежуточные и конечные. Моральный, нравственный аспект служит критерием деления целей на возвышенные, благородные и ничтожные, низменные.

Можно привести классификации целей и по другим основаниям20. Наиболее распространенной, но, к сожалению, не выделяемой в науке уголовного права является классификация целей по направленности определяемых ими действий: цели, в рамках достижения которых осуществляются действия, направленные против интересов государства, собственности, политических, трудовых прав и свобод граждан и т. д.

Мотив и цель могут иметь различное уголовно-правовое значение в зависимости от того, насколько важным сочтет их законодатель в том или ином конкретном составе преступления. Как и другие факультативные признаки состава преступления, мотив и цель могут играть троякую роль21.

Во-первых, они могут превращаться в обязательные признаки, если законодатель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необходимого условия уголовной ответственности. Так, мотив корыстной или иной личной заинтересованности - обязательный признак субъективной стороны злоупотребления властью или служебным положением, а цель завладения чужим имуществом - обязательный признак разбоя.

Во-вторых, мотив и цель могут изменять квалификацию, т.е. служить признаками, при помощи которых образуется состав того же преступления с отягчающими обстоятельствами. В данном случае они не упоминаются законодателем в основном составе преступления, но с их наличием изменяется квалификация и наступает повышенная ответственность. Например, похищение человека из корыстных побуждений повышает степень общественной опасности этого преступления и рассматривается как его квалифицированный вид (ч. 2 ст. 125 УК).

В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголовную ответственность, если они не указаны законодателем при описании основного состава преступления и не предусмотрены в качестве квалифицирующих признаков. Так, совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений согласно п. 3 ст. 39 УК выполняет роль отягчающего обстоятельства при назначении наказания за любое преступление. Напротив, совершение преступления по мотивам предотвращения общественно опасного посягательства, хотя и с превышением пределов необходимой обороны, признается обстоятельством, смягчающим ответственность за любое преступление (п. 6 ст. 38 УК).

Мотивы преступления могут в отдельных случаях служить исключительными смягчающими обстоятельствами и в этом качестве обосновать назначение наказания ниже пределов, установленных санкцией применяемой статьи Особенной части УК, либо лечь в основу решения об освобождении от уголовной ответственности или от наказания. Отождествление мотива с побуждением и отсутствие определения психологического содержания мотива приводит к недостаточной дифференциации понятий мотива и цели. То, что у одних авторов именуется мотивом (побуждением)22, у других - называется целью23. Иногда эти понятия считают вообще равнозначными. Иллюзия отсутствия существенной разницы между данными понятиями, вызванная сходством побудительной функции мотива и цели, принимаемым за совпадение их содержания, свойственна не только юристам, но и философам.

Многие юристы полагают, что в простых преступных действиях цель и мотив совпадают, а в более сложных - мотивы несколько отклоняются от цели24. При обосновании поступка цель, разумеется, должна осознаваться субъектом, и мотив как приемлемое для субъекта суждение, оправдывающее постановку желаемой цели, не может быть сформулирован без четкого представления о ней. В действительности же мотив никогда не совпадает с целью, поскольку эти явления имеют различное психологическое содержание.

Заключение

Мотив, цель преступления, а также вина в форме умысла либо неосторожности образуют субъективную сторону преступления в соответствии с действующей доктриной уголовного права. При конструировании составов отдельных преступлений законодатель также оперирует этими понятиями. При этом термин «мотив» заменяется в ряде случаев на «побуждения», «заинтересованность» и т.д. Например, в п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрена ответственность за убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, в п. «и» ч. 2 ст. 105 УК за убийство из хулиганских побуждений, в п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести и т.д. Вместе с тем в тексте закона определяется только вина (ст. ст. 25 - 27 УК). Дефиниции мотива и цели не нашли законодательного воплощения.

