Миноритарии и мажоритарии: возможен ли баланс интересов? (Кирсанов А.Н.). Миноритарий и мажоритарий


Как миноритарии и мажоритарии могут оказывать влияние на работу компании

Фото: Коньков Сергей

Cтарший юрист Pen&Paper Владимир Авилкин о том, как миноритарии и мажоритарии могут оказывать влияние на работу компании.

Когда поднимается вопрос о балансе интересов миноритариев и мажоритариев в корпорации и ответственности мажоритариев за их решения и указания, важно помнить, что и те и другие интересы всегда онтологически должны совпадать с интересами самой корпорации. Она создана для извлечения прибыли, которая распределяется среди акционеров. Из этого следует, что и мажоритарии, и миноритарии должны способствовать ее финансовому процветанию.

На практике не всегда акционеры могут прийти к согласию по всем вопросам управления, включая одобрение тех или иных сделок. При этом возможность оказывать влияние на деятельность корпорации у акционеров различна. Мажоритарии реально могут определять поведение корпорации, формируя выборные органы управления, обеспечивая принятие удобных для них корпоративных решений. Миноритарии такими возможностями похвастаться не могут.

Это положение, в силу которого мажоритарии фактически управляют корпорацией, а миноритарии, по сути, выступают соинвесторами, вполне экономически оправданно и законно. Но было бы несправедливым освободить мажоритариев от ответственности за принятые ими решения и отданные обязательные указания, если таковые не одобрялись миноритариями и причинили убытки корпорации.

Защитить интересы миноритариев призвана новелла Гражданского кодекса РФ — статья 53.1. С ее вступлением в силу в мае 2014 года они получили право на иск о взыскании убытков с любых лиц, обладающих правом определять действия корпорации, если эти действия были неразумными и недобросовестными, совершались по указанию контролирующих лиц.

К примеру, мажоритарий проголосовал на собрании акционеров за одобрение чрезмерно рискованной сделки, которую рядовой предприниматель не совершил бы при таких же обстоятельствах, опасаясь убытков. Если в итоге корпорации не причинен убыток, то мажоритарий оказался прав в том, что пошел на риск. Но если убыток понесен, то будет справедливым возложить обязанность по его компенсации именно на мажоритария, который, по сути, и продвинул решение или дал указание, невзирая на протест миноритарных акционеров.

Подход справедливый: акционер, принимая участие в корпоративном управлении, свои действия должен соотносить с принципами разумности и добросовестности. Важным является и то, что указанный способ защиты дополняет уже известные ранее права. По-прежнему у акционеров сохраняется право оспаривать решения общих собраний акционеров и совершенные корпорацией сделки, просить суд применить реституцию.

Возможность взыскания убытков с лиц, фактически определяющих действия корпорации, обеспечивает дисциплину принятия корпоративных решений и повышает привлекательность российского бизнеса как для иностранных, так и для российских инвесторов, намеревающихся приобрести даже небольшую долю участия в корпорации, учрежденной по российским законам.

www.dp.ru

Миноритарный акционер: статус, права, защита интересов

Миноритарный акционер – это владелец неконтролирующего пакета ценных бумаг в уставном капитале фирмы. Он может быть представлен как юридическим лицом, так и одним человеком. Неконтролирующий пакет не дает своему владельцу возможности участвовать в управлении организацией, например, избирать членов Совета директоров.

миноритарный акционер

Положение миноритария в АО

Так как акционер с небольшим пакетом акций не может быть полноправным участником корпоративного управления, его взаимодействие с мажоритариями затруднено. Владельцы контрольных пакетов могут снижать ценность бумаг миноритариев, выводя активы в стороннюю организацию, с которой мелкие акционеры никак не связаны. Для предотвращения подобных ситуаций и для налаживания взаимоотношений между акционерами в целом в цивилизованных странах законодательно устанавливаются права держателей неуправляющих пакетов.

права миноритарных акционеров

Мировая практика защиты миноритариев

В законодательстве развитых государств предусмотрена защита миноритарных акционеров от принудительной продажи бумаг владельцам крупных пакетов по заниженной стоимости на случай, если последние решат скупить все акции. В большинстве случаев защита мелких акционеров заключается в ограничении возможностей мажоритариев и Совета директоров злоупотреблять своей властью. Все нормы, устанавливаемые законами, предназначены для расширения полномочий миноритариев и вовлечения их в управленческий процесс.

Часто закон предоставляет миноритариям настолько большие права, что они начинают прибегать к корпоративному шантажу, требуя выкупа своих акций по завышенной цене путем угроз судебными разбирательствами.

Права миноритарных акционеров в России

В федеральном законодательстве присутствуют нормы, защищающие мелких акционеров. В первую очередь эта защита подразумевает сохранение за ними самостоятельного, обособленного статуса на случай слияния либо поглощения. В ходе таких процессов миноритарный акционер может оказаться в проигрыше из-за относительного уменьшения его доли в новой структуре. Это приводит к снижению уровня его влияния на управляющие органы.

