Признаки картельного сговора при организации торгов. Какой сговор является наиболее опасным видом сговора


Использование косвенных доказательств в делах о сговоре на торгах

Коллектив авторов, VEGAS LEX

Представляем Вашему вниманию аналитический обзор «Использование косвенных доказательств в делах о сговоре на торгах».

Антиконкурентные соглашения по повышению, снижению или поддержанию цен на торгах, запрещенные пунктом 2 части 1 статьи 11 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции), являются наиболее распространенным видом картелей. Больше половины всех картельных дел возбуждается именно по сговору на торгах. Однако на практике отсутствует единый стандарт доказывания таких антиконкурентных соглашений. Наиболее актуальным в связи с этим является вопрос использования косвенных доказательств при существенных различиях в подходах антимонопольного органа и судов. 1. Подход антимонопольных органов Антимонопольные органы при рассмотрении дел о сговоре на торгах применяют выработанную ФАС России позицию о том, что следует принимать не только прямые, но и «необходимую совокупность косвенных доказательств». Это означает, что вывод о наличии в действиях субъектов запрещенного соглашения может быть сделан через результат предполагаемого соглашения, без ссылки на какие-либо прямые доказательства вины лиц. Данный подход активно реализуется в административной практике. Так, из анализа решений антимонопольных органов можно выделить следующие факты и обстоятельства, на которых основываются обвинения в картеле на торгах:

  • отсутствие предложений участников аукциона о цене контракта до тех пор, пока шаг аукциона не снизился до минимального;
  • нахождение участников торгов по одному и тому же адресу;
  • оформление сертификатов ключей электронно-цифровой подписи обвиняемых компаний на одно и то же физическое лицо;
  • подача  заявки с одного IP-адреса и/или учетных записей, на которых создавались и изменялись файлы заявок[6];
  • заключение договора поставки/субподряда победителя с одним из участников торгов;
  • перепродажа предмета торгов между участниками, подавшими заявки на торги, и отказ продавца участвовать в них;
  • встреча должностных лиц компаний-конкурентов накануне торгов;
  • неснижение цены предложения до уровня, указанного в показаниях должностного лица.
Таким образом, антимонопольный орган исходит из того, что факт сговора на торгах доказывается любыми фактическими обстоятельствами, подтверждающими, что коммерческие организации, которые в ходе торгов должны конкурировать между собой, действовали в интересах друг друга или одного из участников.

2. Подход судов Судебная практика не так однородна, как административная. На сегодняшний день у судов отсутствует единообразие в вопросе, можно ли разрешать дела о сговоре на торгах исключительно на основании косвенных доказательств. Некоторые суды поддерживают ФАС России и принимают все доказательства антимонопольных органов. Другие суды, напротив, отказываются подтверждать обозначенную выше позицию ФАС России. Так, в Постановлении ФАС Уральского округа от 2 августа 2011 года № Ф09-4563/11 по делу № А76-14962/2010 суд указал, что один лишь факт отсутствия активности среди участников аукциона не может свидетельствовать об их сговоре. В Постановлении ФАС Уральского округа от 15 марта 2013 года № Ф09-315/13 по делу № А60-23089/2012 суд указал, что антимонопольным органом не доказана взаимная информированность участников аукциона о действиях друг друга, их заинтересованность в результате таких действий, а также несвязанность этих действий с объективными обстоятельствами, в равной мере влияющими на все хозяйствующие субъекты. Суд посчитал обоснованным довод истца о неснижении цены предложения из-за нерентабельности. В Постановлении ФАС Центрального округа от 30 мая 2013 года по делу № А64-4201/2012 суд указал, что поведение участников торгов, выражающееся в отсутствии ценовых предложений по контракту, само по себе не является безусловным доказательством наличия соглашения между хозяйствующими субъектами. Данные доводы были подтверждены в Определении ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум от 16 сентября 2013 года № ВАС-10923/13. Определением ВАС РФ от 31 марта 2014 года № ВАС-3861/14 по делу № А40-92025/2012 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ, поскольку нижестоящие суды сделали правильный вывод о недоказанности наличия между обществами антиконкурентного соглашения. В то же время некоторые суды принимают в качестве достаточных косвенные доказательства, обосновывая решение фактическими обстоятельствами дела. Так, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 25 марта 2014 года по делу № А74-2372/2013 подтверждена законность решения антимонопольного органа в связи с тем, что заявители до проведения аукционов и конкурсов ранее принимали участие в иных торгах на право заключения аналогичных государственных контрактов и были осведомлены о действиях друг друга. В Постановлении ФАС Московского округа от 22 апреля 2013 года по делу № А40-94475/12-149-866 суд посчитал, что действия хозяйствующих субъектов привели к заключению государственного контракта по максимально возможной цене, и признал доказанным факт достижения устного соглашения, хотя в деле не имелось прямых доказательств вины субъектов. В Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 3 апреля 2013 года по делу № А53-21732/2012 суд сделал вывод о нелогичности поведения хозяйствующих субъектов, понесших затраты на участие в аукционе, но не принявших в нем реального участия. В результате суд признал, что действия участников были направлены на поддержание цены на торгах, ограничили состязательность в установлении конкурентной цены и создали положение, влекущее недостаточную экономию бюджетных средств. Аналогичные решения были приняты Постановлением ФАС Дальневосточного округа от 5 ноября 2013 года № Ф03-5209/2013 по делу № А59-5489/2012, Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 6 ноября 2013 года по делу № А70-139/2013. 3. Выводы и рекомендации Общий анализ правоприменительной практики показывает, что оспорить решения антимонопольных органов по сговору на торгах становится все сложнее: суды довольно часто поддерживают позицию ФАС России и принимают косвенные доказательства. Вероятно, это связано с природой самого правонарушения, ведь сговор на торгах напрямую ведет к повышению стоимости заключаемых госконтрактов и, как следствие, к неэффективному использованию бюджетных средств.

В связи с этим компаниям, которые активно принимают участие в торгах, рекомендуется:  (а) следить за развитием судебной и административной практики по привлечению к ответственности за картельное соглашение на торгах и не допускать в практике тех действий, которые антимонопольный орган квалифицирует как отказ от конкуренции в пользу другого участника торгов;  (b) предварительно проводить экономический анализ допустимого для хозяйствующего субъекта уровня снижения цены предложения исходя из уровня рентабельности;  (c) по возможности воздерживаться от общения с конкурентами, которые собираются принимать участие в тех же торгах, особенно непосредственно перед проведением закупочных процедур. В то же время практика показывает, что суды в каждом деле тщательно исследуют все конкретные обстоятельства: экономическое положение компаний, их поведение до, после и во время проведения торгов, получение ими экономической выгоды, наличие объективных причин пассивного поведения на торгах и т. д. В связи с этим вероятность достижения успеха при обжаловании решений антимонопольного органа сохраняется.

[3] Решение Управления ФАС по Ростовской области от 21 марта 2012 года № 1579/05, Решение ФАС России от 12 апреля 2012 № АЦ/11369 по делу № 1 11/159-10.

www.vegaslex.ru

Признаки картельного сговора при организации торгов

Опубликовано: 12.12.2017

14.12.jpg

«Горизонтальные» антиконкурентные соглашения, то есть картели, являются наиболее опасным нарушением антимонопольного законодательства. За их заключение предусмотрена как административная, так и уголовная ответственность. Картели ведут к ограничению конкуренции на товарных рынках, установлению монопольных цен, навязыванию потребителям услуг и товаров определенных производителей.

Одним из видов картелей, запрет на который закон о защите конкуренции устанавливает в статье 11, является сговор на торгах. Практика показывает, что на данный момент это один из наиболее распространенных видов картелей.

Картельный сговор при организации торгов – это соглашение между их участниками, цель которого –  поддержание, снижение или повышение цен на торгах. Как правило, такое соглашение об условиях получения контракта заключается до начала торгов. Участники закупки могут договориться, кто из них выиграет торги и подпишет контракт по максимальной цене, какое вознаграждение получит проигравшая сторона.

 Следует подчеркнуть два отличительных признака сговора на торгах. Первый признак – субъектный состав картеля. Его участниками всегда являются компании-конкуренты. Второй – отсутствие необходимости доказывать фактическое наступление последствий антиконкурентного соглашения для квалификации его как картеля. Так как важен сам факт заключения такого соглашения, а не его исполнение сторонами.

