4. Конкуренция — взаимоотношения отрицательного типа. Конкуренция у животных


4. Конкуренция — взаимоотношения отрицательного типа

Если в экологической системе два или более вида (популяции) со сходными экологическими требованиями обитают совместно, между ними возникают взаимоотношения отрицательного типа, которые называются конкуренцией.

Конкуренция (– –) — это любое взаимодействие между популяциями двух (или более) видов, которое неблагоприятно сказывается на их росте и выживании.

82a.png

 

В общем смысле слово «конкуренция» означает сталкивание, соперничество, соревнование. Конкуренция чрезвычайно широко распространена в природе.Конкурентное взаимодействие может касаться пространства, пищи, света, зависимости от хищников и других врагов, подверженности болезням и действию различных экологических факторов.

 

Необходимо иметь в виду, что конкуренцией нельзя считать просто использование организмами одного и того же природного ресурса. Об отрицательном взаимодействии можно говорить только в том случае, когда этого ресурса не хватает и когда его совместное потребление неблагоприятно отражается на популяции.

Виды конкуренции

Конкуренцию подразделяют на внутривидовую и межвидовую. Как внутривидовая, так и межвидовая конкуренции могут иметь большое значение в формировании разнообразия видов и численности организмов.

Внутривидовая конкуренция — это борьба за одни и те же ресурсы, происходящая между особями одного и того же вида.

Это важный фактор саморегулирования популяций.

 

56056.png

Пример:

Самоизреживание у растений. Начинается этот процесс с захвата территории: где-нибудь на открытом месте, недалеко от большой ели, дающей множество семян, появляется несколько десятков всходов — маленьких елочек. Первая задача выполнена: популяция выросла и захватила территорию, необходимую ей для выживания. Таким образом, территориальность у растений выражается иначе, нежели у животных: участок занимает не особь, а вид (точнее, часть популяции). Молодые деревца растут и с течением времени между деревцами появляется неизбежная разница в росте: одни, послабее, отстают, другие обгоняют. Поскольку ель очень светолюбивая порода (её крона поглощает почти весь падающий на неё свет), то более слабые елочки начинают всё больше испытывать затенение со стороны более высоких и постепенно засыхают, отмирают. В конце концов, через много лет на поляне от сотни елочек остается два-три дерева (а то и одно) — наиболее сильные особи из всего поколения.

14.png

У некоторых организмов под влиянием внутривидовой конкуренции за пространство сформировался интересный тип поведения. Его называют территориальностью. Территориальность свойственна многим видам птиц, некоторым рыбам, другим животным.

Пример:

У птиц территориальный тип поведения проявляется следующим образом. В начале сезона размножения самец выбирает участок обитания (территорию) и защищает его от вторжения самцов того же вида (пение птиц весной — сигнал о праве собственности на занятый участок). Самец, строго охраняющий свой участок, имеет больше шансов успешно спариться и построить гнездо, тогда как самец, не способный обеспечить себе территорию, размножаться не будет. Иногда в охране территории принимает участие и самка. На охраняемой территории сложное дело заботы о гнезде и молоди не будет нарушено присутствием других родительских пар.

78104197_0_de42_94c740d8_XL.png

 

Таким образом, территориальное поведение можно считать экологическим регулятором, поскольку оно одинаково позволяет избегать как перенаселения, так и недонаселённости.

Межвидовая конкуренция — взаимно отрицательные отношения совместно проживающих близкородственных или сходных экологических видов.

Конкуренция между видами чрезвычайно широко распространена в природе. Формы проявления межвидовой конкуренции могут быть весьма различными: от жестокой борьбы до почти мирного сосуществования.

 

484698_10152563170413538_2059289875_n.jpg

Принцип Гаузе — из двух совместно обитающих видов с одинаковыми экологическими потребностями один обязательно вытесняет другой.

Эта закономерность установлена опытным путём и описана русским биологом Г.Ф. Гаузе. Он провёл следующие опыты. Культуры двух видов инфузорий-туфелек помещали по отдельности и совместно в сосуды с сенным настоем.

 

Каждый вид, помещённый отдельно, успешно размножался, достигая оптимальной численности.

При помещении же обеих культур в один сосуд численность одного из видов (Paramecium caudatum) постепенно уменьшалась, и он исчезал из настоя, а численность другого вида (Paramecium aurelia) становилась такой же, какой она была при раздельном обитании этих инфузорий.

 

55355_html_m17a55164.png

Выведенное из этих опытов правило, так называемый принцип Гаузе, иначе можно сформулировать так:

Принцип Гаузе — два одинаковых в экологическом отношении вида сосуществовать не могут; конкуренция особенно сурова между организмами, обладающими сходными экологическими потребностями.

В результате конкуренции в сообществе совместно уживаются только те виды, которые сумели хотя бы немного разойтись в экологических требованиях.

Пример:

Насекомоядные птицы, кормящиеся на деревьях, избегают конкуренции друг с другом благодаря разному характеру поиска добычи на разных частях дерева.

Таким образом, межвидовая конкуренция может иметь два итога:

 

  • либо вытеснение одного из двух видов из сообщества,
  • либо расхождение обоих видов по экологическим нишам.

 

Обрати внимание!

Значит, конкурентные отношения — один из важнейших факторов формирования видового состава и регуляции численности популяций в сообществе.

Межвидовая конкуренция может играть важную роль в формировании облика природного сообщества. Порождая и закрепляя разнообразие организмов, конкуренция способствует повышению устойчивости сообществ, более эффективному использованию имеющихся ресурсов.

Источники:

Каменский А. А., Криксунов Е.А., Пасечник В.В. Биология. Общая биология (базовый уровень) 10-11 класс // ДРОФА

http://yourlib.net/content/view/12006/141/

http://rudocs.exdat.com/docs/index-55355.html?page=3

www.yaklass.ru

Самые яркие примеры конкуренции в природе :: BusinessMan.ru

Мир живой природы удивительно разнообразен. То же самое можно сказать об отношениях между всеми видами, населяющими планету. Как и люди, животные могут эксплуатировать, вмешиваться в дела друг друга или же вовсе никак не взаимодействовать между собой. Примеры конкуренции в природе - это довольно частое и естественное явление. Какие из них являются наиболее яркими и интересными?

Примеры конкурентных отношений в природе

Межвидовая конкуренция всегда была сложной для демонстрации в полевых условиях, и поэтому можно наблюдать не так много конкретных примеров. Если два вида пользуются одним и тем же ресурсом, это еще не значит, что они конкурируют. Животным просто незачем вступать в борьбу там, где все, что необходимо для выживания, имеется в неограниченном количестве. Подобные примеры можно найти в естественных системах.

Чтобы сказать, что виды конкурируют, они должны занимать одну и ту же экосистему и использовать общий ресурс, и в результате это должно привести к снижению числа одной из популяций или даже к полному ее уничтожению или изгнанию. Как правило, гораздо легче продемонстрировать интерференционную конкуренцию. Это когда один вид непосредственно препятствует доступу другого вида к ограниченному ресурсу, и это приводит к снижению выживаемости.

Одним примером конкуренции организмов в природе является аргентинский муравей. Его родина - Южная Америка, и это один из худших видов инвазивных муравьев во всем мире. Когда колония находит продовольственный ресурс, они физически и химически защищают его, не позволяя коренным муравьям получать доступ к пищевому ресурсу. Они часто нападают и вытесняют другие колонии собратьев в этом районе. Это приводит к снижению численности популяций муравьев. Поскольку они физически взаимодействуют с другими колониями муравьев, это классический пример межвидовой конкуренции в природе.

Невидимая конкуренция

Гораздо сложнее обнаружить примеры конкуренции в природе у животных, которые напрямую не взаимодействуют друг с другом. Черепахи едят только кустарники, до которых они могут дотянуться, вытягивая шею. Козы также едят кусты, но выбор у них пошире, чем у черепах. В результате вторым достается меньше растительности, которая нужна для выживания и процветания. Этот пример межвидовой конкуренции в природе доказывает тот факт, что одни животные могут уменьшать численность других даже без непосредственного физического взаимодействия.

Эксплуатация и вмешательство (интерференция)

Межвидовая конкуренция возникает, когда разные типы видов в экосистеме конкурируют за одни и те же ресурсы: пищу, кров, свет, воду и другие важные потребности. Такая борьба может снизить численность конкретного вида, более того, увеличение популяции конкурентов также имеет тенденцию ограничивать рост конкретного вида. Таким образом, конкуренция может осуществляться двумя способами на уровне отдельных организмов, а именно: эксплуатационная конкуренция и интерференционная конкуренция.

Примеры конкуренции в природе первого типа включают в себя часто невидимую борьбу за ограниченные ресурсы. В результате использования их определенным видом они становятся недостаточными для других. Вмешательство или интерференция означает прямое взаимодействие для получения ресурсов.

Примеры внутривидовой конкуренции в природе, так же как и межвидовой, могут включать в себя борьбу между хищниками за добычу. Так, может возникать жестокое противостояние внутри вида (между двумя тиграми), так и между несколькими видами (между львом и гиеной).

Возможные эффекты

  • В результате этого могут быть ограничения в размерах популяции, а также изменения в сообществах и эволюции видов.
  • Согласно принципу конкурентного исключения, ни один из двух видов, использующих одни и те же ограниченные ресурсы одинаковым образом и в одном и том же пространстве, не могут существовать вместе.
  • Хотя локальное вымирание встречается редко по сравнению с конкурентным исключением и дифференциацией ниш, это также происходит.

Примеры конкурентных отношений

В густом лесу между древовидными растениями может возникать межвидовая конкуренция. Это связано с тем, что когда есть смешанные виды деревьев, доступ к ресурсам для некоторых из них может быть проще, чем для других. Например, более высокие деревья способны поглощать больше солнечного света, что делает его менее доступным для более низких видов деревьев.