защита миноритарных акционеров

Законами предусмотрены такие меры:

  1. Для принятия ряда решений требуется не 50%, а 75% голосов акционеров, а в некоторых случаях порог может быть поднят еще выше. К таким решениям относятся: внесение поправок в устав, реорганизация либо закрытие фирмы, определение объема и структуры новой эмиссии, покупка фирмой собственных ценных бумаг, одобрение крупной имущественной сделки, уменьшение номинала акций с соответствующим сокращением уставного фонда и т. д.
  2. Выборы в советы директоров должны проводиться кумулятивным голосованием. Например, если миноритарный акционер владеет 5% акций, он может избрать 5% участников этого органа.
  3. Если при покупке акций достигается 30, 50, 75 или 95% всех эмитированных бумаг, скупщик должен предоставить право другим владельцам бумаг фирмы продать ему свои бумаги по рыночной цене или выше.
  4. Если лицо владеет 1% акций или более, оно может выступать в суде от имени фирмы против руководства в случае несения убытков акционерами по вине директоров.
  5. Если у акционера имеется 25% всех бумаг или больше, он должен иметь доступ к бухгалтерской документации и протоколам, составленным на заседаниях правления.

Конфликты между акционерами и их последствия

Стабильность компании и прозрачность ее действий положительно влияют на курс акций и привлекательность для инвесторов. Многочисленные судебные разбирательства и уголовные дела против управляющего персонала и держателей акций, нарушение законов лицами, имеющими в рамках компании определенную власть, имеет обратный эффект.

Если миноритарный акционер или группа владеет более чем 25% пакета и имеет интересы, отличные от предпочтений большинства, то принятие особо важных решений, для которых нужно 75% и свыше, затрудняется.

миноритарный акционер это

Гринмейл

Наиболее распространенный вид корпоративных конфликтов называют гринмейлом. Это явление – не что иное, как шантаж со стороны миноритария. Оно имеет множество различных проявлений и может серьезно подкосить стабильность внутри компании.

Гринмейл означает, что один миноритарный акционер или несколько миноритариев, объединившихся в группу, начинают срывать принятие всех решений, имеющих важное значение для компании. Также сюда входят намеренные действия, приводящие к тому, что компании приходится платить большие штрафы. Кроме того, миноритарии способны обваливать стоимость акций различными доступными ими методами.

В конечном счете гринмейл сводится к одной из двух целей: продвижение собственных интересов и получение власти над компанией, либо принуждение мажоритарных акционеров к выкупу акций у мелких держателей по неоправданно высокой цене.

fb.ru

Миноритарный акционер - это... Что такое Миноритарный акционер?

Минорита́рный акционе́р (миноритарий) — акционер компании (физическое или юридическое лицо), размер пакета акций которого не позволяет ему напрямую участвовать в управлении компанией (например, путём формирования совета директоров). Такой пакет акций называется «неконтролирующим».

Защита прав миноритарных акционеров

Поскольку миноритарий не участвует в корпоративном управлении, ему сложно напрямую противодействовать акционерам, владеющим контрольным пакетом акций, если те решат каким-либо образом уменьшить ценность акций миноритария (например, путём вывода активов в другую компанию, в которой у миноритария нет доли). Поэтому законодательства большинства стран предусматривают специальные права для миноритариев.

Российское законодательство включает следующие меры для защиты миноритариев[1]:

  • три четверти голосов участников собрания акционеров требуются для некоторых корпоративных решений (и закон позволяет для некоторых из них устанавливать более высокий порог в уставе):
    • изменение устава, реорганизация или ликвидация общества, определение количества и стоимости акций в выпуске, приобретение обществом собственных размещенных акций (подп. 1-3, 5, 17 п. 1 ст. 48 закона РФ «Об акционерных обществах»)
    • одобрение крупной сделки с имуществом, стоимость которого составляет более 50 процентов балансовой стоимости активов общества (там же, п. 3 ст. 79).
    • уменьшение уставного капитала общества за счёт уменьшения номинальной стоимости акций
  • кумулятивное голосование при выборе членов совета директоров (там же, п. 4 ст. 66) даёт возможность акционеру, владеющему, например, 15 % акций, выбрать 15 % членов совета директоров
  • в случае приобретения более 30 % (а затем 50 %, 75 % и 95 %) акций, приобретатель обязан предложить остальным акционерам выкупить их акции по цене не ниже расчётной (там же, п.п. 1, 4 ст. 84.2, 84.7).
  • акционер, владеющий не менее 1 % акций, может подать иск от имени общества к руководству общества, которое причинило своими действиями или бездействием убытки обществу (там же, абз. 1 п. 5 ст. 71)
  • акционер, владеющий не менее 25 % акций, имеет право на доступ к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний правления (там же, п. 1 ст. 91).