Практика показывает, картельный сговор при организации торгов имеет следующие признаки:

1.       Участники закупки по очереди подают заявки с наиболее выгодными предложениями цены.

2.       Большинство участников торгов заявляют неприемлемые цены и условия закупки, и победитель изначально становится очевидным.

3.       Участники без объективных причин отзывают свои ранее поданные заявки.

4.       В ходе торгов происходит минимальное снижение цены одним участником, другие участники сохраняют пассивную позицию.

Среди фактов, доказывающих картельный сговор на торгах можно выделить:

·         Фактическое ведение деятельности компаниями-участниками картеля по одному адресу;

·         Использование одинаковых или сходных IP-адресов при подаче заявок на участие в торгах;

·         Сходство, в том числе стилистическое, заявок и технических предложений нескольких участников закупки, подтверждающее, что разрабатывало их одно лицо.

Как правило, в картельном сговоре при организации торгов участвуют несколько копаний. Они в целях имитации конкурентной борьбы направляют свои заявки на торги, получают допуск к ним, но при проведении торговой сессии отказываются от конкурентной борьбы. В итоге оставшийся участник выигрывает торги с минимальным снижением цены.

В наиболее сложных формах картельных сговоров на торгах количество участников может исчисляться десятками. Они разрабатывают различные схемы в целях заключения контрактов на выгодных для них условиях. К примеру, в картельном сговоре может участвовать сам заказчик. С ним достигается договоренность о включении определенных условий в техническое задание или об установлении отдельных требований к участникам закупки. В результате чего добросовестные участники закупки теряют к ней интерес.

Еще одним видом сговора на торгах является координация деятельности картеля его организатором. В самой закупке такое лицо не участвует. Оно создает условия для систематического, совместного участия компаний в торгах в течение длительного времени, а также направляет их деятельность.

В заключение стоит подчеркнуть, что поведение участников закупки в любом случае должно быть разумным, соответствовать нормам закона, а также сохранять конкурентную среду на товарном рынке.

Назад к статьям

www.law-russia.ru

Конкурентное поведение сговор - Энциклопедия по экономике

Последняя форма конкурентного поведения — сговор, при котором фирмы приходят к некоторому соглашению, которое препятствует конкурентной борьбе на рынке. Например, 23 ведущие европейские химические компании после нефтяного кризиса 1970 года согласовали квоты на объемы сбыта, чтобы ограничить завоевание доли рынка в результате агрессивного снижения цен. Цены были зафиксированы для того, чтобы покупатели не занимались поисками самого дешевого товара [3]. Сговор наиболее вероятен там, где на каждом из национальных рынков существует несколько поставщиков, стоимость продукции составляет небольшую часть затрат для покупателя, межнациональная торговля ограничена тарифными барьерами или непомерно высокими затратами на транспортировку, а также если покупатели способны переложить высокие цены на своих потребителей.  [c.520] Конкуренция между фирмами не всегда ведет к конфликту и агрессивным битвам на рынке. Конкурентное поведение может принимать пять форм конфликт, соревнование, сосуществование, сотрудничество, а также сговор [2]. С появлением и развитием Единого европейского рынка конкурентное поведение в Европейском Союзе скорее всего претерпит существенные изменения. Во врезке 17.1 обсуждаются некоторые возможные при этом потрясения.  [c.518]

До сих пор мы игнорировали возможность входа на рынок новых продавцов. Эта возможность добавляет к анализу поведения олигополистов две новые характерные черты. Первая состоит в том, что если не существует барьеров для входа, то не существует и способа удержать цену на уровне выше конкурентного в долгосрочной перспективе. Сверхприбыли будут привлекать новые фирмы в отрасль, и увеличение общего объема выпуска за счет новых производств приведет к понижению цены до конкурентного уровня. При отсутствии барьеров входа сговор не может обеспечить рост прибылей в долгосрочной перспективе.  [c.157]

В частности, картельные соглашения являются институциональной формой сговора. Увеличение цен на нефть, предпринятое ОПЕК (нефтяным картелем) в октябре 1973 года, — классический пример картельного поведения. Однако сговор не обязательно основывается на публичных и институционально оформленных соглашениях. Зачастую сговоры являются результатом секретных соглашений, не в последнюю очередь потому, что они носят противозаконный характер (нарушение статьи 85 Римского договора в Европе и закона Шермана в США). Классический пример сговора посредством секретных соглашений — электротехническая отрасль США в 1950-е годы, особенно в отношении таких товаров, которые, подобно турбогенераторам, реализовывались через так называемые конкурентные торги. Расследование в рамках уголовного дела вскрыло подробности одного из таких соглашений. Участники сговора тщательно продумывали процедуру определения компании, которая должна была выиграть тендер, и процедуру расчета цены как этой компании, так и компании, которая заведомо должна была проиграть торги, и т.д.80  [c.132]

Ломаная кривая спроса. Олигопольные фирмы конкурируют друг с другом, сговора по поводу цен между ними нет. Результат определяется поведением конкурентных фирм при изменении цены одним из участников олигопольного рынка.  [c.122]

Во многих странах формирование картелей запрещено законом, поскольку они способствуют сокращению объема продаж. Картель не оформляется юридически, превращаясь в тайный сговор. Он становится возможным, если фирмы находятся в одной и той же конкурентной среде с одинаковыми или похожими условиями спроса и издержек на свою продукцию. В таком случае возможен выход на оптимальную величину объема и цены и поддержание ее в дальнейшем. В условиях конкуренции законсервировать подобный оптимум невозможно, не имея точных представлений о поведении конкурентов.  [c.154]

Недобросовестная конкуренция — методы конкурентной борьбы, связанные с нарушением принятых на рынке норм и правил поведения одна из форм — демпинг — злоупотребление господствующим положением, установление дискриминационных цен, тайный сговор на торгах и создание тайных картелей, ложная информация и реклама.  [c.567]

Таким образом, возможность совместных действий в целях максимизации общей величины прибыли в отрасли приводит олигополистов к попытке сговора Если им это удастся, то отрасль будет напоминать монополию. Однако возможность для каждого продавца увеличить свою долю в отраслевой прибыли с помощью не основанного на сговоре, но предполагающего соперничество поведения может привести некоторые фирмы к отказу от сговора или вынудить их разорвать договорные соглашения. Если все фирмы ведут себя независимо, т. е. не сговариваются друг с другом, то все они будут получать более низкие прибыли, а рыночная цена упадет до конкурентного уровня.  [c.216]

Даже когда сговор неэффективен, большинство экономистов полагают, что олигопольные цены будут, как правило, выше их конкурентного уровня. Но мера этого превышения зависит как от того, что знают олигополисты о поведении своих соперников и что они думают об этом, так и от возможности проникновения новых продавцов в отрасль (что сейчас и является предметом нашего обсуждения).  [c.223]

Поведение фирм на рынке. Если фирмы на рынке будут придерживаться стратегии жесткой конкуренции, снижать цены для захвата большей доли рынка и вытеснения конкурентов, цены могут упасть почти до конкурентного уровня (равенство цены и предельных издержек). Монопольная власть и, соответственно, монопольные доходы фирм уменьшатся. Однако получение высоких доходов очень притягательно для любой фирмы, поэтому вместо агрессивной конкуренции более предпочтителен явный или тайный сговор, раздел рынка.  [c.111]

Другим видом контроля являются антитрестовские законы. Эта форма контроля имеет богатую историю. В 1890 г. был принят знаменитый закон Шермана, запрещающий любые виды сговора и любые попытки монополизации какой-либо отрасли. Однако эта формулировка была довольно размыта, что не позволяло четко определить преступление. Следующим шагом был закон Клейтона от 1914 г. В принципе он был продолжением закона Шермана и лишь уточнял некоторые его пункты. В том же году была создана Федеральная торговая комиссия. В ее компетенцию входит контроль за исполнением вышеназванных законов, а также расследование нечестных действий по своей инициативе. Закон о Федеральной торговой комиссии расширил диапазон незаконного поведения и предоставил независимому антитрестовскому органу полномочия для проведения расследований. Большое количество антимонопольных законов и различных уточнений к ним доказывают, что процесс совершенствования антимонопольного законодательства играет чрезвычайную важность роль для развития общества. Действительно, бесконтрольная монопольная власть может принести существенные убытки обществу применением не честной конкуренции, что вызовет банкротства мелких производителей, недовольство потребителей высокими ценами, а нередко и плохим качеством товаров, отставание в научно-техническом прогрессе и много других негативных последствий. Но, с другой стороны, антимонопольные законы не должны карать крупных производителей, не использующих незаконных методов конкурентной борьбы. Если это условие не будет выполнено, то у предпринимателей значительно сократятся стимулы к развитию предприятий и выпуску большего объема продукции. Таким образом, государство выступает в роли арбитра, который избирает оптимальное (и наиболее эффективное) соотношение между монополиями и конкурентными отраслями. В различ-  [c.152]