Дикие животные, такие как львы и тигры, также являются яркими примерами конкуренции в природе. Они охотятся за одной и той же добычей, что может вызвать меньшую доступность продовольственных ресурсов для одного из них. Кроме того, пятнистые гиены конкурируют с африканским львом за еду. То же самое происходит и с бурыми медведями и тиграми. Зебры и газели борются за траву.

Конкурентные отношения можно наблюдать в океанах, например, это могут быть губки и кораллы, соперничающие за пространство. В пустынных районах койот и гремучая змея яростно сражаются за еду и воду. Межвидовая конкуренция также наблюдается у мелких животных, таких как белки и бурундуки, которые склонны конкурировать за орехи и другие продукты.

Там, где оба организма живут в одной нише и находятся в конкуренции за ресурсы или пространство, неизбежно будет отрицательный результат для каждого организма, поскольку будет уменьшаться доступный ресурс для обеих сторон.

Внутривидовая борьба за существование

Эта конкуренция является наиболее ожесточенной и особенно упорной. Это противостояние предполагает угнетение и насильственное вытеснение, изгнание или уничтожение менее адаптированных индивидов. Природа не любит слабых в борьбе за ресурсы и жизненное пространство. Одними из самых кровопролитных считаются бои за самку в брачный период.

Примеры конкуренции в природе могут быть самые разные, в том числе конкуренция при выборе сексуального партнера для продолжения рода (олени), борьба за жизненное пространство и пищу (более сильная ворона заклюет слабую) и так далее.

Межвидовая борьба за существование

Если за что-то прямо или косвенно сражаются особи различных видов, то здесь речь идет о межвидовой конкуренции. Особенно упорное противостояние наблюдается между близкородственными существами, например:

  1. Крыса серого цвета вытесняет из своего жизненного пространства черную.
  2. Дрозд деряба становится причиной уменьшения численности популяции певчего дрозда.
  3. Таракан прусак успешно превосходит и ущемляет черного сородича.

Конкуренция и борьба за существование являются важными движущими силами эволюции. Важную роль при этом играют естественный отбор и наследственная изменчивость. Сложно себе представить, насколько разнообразными и сложными являются отношения между живыми существами, населяющими нашу планету. Внутривидовая и межвидовая конкуренция имеют огромное, если не решающее значение в формировании биологического разнообразия и регуляции численного состава популяций.

businessman.ru

Внутривидовая конкуренция, ее роль и факторы плотности

Понятие конкуренции все чаще освещается в сфере экономики, но его истоки все же идут из биологии. Что означает это понятие? Какова роль конкуренции в живой природе? О видах и механизмах конкуренции читайте далее в статье.

Различное влияние на организмы

Ни один живой организм не существует изолировано. Его окружает множество факторов живой и неживой природы. Поэтому в той или иной мере он постоянно взаимодействует с окружающей средой, другими организмами. В первую очередь на живое существо влияет биосфера, в число её компонентов входят литосфера, гидросфера, а также атмосфера. Жизнедеятельность растений и животных напрямую связана с количеством солнечного света, доступу к водным ресурсам и т. д.

Значительное влияние организмы испытывают и от взаимодействия друг с другом. Такое влияние называется биотическими факторами, которые проявляются как воздействие живых организмов на растения, что, в свою очередь, влияет на среду обитания. В биологии их разделяют на трофические (согласно пищевым отношениям среди организмов), топические (относительно изменения среды), фабрические (в зависимости от места жительства), форические (возможность или невозможность транспортировки одним организмом другого) факторы.

Взаимодействие живых организмов

Осуществляя свою жизнедеятельность, живые организмы непременно затрагивают «личное пространство» других организмов. Это может происходить как между представителями одного вида, так и различных. В зависимости от того, вредит взаимодействие организмам или нет, различают нейтральные, положительные и отрицательные типы отношений.

внутривидовая конкуренция

Отношения, в которых оба организма не получают ничего, называются нейтрализмом. Положительным взаимодействием считается мутуализм – взаимовыгодное сожительство особей. Полностью отрицательными отношениями можно назвать аллелопатию, когда сожительство вредит обоим участникам. Сюда также относится внутривидовая и межвидовая конкуренция.

Некоторые взаимоотношения по-разному влияют на организмы. Например, при паразитизме и хищничестве один организм выживает за счет другого или питается им. При комменсализме пользу получает лишь один участник отношений, для другого они нейтральны. При аменсализме один организм вредит другому, но сам не получает ни вреда, ни пользы.

Конкуренция

Важными факторами для нормальной жизнедеятельности животных, растений, микроорганизмов является ресурс среды и пространство. При их нехватке между живыми организмами появляется конкуренция. Это вид антибиоза – антагонистических отношений, где различные особи вынуждены бороться за свое существование.

Соперничество в живой природе часто происходит, когда особи имеют схожие потребности. Если борьба происходит среди особей одного вида, это внутривидовая конкуренция, если к разным – межвидовая.

внутривидовая конкуренция примеры

Конкурировать живые организмы могут открыто, напрямую препятствуя жизни оппонента. Например, когда корни одних растений угнетают другие, или одни животные прогоняют других подальше от злачного места. Также конкуренция может быть косвенной. Она проявляется, когда соперник более активно уничтожает необходимый ресурс.

Внутривидовая конкуренция

Примеры внутривидовой борьбы можно встретить довольно часто. Данный тип конкуренции наблюдается между особями одной или нескольких популяций. Главной причиной для этого служит одинаковое строение организмов, а значит, и одинаковые потребности в факторах окружающей среды и пропитании.

Внутривидовая конкуренция является более жесткой, нежели межвидовая. Проявление такой борьбы можно наблюдать в разграничении территории между особями. Так, медведи оставляют на стволах деревьев следы когтей, предупреждая о своем присутствии. Для разделения пространства часто используют запах, громкий сигнальный крик. Порой особи попросту нападают друг на друга.

 внутривидовая и межвидовая конкуренция

Если соперничество происходит за ресурсы, то иногда оно носит асимметричный характер. В таком случае одна сторона страдает сильнее другой. В результате внутривидовой конкуренции в конечном итоге одна из популяций может исчезнуть или видоизмениться.

Почему наблюдается конкуренция?

Одним из важнейших заданий живых организмов является выжить, при этом передав потомству лучший генетический материал. В идеальных условиях, экологическом вакууме, для этого нет препятствий, а значит, и не существует соперничества.

Внутривидовая конкуренция возникает при неблагоприятных условиях среды, когда организмы вынуждены бороться за свет, воду или пищу. Суровые условия могут привести к изменению жизненного цикла вида, ускорить его развитие. Однако это не обязательно. Иногда соперничество происходит, когда особи спорят за право доминирования в стаде, стае или прайде. Такое поведение наблюдается у животных, у которых развита социальная иерархия.

внутривидовой конкуренции в конечном

Немаловажную роль играет плотность популяции. Чрезмерное разрастание популяции одного вида со временем приводит к нехватке ресурса, что может привести к вымиранию вида. Для избегания этого у некоторых видов, например у грызунов, даже появляется шоковая болезнь. Способность животных размножаться резко уменьшается, зато увеличивается подверженность различным заболеваниям.

Роль и механизмы конкуренции

Конкуренция является важнейшим инструментом природы. В первую очередь он призван регулировать количество особей. Каждый вид имеет свои допустимые значения плотности, и когда особей в пределах одной популяции становится слишком много, включаются контролирующие механизмы. Для осуществления этой роли природа использует различные способы: увеличение смертности, деление территории.

внутривидовой конкуренции в конечном итоге

В условиях высокой численности и ограниченного пространства некоторые особи могут покидать привычную среду обитания и осваивать другую. Так из одной популяции выделяются две разные. Это обеспечивает широкое распространение вида и высокую выживаемость. У определенных видов этот процесс - временный, например у мигрирующих птиц.

В результате внутривидовой конкуренции в конечном итоге выживают более стойкие и жизнеспособные особи. Их физиологические качества передаются генетически, а значит, способствуют совершенствованию вида.

Примеры внутривидовой и межвидовой конкуренции

Разграничить два основных типа конкуренции не всегда просто. Разбираться с этим лучше наглядно. Примером межвидовой конкуренции может служить «победа» серой крысы над черной. Они относятся к одному роду, но являются разными видами. Серая крыса более агрессивна и преобладает в размерах, поэтому она без труда смогла вытеснить черную из человеческих домов. Зато черная являлась частой гостей на кораблях мореплавателей.

примеры внутривидовой и межвидовой конкуренции

В качестве модели внутривидовой конкуренции можно упомянуть каннибализм, который отмечается примерно у 1300 видов животных. Самки богомола поедают самцов сразу после спаривания. Такое же поведение наблюдается у паков-каракуртов. Скорпионы и саламандры поедают часть своего потомства. У многих жуков личинки поедают своих собратьев.

Видом внутренней конкуренции является территориальность. Она наблюдается у рыб, пингвинов и большинства других птиц. В период размножения они не пускают представителей своего вида на собственную территорию, которую тщательно охраняют.

Конкуренция у растений

Растения, хоть и не могут открыто нападать на соперника и отпугивать его, тоже имеют свои методы соперничества. У них борьба происходит главным образом за свет, воду и свободное пространство. В жестких условиях существования внутривидовая конкуренция растений проявляется в виде самоизреживания.

Процесс этот начинается с распространения семян и захвата растением территории. Проросшие всходы не могут развиваться одинаково, одни растут активнее, другие медленнее. Высокие деревья с раскидистой кроной затеняют другие деревья, забирая всю солнечную энергию себе, а их мощные корни перекрывают путь к питательным веществам. Так маленькие и слабые растения засыхают и погибают.