Принудительный выкуп акций

Законодательства многих стран предусматривают возможность принудительного выкупа крупным акционером оставшихся у миноритариев акций, после того, как этот акционер скупит почти все акции (в России — 95 % акций).

Корпоративный шантаж

Поскольку объём прав, предоставленных законодательством миноритарию с небольшой долей в компании (зачастую всего 1 %) довольно велик, миноритарии могут заниматься так называемым «корпоративным шантажом» («гринмейл») — требованиями выкупа своих акций за повышенную цену, угрожая в противном случае парализовать работу компании судебными исками с требованием осуществления своих прав. [2]

Примечания

Источники

dic.academic.ru

Кто такие - миноритарии - и

Люди, далекие от сферы финансов, часто представляют себе работу с ценными бумагами, как «купить акцию подешевле, продать ее подороже», путая инвесторов и спекулянтов. Кроме того, частое заблуждение — то, что акционеры приобретают ценные бумаги компании, а затем просто ждут своих дивидендов, не принимая участия в деятельности компании — в этом случае речь идет о владельцах привилегированных, но не обычных акций. Впрочем, даже владельцы обычных акций ведут себя по-разному, ведь руководствуются в работе с ценными бумагами разными задачами. Разбираемся, в чем разница между миноритарными и мажоритарными акционерами.

Количество акций и их вес

Владельцы обыкновенных акций любого акционерного общества делятся на мажоритариев и миноритариев. Разделение это происходит с учетом того, сколько акций есть у того или иного инвестора, а точнее, какой вес занимают его акции в общем объеме ценных бумаг компании. Для того, чтобы стать мажоритарием, акционер должен обладать не менее 5% всех акций. Как правило, мажоритарии — это институциональные инвесторы или частные стратегические инвесторы. Обычно мажоритарии — это состоятельные люди, для которых вопрос быстрого получения прибыли не стоит так остро, как для менее состоятельных и менее опытных инвесторов.

Каждому из миноритариев, в свою очередь, принадлежит менее 5% всех акций. В число миноритариев могут входить как частные инвесторы, так и спекулянты.

Чего хотят миноритарии?

Цели миноритариев также могут быть разными в зависимости от того, какой стратегии придерживается инвестор. Если речь идет о спекулянте, который зарабатывает на разнице в стоимости бумаг, то его цель — успеть купить акции как можно дешевле, чтобы продать как можно дороже. Спекулянт вообще не участвует в управлении компанией, поскольку не ставит никаких долгосрочных целей.

По-другому мыслят инвесторы, которые приобретают пусть небольшое количество акций, но все же рассчитывают на более существенную, чем у спекулянтов прибыль. Такие акционеры заинтересованы в том, чтобы дела у компании шли хорошо, ведь, чем выше прибыль компании, тем большие дивиденды она может выплатить акционерам. Такие инвесторы выступают за то, чтобы все «свободные» деньги, которые есть у компании, были пущены на выплату дивидендов, ведь это и есть их доход.

Чего хотят мажоритарии?

Мажоритарные акционеры, как правило, уже имеют солидное состояние, а потому возможность получить деньги «здесь и сейчас» их не слишком интересует. Они зарабатывают на росте котировок акций, а значит их главный интерес — развитие бизнеса компании. Если миноритарии предпочитают «вывести» деньги из бизнеса, пустить их на выплату дивидендов и заработать меньше, но прямо сейчас, то мажоритории предпочитают подождать (возможно, несколько лет), вложиться в развитие компании и увеличить свою потенциальную прибыль в несколько раз.

В разных целях и заключается основной конфликт мажоритариев и миноритариев. Несмотря на то, что каждый из миноритариев имеет меньший вес при голосовании на общем собрании, таких акционеров может быть довольно много, и это дает им возможность сообща оказывать влияние на бизнес-решения. Кроме того, существует ряд законодательных инструментов, призванных не допустить ситуации, когда мажоритарии в силу большего веса своих бумаг, получают привилегированное положение перед миноритариями. Например, согласно российскому законодательству, для принятия важных корпоративных решений, таких как изменение устава, уменьшение уставного капитала, ликвидация компании и т.д. требуется не менее трех четвертей голосов на общем собрании акционеров.

tradesmarter.ru

Миноритарий — экономическая этимология

Minority, 小股东

Слово заимствовано во французском языке или итальянском языке. Первоначальный спектр значений родственных ему слов - минор, минорный - музыкальный. В русском языке использование слова "миноритарий" как экономического понятия начинается с 90-х годов 20 века.

Этимология слова отражает его современный как музыкальный, так и экономический смысл. Французское minoritaire от minor "меньший", "маленький". Существует версия, что английское minor было образовано по ошибочной ассоциации с minus- минус. Окончание арий характерно для существительных, означающих определенные группы людей.