Разнообразие. Олигополия включает более разнообразные и многочисленные рыночные ситуации, чем другие рыночные структуры. Существует как жесткая олигополия, при которой две или три фирмы господствуют на всем рынке, так и расплывчатая олигополия, при которой шесть или семь фирм делят, скажем, 70 или 80% рынка, в то время как конкурентное окружение из фирм делит оставшуюся часть. Олигополия включает и дифференциацию продукции, и стандартизацию. Она охватывает как случаи, когда фирмы действуют в тайном сговоре, так и случаи, в которых они действуют независимо. Олигополия объединяет ситуации, в которых барьеры для вхождения являются различными по прочности. Короче говоря, существование множества видов, или типов, олигополии мешает выработке какой-то простой рыночной модели, которая дает общее объяснение олигополистичес-кого поведения.  [c.574]

Совершенная конкуренция характеризует идеальный, нормативный тип рыночной структуры и поведения экономических агентов. В современной экономической теории сделана попытка конкретизировать характеристики конкуренции, определить, каковы те допустимые отклонения от параметров совершенной конкуренции, которые позволяют обеспечить приемлемый уровень эффективности рынка. С этой целью введено понятие работающая конкуренция (перевод с англ, workable ompetition впервые использовано американским экономистом Дж. М. Кларком) и сформулированы её структурные, поведенческие и функциональные критерии. Так, в качестве основных структурных критериев чаще всего выделяют наличие достаточно большого числа продавцов (во всяком случае, настолько, насколько это позволяет эффект масштаба) отсутствие искусственных барьеров входа на рынок отсутствие значительных различий в качестве предлагаемых на данном рынке продуктов и их соответствующее отражение в ценах. В качестве критериев поведения выделяют достижение конкурентных преимуществ при отсутствии сговора с другими фирмами, отсутствие принудительных, несправедливых методов конкурентной борьбы, в качестве функциональных критериев — эффективную производственную и маркетинговую деятельность, минимизирующую затраты, избежание чрезмерных затрат на продвижение товара, использование всех возможностей для внедрения новых технологий и продуктов.  [c.129]

Определяющее воздействие на поведение олигополи-стов оказывают две основные силы. Во-первых, при помощи сговора фирмы могут удерживать цену выше ее конкурентного уровня и в результате получать прибыли. Во-вторых, нарушая договорные соглашения, отдельные фирмы могут улучшать свое положение до тех пор, пока другие фирмы не реагируют на это. Существование противоречия между этими двумя силами иллюстрируется дилеммой олигополистов.  [c.228]

economy-ru.info

Картельный сговор: новый взгляд на старую проблему

Устойчивое развитие государства невозможно без эффективного функционирования конкуренции. Однако, до сих пор не выработано универсального механизма формирования конкурентных отношений. При этом экономическая теория определилась с факторами, ограничивающими развитие конкуренции. Одним из них является желание доминировать отдельным крупнейшим компаниям, работающим в одной отрасли. С целью наращивая власти, получения сверхприбылей компании заключают соглашения (вступают в тайный сговор), получивший в экономической теории определение — «картельный сговор».

Образование картелей, как в России, так и за рубежом, имеет длительную историю, на протяжении которой в государствах вырабатываются инструменты противодействия тайным соглашениям, хотя и не всегда эффективные. Недостаточная эффективность применяющихся технологий в борьбе с картельными сговорами объясняется изменениями, происходящими в мировой экономике, где имеет место переход к пониманию конкуренции «не только как положению на рынке, а борьбе за весь рынок, в условиях ограниченных ресурсов» [9].

Благодатной почвой для образования картелей стал подъем промышленности в самом конце XIX века, характеризующийся обострением конкурентной борьбы в условиях высокой концентрации производства [11]. Ведущие экономисты того времени увидели в тайных сговорах опасность повышения цен и других негативных последствий для экономики в целом [8, 11]. Заключение картельных соглашений ограничивает конкуренцию, т. к. максимальная прибыль капитала при картельном сговоре существенно отличается от возможной прибыли в рамках конкуренции. Картели захватывают и распределяют между собой рынки не только в одной стране, но в мировом масштабе, но при этом не желают развиваться, порождая, в результате, упадок производства.

Для предотвращения картельных сговоров в зарубежных странах (например, США) уже в конце XIX — начале ХХ столетия, стали вырабатываться законодательные механизмы противодействия (закон Шермана 1890 г.; закон Клейтона, закон о Федеральной торговой комиссии 1914 г.). Накопленный опыт позволил к настоящему времени сформировать «гибкие» механизмы противодействия картельным сговорам. К примеру, в США противодействующие механизмы не ограничивают конкуренцию «по вертикали» (соглашения между производителями и дилерами) для эффективной работы распределительной сети [3].

Проблема картельных сговоров актуализировалась в России в ее новейшей истории. Ключевое значение в предотвращении сговоров отводится ФЗ «О защите конкуренции» [1], но практика его применения не дет говорить об эффективности. Картельных сговоров не становится меньше (см. табл. 1).

Таблица 1

Анализ выявленных картельных сговоров в России в 2010–2013 годах [5]

Период выявления сговора

Участники картельного сговора

Пример сдерживания конкуренции в отрасли

2010 год

Май

Сговор между МГУП «Мослифт», ООО «Связьспецпроект», ООО «Инновации Сервис», ООО «СМС», ОАО «Домофон-Сервис», ООО «Микротест»

Картельный сговор направлен на удержание цены на аукционе, в отношении установки систем видеонаблюдения.

Сентябрь

Сговор между ООО «Агроторг» (сеть «Пятерочка»), ООО «Лента», ЗАО «Перекресток», ООО «О'Кей», ООО «Реал-Гипермаркет».

Синхронный рост розничных цен, торговая наценка 70 % на продукты первой необходимости (греча, пшеничная мука).

Декабрь

Сговор между «Роснефть», ЛУКОЙЛ и «Газпром нефть».

Увеличение цен на дизельное топливо (рост свыше 53 %).

Декабрь

Сговор между СУЭК, «Русский уголь», «Стройсервис».

Повышение отпускных цен, раздел границ рынка.

2011 год

Январь

Сговор между ОАО «Мозырьсоль» (Белоруссия»), ЗАО «ТДС», и OOО «Евротраст Экспо».

Устранение конкуренции на рынке соли.

Октябрь

Сговор между МТС и «Вымпелком» («Билайн»).

Ценовой сговор при реализации смартфонов iPhone.

Декабрь

Сговор между 23 компаниями рынка жидкой каустической соды. Организатор картеля ОАО «Единая торговая компания».

Поддержание завышенных цен на продукцию на рынке Российской Федерации.

2012 год

Май

Сговор между ООО «Камышинские Колбасы Соловьева», ООО «Мясокомбинат «Дубки» и др.

Поддержание высоких цен всеми производителями на рынке мясной продукции.

Декабрь

Сговор между ЗАО «РОСТА», ЗАО «ЦВ Протек».

Поддержание единой ценовой политики на торгах по закупке лекарственных средств.

2013 год

Май

Сговор «Группы компаний «Русское море» RSEA, «Акро», «Профи-бизнес», «Нептун». и рыбообрабатывающий комбинат № 1, а также московское ООО «РК-Викинг

Нарушение антимонопольного законодательства в ходе поставки рыбы в Россию.

 

Так, за противоправные действия в отношении свободной конкуренции предусмотрена (административная ответственность — штраф 15 % годового оборота компании; уголовная ответственность — ст. 178 УК РФ, лишение свободы от 3 до 7 лет).

Установление жестких санкций в отношении участников картелей не способствует снижению противоправных деяний, поскольку получаемые участниками картельных сговоров сверхприбыли во много раз превышают штрафные санкции. Именно поэтому современная зарубежная практика движется в направлении поиска новых, более совершенных, а самое главное «гибких» механизмов, способных предотвратить образование картелей.