модели внутривидовой конкуренции

Конкуренция отображается на внешнем виде растений. Представители одного вида могут существенно различаться, в зависимости от степени их изолированности от других особей. Наблюдать это явление можно у дуба. Отдельно растущий, он обладает широкой, раскидистой кроной. Нижние ветки сильные и хорошо развиты, ничем не отличаются от верхних. В лесу, среди других деревьев, нижние ветви не могут получать достаточно света и отмирают. Дуб обретает узкую, вытянутую форму кроны вместо шарообразной.

Заключение

Конкуренция является одним из видов взаимоотношений. Она происходит между всеми живыми организмами без исключения. Основной задачей конкуренции считается регулирование плотности особей, а также повышение их способности к выживанию. Часто конкуренция происходит из-за борьбы за пищу, воду, свет или территорию. Она может возникнуть в результате резкой нехватки одного из этих ресурсов.

Соперничество, как правило, происходит между видами, у которых потребности похожи. Чем больше сходства у живых организмов, тем сильнее и агрессивнее борьба. Конкурировать за ресурс могут особи как одного, так и разных видов. Внутривидовая конкуренция часто происходит для установления доминирующей особи, а также для того, чтобы популяция не разрасталась чрезмерно.

fb.ru

Конкуренция в животном мире

08.12.2014

Конкуренция возникает между организмами, которые имеют близкие или одинаковые потребности и используют одни и те же ресурсы. Так один из них потребляет ресурсы другого, что ухудшает его рост, развитие и размножение. Такой ресурс обычно ограничен. Это может быть пища, территория, свет и тому подобное. Выделяют два типа конкуренции: внутривидовая, когда конкурентами становятся особи разных видов, родов, и межвидовой.

Внутривидовая конкуренция наступает в том случае, когда потребности определенного вида организмов превышают запасы необходимого ресурса и часть особей вида его недополучает. Конкуренция растет с увеличением популяции вида. Выделяют две формы: а) эксплуатационную, когда особи, которые конкурируют, не взаимодействуют непосредственно друг с другом, но каждая получает ту часть ресурса, которая осталась ей от других; б) интерференционную, когда одна особь активно мешает другой использовать ресурс (охрана “своей” территории животными, заселение биотопа растениями и т.п.). Внутривидовая конкуренция влияет на рождаемость, смертность, рост и обилие (плотность) Совокупность этих последствий конкуренции влияет на прирост биомассы, а в некоторых случаях приводит морфологические изменения, в частности, истончение стебля и ствола. Борьба за свет и влагу меняет габитус кроны, вызывает усыхание и опадение боковых ветвей, формирования верхушечной кроны лучше можно проследить на примере сосны, ели и других хвойных и широколиственных пород.

Межвидовая конкуренция приобретает острых форм между видами, которые имеют подобные жизненные требования и занимают в биогеоценозе ту же экологическую нишу. Таким образом жизненные интересы этих видов пересекаются, и они пытаются победить конкурента. Конкуренция вызывает угнетение или полное вытеснение с экологической нише одного вида и замены его другим, более приспособленным к условиям окружающей среды. Конкуренция играет важную роль в процессе видообразования как один из самых эффективных факторов естественного отбора.

Межвидовой, как и внутривидовой конкуренции делятся на эксплуатационную и интерференционную, или прямую и косвенную. Обе формы присущи как растениям, так и животным. Примером прямого воздействия на конкурентов является затенение одними видами других. Некоторые растения выделяют в почву токсичные вещества, и этим подавляют рост других видов. Например, листья каштана, когда разлагается, выделяет в почву токсичные соединения, подавляя рост сеянцев других видов, а несколько видов шалфея (Salvia) продуцируют летучие соединения, которые негативно влияют на других растений. Такой токсическое воздействие одних растений на другие называют аллелопатия. Опосредованная конкуренция не столь ощутима, как прямая, а ее последствия проявляются после длительного воздействия в форме дифференцированного выживания и размножения.

« Нейтрализм, Аменсализм Антропические факторы »

moyaosvita.com.ua

Конкуренция животных рыночных отношений

Что мы обычно подразумеваем, когда говорим о конкуренции? Чаще всего мы имеем ввиду борьбу за некие ценности. Однако такая формулировка совершенно игнорирует тот факт, что это не просто борьба за нечто, но и борьба между кем-то и кем-то. Таким образом, конкуренция – это в первую очередь взаимоотношения между субъектами, или способ взаимодействия в некоем социуме. В дальнейшем мы покажем, почему этот аспект важен в понимании сути конкуренции как социально-психологического феномена.

Адепты свободного рынка, убежденные в том, что человек – суть животное, утверждают, будто бы конкуренция – естественный биологический механизм, заложенный в человека самой природой. Это залог развития, говорят нам «гуманисты-рыночники». Весомым подспорьем для такого утверждения являются работы различного рода популяризаторов науки – биологов, социобиологов, этологов и т.д. Хотя тот же Докинз, икона биологизаторов и буржуазных атеистов, говорит, что человек – единственное животное, способное преодолеть свою животную сущность. Апогеем биологизаторства является хорошо всем знакомый социал-дарвинизм.

С точки зрения биологии конкуренция, конечно, естественна в животной среде. И человек как часть животного мира не может быть здесь исключением. Паттерн конкуренции используется животными в условиях ограниченного количества ресурсов, необходимых для выживания. Таким образом, и для человека такое поведение естественно только тогда, когда остро стоит вопрос выживания. Примеры мы можем наблюдать в работах Виктора Франкла, Примо Леви, Варлама Тихоновича Шаламова и т.д. Все эти люди лично побывали там, где человек становится животным, – в лагерях смерти. Существование человека в таких условиях сводится к невозможности полного удовлетворения базовых – физиологических – потребностей: поесть, попить, поспать, быть в безопасности. Это прямая угроза жизни, которая ставит человека в ситуацию постоянного выживания в условиях ограниченности ресурсов для удовлетворения базовых потребностей. В подобной ситуации отмирают почти все нормы морали и нравственности, включаются животные инстинкты, и начинается конкуренция.

Однако, в эволюционном процессе имеется еще и такой механизм как приспособление, которое по большей части и является основной причиной развития и процветания биологических видов. В результате приспособления виды животных получают новые признаки, теряют или видоизменяют старые. Но результаты генетического приспособления заметны не сразу в силу длительности процесса изменчивости признаков. На механизм генетического приспособления достаточно сложно влиять, и на базе приспособления невозможно строить манипулятивные модели воздействия на поведение, чего не скажешь о конкуренции.

Но если у животных способы взаимодействия во многих случаях ограничены конкуренцией, то у человека есть совершенно уникальная способность, отличающая его от животного. Это способность к изменению окружающего мира, к труду, к созиданию, которая есть по сути – человеческое мышление. Будучи существом мыслящим, разумным, у человека нет необходимости конкурировать с другими видами или себе подобными за еду, например. Он научился культивировать продукты питания, опреснять воду и бурить скважины, производить энергию и строить дома. Описанная выше история с лагерями ставит людей в условия, когда они становится не способны создавать необходимые ресурсы, – это насилие и жестокое принуждение к труду, не связанному с производством ресурсов для себя.

Искусственное создание ситуации конкуренции в человеческом обществе лишает человека его единственно человеческой особенности – созидать, вынуждая только приспосабливаться, бороться и отнимать. То есть выживать, а не жить. Заявления о нормальности конкуренции превращают нас в животное на бессознательном уровне, подводя к этому различные социальные идеологемы, вроде индивидуализма, успешности и т.д. Постмодернистский кризис идей в этом смысле есть не что иное, как результат распространения конкуренции в качестве основного способа взаимодействия между людьми, – утраченная способность к созиданию.

А если посмотреть на конкуренцию с точки зрения психологии и немного порефлексировать на эту тему, то становится ясно, что в основе этого способа взаимодействия лежит страх. Глубинный, инстинктивный страх смерти, или более поверхностное его выражение – страх быть неуспешным, быть неудачником, быть хуже. Они возникают из-за недостатка уверенности в том, что человек хорош сам по себе уже самим фактом своего существования, без всякого сравнения с кем-либо и безотносительно его достижений на рынке. Что, впрочем, неудивительно, учитывая экономическую составляющую человеческих взаимоотношений. Конкуренция всегда означает опасность. Можно ли говорить о каком-либо позитивном развитии или созидании в ситуации перманентной опасности и страха? Нет, нельзя. Ведь главной целью любого организма здесь является удовлетворение потребности в безопасности, а не создание чего-то нового. И этому удовлетворению оказывается подчинена вся жизнь человека. За отсутствием надзирателей с палками человек сам себе становится надзирателем, задает жесткий график жизни и постепенно превращается в того хомячка, бегущего в колесе, которое установлено в клетке…

У «гуманистов-рыночников» есть еще одна мантра, что здоровая рыночная конкуренция не может привести к монополии, а монополия – продукт лишь извращенной фантазии тоталитарных режимов. Удивительно, но факт: конкуренция – прямой путь к монополии. Ведь единственный способ обезопасить себя – просто устранить конкурентов, а затем не давать появляться новым. В основе монополии живет все тот же страх, только здесь он задекорирован успешностью, наличием собственной службы безопасности и стаей телохранителей. Все это должно говорить нам о якобы важности, престижности и высоком статусе монополиста! Но на самом деле только подчеркивает то всепоглощающее чувство страха, которое и привело его на олимп золотого колеса в золотой клетке. Это легко подтверждается опытным путем: наверняка каждый из читателей играл в «Монополию» (название как бы говорит само за себя) и знает, как это бывает. Конечно, настольная игра – это не реальный капитализм. Однако, игрушечный его вариант вполне позволяет прочувствовать все прелести конкурентной борьбы и рыночных взаимоотношений.