В настоящее время употребляется по отношению к владению акциями. Миноритарий - акционер компании, доля акций которого незначительна, для того чтобы провести решение в собственных интересах. Таким акционером может быть как один человек, так и целая компания. Незначительная доля акций формально означает менее половины акций. Принципиальные решения - решения, относящиеся к выбору совета директоров, изменению

Для защиты прав миноритариев законодательство большинства стран предусматривает кумулятивное голосование. В отличие от традиционного голосования (одна акция - один голос - за одного кандидата на каждое место) кумулятивное голосование построено по принципу кумулятивной выборочности. Этот принцип означает, что число голосов, которое есть у одного акционера (один голос - одна акция на число мест в совете) могут быть отданы за одного кандидата.

Пример. 1000 акций: у большинства (мажоритариев) - 700, у миноритариев - 300 акций Избирается 5 мест в совет директоров. Тогда у мажоритариев 3500 голосов, у миноритариев - 1500. Традиционное голосование не даст миноритариям возможности провести своих кандидатов. Но они попытаются провести двоих кандидатов используя кумулятивное голосование.

За каждого кандидата мажоритарии отдают 700 голосов. Миноритарии аккумулируют свои голоса на двоих кандидатах - 1500 : 2 = 750. Но они их не проводят - в этом случае и мажоритарии используют право кумулятивного голосования и распределят свои голоса на 4 кандидатах, отдав за каждого 3500 : 4 = 875 голосов. В свою очередь миноритарии также перегруппируются и сфокусируют свои голоса на одном кандидате, отдав за него все 1500 голосов. Проведение этого кандидата на место в совете директоров большинство не сможет блокировать.

Формула для расчета необходимого числа акций для проведения свои кандидатов. S = (V x P) : (D + 1) + 1где S - (Shares) требуемое число акций, V - (Voting) число голосующих акций, P - (Positions) желаемое количество мест в совете директоров, D - (Directors) общее количество мест в совете директоров.

В нашем примере S = 1000x2 (5 + 1) + 1 = 334,3. У миноритариев только 300 акций. Двоих кандидатов им не провести.

Категория: Связанные понятия: доля, интерес, мажоритарии, interest, majority, share, 少数股东

© Фокин Н. И.

dictionary-economics.ru

возможен ли баланс интересов? (Кирсанов А.Н.)

Все статьи > Миноритарии и мажоритарии: возможен ли баланс интересов? (Кирсанов А.Н.)

Миноритарии и мажоритарии: возможен ли баланс интересов? (Кирсанов А.Н.)

Обеспечение баланса прав и законных интересов не только миноритарных, но и мажоритарных акционеров заслуженно считается одной из самых сложных проблем корпоративных отношений. В ходе реформы российского гражданского законодательства наряду с общей гражданско-правовой ответственностью за злоупотребление правом было бы логично установить специальную, возможно, усиленную ответственность для акционеров, являющихся гринмэйлерами <1>, поскольку их действия способны парализовать всю предпринимательскую деятельность компании. В этом случае права мажоритарных акционеров нарушаются в степени, пропорциональной имеющемуся у них пакету акций. Вообще относительно мажоритарных и миноритарных акционеров необходимо отметить уникальную ситуацию, складывающуюся на данном этапе становления корпоративного права России. Заимствование российским гражданским правом институтов американского права о корпорациях, известного особо бережным отношением к собственникам крупных пакетов акций, автоматически привнесло и минимальный набор правовых способов отстаивания законных прав и интересов миноритариев.

Казалось бы, концентрация капиталов в руках незначительного количества лиц, усиленная сомнительным механизмом приватизации, в сочетании с минимальным инструментарием средств защиты миноритарных акционеров должна была бы, по логике, свести к минимуму эту категорию акционеров в российской корпоративной практике. Однако, возможно, в силу специфического российского менталитета этого эффекта не возникло. Все дело в вышеупомянутом гринмейле. Имеющихся средств правовой защиты мелких акционеров, предусмотренных действующими законами, оказалось вполне достаточно, чтобы требование об их педантичном исполнении компанией могло использоваться как инструмент корпоративного шантажа. При этом, как справедливо отмечают некоторые авторы, "отечественное законодательство не раскрывает понятие корпоративного шантажа, не дает механизмов его выявления и прекращения, оценки ущерба мажоритарных акционеров, ответственности гринмейлеров перед законом. Есть только понятие "злоупотребление правом". Однако проблемам злоупотребления правом, хорошо известным теоретикам, до последнего времени не уделялось достаточно внимания, а норма ст. 10 ГК РФ довольно редко используется судами (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. N 127). К тому же эта норма довольно трудно поддается формальному анализу, поскольку по своей форме она тяготеет к конкретной ситуации; злоупотребление правом не имеет общего описания и становится фактом не иначе как по решению суда, в принятии которого главная роль отводится именно усмотрению судьи. Состав злоупотребления правом сформулирован в ГК РФ в общей форме" <2>.--------------------------------<1> Гринмейл (корпоративный шантаж) - относительно новое для российской корпоративной практики явление, представляющее собой совокупность способов вымогательства со стороны миноритарных акционеров. Под угрозой совершения недружественных по отношению к акционерному обществу действий гринмейлеры - миноритарные акционеры обычно предлагают акционерному обществу выкупить их акции по цене, в несколько раз превышающей реальную стоимость. Ввиду быстрого роста применения этого способа обогащения (в большинстве случаев - законного) проблема гринмейла стала актуальной для корпоративного права России - прим. ред.<2> Оськина И., Лупу А. Нет корпоративному шантажу! // ЭЖ-Юрист. 2011. N 43. С. 14.