В нашей стране острота проблемы пока не снижается. Сказанное подтверждают многочисленные примеры нарушения антимонопольного законодательства не только частными предприятиями, но и чиновниками, государственными служащими, которые должны защищать конкуренцию [7]. В этой связи более чем уместно процитировать положения теории, разработанной в конце ХХ века представителями Вирджинской школы Общественного выбора Public Choice, отчасти предугадывающей возможность развития событий: «Мир находится в состоянии, когда государственный регулирующий орган имеет намного больше шансов плясать под дудку монополии, чем ее контролировать» [10].

Представители Вирджинской школы не отрицают необходимость государственного регулирования монополистических рынков, просто призывают учитывать наравне с рыночными законами, этические императивы и базис — общественную самокоординацию. Новизна такого подхода состоит в том, что по мнению экономистов Вирджинской школы, необходимо установление некого «морального порядка», который повлечет за собой нравственные обязательства и личную ответственность политиков, которые, обращаясь к российской действительности, имеют взаимосвязи с участниками крупнейших монополий.

Практика подобных «деловых» отношений, получившая распространение в нашей стране, способствовала проведению исследований в этом направлении. Российскими исследователями, в частности, была предложена неоклассическая модель, отражающая условия, способствующие вступлению в картельный сговор представителей власти. По мнению экономистов, такие макроэкономические показатели, как фиксированная сумма налога, банковский процент и заработная плата, оказывают влияние на этот процесс [2].

Таким образом, проблема тайных соглашений актуальна сегодня для многих стран, в том числе и для России, но ее решение надо искать в новой плоскости. Картельные соглашения, как и ранее, приводят к искусственному росту цен, препятствуют развитию инноваций, приводят к стагнации рынка. Получая беспрецедентную по масштабам прибыль, участники картельных сговоров не стремятся повышать заработную плату, не проявляют черты «социально-ответственного бизнеса», способствуют росту коррупции в государственном аппарате [4]. В условиях все увеличивающейся дифференциации жизненного уровня среди россиян, возникающие картельные сговоры могут явиться дестабилизирующим фактором, влекущим за собой необратимые последствия в обществе.

Защита свободной конкуренции в современной России должна проводиться с учетом определенных факторов и по следующим направлениям:

1)      при выработке механизмов противодействия картельным сговорам необходимо учитывать форму образования картелей, которых насчитывается свыше 20 видов. Самым опасным считается ценовой сговор, поэтому ответственность за нарушение законодательства по этому виду должна быть наиболее жесткой, особенно, если в сговоре принимают участие чиновники;

2)      наиболее «слабым» местом в борьбе с картельными сговорами в нашей стране остается доказательственная база. Разработку признаков для определения картельных сговоров целесообразно проводить совместно с ведущими экономистами, акцентируя внимание на косвенных признаках, которые на практике имеют большое значение;

3)      чтобы остановить практику включения чиновничьего аппарата в картельные сговоры, следует пересмотреть механизмы поддержки отечественных производителей. В ближайшей перспективе они должны исключить какую-либо возможность поддержания кооперативного взаимодействия, направленного на ценовой параллелизм и стратегии следования за лидером. Конкурентное положение хозяйствующих субъектов должно завоевываться в процессе состязания преимуществ и быть единственным источником извлечения прибыли.

 

Литература:

 

1.                  Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (в ред. 2 ноября 2013 г. № 294-ФЗ).

2.                  Альпидовская М. Л. Моделирование условий вступления в коррупционный сговор в условиях современной экономики // Региональная экономика: теория и практика. 2010.№ 33 (90).

3.                  Антитрестовское законодательство США: история и современность [Электронный ресурс] / http://jurkom74.ru/

4.                  Быков Ю. Н. Исследование операций и теория игр: Курс лекций. — Курск, 2011. С. 16.

5.                  Глава ФАС: борьба с картелями — приоритет [Электронный ресурс] / http://ria.ru/interview/

6.                  Денисов А. Глава ФАС: борьба с картелями — приоритет. Случаи выявления картельных сговоров в России в 2010–2013 [Электронный ресурс] / ггhttp://ria.ru/

7.                  Кинев А. Ю. Противодействие картелям. Итоги, проблемы, перспективы [Электронный ресурс] / http://www.garant.ru/

8.                  Мироу К., Маурер Г. Международные картели и мировая экономика. — М.: Прогресс, 1984.

9.                  Островенко Д. Г. Перспективы государственного регулирования конкуренции в России. — Ростов –на-Дону, 2011. С. 41.

10.              Принципы и параметры общественного выбора (исследования Вирджинской школы Общественного выбора Public Choice) // Научная жизнь. 2012. № 7.

11.              Серебряков В. А. Российская империя в начале 20 века [Электронный ресурс] / http://www.zapolni-probel.ru/

12.              Шеффле А. К вопросу о картелях и картельной политике. 1899.

Основные термины (генерируются автоматически): сговор, Россия, картельный сговор, образование картелей, ООО, ценовой сговор, свободная конкуренция, заработная плата, антимонопольное законодательство, экономическая теория.

moluch.ru

Виды ограничения конкуренции:

  1. Злоупотребление доминирующим положением.

- Установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара.

- Изъятие товара из обращения, если результатом такого изъятия явилось повышение цены на товар

- Навязывание контрагенту невыгодных условий договора

- Экономически или технологически не обоснованные сокращения или прекращение производства товара, если на товар имелся спрос

- Экономически или технологически не обоснованные отказ или уклонение от заключения договора с отдельными покупателями в случае возможности производства или поставок товара

- Экономически или технологически необоснованное установление различных цен на один и тот же товар

- Установление финансовой организацией необоснованно высокой или низкой цены финансовой услуги

- Создание дискриминационных условий

- Создание препятствия доступу на рынок или выходу на рынок другим компаниям

- Нарушение установленного нормативными актами порядка ценообразования.

2) Ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке.

Согласованные действия - ситуация на рынке, когда конкурирующие компании, не заключая соглашения о создании картеля, действуют согласованно.

При этом результат согласованных действий соответствует интересам каждой из компаний при условии, что их действия заранее известны каждому из них.

Это не относится к тем действиям компаний, которые вызваны одинаковыми для всех компаний обстоятельствами (например, изменение регулируемых тарифов или налогов, изменение цен на товар на мировых рынках, существенное изменение спроса на товар и т.д.)

Ограничивающими конкуренцию соглашения могут осуществляться договоренностью в письменной или устной форме. Одним из наиболее опасных видов сговора является ценовой сговор – соглашение участников одной рыночной отрасли продавать или покупать товары или услуги по определенной цене. Также картельным сговором является договорное регулирование объемов закупок и продаж участниками рынка с целью влияния на уровень цен. Группа участников рынка, которые вовлечены в сговор, часто называются картелем. В картеле в отличие от других, более устойчивых форм монополистических структур (синдикаты, тресты, концерны) каждое предприятие, вошедшее в картель, сохраняет финансовую и производственную самостоятельность.

Объектами соглашения могут быть: ценообразование, сферы влияния, условия продаж, использование патентов, регулирование объемов производства, согласование условий сбыта продукции, найм рабочих. Действует, как правило, в рамках одной отрасли. Картель затрудняет функционирование рыночных механизмов.

Ст. 11, 11.1 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" устанавливают запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения и согласованные действия хозяйствующих субъектов.

Картели являются особо опасным нарушением антимонопольного законодательства, экономическим преступлением, наносящим огромный вред, как потребителям, так и бизнесу и экономике страны в целом.

Картели:

- ограничивают конкуренцию между участниками рынка;

- приводят к монополизации производства и сбыта товара;

- влекут за собой установление единой обязательной для всех участников соглашения монопольной цены на товар;

- подавляют внешнюю конкуренцию со стороны фирм, не участвующих в соглашении;

- влекут получение более высокой, чем средняя, прибыли за счет потребителей

Основные виды картельных сговоров.

- Ценовой сговор (соглашение об установлении и поддержании одной и той же цены товара или услуги)

- Сговор по разделу рынка (например, по территориальному принципу, когда

одна компания продает товар только на территории одного региона, а другая – на территории соседнего, не конкурируя между собой и не снижая цены)

- Сговор на торгах (когда участники торгов договариваются между собой, кто

из них выиграет торги и получит государственный контракт по максимальной цене с последующим перераспределением средств между собой.