Важно понимать, что конкуренция сама по себе не способна производить и приумножать блага. Она только способ устранения других претендентов на блага, уже существующие. Это не веселые старты, где главное – не победа, а участие, и в конце все дружно поедают мамины пироги, запивая чаем. В конкуренции идёт война на уничтожение. «Умри ты сегодня, а я – завтра», и после нас хоть трава не расти. Человек человеку – волк, – вот её четкий и лаконичный слоган. Это явление ставит точку там, где могли бы быть сотрудничество и солидарность.

Да, конкуренция не единственный способ взаимодействия и взаимоотношений. И естественно не самый эффективный, если не сказать обратного. Определение конкуренции как способа взаимодействия в психологии означает, что этот способ направлен на удовлетворение собственных интересов в ущерб всем прочим. Вполне в духе индивидуализма рыночной эпохи. Собственно, такую стратегию взаимодействия сейчас использует власть, опирающаяся на олигархов-монополистов.

Помимо конкуренции существует также компромисс, о котором много, вслух и с удовольствием любит говорить все та же власть. Компромисс – это способ взаимодействия, при котором невозможно полное удовлетворение интересов всех сторон. Снижение ставки по Платону с 3,73 до 1,53 – это компромисс, который, впрочем, в текущих условиях больше похож на конкурентную уступку. Многие любят представлять такой вид выхода из конфликтной ситуации как «тебе половинку и мне половинку», но на самом деле компромисс выглядит скорее как «ни себе, ни людям». К примеру, компромиссной долгое время являлась ситуация со здравоохранением: люди не имели качественной медицины, но и власти не могли рассчитывать на получение прибыли с этой отрасли.

Еще один способ – приспособление – характеризуется принесением в жертву собственных интересов ради интересов более активного субъекта отношений. Приспособленцы – это КПРФ, например. Благодаря подобной стратегии один субъект имеет возможность пользоваться некоторыми благами, которые ему перепадают от другого субъекта за поддержку его интересов. Выражаясь языком биологии, это могут быть паразитизм или симбиоз. В приведенном примере партия, называющая себя коммунистической, по факту не заявляет коммунистических интересов и не пытается их отстаивать, поддерживая зачастую совершенно противоположные взгляды и ценности.

Совсем оригинальный способ взаимодействия – избегание или отсутствие стремления к удовлетворению чьих-либо интересов вообще, включая собственные. Он возникает из-за невнимания к собственным интересам, а также отсутствия осознанности интересов как таковых вообще. В основе этого способа лежит тотальное отчуждение. Применительно к экономике и политике избегание пытаются использовать так называемые аполитичные граждане, хотя большинство из них чаще оказывается теми же приспособленцами вследствие неосознанности интересов либо по причине наличия сытной кормушки.

Воистину спасением среди этого зоопарка хищников, паразитов и стервятников выглядит сотрудничество – способ взаимодействия, основанный на осознании и стремлении к удовлетворению собственных интересов и интересов других субъектов взаимоотношений. Но с сотрудничеством в нашем обществе туго.

Тотальная конкуренция, навязанная людям в качестве единственного способа добиться успеха, как и само понятие успеха, является лишь отвлекающим фактором от настоящих интересов конфликта сторон. С помощью неё элитные хомячки, крутящие свои золотые колеса, просто устраняют конкурентов на те блага, которые необходимы всем. Поэтому нет и не может быть никакого конфликта интересов между наемными рабочими завода или фирмы. Есть конфликт интересов между наемными рабочими и владельцами этого завода или фирмы. Нет никакого конфликта интересов между политическими партиями, есть видимость политической борьбы, за которой скрываются истинные интересы власти и народа. Нет никакой нужды конкурировать друг с другом за «успешность». Есть лишь необходимость объединяться и бороться за достойные условия жизни для каждого.

От того, что мы конкурируем между собой, делаем вид, что конкурируем, избегаем политики или приспособляемся ко все более ухудшающимся условиям жизни, не выигрывает никто из нас. Кроме тех, кто заставил нас поверить в то, что конкуренция – это единственный путь к успеху и счастью, а политика – это грязное дело, не достойное нормального человека. Кроме тех, кому хотелось заставить нас поверить в то, что мы по определению и от рождения неудачники, и лишь борьба с себе подобными сможет сделать нас людьми. Пока мы, как малые дети, заняты выяснением отношений между нашими песочницами или внутри них, большие дяди в наших карьерах распределяют между собой наши ресурсы, отсыпая лишь небольшую их долю по песочницам.

Настало время признать, что мы – пролетариат и прекариат, свободные художники и трудовые мигранты, учителя и родители, врачи и пациенты, продавцы и покупатели, студенты и преподаватели – друг другу не враги. Каждый из нас не претендует на личное счастье другого и достоин жить как человек. Потому что каждый из нас и есть человек, а не животное. Политика – это не грязь, политика – это осознание собственных интересов, объединение, солидарность и борьба за них с теми, кто так или иначе попирает интересы большинства в угоду толщине своих кошельков. Накопление капитала всего лишь способ заглушить бесконечный страх перед теми, кто претендует не на их личное имущество, жизнь, счастье… а на достойную жизнь для каждого человека на Земле.

dletopic.ru

Межвидовая конкуренция и борьба за существование

Борьба за существование является предпосылкой и необходимым условием для действия естественного отбора. Формы и интенсивность борьбы за существование определяют характер и направление отбора.

Ч.Дарвин говорил: «Я должен предупредить, что применяю этот термин в широком и метафорическом смысле, включая сюда зависимость одного существа от другого, а также включая (что еще важнее) не только жизнь одной особи, но и успех ее в оставлении после себя потомства. Про двух животных из рода, в период голода, можно совершенно верно сказать, что они борются друг с другом: пищу и жизнь. Про растение, ежегодно производящее тысячу семян, из которых в среднем вызревает лишь одно, еще вернее можно сказать, что оно борется с растениями того же рода и других, уже покрывающими почву. Омела зависит от яблони и еще нескольких деревьев, но было бы натяжкой говорить о ее борьбе с ними потому только, что если слишком много этих паразитов вырастет на одном дереве, оно захиреет и погибнет. Но про несколько сеянок омелы, растущих на одной и той же ветви, можно совершенно верно сказать, что они ведут борьбу друг с другом. Так как омела рассевается птицами, ее существование зависит от них, и, выражаясь метафорически, можно сказать, что она борется с другими растениями, приносящими плоды, тем, что привлекает птиц пожирать ее плоды и, таким образом, разносить ее семена. Во всех этих значениях, нечувствительно переходящих одно в другое, я ради удобства прибегаю к общему термину Борьба за существование».

Рассмотрим в общей форме, как протекает этот процесс в биогеоценозах. В исторически сложившихся стабильных биогеоценозах численность составляющих их популяций, как правило, поддерживается на некотором среднем уровне. Регулятором стабильности выступает борьба за существование в виде ограничения беспредельной размножаемости популяций. В качестве иллюстрации приведем данные колебаний численности зайца-беляка, с которыми связаны колебания численности хищников (рис. 1).

Взимозависимость численности зайцев и хищников

Когда численность зайца достигает значительной величины, популяции хищников благо даря обилию пищи также увеличиваются. При сокращении численности зайцев из-за болезней, уничтожения и неблагоприятных климатических условий погибает и часть популяций хищников. Численность популяции регулируется не только хищниками, патогенными микробами или абиотическими условиями, но и внутри-популяционными механизмами. Французский ученый Бреретон провел на мышах эксперимент, чтобы выяснить, каким образом скученность животных в клетке влияет на плодовитость самок. Результаты опытов показали, что при плотности, превышающей оптимальную, самки резко сокращали или вообще утрачивали способность давать потомство. Это явление получили название «эффект группы». Затем Л. Бреретон обратился к исследованиям эффекта группы на мучном жуке-хрущаке им рода Tribolium. И здесь оказалось, что в сосудах с большой плотностью самок процент оплодотворенных яиц был меньше, чем в сосудах с малой плотностью. Эти данные подкрепили выводы, что у организмов разных видов регуляция численности осуществляется не только внешними, но и внутренними механизмами Таким образом, как бы организмы ни стремились к размножению, совокупность разных факторов определяет в итоге реальную размножаемость — количество потомства в каждом поколении. Мерилом интенсивности борьбы за существование является плодовитость, измеряемая числом семян у растений, яиц и детенышей у животных, продуцируемых за сезон размножения.

Формы борьбы за существование

Известны две основные формы борьбы за существование: конкуренция и прямая борьба.

Конкуренция. Конкуренция — ведущая форма борьбы за существование, так как именно в состязании проявляются основные противоречия между организмами, выступающие источником их эволюции. Конкуренция вызывается, с одной стороны, одинаковыми биологическими потребностями (пища, условия размножения и т.д.), с другой — одинаковыми возможностями их удовлетворения. У шмеля и белки пищевые интересы различны, им нечего «делить», и поэтому они не вступают в конкуренцию, в то время как белки активно конкурируют друг с другом за пищу, особенно в условиях ее дефицита. В конкуренции ярко проявляется активная роль организмов в борьбе за жизненные средства. В зависимости от объекта конкуренции можно выделить три ее разновидности: трофическую, топическую и репродуктивную.

Трофическая конкуренция обусловлена у животных потребностями в одинаковой пище, у растений — в одних и тех же питательных веществах (вода, минеральные соли) и солнечной энергии, необходимых для фотосинтеза. Трофическая конкуренция происходит между особями как одного, так и разных видов.

Внутривидовая трофическая конкуренция носит наиболее острый характер, так как в нее вступают особи, одинаковые по морфофизиологической конституции и поэтому имеющие потребности в одинаковой пище. Это положение, выдвинутое Дарвином, подтвердилось множеством опытов на простейших, растениях и многоклеточных животных.