В специальной литературе отмечается, что, хотя мотив и цель имеют много общего, они не тождественны. Эту мысль разделяют все авторы без исключения. Однако при комментировании отдельных статей УК, в которых признаком состава выступает цель преступления, иногда эти два понятия отождествляются. Так, высказывается мысль о том, что хищение совершается с корыстным мотивом. В примечании к ст. 158 УК РФ субъективная сторона кражи представлена корыстной целью.

Безусловно, в большинстве случаев мотив хищения корыстный. Но при этом не следует исключать и иных мотивов. Если лицо действует из «благих» побуждений, но при этом преследует в том числе и цель незаконного обогащения третьих лиц, то, на наш взгляд, содеянное при наличии остальных признаков хищения следует квалифицировать по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против собственности. Причем это правило подлежит распространять не только на соучастников преступления, но и на лиц, совершивших хищение единолично.

Аналогичные суждения высказываются в комментариях к иным статьям, в которых в качестве признака состава преступления предусмотрена цель25. Представляется, что отождествление двух различных элементов субъективной стороны преступления вряд ли допустимо. Замена цели мотивом при толковании закона приводит к «декриминализации» деяний. Ведь если есть корыстный мотив, то обязательно присутствует и корыстная цель. Обратное, вообще говоря, неверно. Если лицо преследует корыстную цель, то это еще не значит, что оно действует из корыстных побуждений. В перспективе законодателю следует закрепить определения соответствующих понятий, характеризующих субъективную сторону преступления.

Вторая проблема формально - логического характера, связанная с установлением мотива преступления, на которую необходимо обратить внимание при исследовании предписаний Особенной части, касается некоторых традиций толкования. Речь идет о необходимости специальных побуждений в некоторых случаях даже при отсутствии законодательно закрепленного требования их наличия. Взять, например, хулиганство. В соответствии с ч. 1 ст. 213 УК оно определяется как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. Как видно, мотив преступления в УК не конкретизирован, что дает все основания предположить возможность совершения хулиганства и из иных побуждений, например, в связи с неприязнью к потерпевшему26.

Список литературы

  1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская газета. 1993. № 237.

  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 30.12.2008) // СЗ РФ. - 1996. - № 25.

  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 30.12.2008) // СЗ РФ. - 2001. - № 52.

  4. Басова Б.Т. Мотив как обязательный признак субъективной стороны должностных преступлений // Российский судья. - 2004. - № 11.

  5. Брайнин Я.М. К вопросу о составе преступления как основании уголовной ответственности по советскому уголовному праву // Государство и право. - 1990 - № 7.

  6. Венедиктов С.А. К вопросу о генезисе понятий «мотив» и «цель» в уголовном праве и криминологии // Юрист. - 2007 - № 1.

  7. Волков Б.С. Мотивы преступлений. - Казань, 1992.

  8. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. - М., 2007.

  9. Гилязев Ф.Г. Проблемы субъективной стороны преступления. Социально-психологические и уголовно-правовые черты. - Уфа, 1990.

  10. Даль В.И. Большой толковый словарь русского языка. - М., 2010.

  11. Загородников Н.И. Русское уголовное право. - М., 2004.

  12. Запорожец А.В. Психология действия. - М., 2000.

  13. Иванов Н.Г. Мотив преступного деяния. - М., 2007.

  14. Ивченко О.С. Проблемы мотива и цели убийства в уголовном праве России. - М., 2002.

  15. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 2001.

  16. Максимов С.В. Цель в уголовном праве. - Казань, 2008.

  17. Мальцев В. Ответственность за хулиганство // Законность. - 2000 - № 7.

  18. Нуркаева Т.Н. Мотив и цель преступления, их соотношение. - Уфа, 2000.

  19. Овчинников Б.Д. К определению понятий мотива и цели // Законность. - 2001 - № 15.

  20. Петин И.А.Мотив и цель как сущностные критерии поведения индивида и вменения преступного вреда // Российский следователь. - 2008 - № 6.

  21. Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления. - М., 2006.