 

studfiles.net

Ст. 35 УК РФ Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору. Судебная практика :: BusinessMan.ru

При расследовании деяний, совершенных несколькими лицами, важнейшим вопросом является разделение соучастия субъектов на формы. В качестве критерия для такого деления выступает момент возникновения сговора. Соответственно, соисполнительство может обуславливаться предварительной договоренностью либо осуществляться без нее. Особенности этих форм соучастия раскрываются в ст. 35 УК. Рассмотрим ее положения.

Формы сговора

Как устанавливается в ч. 1 ст. 35 УК, к деянию считается причастной группа лиц, если в совершении участвовало 2 и больше исполнителя, и между ними не было предварительной договоренности. Если имел место сговор о совместных противоправных действиях, то они признаются совершенными группой лиц по предварительному сговору. Такую форму соучастия устанавливает ч. 2 ст. 35 УК.

Организованной называют устойчивую группу лиц, объединившихся заранее для совершения противоправного деяния или нескольких посягательств. Преступной организацией (сообществом) именуется структурированная группа (объединение групп), члены которой находятся под единым руководством и объединены для совершения тяжких/особенно тяжких деяний для извлечения прямой или косвенной материальной (в т. ч. финансовой) выгоды.

Особенности ответственности

В новой редакции ст. 35 УК РФ закреплено, что субъект, создавший преступное сообщество либо организованную группу или руководивший ею, несет наказание за организацию и руководство в случаях, установленных нормами 208-210, 205.4, 282.1 УК, за все деяния, совершенные членами указанных объединений, если они были охвачены его умыслом.

Остальные члены преступных групп привлекаются к ответственности за участие в посягательствах, предусмотренных указанными выше статьями, а также за прочие противоправные действия, к совершению/подготовке которых они причастны.

Дополнительно

Согласно ст. 35 УК РФ, формирование преступной группы (организации) в случаях, не установленных в Особенной части, влечет ответственность за приготовление к тем посягательствам, для совершения которых соучастники объединились.

Участие нескольких субъектов, в том числе по предварительному сговору, влечет более строгие уголовные санкции в пределах и на основаниях, установленных Кодексом.

Ст. 35 УК РФ с комментариями

Уголовно-правовое значение классификации соучастия заключается в том, что названные формы и виды или выступают как обязательные признаки деяния, или в качестве квалифицирующих, или отягчающих обстоятельств.

В первой части ст. 35 УК дается определение соучастия без предварительной договоренности. Такая форма соучастия считается наименее опасной и наиболее распространенной. В таких случаях поведение лиц, состоящих в группе, отличается наименьшей степенью согласованности. Субъекты исполняют совместно преступление и выступают как соучастники.

В судебной практике по ст. 35 УК РФ групповым признается изнасилование, сопряженное не только с действиями виновных, непосредственно совершивших половой акт, но и содействие им других лиц, оказывавших им содействие посредством психического или физического принуждения жертвы. Соответственно, действия последних квалифицируются при групповом изнасиловании как соисполнительство.

При совершении группового деяния объективная сторона может исполняться одним или несколькими субъектами; каждое лицо может исполнять и часть объективной стороны.

Предварительный сговор

О нем и его разновидностях говорится в частях 2-4 ст. 35 УК. При квалификации соучастия следует всесторонне оценить обстоятельства преступления и выявить в них наличие сговора. Рассмотрим пример.

Субъект участвовал в убийстве гражданина после совершения другими, предварительно сговорившимися виновными действий, непосредственной целью которых выступало лишение потерпевшего жизни. После избиения и нанесения погибшему ножом множественных ударов в шею и грудь соучастниками, субъект отнес его к контейнерам. Там потерпевшему он нанес удары досками по голове и туловищу с целью убийства. В таком случае квалификация именно его действий как групповое убийство по предварительному сговору исключается.

Распределение ролей

Ни в ст. 35 УК, ни в иных уголовных нормах не присутствует указание на ограничение числа лиц, которые могут участвовать в групповом деянии по предварительному сговору. Соответственно, кроме соисполнительства, может иметь место распределение ролей в преступлении.

К примеру, предварительный сговор об убийстве предполагает договоренность нескольких граждан, выраженную в любом виде, состоявшуюся до начала действий, направленных непосредственно на лишение потерпевшего жизни. Кроме соисполнителей, в группе могут присутствовать организаторы, подстрекатели, пособники. При выявлении соответствующих ролей действия лиц, которые их исполняли, подпадают под соответствующую часть 33 статьи и п. "ж" ч. 2 105 нормы УК.

Вместе с тем пособничество само по себе не признается квалифицирующим обстоятельством, предусмотренным в пункте "ж". К примеру, один из участников группы завлек жертву в уединенное место, однако в лишении его жизни не принимал непосредственного участия. В этом случае при отсутствии в действиях признаков иных преступлений они квалифицируются по соответствующей части 33 статьи.ч 2 ст 35 ук

Нюансы

Деяние будет считаться совершенным по предварительному сговору вне зависимости от того, что лица не были привлечены к ответственности вследствие недостижения надлежащего возраста или в силу невменяемости. В таких ситуациях суд должен изучить направленность умысла каждого участника группы.

К примеру, разбой квалифицируется как совершенный предварительно сговорившимися субъектами, если умыслом каждого охватывалось применение действий, создающих угрозу для здоровья/жизни жертвы. Необходимо учитывать, что согласованность в действиях еще не означает наличие предварительного сговора.

Признаки договоренности

Сговор признается предварительным, если имел место до начала действий, составляющих объективную часть деяния. Необходимость установления наличия, времени и места договоренности обуславливается важностью разграничения групповых видов преступлений.

Содержание (объем) сговора может быть разным. Субъекты могут обговаривать конкретные элементы посягательства, план действий. Сговор может охватывать деяние только в общих чертах.

Организованная группа

Ее отличает от группы виновных, предварительно договорившихся о преступлении, устойчивость структуры. Так, лица объединяются на более продолжительный период для совершения нескольких деяний либо одного, но требующего продолжительной подготовки или предполагающего сложности при исполнении.

Организованностью следует считать подчиненность одних участников другим, решимость совместно достигать преступных целей. При этом объем участия каждого субъекта может быть разным. Отдельные члены группы могут исполнять только часть действий: взламывать замки, охранять место совершения посягательства, принимать украденные ценности и пр. Другие лица могут заниматься поиском жертв посягательства. Необходимо учитывать, что если даже такие действия за пределы пособничества не выходят, но при этом устойчивые связи с другими соучастниками выражены явно, то они расцениваются как соисполнительство. Соответственно, положения 33 статьи УК применению не подлежат.

Банда

Это понятие подпадает под определение организованной группы. При этом банда отличается двумя обязательными признаками: вооруженностью и наличием преступных целей. При этом нападение будет признано состоявшимся даже тогда, когда оружие лицами не применялось. Преступными целями считаются посягательства (нападения) на организации и граждан.

Устойчивость в таких случаях предполагает стабильность состава, использование одних методов и форм противоправной деятельности, тесную связь между соучастниками, согласованность поведения.

businessman.ru

Группа лиц без предварительного сговора

Соучастие в преступлении в самом общем виде — это различные случаи совершения преступного деяния несколькими лицами. В современных правовых системах могут использоваться и более узкие определения. Так, по российскому уголовному праву под соучастием понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).

Институт соучастия вызывает большое число споров в уголовно-правовой науке. Г. Е. Колоколов отмечал, что соучастие является венцом общего учения о преступлении и считается труднейшим разделом уголовного права[1].

Соучастие в истории уголовного права

Институт соучастия является одним из древнейших в уголовном праве, нормы, связанные с ответственностью за совместное совершение преступления несколькими лицами, содержались ещё в средневековых правовых источниках. Например, Русская правда в Краткой редакции содержит следующую норму (ст. 31):

А если кто крадет или коня, или волов, или обкрадывает клеть, то, если один крал, то заплатить ему гривну и тридцать резан; если их будет 18[2], то платить каждому человеку по три гривны и 30 резан.

Оригинальный текст (древнерусск.)  

А иже крадеть любо конь, любо волы, или клѣть, да аще будеть единъ кралъ, то гривну и тридесятъ рѣзанъ платити ему; или ихъ будеть 18, то по три гривнѣ и по 30 рѣзанъ платити мужеви.

— Русская правда, краткая редакция

Влияние соучастия на наказание

Как правило, соучастие считается более опасной формой преступной деятельности, чем совершение преступления одним лицом. Указывается, что сущность соучастия составляет «не простое сложение сил нескольких преступных элементов, а такое объединение усилий, которое придаёт их деятельности новое качество. При совместном совершении преступления несколькими соучастниками… как правило, наносится более серьёзный ущерб, чем при совершении того же преступления одним лицом»[3].