На протяжении многих лет экологи ставили опыты по изучению внутривидовой трофической конкуренции у малого мучного хрущака (Tribolium confusum). При плотности, превышающей оптимальную (перенаселение), внутривидовая конкуренция у мучного жука обострялась настолько, что переходила в каннибализм — хрущаки начинали поедать отложенные самками яйца. Из опытов по изучению роли перенаселения в эволюции на примере ряда растений (кок-сагыз, морковь, свекла, марь белая) был сделан вывод об избирательном выживании особей, лучше приспособленных к добыванию питательных веществ и влаги, имеющих большую скорость роста. При этом была установлена интересная закономерность: уменьшение площади питания при той же численности у мари белой вызывало сокращение средней плодовитости растения, однако с сохранением общей урожайности семян на всех растениях. Способность растений при изменении площади питания адаптивно изменять уровень ростовых процессов и сохранять соответствующую этому уровню плодовитость получила название аккомодации роста. Таким образом, в условиях перенаселения только при крайне сильных загущениях наблюдается угнетение всех особей и даже их гибель в начальной фазе развития. В подавляющем же числе случаев конкуренция приводит к отбору лучше приспособленных к питанию особей и общему явлению аккомодации роста.

Внутривидовая трофическая конкуренция может возникать не только в условиях большой плотности. Она всегда наблюдается 'там, где сталкиваются пищевые интересы особей, что может происходить и при относительной их разреженности в пространстве. Это характерно для животных, активно защищающих свои охотничьи участки, особенно для хищников с агрессивным поведением.

Внутривидовая трофическая конкуренция может быть не только индивидуальной, т. е, происходить между отдельными особями. В конкуренцию за пищу вступают и группы генетически однородных особей (колонии, семьи). Такую конкуренцию называют групповой (или межгрупповой). Примером ее может служить конкуренция за пищу между двумя семьями волков, охотничьи участки которых перекрываются.

По эволюционному значению внутривидовая трофическая конкуренция — исключительно важная причина совершенствования морфофизиологических и поведенческих адаптации, связанных с улучшением способов добывания пищи и эффективности ее усвоения организмом. Например, в результате внутривидовой конкуренции у саксаула выработалась способное развивать стержневой корень длиной более 10 м, необходимый для добывания воды из глубоко залегающих водоносных горизонтов. Эта же разновидность конкуренции привела к совершенствованию у растений средств защиты от чрезмерного испарения влаги в условиях ее дефицита (узкие устьица, толстый восковой покров на листьях).

Межвидовая трофическая конкуренция происходит между отдельными особями или группами особей разных видов за одинаковую пищу (у животных), одинаковые питательные вещества, влагу, свет (у растений).

Классическим изученным примером индивидуальной межвидовой конкуренции является борьба между двумя близкородственными видами инфузорий Paramecium caudatum и P. aurelia. При выращивании этих видов в одной культуре уже через 16 суток в пробирке размножились только особи P. aurelia. Особи того вида в конкуренции за пищу победили потому, что обладают большей скоростью роста.

Примером межгрупповой трофической конкуренции двух видов может служить борьба за пищу между стадами оленей, семьями волков и стаями шакалов. Эта разновидность конкуренции отмечается среди высокоорганизованных животных и, как правило, не носит острого характера.

Исход межвидовой трофической конкуренции может сильно зависеть от изменений экологических условий. Один вид мучного хрущака Tribolium castaneum побеждает своего конкурента Т. confusum в условиях повышенной температуры и влажности, но оказывается побежденным в прохладных и сухих условиях. Попеременное изменение «климата» может привести к устойчивому конкурентному взаимодействию между этими видами. Данный вывод имеет большое значение, так как он объясняет устойчивость отношений. между видами в природных биогеоценозах. Исследованиями конкуренции у растений была показана реальность сосуществования конкурирующих видов в одном местообитании. Так, два вида клевера обитают в одной среде с одинаковыми температурой, освещением, почвенными условиями вследствие различий в характере роста. Один вид (Tribolium repens) быстрее проходит стадии развития и скорее формирует листву. Другой же вид (Т. fragiferum), обладая более длинными черешками и выше посаженными листьями, переходит в верхний ярус и тем самым избегает затенения со стороны своего соседа.

Межвидовая трофическая конкуренция является важной причиной совершенствования морфофизиологической организации. Например, эволюция двух видов хищников, конкурирующих за одинаковую пищу, идет по пути развития способности к быстрому бегу, совершенствования органов слуха, зрения, обоняния.

Топическая форма конкуренции, т. е. конкуренция, обусловленная совместным обитанием в одной среде, охватывает отношения между организмами, когда они подвергаются действию общих абиотических факторов (холод, засуха, засоленность и т. п.). Важно обратить внимание, что топическая конкуренция происходит не между организмами и абиотической средой, а между самими организмами на фоне общих абиотических условий. Оценщиком того, какой организм обладает лучшей к ним приспособленностью в сравнении с другими организмами могут быть и биотические факторы. Так, многие виды животных имеют маскировочную окраску, одинаковую к определенному цветовому фону среды (например, белая окраска у лесных куропаток и зайцев-беляков в зимних условиях). Причиной возникновения такой сезонной окраски является не снежный покров как таковой, а общие хищники (совы, лисицы).

Топическая форма конкуренции имеет индивидуальный и групповой характер. Во втором случае на фоне общих абиотических условий происходит конкурентная борьба между группами генетически сходных организмов (клонами, выводками, семьями). Так, при резком похолодании могут быть уничтоженье целиком выводки птенцов в гнездах, но сохранятся те, которые находятся в более утепленных гнездах. Исход такой межгрупповой конкуренции будет заключаться в совершенствовании способов заботы о потомстве.

Таким образом, топическая форма конкуренции — важная причина выработки приспособлений к неблагоприятным условиям абиотической среды (совершенствование теплорегуляции, защиты от потери влаги) и к биотическим факторам (возникновение покровительственных окрасок), которые вызывают конкуренцию на фоне действия общей абиотической среды.

Репродуктивная форма конкуренции выражается в борьбе особей за воспроизведение потомства. Эта форма конкуренции распространяется на все стадии жизни, связанные с периодом размножения. Она может начинаться с борьбы особей одного вида за партнера для спаривания и оплодотворения, что наиболее характерно для высокоразвитых животных. Репродуктивная конкуренция имеет более смягченный характер, чем трофическая. Гибель особей, как правило, обусловлена не прямыми столкновениями претендентов на самку, а другими причинами. Например, у морских котиков молодые самцы в борьбе за самку со старыми секачами получают раны, которые становятся местом инфекции, чаще всего и приводящей их к гибели. Конкуренция за партнера для спаривания ведет к совершенствованию вторичных половых признаков (увеличению размеров тела у самцов, развитию рогов, яркого оперения, ритуалов брачного поведения).

После появления потомства репродуктивная форма конкуренции обусловливается уже борьбой за пищу для потомства и его защитой.

Репродуктивная конкуренция в этот период часто имеет хорошо выраженный групповой характер. Многим приходилось наблюдать у скворцов, галок, чаек, как пара родителей активно защищает свое гнездо. Особенно активно внутри- и межвидовая репродуктивная конкуренция проявляется в период выкармливания потомства. На этот период приходится наибольшая энергетическая нагрузка в годичном жизненном цикле, особенно у видов с выраженной заботой о потомстве. Обеспечить пищей потомство — значит сохранить вид. В конкуренции за выкармливание потомства объединяются репродуктивная и трофическая формы, поэтому обобщенно ее можно назвать репродуктивно-трофической.

Репродуктивная конкуренция широко распространена и у растений. Уже в период опыления происходит конкуренция между растениями, опыляемыми насекомыми. Те особи, которые более привлекают насекомых окраской цветка, запахом, имеют больше шансов быть оплодотворенными пыльцой, переносимой насекомыми, В местах совместного произрастания репродуктивная конкуренция происходит между растениями за семенную продуктивность. Растения, оказавшиеся в более благоприятных условиях питания, успешнее конкурируют не только по приросту общей биомассы, но и по плодовитости. У саксаула, например, в условиях дефицита влаги семенная продуктивность заметно выше у одиноких деревьев, чем у произрастающих скученной группой, где конкуренция за влагу обостряется. Репродуктивная конкуренция у растений проявляется и в период распространения семян. Семена с лучшим летательным аппаратом имеют больше шансов отдалиться от материнского растения и оказаться в более благоприятных условиях для прорастания.

Эволюционное значение репродуктивной конкуренции чрезвычайно велико. Она является причиной возникновения и совершенствования адаптации, связанных с размножением, — главным свойством жизни и необходимой предпосылкой ее эволюции. Сюда относятся первичные и вторичные половые признаки, запасание питательными веществами яйцеклеток, способы оплодотворения, выкармливания и защита потомства у животных. У растений репродуктивная конкуренция приводит к совершенствованию способов опыления и оплодотворения, обеспечению семян эндоспермом, совершенствованию способов распространения семян, их защиты от неблагоприятных воздействий и многих других прогрессивных признаков, обеспечивающих более успешное размножение.

Прямая борьба. В отличие от конкуренции, при которой организмы вступают во взаимодействия опосредованно, т. е. через факторы биотической или абиотической природы, прямая борьба за существование проявляется в непосредственных взаимодействиях организмов друг с другом и с абиотической средой.

Прямая борьба с биотическими факторами основана на противоречивых взаимодействиях организмов за пищу и размножение. Соответственно этому она проявляется в двух разновидностях: трофической и репродуктивной. Прямая трофическая борьба, поскольку она связана с добычей пищи, носит характер ярко выраженных антагонистических отношений, особенно между особями разных видов. Сюда включаются отношения между растениями и их потребителями, хищником и жертвой, паразитом и хозяином, патогенным микробом и макроорганизмом, вирусами и бактериями. Крайнюю форму антагонизм между особями одного вида приобретает в случаях каннибализма.