Отмеченное обстоятельство вынудило российского законодателя и судебную систему искать своеобразный компромисс, с одной стороны, урезонивая особо настойчивых миноритариев, а с другой - минимизируя эффект корпоративного давления на них со стороны мажоритариев при помощи ортодоксального исполнения имеющихся правовых положений в этой сфере.Однако мажоритарии имеют гораздо большие возможности реализовать свои интересы, в частности путем дальнейшей концентрации капитала в одних или нескольких руках. И стремление к концентрации капитала если и имеет своей целью давление на миноритариев, то, скорее всего, только косвенное, как способ подавления своими преобладающими голосами голосов немногих. Здесь, как нам представляется, имеет место обратный эффект взаимодействия права и экономики: возрастающий размер капитала означает возрастающее правовое воздействие на судьбу принятия решений в компании с возможностью игнорирования при определенных условиях мнения меньшинства.

Разумеется, такая формулировка не отражает основного предназначения права как искусства добра и справедливости (jus est ars boni et aegui), поэтому, на наш взгляд, было бы справедливым учитывать интересы миноритарных акционеров только в той мере, в какой это необходимо для получения ими справедливого вознаграждения, причитающегося за акции.В связи с этим представляется, что направление реформирования корпоративного законодательства в части, относящейся к построению структуры управления компанией, а также определения принципа безусловной защиты прав мелких акционеров, будет не столько невозможно на бумаге, сколько неуместно в правоприменительной корпоративной деятельности. Смещение центра тяжести правового регулирования корпоративной деятельности в сторону исключительной защиты акционеров, не обладающих хотя бы сколько-нибудь значительным пакетом акций, означает только то, что в результате будут непоправимо нарушены права и законные интересы не только мажоритариев, но и остальных участников корпоративных отношений, к которым относятся в этом случае и кредиторы компании, и ее контрагенты. Для кредиторов, инвесторов, контрагентов компании положение миноритарных акционеров важно в смысле определения прозрачности деятельности всей компании как своеобразная лакмусовая бумажка.

С другой стороны, пренебрежительное отношение к миноритариям, нарушение их объективных прав, включая право на справедливое вознаграждение, несомненно, отражается на стоимости акций компании, если она является публичной. В этом случае наблюдается интересная картина. Уменьшение стоимости акций как индикатор безответственного отношения к собственникам мелких пакетов является благоприятным фактором для тех, кто решил в наибольшей степени сконцентрировать в своих руках капитал компании. В такой ситуации очень выгодно приобрести эти мелкие пакеты акций, что, с одной стороны, как уже отмечено, влечет за собой концентрацию капитала в нескольких или одних руках, следовательно, означает резкое уменьшение обращения акций на фондовом рынке.Размышления о проблемах корпоративных правоотношений и корпоративного управления приводят к выводу о правильности мысли о том, что "в России (несмотря на описанную выше противоречивость подходов) имеет место объективное (по своим экономическим основам) тяготение к европейской правовой модели законодательства о компаниях. В основе такого вывода лежит сходность ключевых проблем, стоящих перед Россией и континентальными странами ЕС" <3>.--------------------------------<3> Радыгин А., Энтов Р. Корпоративное управление и защита прав собственности: эмпирический анализ и актуальные направления реформ. URL: http://www.iet.ru/papers/36/index.htm (дата обращения: 19.01.2015).

В связи с этим К. Хопт пишет: "Первичный конфликт в терминах "принципал-агент" в европейском законодательстве о компаниях - это не конфликт между акционерами и советом директоров (который в силу американской традиции с 30-х гг. чаще всего и обсуждается в современной экономической теории), но конфликт между мажоритарными и миноритарными акционерами. Данная ситуация имеет в своей основе отличия континентальной Европы от США и Великобритании в области акционерной собственности и структуры контроля, которые и позволяют выделить два разных типа систем корпоративного управления - системы инсайдеров и аутсайдеров. В США и Великобритании ни частные акционеры, ни институты не имеют значительной доли акций в компаниях. На континенте акционерные владения высоко концентрированы в руках семей, других компаний или универсальных банков (феномен групп). Частыми являются взаимные (reciprocal) и перекрестные (cross) владения. В таких компаниях советы директоров часто являются лишь куклами в руках контролирующего акционера или "родительской" компании. Европейское законодательство о компаниях отвечает (если вообще делает это) на это явление различными мерами защиты прав миноритариев" <4>.--------------------------------<4> Hopt K. Modern Company Law Problems: A European Perspective // In: Company Law Reform in OECD Countries. A Comparative Outlook of Current Trends. Stockholm, 2000. P. 7, 8.