Высказываются и другие точки зрения. Так, по мнению М. Д. Шаргородского соучастие не является отягчающим или смягчающим уголовную ответственность обстоятельством, оно «не является квалифицирующим или отягчающим обстоятельством»[4]. Р. Р. Галиакбаров пишет: «Утверждать, что соучастие в преступлении всегда повышает общественную опасность содеянного, нельзя. Из этого правила бывают исключения, особенно при совершении преступления исполнителем совместно с пособником и другими предусмотренными законом соучастниками»[5].

Теории соучастия

Существует две основные точки зрения на юридическую природу соучастия. Первая из них опирается на представление об акцессорной (лат. accessorium — «дополнительный», «несамостоятельный») природе соучастия. Согласно данной теории, основой соучастия является деятельность исполнителя, а действия всех остальных соучастников являются дополнительными (акцессорными) по отношению к ней; поэтому юридическая оценка этих действий целиком и полностью опирается на оценку действий исполнителя: если они признаются преступными и наказуемыми, то наказуемы и действия соучастников, причём по той же статье уголовного закона, что и действия исполнителя, а если действия исполнителя ненаказуемы, не могут быть привлечены к ответственности и соучастники[6].

М. И. Ковалёвым была разработана также доктрина ограниченной акцессорности. Ограниченный характер акцессорности заключается в том, что добровольный отказ исполнителя преступления от его совершения не исключает привлечение к ответственности прочих соучастников[7].

Вторая теория рассматривает соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности и устанавливает, что соучастники несут ответственность не за действия исполнителя, а за совершённые ими лично действия, и именно совершение этих действий является основанием их уголовной ответственности и определяет её пределы. Именно этим объясняется то обстоятельство, что соучастники будут нести ответственность даже в случае, если исполнитель преступления не может быть привлечён к уголовной ответственности в силу каких-либо обстоятельств (например, смерти) или будет освобождён от уголовной ответственности (например, вследствие деятельного раскаяния или добровольного отказа от совершения преступления)[8].

Признаки соучастия

В соучастии выделяются объективные и субъективные признаки. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков исключает признание преступления совершённым в соучастии[9]. Ниже приводятся признаки соучастия, выделяемые в российской уголовно-правовой теории.

Объективные признаки:

  1. Совершение преступления двумя и более лицами, обладающими признаками субъекта преступления. Не образует соучастия совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу недостижения им возраста уголовной ответственности или невменяемости. Некоторые преступные деяния могут быть совершены только путём совместной деятельностью большого числа участников (например, в уголовном законодательстве России это ст. 212 — массовые беспорядки и ст. 279 — вооружённый мятеж)[10].
  2. Совместность деятельности: необходимо наличие психической общности, связи между совместно действующими лицами: обмен информацией, организация взаимодействия, восприятие друг друга как сотоварищей по совершению преступления, взаимообусловленность действий. Ещё Н. С. Таганцев писал: «К соучастию относятся лишь те совершенно своеобразные случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех; в силу этого условия учение о соучастии и получает значение самостоятельного института»[11]. Совместность отсутствует, например, если несколько лиц одновременно и независимо друг от друга расхищают товар, находящийся на складе.
  3. Имеется общий для всех соучастников преступный результат, который находится в причинной связи с действиями всех соучастников. В преступлениях с формальным составом необходимо установить наличие причинной обусловленности действий исполнителя и действий других соучастников, в преступлениях с материальным составом должна также присутствовать причинная связь между действиями соучастников и наступившими преступными последствиями[12]. Например, лицо, передавшее исполнителю убийства пистолет будет считаться соучастником убийства лишь если смерть причинена с использованием этого пистолета.

Субъективные признаки:

  1. Осведомлённость соучастников о наличии друг друга, наличие двусторонней субъективной связи между ними. Если некто втайне от исполнителя оказывает ему содействие в совершении преступления, соучастия быть не может. Наличие двусторонней субъективной связи не предполагает обязательного знания каждым соучастником о наличии всех остальных, достаточно осознания наличия исполнителя преступления и всех прочих признаков преступного деяния, необходимых для наступления ответственности[13].
  2. Общность умысла: направленность его на совершение одного и того же деяния, причинение одних и тех же последствий. Различие мотивов и целей соучастников не препятствует общности умысла. Например, в заказном убийстве исполнитель может действовать из корыстных побуждений, а заказчик может руководствоваться другим мотивом: злости, ненависти, обиды, мести[14].

Соучастие, как правило, осуществляется путём активных действий соучастников, но может иметь место и соучастие путём бездействия (например, если охранник, по предварительной договорённости с другими лицами, которые намереваются совершить преступление, допускает этих лиц на охраняемый объект, не исполняя таким образом своих служебных обязанностей)[15].

Соучастие может иметь место как в преступлениях с материальным, так и с формальным составом, а также в длящихся и продолжаемых преступлениях, на любой стадии преступления вплоть до его окончания (за исключением заранее обещанных действий пособника по сокрытию следов преступления, его предмета или преступника)[16].

Совместная преступная деятельность при неосторожности

Как правило, юридическое значение имеет лишь соучастие в умышленном преступлении. Соучастие в неосторожном преступлении (так называемое «неосторожное сопричинение вреда») является предметом рассмотрения уголовно-правовой теории. Как правило, умысел при соучастии является прямым, но может носить и косвенный характер. Содержание умысла соучастников является более широким, чем у индивидуально совершающего преступление субъекта, поскольку оно включает также осознание совместного характера действий, общественной опасности действий других соучастников, особенностей развития причинной связи, обусловленных объединением усилий соучастников, общего отношения к преступному результату[17].

Неосторожное сопричинение вреда — это неосторожное причинение преступного вреда вследствие совокупных действий нескольких лиц. Неосторожное сопричинение вреда, хотя и обладает повышенной степенью общественной опасности по сравнению с неосторожными действиями единичного лица, в уголовно-правовой теории рассматривается как отдельный от соучастия вид преступной деятельности[18].

В УК РФ неосторожное сопричинение вреда никак не регламентируется. В кодексах некоторых других стран мира соответствующие нормы содержатся. Так, УК КНР 1997 года в ч. 2 ст. 25 § 3 указывает, что «двое и более лиц, совместно совершивших преступление по неосторожности, не рассматриваются как соучастники преступления. Они должны нести уголовную ответственность, подвергнуться различным наказаниям в соответствии с совершёнными ими преступлениями».

Законодательство других стран мира (например, Франции, Англии и США) допускает соучастие и в неосторожных преступлениях[18]. Однако всё же законодательство большинства государств не признаёт неосторожного соучастия[14].

Виды соучастников

С тем, чтобы дать более точную юридическую характеристику действий соучастников, индивидуализировать их уголовную ответственность, законодательством могут выделяться различные виды соучастников[19]. Обычно критерием такого выделения служит характер и степень участия в совершении преступления. Характер участия определяется той ролью, которую выполняет данный соучастник в процессе совершения преступления. Степень участия является количественной характеристикой и определяет размер конкретного вклада соучастника в совершение преступления[20].

Выделяется четыре вида соучастников: исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник. Последние три вида нередко относятся к соучастию в тесном смысле слова, в том числе и законодательно (например, такие положения содержит УК ФРГ). А. Лохвицкий писал: «…какое бы деление не усвоило законодательство, какого бы взгляда оно ни было на важность того или другого рода участия, оно прямо или косвенно признает два вида участвующих в преступлении лиц: тех, которые морально или материально в нем участвовали, но играли при этом второстепенную роль»[21].

Исполнитель

Исполнителем признаётся[22]:

  • Лицо, полностью или частично выполняющее объективную сторону преступления.
  • Лицо, которое совместно с другими лицами (соисполнителями) непосредственно участвовало в совершении преступления, выполняя часть тех действий, которые являлись необходимыми для причинения общего для всех соучастников преступного вреда.
  • Лицо, подлежащее уголовной ответственности, которое использует для совершения преступления лицо, не подлежащее уголовной ответственности: малолетнее или невменяемое, не осознающее и не способное осознавать общественную опасность совершаемого деяния, совершающее деяние под воздействием физического или психического принуждения, либо в силу иных обстоятельств неспособное нести уголовную ответственность. Использование такого лица для совершения деяния получило название «посредственное причинение». Фактически такое лицо в данной ситуации выполняет роль «живого орудия» преступления: «подстрекатель или пособник душевнобольного или малолетнего, совершившего общественно опасное деяние, а также лица, действовавшего в заблуждении, отвечает… за само преступление вследствие того, что исполнитель является лишь орудием совершения этого деяния в руках другого»[23]. Положения о посредственном исполнении характерны практически для всех правовых систем[24].