В итоге прямой борьбы растения вырабатывают различные защитные приспособления (колючки, толстую кутикулу, бактерицидные вещества и др.) от поедания животными, заражения фитопатогенами. Эволюция организмов, которые являются объектом питания плотоядных видов и местом обитания паразитов, шла через развитие способности к быстрому бегу, совершенствование органов слуха, зрения, обоняния, путем скрытого образа жизни, активной борьбы с паразитами. Борьба с патогенными микробами способствовала развитию иммунитета.

Не всегда удается провести четкую грань между конкуренцией и прямой борьбой за пищу. Однако общим критерием такого разделения является то, что при конкуренции организмы борются опосредованно, а прямая борьба заключается в непосредственных их столкновениях, как это четко выражается в борьбе между хищником и жертвой. Сказанное относится и ко всем другим разновидностям конкуренции и прямой борьбы.

Прямая репродуктивная борьба за существование — это борьба между особями за места размножения и добычу пищи для потомства. Особенно наглядно она проявляется, например, на птичьих базарах, когда особи одного и разных видов вступают в прямые конфликты за распределение мест гнездования. Такая разновидность прямой борьбы, по-видимому, не играет существенной роли в эволюции, за исключением случаев, когда она становится причиной расхождения внутривидовых форм по разным экологическим нишам, связанным с местами размножения.

Наблюдаются многочисленные случаи, когда прямая борьба с биотическими факторами осуществляется с помощью биологически активных веществ, продуцируемых в среду самими о организмами. Это явление получило название аллелопатия (подавление). Аллелопатия весьма широко распространена у растений, грибов и микроорганизмов. Многие растения и микро организмы выделяют в среду химические вещества (антибиотики), I подавляющие (ингибирующие) рост развития других растений и микроорганизмов. В числе веществ-ингибиторов растительного происхождения широко распространены алкалоиды (эфирные масла, фенолы). Хорошо известен грибок пенициллиум, продуцирующий антибиотик пенициллин. Аллелопатия приводит к возникновению и совершенствованию защитных адаптации самой разнообразной физиологической и биохимической природы.

Прямая борьба с использованием биогенных ингибиторов может быть тесно связана с конкуренцией, как это было показано на инфузории Paramecium aurelia. У этого вида обнаружены генетически различные клоны «жертв» и «убийц». Инфузории-«убийцы» выделяют антибиотик парамеции, убивающий другие линии инфузорий. Между этими линиями происходила конкуренция за выживание на фоне вредного действия парамецина.

Прямая борьба с абиотическими факторами обусловлена отрицательным воздействием на организмы разнообразных климатических. условий (низких и высоких температур, засухи, переувлажнения),, вредных химических веществ (солей, кислот), недостатка кислорода, света и т. д.

Прямая борьба с абиотическими факторами — причина выработки самых разнообразных защитных адаптации к соответствующему фактору среды. В ходе эволюции растений создавались физиологические механизмы защиты от низких температур. Растения подготавливаются к зиме, заранее накапливая в протоплазме клеток достаточное количество Сахаров и глицерина, препятствующих кристаллизации протоплазмы. Благодаря этому, например, сосна зимой выдерживает морозы —40°С и более. У животных прямая борьба с низкими температурами обусловливает совершенствование шерстного покрова, активный образ жизни или, наоборот, уход в спячку и анабиоз, устройство нор, гнезд и других средств защиты от холода.

Сама логика дарвинизма, основу которого составляют положения о противоречии между тенденцией организмов к неограниченному размножению и ограниченностью средств жизни, о вытекавшей отсюда объективной неизбежности борьбы за существование требовала изучения экологических факторов эволюции.

Работы эволюционных экологов 20—30-х годов были знаменательны тем, что они вновь после Ч. Дарвина широко включили в свои исследования борьбу за существование как важнейшего фактора эволюции.

В эти годы синтез дарвинизма с экологией осуществлялся в основном исследованиями колебаний численности популяций, регулируемых борьбой за существование (внутри- и межвидовой конкуренцией) с использованием данных практики по учету численности промысловых видов и акклиматизации. В целом же исследования борьбы за существование как фактора эволюции проводились по трем направлениям: экспериментальному, математико-экспериментальному и основанному на обобщениях полевых наблюдений.

Начало экспериментальному направлению было положено работами отечественных ботаников (А. А. Сапегин, В. Е. Писарев, Н. Н. Кулешов) по выяснению влияния конкуренции на преобразование смешанных посевов культурных растений. Опытный материал составляли смеси сортов пшеницы, ячменя и других растений. Данные этих опытов демонстрировали, что преимущества в сортосмесях определялись борьбой за существование в различных экологических условиях их произрастания.

В 20-х годах отечественный ученый В. Н. Сукачев и его ученики на одуванчике и овсянице поставили ряд опытов с целью исследования результатов борьбы за существование между особями одной линии и разных линий в различных условиях посева. Было установлено, что изменения интенсивности борьбы за существование в посеве разной плотности и разного качественного состава приводят к избирательному переживанию более стойких особей. Выяснилось, что даже при значительной степени загущения общей угнетенности растений не происходило, а всегда наблюдалось выживание одних особей за счет гибели других.

В. Н. Сукачев сделал важный вывод о том, что борьба за существование есть реальный факт, что она в итоге неизбежно приводит к адаптивным эволюционным преобразованиям. Именно поэтому работы В. Н. Сукачева были признаны впоследствии классическими и вошли во многие сводки работ по эволюционной теории.

Экспериментальное изучение борьбы за существование проводилось и на животных (мучном жуке, инфузориях, тополевой моли). Было установлено, что плотность особей — важный регулятор численности у животных в результате обострения внутривидовой конкуренции. Плотность влияет и на основные процессы жизнедеятельности (рост, активность поведения в добыче пищи и размножении), которые наиболее эффективно протекают при средней плотности.

Второе направление в синтезе дарвинизма с экологией было связано с созданием математической теории борьбы за существование. Математическая формализация экологических процессов строилась на описании колебаний численности в сопряженных системах «хищник — жертва».

Одним из первых экспериментальную проверку выводов математической теории борьбы за существование провел отечественный ученый Г. Ф. Гаузе. Он поставил ряд простых, но очень наглядных опытов по изучению борьбы за существование внутри одного и между разными видами инфузорий. Гаузе доказал, что борьба за существование ведет к отбору как среди хищников, так и среди жертв. Широко вошел в мировую литературу «принцип Гаузе», согласно которому виды с одинаковыми экологическими требованиями не могут длительно существовать на одной территории. Опыты Гаузе убедительно подтвердили дарвиновский принцип дивергенции.

Третье направление заключалось в полевых исследованиях колебаний численности популяций с обработкой статистических данных. Наблюдаемые колебания численности популяций животных по годам подтверждали положение Ч. Дарвина, что тенденция организмов к безграничному размножению сдерживается борьбой за существование.

Разработка проблемы борьбы за существование в 20—30-е годы шла преимущественно по линии изучения отдельных ее компонентов: внутривидовой и межвидовой борьбы, индивидуальной и групповой конкуренции. Однако уже в это время борьба за существование стала исследоваться в единстве с другими факторами эволюции: колебаниями численности, миграцией, изоляцией, а также с естественным отбором. Данные исследований подготавливали почву для понимания борьбы за существование как сложного целостного процесса.

Заканчивая рассмотрение начального этапа в объединении дарвинизма с экологией, необходимо отметить следующее. Из истории науки известно, что прогресс научных исследований во многом могут обусловливать запросы хозяйственной практики. Это хорошо иллюстрируется развитием эволюционной экологии в рассматриваемые годы. «Во времена Дарвина, —писал С. А. Северцов, — борьба за существование не изучалась, так как тогда не было необходимых экономических предпосылок для таких исследований». Экологи начали изучать борьбу за существование в связи с необходимостью выяснения причин, от которых зависит численность полезных диких животных и вредителей сельского хозяйства.

Движущими силами, или причинами, эволюционного развития являются борьба за существование и естественный отбор, борьба за существование признается причиной эволюции потому, по этим понятием обобщенно обозначаются все противоречия между самими организмами, а также организмами и абиотической средой, которые складываются в биогеоценозах. Согласно недиалектической концепции противоречия выступают причиной развития любой формы материи. Противоречия как причина нелогической эволюции разрешаются благодаря выживанию и размножению более приспособленных организмов, т. е. естественным отбором. Отбор определяет содержание эволюции: создание новых адаптации, образование видов и прогрессивное развитие живой природы. Вот почему изучение борьбы за существование и естественного отбора составляет центральную задачу эволюционной теории.

Борьба за существование — явление уникальное, не имеющее и налогов ни в физическом мире, ни в человеческом обществе. Стремление организмов выжить и оставить потомство составляет исходное условие борьбы за существование.

Общая характеристика борьбы за существование. Борьба за существование есть сложный процесс противоречивых взаимодействий особей одного и разных видов, который через уничтожение менее приспособленных организмов ведет к естественному отбору. Закономерным следствием борьбы за существование является снижение численности особей каждого поколения.

Ч. Дарвин полагал, что борьба за существование есть объективный процесс, вызываемый противоречием между тенденцией организмов к неограниченному размножению и ограниченностью реальных средств для этого. Дальнейшие исследования внесли поправки в это положение. Оказалось, что борьба за существование не всегда вызывается недостатком пищи при перенаселении или ограниченностью территории обитания и размножения. Нередко наблюдается борьба между хищником и жертвой при избытке пищи для него или между хищниками при нормальном территориальном обеспечении, вызываемая просто агрессивностью хищника. Вместе с тем положение Дарвина о противоречии между количеством нарождающегося в каждом поколении потомства и препятствиями на пути выживания его до следующего размножения составляет "основу современного понижения сущности и причин борьбы за существование.



biofile.ru

Конкуренция и изоляция в мире диких животных

В самой южной части советского Приморья, там, где утреннее солнце появляется прямо из вод Японского моря, ранней весной (когда на бурых сопках еще лежат клочья снега, когда темные воды рек окаймлены зеленоватыми ледяными закраинами и малиновыми полосами чозениевого мелколесья) на обширных песчано-галечниковых речных косах появляются первые уссурийские зуйки (кулички).