"Для России со всей очевидностью характерна ситуация, типичная для континентальной инсайдеровской модели с марионеточными советами директоров. Тем не менее принципиальным отличием является состояние дел в области исполнения законодательства (enforcement). Хотя... и среди стран Запада имеются весомые различия, реформа в данной сфере в России является наиболее актуальной" <5>.--------------------------------<5> Радыгин А., Энтов Р. Указ. соч.

Для формирования необходимого и достаточного правового воздействия в целях обеспечения баланса прав миноритарных и мажоритарных акционеров требуется учитывать уже сложившуюся в наиболее развитых государствах тенденцию последовательной гармонизации корпоративного законодательства, причем не в одностороннем порядке, а в режиме постоянного "микса", когда каждое государство стремится использовать только положительный опыт корпоративной практики. На наш взгляд, и ситуация в корпоративном праве России, и общемировая тенденция к его гармонизации означают лишь то, что правовые институты являются жизнеобеспечивающей надстройкой над экономическими осложненными процессами глобализации. Выбор национальной модели управления корпорацией или компанией, по существу, такой же, как и выбор между ортодоксальным сохранением корпоративных правовых традиций, фактически означающий застой, и предложением современного, удобного и применимого правового инструментария, предназначенного для создания условий для работы капитала. Конечно, использование иностранного опыта строительства корпоративного права не должно быть "слепым", бездумным. Но между тем заимствование корпоративных форм, положений, институтов становится тем необходимым фактором, который позволит перспективно развиваться национальной корпоративной модели лишь при условии учета национальных правовых традиций.

Библиография

Бычков А. О миноритарном акционере замолвите слово // Эж-Юрист. 2014. N 27.Глушецкий А.А. Выкуп акций по требованию акционеров: конфликтные ситуации // Закон. 2013. N 8.Дуксин П.А. Спорные вопросы возникновения и фиксации прав акционеров // Законодательство и экономика. 2011. N 12.Иншакова А.О. Минимальные стандарты защиты прав акционера в реформированном гражданском законодательстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 6.Иншакова А.О. Разумно понимаемые интересы акционера в дивидендной политике законодателя России и ЕС // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 7.Корольков А. Некоторые вопросы защиты прав акционеров // Административное право. 2012. N 2.Луценко С.И. Влияние решений акционеров (собственников) на корпоративную политику // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2013. N 2.Молотников А.Е., Текутьев Д.И. Правовые проблемы участия государства в акционерных обществах // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2012. N 7.Оськина И., Лупу А. Нет корпоративному шантажу! // Эж-Юрист. 2011. N 43.Радыгин А., Энтов Р. Корпоративное управление и защита прав собственности: эмпирический анализ и актуальные направления реформ. URL: http://www.iet.ru/papers/36/index.htm.Серебрякова А. Порядок участия акционеров в общем собрании акционеров // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 12.Hopt K. Modern Company Law Problems: A European Perspective // In: Company Law Reform in OECD Countries. A Comparative Outlook of Current Trends. Stockholm, 2000.Шиткина И.С. Соглашения акционеров (договоры об осуществлении прав участников) как источник регламентации корпоративных отношений // СПС "Гарант". 2014.

xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Миноритарии и мажоритарии: возможен ли баланс интересов?...

Действующий

В представленной статье А.Н. Кирсанов исследует некоторые результаты реформы корпоративного права и различных проблем, возникающих в процессе ее осуществления. В частности, автор рассматривает вопрос об обеспечении баланса интересов различных групп акционеров и возможные пути достижения такого баланса.

Обеспечение баланса прав и законных интересов не только миноритарных, но и мажоритарных акционеров заслуженно считается одной из самых сложных проблем корпоративных отношений. В ходе реформы российского гражданского законодательства наряду с общей гражданско-правовой ответственностью за злоупотребление правом было бы логично установить специальную, возможно, усиленную ответственность для акционеров, являющихся гринмэйлерами*(1), поскольку их действия способны парализовать всю предпринимательскую деятельность компании. В этом случае права мажоритарных акционеров нарушаются в степени, пропорциональной имеющемуся у них пакету акций. Вообще относительно мажоритарных и миноритарных акционеров необходимо отметить уникальную ситуацию, складывающуюся на данном этапе становления корпоративного права России. Заимствование российским гражданским правом институтов американского права о корпорациях, известного особо бережным отношением к собственникам крупных пакетов акций, автоматически привнесло и минимальный набор правовых способов отстаивания законных прав и интересов миноритариев. Казалось бы, концентрация капиталов в руках незначительного количества лиц, усиленная сомнительным механизмом приватизации, в сочетании с минимальным инструментарием средств защиты миноритарных акционеров, должна была бы, по логике, свести к минимуму эту категорию акционеров в российской корпоративной практике. Однако, возможно, в силу специфического российского менталитета этого эффекта не возникло. Все дело в вышеупомянутом гринмэйле. Имеющихся средств правовой защиты мелких акционеров, предусмотренных действующими законами, оказалось вполне достаточно, чтобы требование об их педантичном исполнении компанией могло использоваться как инструмент корпоративного шантажа. При этом, как справедливо отмечают некоторые авторы, "отечественное законодательство не раскрывает понятие корпоративного шантажа, не дает механизмов его выявления и прекращения, оценки ущерба мажоритарных акционеров, ответственности гринмейлеров перед законом. Есть только понятие "злоупотребление правом". Однако проблемам злоупотребления правом, хорошо известным теоретикам, до последнего времени не уделялось достаточно внимания, а норма ст. 10 ГК РФ довольно редко используется судами (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. N 127). К тому же эта норма довольно трудно поддается формальному анализу, поскольку по своей форме она тяготеет к конкретной ситуации; злоупотребление правом не имеет общего описания и становится фактом не иначе как по решению суда, в принятии которого главная роль отводится именно усмотрению судьи. Состав злоупотребления правом сформулирован в ГК РФ в общей форме"*(2).