Действия исполнителя являются основой действий всех соучастников. Если исполнитель не выполнит своей роли, преступление не будет совершено. «Основой общей ответственности соучастников является единство действий всех соучаствующих в преступлении лиц. Стержень этого единства — исполнитель. И если его нет, то соучастие рассыпается как карточный домик»[25].

Лицо, хотя и способствовавшее совершению преступления, но не выполнявшее действий, непосредственно необходимых для причинения вреда, не может являться исполнителем, такое лицо признаётся пособником преступления[26]. Кроме того, не может признаваться исполнителем преступления лицо, не обладающее необходимыми признаками специального субъекта совершаемого преступления; такое лицо в зависимости от характера его действий может признаваться организатором, подстрекателем или пособником преступления[26].

Организатор

Организатором преступления признаётся лицо, которое[26]:

  • Организует совершение преступления — разрабатывает его план, подбирает исполнителей, распределяет роли между ними, обеспечивает орудиями и средствами совершения преступления и т. д.
  • Руководит его исполнением — упорядочивает деятельность соучастников непосредственно при совершении преступления. Организатор может как непосредственно присутствовать на месте преступления, так и давать указания с использованием средств телекоммуникации.
  • Организует преступную группу или преступное сообщество — подбирает участников, придаёт устойчивый характер их деятельности, разрабатывает структуру, определяет направление преступной деятельности, обеспечивает материалами и средствами. Организатор преступной группы или преступного сообщества несёт ответственность за все преступления, совершённые данной группой и сообществом, которые охватывались его умыслом.
  • Руководит преступной группой. Руководителем преступной группы может быть её организатор или лицо, возглавившее её уже после создания.

Действия организатора всегда совершаются с прямым умыслом. Считается, что именно организатор является наиболее опасным среди всех соучастников, ему назначаются бо́льшие сроки наказания, чем всем остальным соучастникам[26].

Подстрекатель

Подстрекателем признаётся лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путём уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Уговор — это систематические просьбы, иные действия, направленные на создание у подстрекаемого лица представления о необходимости совершения преступления. Подкуп — это обещание подстрекаемому имущественной выгоды (в денежной или иной форме, в том числе в виде освобождения от материальных обязательств). Угроза — это высказывание намерения применить к подстрекаемому физическое насилие, причинить ему иной вред (например, материальный вследствие уничтожения имущества или вред репутации в результате разглашения порочащих сведений). Могут быть использованы и такие способы как просьба, приказ, поручение, совет и т. д.[27]

Призывы, пожелания, советы, не направленные непосредственно на склонение лица к совершению конкретного преступления, выражение в общей, неконкретной форме мыслей о желательности совершения преступления подстрекательством не являются[26]. Примером может служить следующее дело:

После распития спиртного между П. и М. возникла ссора, в результате М. нанёс П. побои. Третье лицо — И. — подошёл к плакавшему П. и сказал: «Что ты распустил нюни? Иди, дай ему». П. взял доску, подошёл к сидевшему М. сзади и ударил его доской по голове, причинив М. тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего.

Установлено, что И., посоветовав П. отомстить обидчику, сделал это неопределённо, без конкретного нацеливания подростка на причинение тяжких телесных повреждений потерпевшему; в связи с этим действия И. нельзя расценить как подстрекательство к преступлению.

— БВС РСФСР. 1966. № 11. С. 8—9.

Агитация и призывы, направленные на возбуждение стремления осуществлять неконкретизируемую преступную деятельность, могут образовывать составы самостоятельных преступлений (в УК РФ это ч. 3 ст. 212 УК РФ, ч. 1 ст. 280).

Подстрекательство может иметь место только в отношении лица, которое является свободным в выборе между преступным и непреступным вариантом поведения, которое может быть склонено к совершению преступления. Действия, направленные на то, чтобы побудить лицо к совершению преступных действий путём обмана, либо связанные с использованием для совершения преступления иных лиц, неспособных нести уголовную ответственность рассматриваются не как подстрекательство, а как опосредованное причинение[27].

Как подстрекательство может также рассматриваться провокация преступления: подстрекательство исполнителя или другого соучастника к совершению преступного деяния с целью привлечения его к ответственности за такие действия[28].

Действия подстрекателя совершаются с прямым умыслом. Подстрекательство может быть поглощено организацией преступления, если лицо продолжит деятельность по склонению других лиц к совершению преступления разработкой плана действий, руководством совершением преступления и иными действиями, образующими организацию преступления. Подстрекатель несёт ответственность только в пределах сговора с исполнителем; в случае совершения последним действий, выходящих за пределы такого сговора, имеет место эксцесс исполнителя, подстрекатель ответственности за такие действия не несёт[29].

Неудавшееся подстрекательство рассматривается как покушение на преступление.

Отдельные, наиболее опасные виды подстрекательства могут рассматриваться уголовным законом как самостоятельные виды преступлений: вовлечение в занятие проституцией (ст. 240 УК РФ), подкуп или принуждение свидетеля к даче показаний или отказу от дачи показаний (ст. 309 УК РФ).

Пособник

Пособником признаётся[30]:

  • Лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации (интеллектуальное пособничество), средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий (это и далее — физическое пособничество).
  • Лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путём.
  • Лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Пособничество является наиболее распространённым видом сложного соучастия[31]. Пособничество может быть выражено как в форме действия, так и в форме бездействия (выражающегося, например, в невыполнении лицом возложенной на него обязанности по пресечению преступного посягательства исполнителя)[30]. Как и подстрекатель, пособник несёт ответственность только в пределах сговора с исполнителем[32]. Пособничество также может поглощаться организацией преступления.

По разному в правовых системах мира решается вопрос об ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступника, орудий и средств и т. д., недонесение о готовящемся или совершённом преступлении, невоспрепятствование совершению преступления обязанным пресечь его лицом. Такие действия в теории уголовного права получили название «прикосновенность к преступлению»[32].

По современному уголовному законодательству России такие действия не являются пособничеством и влекут ответственность только в случаях, когда ответственность за них предусмотрена самостоятельной статёй УК РФ (например, установлена ответственность за заранее не обещанное содействие легализации преступных доходов, скупку имущества, заведомо полученного преступным путём, укрывательство лица, совершившего особо тяжкое преступление). Кроме того, ответственность наступает, если подобные действия совершаются систематически, так что совершающее их лицо осознаёт, что своими действиями даёт возможность преступнику рассчитывать на оказываемое им содействие[32].

По законодательству США (§ 3 раздела 18 Свода законов США) такие действия признаются пособничеством: «тот, кто зная о совершении посягательства против Соединённых Штатов Америки, укрывает, облегчает, поддерживает или содействует преступнику с тем, чтобы помешать или воспрепятствовать его аресту, преданию суду или наказанию, является пособником после факта совершения посягательства».

Формы соучастия

Форма соучастия — это отдельная юридически значимая разновидность соучастия, выделяемая на основе субъективно-объективного критерия, которым является характер связи соучастников в совершаемом деянии[33]. Формы соучастия могут получать закрепление в общей части уголовного законодательства (например, это имеет место в УК РФ) или именоваться в его особенной части: например законодательство США, Франции, Германии, Испании и других стран называет такие формы соучастия как группа лиц, преступное сообщество, банда, заговор, формирование, организованная группа[34].

Вопрос о формах соучастия в уголовно-правовой теории является спорным. Различные учёные предлагали следующие классификации форм соучастия:

  • Простое соучастие (без предварительного сговора), соучастие, осложнённое предварительным сговором соучастников, соучастие особого рода — преступная организация или преступное сообщество[35].
  • Совиновничество и соучастие в узком смысле этого слова (соучастие с распределением ролей)[36].
  • Выделение группы лиц как единственной формы соучастия, включающей в себя все возможные варианты связи между соучастниками[37].
  • Сложное соучастие, соисполнительство, преступная группа и преступное сообщество[38].

Помимо форм соучастия выделяют также виды соучастия[39]:

  1. Простое соучастие без разделения ролей, или соисполнительство.
  2. Сложное соучастие с распределением ролей (исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник).