Небольшие, величиной со скворца, голенастые птички степенно расхаживают вдоль самой кромки воды, то и дело погружая в нее голову по самые плечи. Так кулички ловят притаившихся на илистом дне крупных личинок поденок. Пресытившись ими, зуек выходит на мокрый прибрежный песок и начинает, словно миноискателем, зондировать его своим клювом: то там, то здесь птица достает буквально «из-под земли» толстую извивающуюся личинку крупного комара.

Что заставляет наших куличков прибегать к столь необычным и «сложным» способам добывания пищи? Причина этого совершенно ясна: поверхность отмели мертва и пустынна, если не считать крошечных комаров и ногохвосток, которые настолько малы, что, несмотря на свое изобилие, не в состоянии утолить голод сравнительно крупной птицы. Поэтому кулики вынуждены добывать пропитание или из воды, или из толщи песка.

Когда дни становятся более продолжительными, а солнце пригревает сильнее, отмель кажется не столь необитаемой. То там, то здесь промелькнет небольшая жужелица, пробежит между камнями паук и тут же снова спрячется в норку. У кромки воды перелетают юркие мухи. Но даже и сейчас небогата жизнью речная коса — слишком мало здесь растений, чтобы давать укрытие и пищу многочисленным и разнообразным насекомым. А бедность беспозвоночными не позволяет селиться в этих местах и большому количеству птиц.

Изучая небогатое население такой песчано-галечниковой отмели, нетрудно заметить, что отдельные виды, слагающие его, объединены между собой многочисленными и тесными связями. Существование этих взаимозависимостей приводит к тому, что каждый вид живет не сам по себе, а как член единого сообщества организмов — биоценоза. С точки зрения человека, исследующего биоценоз, часть слагающих его видов существует почти всецело за счет другой части. Первых мы обычно называем хищниками, вторых — жертвами. Чем малочисленнее состав жертв и чем они малодоступнее для хищников, тем малочисленнее должны быть хищники и тем острее конкуренция между ними.

Количество видов жертв, населяющих отмель горной реки, можно пересчитать по пальцам: несколько видов мелких жуков, мух и пауков, да живущие в толще песка личинки некоторых насекомых. В воде у берега держатся юркие личинки веснянок и поденок. Чтобы прокормиться самим и прокормить своих четырех будущих птенцов, каждая пара уссурийских зуйков должна закрепить в своем единоличном пользовании обширный участок речного берега. Несомненно, охраняемая самцом отмель длиной почти в полкилометра и шириной в 300—400 м содержит избыточное количество пищи, но этот избыток необходим и для хищника, и для его «жертв». Семье куликов он гарантирует «прожиточный минимум» на случай, всевозможных непредвиденных событий — например, резкого и продолжительного ухудшения погоды. Популяция жертв предохраняется от поголовного уничтожения, и тем самым сохраняются условия для существования популяции хищника в будущем.

Итак, перед нами типичный пример территориального поведения, на котором, может быть, и не стоило бы останавливаться, если бы не одно чрезвычайно интересное обстоятельство. Не успели уссурийские зуйки обосноваться и поделить между собой речные косы, как с юга начинается настоящее нашествие новых претендентов на те же самые «земельные участки». Уже через две недели после прилета уссурийских зуйков на отмелях рек появляются их близкие родственники — малые зуйки, которые твердо намерены остаться здесь на гнездование.

Бесцеремонность этих новых пришельцев приводит пионеров в полное замешательство. Когда на отмели, занятой уссурийским зуйком, появляется серенький перевозчик или изящная желтая трясогузка, хозяин территории обычно не реагирует на их присутствие — хотя и перевозчики, и трясогузки питаются теми же насекомыми, что и зуек, и являются его потенциальными и реальными конкурентами. Но владелец ничего не знает об этом; для него конкурент лишь тог, кто выглядит так же, как он сам. Поэтому он свирепо нападает на свое отражение в большом зеркале, укрепленном на песке посреди отмели, или же на чучело птицы своего вида, хотя ни отражение, ни чучело не поедают на глазах у хозяина «принадлежащих ему» насекомых. Но еще более свирепый антагонизм вызывает появившийся на отмели малый зуек, который даже опытному орнитологу на первый взгляд может показаться немного уменьшенной копией зуйка уссурийского.

Еще в 1934 году русский ученый Г. Ф. Гаузе высказал мысль, что два близких вида не могут долгое время одинаково успешно существовать вместе в одном и том же ландшафте. Действительно, если виды очень близки между собой по всем своим признакам, то они склонны пользоваться одними и теми же ресурсами, которые может предоставить им излюбленный ландшафт. В частности, они оба будут предпочитать одну и ту же пищу. Неизбежно возникнет конкуренция, которая рано или поздно ведет к вытеснению одного из видов другим. Г. Ф. Гаузе доказал свою гипотезу, посадив вместе в сосуд с водой по одинаковому количеству особей двух близких видов инфузорий. Было проделано немало опытов, и каждый из них приводил к одному и тому же результату — проходило несколько дней, и в сосуде оказывались инфузории лишь одного из двух первоначально посаженных видов. Другая, конкурирующая популяция неизменно погибала.

Такие опыты неоднократно повторялись и позже. Было выяснено, что исход конкурентной борьбы двух подопытных популяций во многом зависит от условий опыта. Если посадить вместе по одинаковому числу мушек дрозофил, относящихся к двум разным видам, то окажется, что один из них будет всегда побеждать при температуре воздуха +15° С, а другой — при температуре +25° С. Этот эксперимент удастся лишь в том случае, сели мы будем тщательнейшим образом следить за всеми его условиями — за освещенностью, влажностью, температурой.

Но как же регулируются взаимоотношения близких видов в природе, где внешние условия крайне неоднородны на любом небольшом участке местности и могут резко меняться даже на протяжении суток?

Чем разнообразнее условия обитания в том или ином ландшафте, тем больше возможностей для близких видов избежать прямой конкуренции. Каждый из них постепенно приспосабливается к той или иной «экологической нише», соответствующим образом изменяя в ходе эволюции многие свои потребности и, что особенно важно для нас сейчас — свое поведение. Когда рядом нет конкурентов (в широком смысле этого слова), вид может «не стеснять себя» узкими рамками, и мы наблюдаем чрезвычайное разнообразие в его повадках. Например, морская птица со странным названием «глупая крачка», живущая на тихоокеанских атолловых рифах, устраивает свои гнезда и на уступах скал, и на земле — среди обломков кораллов, и на кокосовых пальмах.

Совсем иную картину мы видим, изучая образ жизни девяти видов саламандр, обитающих совместно в южной части Аппалачских гор. Эти хвостатые земноводные, несколько напоминающие наших тритонов, в отличие от них большую часть своей жизни проводят на суше. Предпочитают селиться они во влажных лесах и питаются насекомыми. Как же удается столь большому числу близких видов успешно существовать бок о бок, казалось бы, вопреки «правилу Гаузе»? Дело в том, что каждый вид приспособился к определенной экологической нише, изменив в процессе эволюции многие особенности своей биологии, в том числе и свои повадки. Так, представители одних видов выходят на охоту преимущественно днем, другие — главным образом ночью, третьи кормятся на протяжении круглых суток, четвертые наиболее активны в сумерки, причем в строго определенные часы. Одни ползают в траве, другие держатся в опавших листьях около пней и колод, третьи карабкаются на стволы деревьев и обшаривают в поисках пищи нижние ветви кустарника.

Четыре вида птиц падальщиков, живущих в Северной Родезии, кормятся одинаковой пищей. Все они слетаются на труп павшей зебры или газели и устраивают здесь свои пир. Но как удается им избежать острой конкуренции? Самые мелкие и слабые черные стервятники прилетают на труп первыми. Они вынуждены удалиться, как только рядом приземляются бенгальские сипы. Этот вид самый, многочисленный. Пока сипы не наедятся, вновь прилетевшие складчатоликие грифы терпеливо ожидают поодаль своей очереди. Существует и четвертый вид падальщика — лысый гриф, который не имеет определенного места в этой межвидовой иерархии и лучше всех прочих приспособился ко всякого рода трудным и необычным ситуациям.

Всякий раз, когда мы начинаем внимательно исследовать образ жизни двух или нескольких близких видов, обитающих, в одной и той же географической местности, мы обнаруживаем такие различия, которые позволяют им более или менее успешно избегать острой конкуренции.

Три вида чаек — серебристая, морская и клуша, гнездящиеся всюду по побережью Северной Европы, склонны поедать различную пищу. Первая питается преимущественно дохлой рыбой, не брезгует и всяческими отбросами, скопляющимися возле рыбацких поселков. Вторая отличается хищническими наклонностями — она похищает птенцов из гнезд других видов чаек и морских птиц, при случае может поймать молодого кролика, мышь или крысу. Третья ловит рыбу и насекомых. Однако эти различия не абсолютны, и в питании разных чаек немало сходства. Особенно острой должна быть конкуренция из-за пищи в то время, когда в гнездах чаек появляется птенцы. Вероятно, межвидовая конкуренция в период воспитания детей уменьшается за счет того, что все три вида гнездятся в разное время: морская откладывает яйца преимущественно в 20-х числах апреля, клуша — в первой половине мая, а серебристая — во второй половине этого месяца.