  22. Скляров С.В. Мотивы индивидуального преступного поведения и их уголовно-правовое значение. М., 2007.

  23. Торхашев Т.А. К вопросу о содержании понятия «мотив преступления // Российский следователь. - 2008 - № 18.

  24. Филановский И.Г. Мотивы и цели преступлений // Законность. - 1998 - № 2.

  25. Чекалин А.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М., 2008.

  26. Щепельков В. Соотношение мотива и цели преступления // Законность. - 2001 - № 4.

  27. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 августа 2006 г. № 444-П06 // Бюллетень ВС РФ. - 2007. № 1.

  28. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 5 июля 2008 г. № 341-П08 // Бюллетень ВС РФ. - 2008. № 12.

  29. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000.

Ссылки (links):
  • http://www.pravoteka.ru/enc/3413.html
  • http://www.pravoteka.ru/enc/4754.html
  • http://www.pravoteka.ru/enc/6146.html
  • http://www.pravoteka.ru/enc/1679.html
  • bukvasha.ru

    Мотивы совершения преступлений

    Тяжелое материальное положение сокращает возможности подростков для удовлетворения своих интересов и желаний, что часто толкает несовершеннолетних на совершение преступлений. Недостаток средств для приобретения каких-либо вещей они восполняют противоправным способом.

    Для несовершеннолетних осужденных характерны такие преступления, как изнасилования, кражи, грабежи, разбои, убийства, телесные повреждения, нарушения правил безопасности движения, вымогательство, угон автотранспортных средств. Мотивами совершения корыстных преступлений являются следующие побуждения: желание завладеть ценной вещью, потребность иметь собственные деньги для приобретения вещей, радиоаппаратуры, мотоцикла и т. д. В основе этих преступлений лежит желание не отстать от моды, иметь то же, что и сверстники, хотя и добытое преступным путем. Наиболее распространенные мотивы совершения насильственных преступлений: жажда мщения, проявление «мужских» качеств, «закалка воли», «рисковать и ничего не бояться», «не быть белой вороной» и т. п. Многие преступления совершаются «в ответ на обиду», «чтобы не подвести друзей», «доказать друзьям». В числе мотивов рецидивов (повторных преступлений) встречаются такие, как «пострадавшие не оказывали сопротивления», «появилось чувство уверенности», «хороший сбыт похищен

    ного», «руководство опытного вожака» [см. 30 — с. 167].

    Подавляющая часть тяжких преступлений, имеющих характер немотивированной жестокости, таких как убийства, хулиганство, тяжкие телесные повреждения, совершается подростками в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Совершение преступлений в таком состоянии считается отягчающим вину обстоятельством. Выявлено, что подавляющая часть осужденных стали рано курить, употреблять спиртные напитки, чему способствовал пример взрослых, в том числе и родителей, а также по примеру друзей вдыхать пары токсичных средств, применять наркотики [см. 26 — с. 49].

    Часть преступлений совершается несовершеннолетними совместно со взрослыми. Такие преступления обычно готовятся заблаговременно. Взрослый преступник надеется, что в случае разоблачения подросток возьмет на себя вину из-за «чувства товарищества» и клятвы, уверяет его, что в случае судебного разбирательства ему дадут небольшой срок, условное осуждение или отсрочку приговора. Стремясь к независимости и самостоятельности, но неготовые к этому, подростки легко поддаются внушению и психологическому воздействию антиобщественных элементов. То, на что несовершеннолетний не решился бы в одиночку, становится реальностью в группе.

    Часть подростков, совершая преступление, расценивает это как озорное действие. Они не видят грани, где нарушение переходит в преступление. По проведенным опросам, лишь 50% несовершеннолетних осужденных знали, что совершают преступление, 20% — предполагали, а остальные не знали и даже «не задумывались». Подавляющая часть из последней категории правонарушителей расценивают свое нарушение как проявление отваги, силы и смелости.

     

    truport.ru