Виды соучастия имеют уголовно-правовое значение при назначении наказания за преступление[40].

Основным критерием выделения форм соучастия в современной русскоязычной литературе по праву признаётся характер предварительного сговора на совершение преступления.

Группа лиц без предварительного сговора

Первой формой соучастия выступает группа лиц без предварительного сговора. Обычно такая форма соучастия образуется при присоединении соучастников к уже совершающемуся посягательству. При этом умысел всех соучастников должен быть направлен на причинение одного и того же преступного вреда (смерти, материального ущерба и т.д.). Все соучастники при этом полностью или частично выполняют объективную сторону преступления, их действия находятся в прямой причинной связи с причинением преступного вреда. Вследствие этого они признаются соисполнителями преступления[41].

Группа лиц по предварительному сговору

Группа лиц по предварительному сговору имеет место, когда между соучастниками преступления до начала непосредственного исполнения преступления состоялась предварительная договорённость в любой форме (устной, письменной, жестовой, электронной). Сговор должен состояться хотя бы незадолго до начала преступления и может касаться места, времени, способа совершения преступления. Участие в совершении преступления может осуществляться как в форме соисполнительства, так и с распределением ролей (выделением пособников, подстрекателей, организаторов).

В уголовном праве России имеются особенности, связанные с вменением виновным в ответственность квалифицирующего признака «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору», имеющегося в некоторых статьях Особенной части УК. Для этого необходимо непосредственное участие в исполнении преступления двух и более лиц[41].

Организованная группа

Организованной группой является устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Группа создаётся до совершения этих преступлений путём предварительного сговора её участников, который может предполагать как направленность на совершение конкретных деяний, так и ориентацию на общее направление преступной деятельности[42].

Устойчивость группы предполагает особый вид субъективной связи, характеризующийся повышенной прочностью; устойчивая группа является более сплочённой, более опасной, чем неустойчивая. Устойчивость может быть основана на ранее имевшихся у участников группы прочных личных и служебных связей, на их криминальном профессионализме; показателями устойчивости могут служить длительность или многоэпизодность преступной деятельности, наличие у группы технических средств совершения преступления, тщательная подготовка к совершению преступления с распределением ролей между соучастниками[43].

Создание организованной преступной группы в определённых случаях само по себе может рассматриваться как уголовно наказуемое деяние, независимо от того, успела ли группа совершить хотя бы одно преступление. Например, по Уголовному кодексу РФ создание вооружённой организованной преступной группы рассматривается как бандитизм (ст. 209 УК РФ).

Преступное сообщество

Преступным сообществом (преступной организацией) признаётся организованная преступная группа, созданная для совершения наиболее тяжких преступлений[44], либо объединение организованных преступных групп. Преступная организация является наиболее опасным видом соучастия; создание преступного сообщества или преступной организации выступает в качестве самостоятельного наказуемого вида преступной деятельности, даже если такая организация не успела ещё совершить ни одного преступного деяния. Например, в УК РФ ответственность за такое деяние предусмотрена в ст. 210. Преступное сообщество выступает формой проявления организованной преступности.

Преступное сообщество характеризуется признаком сплочённости, под которой понимается наличие строго определенного иерархического порядка построения сообщества, включая внутреннее подразделение сообщества на функциональные группы; особого порядка подбора его членов и их ответственности перед сообществом; оснащение сообщества специальными техническими средствами; наличие систем конспирации, взаимодействия и защиты от правоохранительных органов; разработка и реализация планов легализации для прикрытия преступной деятельности, жесткая дисциплина, запрет на выход из состава преступного сообщества и комплекс принимаемых к этому мер; состояние организованной группы в другом объединении и т. д.[45]

В числе других признаков называется устойчивый, чётко спланированный и законспирированный характер деятельности, использование механизмов теневой экономики и совмещения легальной экономической деятельности с преступной, распространение влияния на определённую территорию, нейтрализация общественных институтов, осуществляющих контроль за преступностью через их коррумпирование и т. д.[46].

Ответственность соучастников

Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

В уголовном праве России имеются особенности квалификации преступления, совершённого в соучастии. Исполнители и соисполнители отвечают по статье Особенной части УК за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 УК РФ. Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье УК со ссылкой на статью 33 УК. В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. При добровольном отказе исполнителя все действия прочих соучастников подлежат самостоятельной уголовно-правовой оценке.

Лицо, создавшее организованную группу, несёт ответственность за все преступления, совершённые группой, которые охватывались его умыслом и за организацию и руководство указанной группой.

Эксцесс исполнителя

По общему правилу, соучастники несут ответственность в пределах лично ими совершённого или замышляемого за общее преступление.

Эксцессом исполнителя признаётся совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. Эксцесс может быть количественным и качественным.

Количественный эксцесс выражается в совершении однородного преступления, но характеризующегося квалифицирующими признаками и прочими обстоятельствами, не входившими в умысел других соучастников[47].

Качественный эксцесс заключается в посягательстве на другой объект: совершении вместо или наряду с задуманным также и иного преступления (например, убийства и изнасилования при наличии умысла других соучастников только на изнасилование или только на убийство)[48].

За эксцесс исполнителя другие соучастники ответственности не несут.

Примечания

  1. ↑ Колоколов Г. Е. Уголовное право: Лекции. М., 1896. С. 412. Цит. по: Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 244.
  2. ↑ По другим данным — 10, число 10 является общим обозначением множественности.
  3. ↑ Гришаев П. И., Кригер Г. А. Соучастие по советскому уголовному праву. М., 1959. С. 4.
  4. ↑ Шаргородский М. Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии // Правоведение. 1960. № 1. С. 85.
  5. ↑ Галиакбаров Р. Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 9.
  6. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 247.
  7. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 143.
  8. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 248.
  9. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 122—124.
  10. ↑ Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006. С. 250.
  11. ↑ Таганцев Н. С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. Т. 1. М., 1994. С. 329.
  12. ↑ Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006. С. 252.
  13. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 253.
  14. ↑ 1 2 Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006. С. 253.
  15. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 251.
  16. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 252.
  17. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 254.
  18. ↑ 1 2 Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 255.
  19. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 256.
  20. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 257.
  21. ↑ Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 1871. С. 144. Цит. по: Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006. С. 256.
  22. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 126.
  23. ↑ Курс советского уголовного права. Т. II. / Под ред. А. А. Пионтковского, П. С. Ромашкина, В. М. Чхиквадзе. М., 1970. С. 228.
  24. ↑ Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006. С. 260.
  25. ↑ Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Ч. 1. Понятие соучастия. Свердловск, 1960. С. 98.
  26. ↑ 1 2 3 4 5 Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 127.
  27. ↑ 1 2 Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 264.
  28. ↑ Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006. С. 278.
  29. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 129.
  30. ↑ 1 2 Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 130.
  31. ↑ Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006. С. 263.
  32. ↑ 1 2 3 Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 132.
  33. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 133.
  34. ↑ Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 268.
  35. ↑ Трайнин А. Н. Учение о соучастии. М., 1941. С. 79.
  36. ↑ Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Ч. 2 // Учёные труды Свердловского юридического института. Свердловск, 1962. Вып. 2. С. 199—200.
  37. ↑ Иванов Н. Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве. Саратов, 1991. С. 122.
  38. ↑ Галиакбаров Р. Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 14—22.
  39. ↑ Гришаев П. И., Кригер Г. А. Соучастие по советскому уголовному праву. М., 1959. С. 50—53.
  40. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 142.
  41. ↑ 1 2 Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 134.
  42. ↑ Назаренко Г. В. Уголовное право. Общая часть. М., 2005. С. 130.
  43. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 137.
  44. ↑ Например, в уголовном праве России — тяжких и особо тяжких преступлений, то есть умышленных деяний, наказываемых лишением свободы на срок более 5 лет.
  45. ↑ Определение Верховного Суда РФ от 21.12.2005 N 81-о05-86 «Об отмене приговора по делу о создании организованной группы с целью совершения мошенничеств в части оправдания осужденных в организации преступного сообщества в связи с допущенными судом противоречиями в вопросе о сплоченности данной организованной группы, а также об отмене обвинительного приговора как связанного с вынесенным судом решением об оправдании, оставлении без изменения оправдательного приговора по одному из эпизодов, изменении некоторым осужденным меры пресечения на подписку о невыезде».
  46. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 140.
  47. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 146.
  48. ↑ Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 147.

Wikimedia Foundation. 2010.

dvc.academic.ru