Констатируя такого рода различия в поведении, мы обычно имеем дело с неким конечным результатом эволюционного процесса и затрудняемся понять окончательно, как же эти различия возникли и закрепились. Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся к нашим зуйкам, с повествования о которых началась эта глава. Малый и уссурийский зуйки в южном Приморье гнездятся в ландшафте чрезвычайно однородном, где трудно выделить более узкие «экологические ниши». Поэтому здесь мы имеем возможность в естественных условиях наблюдать самый процесс конкуренции между близкими видами. Сейчас уссурийский зуек выбирает для гнездования самые крупные и высокие отмели. Малый же селится на тех, которые остаются свободными — на более узких и низких. Можно допустить, что спустя несколько тысячелетий малые зуйки под влиянием естественного отбора настолько приспособятся к жизни на косах именно такого характера, что не будут претендовать на все прочие. Или же уссурийский зуек сильно размножится и вообще вытеснит малого с берегов этих рек. Так или иначе, изменения в образе жизни и поведения малого зуйка будут происходить в большой мере под влиянием давления на него со стороны зуйка уссурийского.

Прогноз этот, разумеется, предельно схематичен, но в основе его — мысль о том серьезном влиянии, которое один вид может оказывать на эволюцию другого, близкого ему — только за счет конкуренции. Однако нередко мы сталкиваемся и с совершенно иной картиной. На протяжении тысячелетий два близких вида живут на разных территориях и, фигурально выражаясь, не знают даже о существовании друг друга. Но вот в силу тех или иных причин один из них начинает расселяться и проникает в местность, занятую другим.

Из всего, что было сказано ранее, следует одна лишь мысль — мы должны ожидать здесь самых напряженных конкурентных отношений во всех сферах взаимодействия. И вдруг, к своему удивлению, мы обнаруживаем, что потребности этих видов, одинаковые в момент их возникновения от общего предка, за время раздельного существования сильно изменились и стали во многом различными. Именно это несходство и устраняет острую конкуренцию с самого первого момента встречи «близких родственников».

Две популяции мухоловок-тираинов до недавнего времени обитали в разных районах США. Постепенно они распространялись в новые области, навстречу друг другу и, наконец, 20—30 лет назад столкнулись «лицом к лицу». Хотя, подобно нашим зуйкам, эти две «расы» мухоловок были приурочены к одному и тому же ландшафту, тем не менее уже в момент первой встречи их склонности были не совсем одинаковы. Представители разных «рас» предпочитали устраивать гнезда на разных видах кустарников и на неодинаковой высоте над землей.

Разумеется, эти различия нельзя рассматривать как следствие конкуренции — они обязаны случайным изменениям наследственных свойств и не зависят от присутствия близкого вида. Но какова бы ни была природа подобного несходства в потребностях, в конечном итоге оно играет очень важную положительную роль, ибо смягчает межвидовую конкуренцию.

Даже весьма заметные различия в экологических потребностях у близких видов еще не означают, что мы никогда не встретим эти виды в одинаковой обстановке, бок о бок друг с другом. Дело в том, что для каждого вида существует некий оптимум потребностей, но если по тем или иным причинам этот оптимум недостижим или достигается с заметным трудом, то вид может существовать и в заметно иных условиях. Вспомним, насколько разнится обстановка, в которой перелетные птицы живут летом и на своих «зимних квартирах». Например, обыкновенные каменки, гнездящиеся в Гренландии и на острове Шпицберген, гораздо севернее Северного полярного круга, зимуют у южной границы Сахары.

Два близких вида африканских зебр живут в разных географических районах и предпочитают неодинаковые ландшафты. Зебра Греви обитает на обширных травянистых пространствах саванн Западной Африки. Бурчеллева зебра — житель сухих пустынь Сомалийского полуострова. Но есть место, где эти два вида не только встречаются вместе, но и образуют смешанные стада с достаточно постоянным составом. Это район Северной Кении, к востоку от озера Рудольф. По наблюдениям А. Киста, около двух третей всех зебр; встреченных им здесь в июле, были объединены именно в такие смешанные стада. Удивительно то, что процент особей того или иного вида в этих табунах определяется как раз не условиями местности, а величиной стада в целом. Зебра Греви всегда преобладает в крупных табунах, а бурчеллева зебра — в мелких. «Связанность» особей в стаде очень велика, и в критические моменты (например, при бегстве от хищника) животные более малочисленного вида держатся в центре стада. Во главе его стоит старый жеребец — лидер, который принадлежит к виду, более многочисленному в стаде.

Более всего, пожалуй, удивляет в подобной ситуации тот факт, что эти столь близкие и постоянно общающиеся между собой животные практически не дают гибридов. За все время изучения африканской фауны в руки зоологов попал лишь один экземпляр зебры, которую с той или иной степенью вероятности можно считать гибридом между этими видами. Если принять во внимание, что зебра довольно легко скрещивается с лошадью, то отсутствие гибридов между зебрами может показаться еще более непонятным. Однако причина станет довольно ясной, если мы вспомним, что межвидовая гибридизация в природе, будь она массовым явлением, быстро уничтожила бы все многомиллионные достижения естественного отбора. При этом были бы разрушены те самые тонко уравновешенные, уникальные комплексы генов, которые как раз и лежат в основе приспособленности вида к условиям его существования. Поэтому межвидовая гибридизация сведена природой до минимума именно там, где она, с нашей точки зрения, наиболее вероятна. Вот почему мы так редко находим гибридов между видами-двойниками. В процессе эволюции выработались разнообразные механизмы, препятствующие гибридизации между ними и поддерживающие межвидовую изоляцию.

Другой вопрос — как предотвращается такая гибридизация? С развитием сравнительной этологии стало ясно, что в огромном большинстве случаев основной фактор, препятствующий гибридизации между близкими видами, — это различия в их поведении. Два вида могут быть чрезвычайно сходны не только по окраске, но и по многим своим повадкам — по способу добывания пищи, выращивания молодняка, защиты от хищников. Нередко виды настолько похожи; что это затрудняет наблюдения за ними в природе. Самцов газели Томпсона и газели Гранта не всегда легко различить на расстоянии в сотню метров, глядя в хороший полевой бинокль. Но это лишь до тех пор, пока они не начали ухаживать за своими самками. В этот момент животные совершенно преображаются, и здесь уж их спутать невозможно. Очевидно, именно столь яркие различия в брачном демонстративном поведении не позволяют ошибаться и самкам этих видов в выборе своего партнера.

Теперь становится ясно, что и различия в экологических потребностях у близких видов, о которых говорилось в начале этой главы, не только смягчают остроту конкуренции между ними, но и способствуют устранению гибридизации. Когда один вид живет в пустыне, а другой — в степи, то они редко контактируют, и это уменьшает опасность гибридизации. Когда особи одного вида проявляют максимальную активность днем, а другого — в вечерних сумерках, эта опасность точно так же уменьшается. Иными словами, любая экологическая специализация, ведущая к расхождению в разные экологические ниши, льет воду на мельницу изоляции.

Точно так же, как и несходство в экологических потребностях, различия в демонстративном поведении могут быть как результатом длительного (в геологическом смысле этого слова) взаимодействия с близким видом, так и результатом случайных изменений генного комплекса, возникших независимо от присутствия близкого вида.

Первый путь можно проиллюстрировать следующим примером. Сред»» южноамериканских плодовых мушек дрозофил есть два вида-двойника, которые легко гибридизируют между собой в лабораторных условиях. Гибриды первого поколения выглядят совершенно нормальными, но не способны приносить потомства. Фактически же получается, что не толь гибриды не вносят своего генетического вклада в последующие поколения, но и их родители. О последних можно сказать, что «род их прекращает свое существование с их детьми». Таким образом, в каждом из поколений из популяции этих видов отсеиваются мухи, склонные к межвидовым бракам. Вероятность таких браков тем выше, чем больше сходство между гибридизирующими видами по самым разнообразным их свойствам, в том числе и по поведению. Так, можно ожидать, что в ходе совместной эволюции таких видов все особи — носители похожих качеств будут постоянно устраняться из популяции, и тем самым откроется дорога к накоплению свойств непохожих.

Известно немало примеров, иллюстрирующих и другой способ приобретения различий. Показаны различия в демонстративном поведении у двух географических рас гаги, из которых одна гнездится у северных берегов Европы, а другая — на побережье Аляски. Эти данные получены американцем Ф. Мак-Кинни после длительной киносъемки поведения уток. Сотни метров кинопленки позволили проанализировать материал статистически и выявить не только различия в последовательности отдельных демонстраций, ведущих к спариванию (ритуальные чистка пера, купание, хлопание крыльями и пр.), но и различия в их частоте у самцов разных рас. Здесь несходство в брачном поведении есть результат случайного изменения наследственных свойств.

Когда тот или иной вид начинает распространяться в новые районы и там неожиданно наталкивается на своего близкого родственника, в этот момент различия в поведении, приобретенные за тысячелетия пространственной изоляции, начинают действовать как преграда к скрещиванию. Однако это случается не всегда.

Два вида североамериканских овсянок — индиговая и лазурная, — вероятно, возникли от общего предка, область распространения которого я ледниковый период была разделена пополам языком наползавшего с севера ледника. С тех пор (около миллиона лет) эти две популяции существовали независимо друг от друга. Не удивительно, что за столь продолжительное время они приобрели множество различай как в окраске, так и в поведении. Самцы этих овсянок поют по-разному, а ведь мм помним, что именно специфическая для каждого вида песня самца помогает самке правильно сделать свой выбор при поисках супруга. Итак, наши овсянки различны во всем — и что же? Из 95 особей, которых американские ученые К. Сибли и Л. Шорт изучили в верховьях Скалистых гор, где живут обе эти овсянки, 66 оказались гибридами.

Легче всего было бы сказать, что это исключение из общего правила. Увы, таких исключений слишком много, чтобы мы могли успокоиться на достигнутом. Сейчас нам ясны лишь самые общие эволюционные тенденции, но мы знаем еще так мало, что многие наши гипотезы могут не выдержать проверку временем. Нескончаемо число увлекательнейших загадок, которые еще предстоит разрешить в будущем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

www.activestudy.info