Отмеченное обстоятельство вынудило российского законодателя и судебную систему искать своеобразный компромисс, с одной стороны, урезонивая особо настойчивых миноритариев, а с другой - минимизируя эффект корпоративного давления на них со стороны мажоритариев при помощи ортодоксального исполнения имеющихся правовых положений в этой сфере.

Однако мажоритарии имеют гораздо большие возможности реализовать свои интересы, в частности, путем дальнейшей концентрации капитала в одних или нескольких руках. И стремление к концентрации капитала, если и имеет своей целью давление на миноритариев, то, скорее всего, только косвенное, как способ подавления своими преобладающими голосами голосов немногих. Здесь, как нам представляется, имеет место обратный эффект взаимодействия права и экономики: возрастающий размер капитала означает возрастающее правовое воздействие на судьбу принятия решений в компании с возможностью игнорирования, при определенных условиях, мнения меньшинства.

Разумеется, такая формулировка не отражает основного предназначения права как искусства добра и справедливости (jus est ars boni et aegui), поэтому, на наш взгляд было бы справедливым учитывать интересы миноритарных акционеров только в той мере, в какой это необходимо для получениями ими справедливого вознаграждения, причитающегося за акции.

В связи с этим представляется, что направление реформирования корпоративного законодательства в части, относящейся к построению структуры управления компанией, а также определения принципа безусловной защиты прав мелких акционеров, будет не столько невозможно на бумаге, сколько неуместно в правоприменительной корпоративной деятельности. Смещение центра тяжести правового регулирования корпоративной деятельности в сторону исключительной защиты акционеров, не обладающих хотя бы сколько-нибудь значительным пакетом акций, означает только то, что в результате будет непоправимо нарушены права и законные интересы не только мажоритариев, но и остальных участников корпоративных отношений, к которым относятся в этом случае и кредиторы компании, и ее контрагенты. Для кредиторов, инвесторов, контрагентов компании положение миноритарных акционеров важно в смысле определения прозрачности деятельности всей компании - как своеобразная лакмусовая бумажка.

С другой стороны, пренебрежительное отношение к миноритариям, нарушение их объективных прав, включая право на справедливое вознаграждение, несомненно, отражается на стоимости акций компании, если она является публичной. В этом случае наблюдается интересная картина. Уменьшение стоимости акций, как индикатор безответственного отношения к собственникам мелких пакетов, является благоприятным фактором для тех, кто решил в наибольшей степени сконцентрировать в своих руках капитал компании. В такой ситуации очень выгодно приобрести эти мелкие пакеты акций, что с одной стороны, как уже отмечено, влечет за собой концентрацию капитала в нескольких или одних руках, следовательно, означает резкое уменьшение обращения акций на фондовом рынке.

Размышления о проблемах корпоративных правоотношений и корпоративного управления приводят к выводу о правильности мысли о том, что "в России (несмотря на описанную выше противоречивость подходов) имеет место объективное (по своим экономическим основам) тяготение к европейской правовой модели законодательства о компаниях. В основе такого вывода лежит сходность ключевых проблем, стоящих перед Россией и континентальными странами ЕС"*(3). В связи с этим К. Хопт пишет: "Первичный конфликт в терминах "принципал-агент" в европейском законодательстве о компаниях - это не конфликт между акционерами и советом директоров (который в силу американской традиции с 30-х гг. чаще всего и обсуждается в современной экономической теории), но конфликт между мажоритарными и миноритарными акционерами. Данная ситуация имеет в своей основе отличия континентальной Европы от США и Великобритании в области акционерной собственности и структуры контроля, которые и позволяют выделить два разных типа систем корпоративного управления - системы инсайдеров и аутсайдеров. В США и Великобритании ни частные акционеры, ни институты не имеют значительной доли акций в компаниях. На континенте акционерные владения высоко концентрированы в руках семей, других компаний или универсальных банков (феномен "групп"). Частыми являются взаимные (reciprocal) и перекрестные (cross) владения. В таких компаниях Советы директоров часто являются лишь куклами в руках контролирующего акционера или "родительской" компании. Европейское законодательство о компаниях отвечает (если вообще делает это) на это явление различными мерами защиты прав миноритариев"*(4). "Для России со всей очевидностью характерна ситуация, типичная для континентальной "инсайдеровской" модели с марионеточными Советами директоров. Тем не менее принципиальным отличием является состояние дел в области исполнения законодательства (enforcement). Хотя и среди стран Запада имеются весомые различия, реформа в данной сфере в России является наиболее актуальной"*(5).

Для формирования необходимого и достаточного правового воздействия в целях обеспечения баланса прав миноритарных и мажоритарных акционеров требуется учитывать уже сложившуюся в наиболее развитых государствах тенденцию последовательной гармонизации корпоративного законодательства, причем не в одностороннем порядке, а в режиме постоянного "микса", когда каждое государство стремится использовать только положительный опыт корпоративной практики. На наш взгляд, и ситуация в корпоративном праве России, и общемировая тенденция к его гармонизации, означают лишь то, что правовые институты являются жизнеобеспечивающей надстройкой над экономическими, осложненными процессами глобализации. Выбор национальной модели управления корпорацией или компанией по существу такой же, как и выбор между ортодоксальным сохранением корпоративных правовых традиций, фактически означающий застой, и предложением современного, удобного и применимого правового инструментария, предназначенного для создания условий для работы капитала. Конечно, использование иностранного опыта строительства корпоративного права не должно быть "слепым", бездумным. Но, между тем, заимствование корпоративных форм, положений, институтов становится тем необходимым фактором, который позволит перспективно развиваться национальной корпоративной модели лишь при условии учета национальных правовых традиций.

Бычков А. О миноритарном акционере замолвите слово // Эж-Юрист. 2014. N 27.

Глушецкий А.А. Выкуп акций по требованию акционеров: конфликтные ситуации // Закон. 2013. N 8.

Дуксин П.А. Спорные вопросы возникновения и фиксации прав акционеров // Законодательство и экономика. 2011. N 12.

Иншакова А.О. Минимальные стандарты защиты прав акционера в реформированном гражданском законодательстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 6.

Иншакова А.О. Разумно понимаемые интересы акционера в дивидендной политике законодателя России и ЕС // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 7.

Корольков А. Некоторые вопросы защиты прав акционеров // Административное право. 2012. N 2.

Луценко С.И. Влияние решений акционеров (собственников) на корпоративную политику // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2013. N 2.

Молотников А.Е., Текутьев Д.И. Правовые проблемы участия государства в акционерных обществах // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2012. N 7.

Оськина И., Лупу А. Нет корпоративному шантажу! // Эж-Юрист. 2011. N 43.

Радыгин А., Энтов Р. Корпоративное управление и защита прав собственности: эмпирический анализ и актуальные направления реформ // URL: http://www.iet.ru/papers/36/index.htm.

Серебрякова А. Порядок участия акционеров в общем собрании акционеров // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 12.

Hopt K. Modern Company Law Problems: A European Perspective // In: Company Law Reform in OECD Countries. A Comparative Outlook of Current Trends. - Stockholm, 2000.

Шиткина И.С. Соглашения акционеров (договоры об осуществлении прав участников) как источник регламентации корпоративных отношений // СПС "Гарант". 2014.

А.Н. Кирсанов,

заведующий кафедрой Юридического института

Российского университета дружбы народов,

кандидат юридических наук, доцент

"Адвокат", N 1, январь 2015 г.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) Гринмэйл (корпоративный шантаж) - относительно новое для российской корпоративной практики явление, представляющее собой совокупность способов вымогательства со стороны миноритарных акционеров. Под угрозой совершения недружественных по отношению к акционерному обществу действий гринмэйлеры - миноритарные акционеры - обычно предлагают акционерному обществу выкупить их акции по цене, в несколько раз превышающей реальную стоимость. Ввиду быстрого роста применения этого способа обогащения (в большинстве случаев - законного) проблема гринмэйла стала актуальной для корпоративного права России - прим. ред.

*(2) Оськина И., Лупу А. Нет корпоративному шантажу! // ЭЖ-Юрист. 2011. N 43. С. 14.

*(3) Радыгин А., Энтов Р. Корпоративное управление и защита прав собственности: эмпирический анализ и актуальные направления реформ // URL: http://www.iet.ru/papers/36/index.htm (дата обращения: 19.01.2015).

*(4) Hopt K. Modern Company Law Problems: A European Perspective // In: Company Law Reform in OECD Countries. A Comparative Outlook of Current Trends. - Stockholm, 2000. Р. 7, 8.

*(5) Радыгин А., Энтов Р. Указ. соч.

dokipedia.ru