Использование товарного знака. Использование товарных знаков


Использование товарного знака: понятие и особенности

Товарный знак на сегодняшний день является самым важным средством индивидуализации, именно поэтому вопрос охраны интересов правообладателей стоит особенно остро. Напомним, что владельцу принадлежит исключительное право – гарантированная законом возможность использовать торговую марку любым образом в рамках закона. Сперва дадим понятие использованию, потом проанализируем отдельные случаи, связанные с использованием чужого товарного знака.

Что является использованием товарного знака?

В практике утвердилась правовая позиция, согласно которой использование – это размещение товарного знака. Кроме того, в п. 2 ст. 1484 Гражданского кодекса РФ указаны отдельные частные случаи использования. Сюда относятся эпизоды размещения товарного знака:

  1. На товарах (на этикетках, упаковках).
  2. При выполнении работ, оказании услуг.
  3. На документах, когда товары вводятся в гражданский оборот (например, когда товар растаможивается).
  4. В рекламе, на вывесках, в предложениях о продаже товаров.
  5. В Интернете (в частности, в доменном имени).

Обратите внимание, что каждый из этих случаев предполагает, что другие лица использовать товарный знак в отношении аналогичных эпизодов не вправе. Однако из этого правила есть исключения, которые касаются, в частности, двух последних случаев. Остановимся здесь подробнее.

Использование торговой марки в рекламе

Как использовать товарный знак в данной ситуации? Представим стандартную ситуацию. Небольшое предприятие, продающее запчасти к автомобилям, чтобы проинформировать покупателей о том, запчасти каких брендов можно приобрести у них, вполне логично размещает соответствующие товарные знаки в объявлениях и рекламе. Кроме того, и на самом магазине размещаются эти торговые марки. Проанализируем эту ситуацию с правовой точки зрения.

Товарные знаки всех брендов, запчастями которых торгует магазин (пусть это будут Mercedes-Benz и Volkswagen) охраняются интеллектуальным правом как средства индивидуализации. У каждой этой торговой марки есть свой правообладатель, а если обратиться к уже упоминаемой статье 1484 ГК РФ, то он и только он вправе использовать товарный знак в рекламе. Следовательно, третьи лица (каким и является в нашем примере магазин) это делать не могут. Единственный выход – заключить лицензионный договор, чтобы получить возможность использовать товарный знак. Должен ли российский магазин связываться с немецким правообладателем в каждом таком случае?

Обратимся к Федеральному закону «О рекламе». В статье 5 введено такое понятие, как недобросовестная реклама. Перечислены отдельные случаи, какая реклама не допускается. Одним из таких эпизодов является использование чужого средства индивидуализации, если это вводит в заблуждение относительно того, кто реальный правообладатель. Иными словами, нельзя делать так: разместить товарный знак и «нажиться» на его репутации, указав, например, что магазин является официальным поставщиком запчастей от официального дилера. Можно ли из этого сделать вывод, что в остальных случаях, просто в качестве информации, размещать можно?

Да, и, по крайней мере, это представляется вполне логично. Хотя было нашумевшее дело, когда Volkswagen посчитал иначе, потребовав не только удалить размещенные товарные знаки, но и огромные суммы в качестве компенсации. Впрочем, суд, руководствуясь Законом и, видимо, здравым смыслом, встал на сторону предпринимателя, решив, что простое информирование о том, что продается в магазине, никоим образом не нарушает интересы обладателя исключительного права.

Размещение в Интернете

Здесь тоже все не так просто. Ситуация, когда рядовые пользователи размещают обозначение товарных знаков, законом не регламентируется. По той же логике, что и с рекламой, здесь нарушения нет ввиду отсутствия умысла пользователя на причинение вреда правообладателю. Иначе были бы сотни тысяч исков. Хотя опять-таки формально все это можно подвести под нарушение.

А вот случаи, когда товарные знаки регистрируются в качестве доменных имен, очень распространены. Это так называемые доменные споры. Суд по интеллектуальным правам однозначно высказался по этому поводу, что прав всегда владелец товарного знака. Поэтому даже если некий пользователь ранее зарегистрировал сайт, к примеру, www.cocacola.ru, ему придется сменить название и, вероятнее всего, уплатить компенсацию. По этому поводу можно вспомнить один из первых случаев: дело Майка Ро Софта против корпорации Microsoft.

Использование в личных целях

Хотя прямо это не предусмотрено в законе, но очевидно, что не будет нарушением исключительного права, когда гражданин размещает товарные знаки, например, у себя дома (т.е в личных целях). Здесь можно провести аналогию с институтом авторского права, где подобное допускается. Поэтому обычный гражданин может не беспокоиться за это. Хотя конкретная норма в законе, конечно, не помешала бы, тогда бы такие случаи, как предъявление претензий со стороны концерна Volkswagen, не имели место быть.

Прямо запрещенные действия

В п. 3 ст. 1484 отдельно указан запрет на размещение третьими лицами товарного знака на товарах. Из этого можно сделать вывод, что нарушения, связанные с предпринимательской деятельностью, самые существенные. Действительно, продажа контрафактной продукции подрывает гражданский оборот и нарушает нормальное функционирование рынка. За это предусмотрена не только гражданская ответственность, но и административная, уголовная (более подробно об этом здесь).

 

Facebook

Twitter

Вконтакте

Google+

copylegal.ru

Использование товарного знака: юридические аспекты, для чего нужна регистрация

Товарный знак предполагает его обязательное использование правообладателем. Ведь целью добросовестной регистрации является именно использование бренда в хозяйственной деятельности. Знаки призваны различать товары и услуги среди массы однородной продукции и услуг. Регистрируя обозначение в качестве знака, правообладатель защищает свой бизнес и обеспечивает беспрепятственное использование бренда в будущем.

 

При создании нового продукта, или услуги, придумывая оригинальные названия, вводя маркированные ими товары в оборот, проводя работы и оказывая услуги, создавая упаковки и этикетки, разрабатывая дизайн продукции или тары, формируя стратегию маркетингового продвижения особенно неприятно получить отказ в регистрации обозначения, поэтому нужно заранее заботиться о своевременной подаче заявки в Роспатент.

Получить консультацию

Для чего можно использовать знак?

 

Получив регистрацию, обозначение можно смело использовать в коммерческой или иной хозяйственной деятельности. Так, товарный знак предполагает использование путем нанесения на этикетки, тару и упаковки продукции, вывески, витрины, баннеры, его можно указывать на документах, сайтах, в рекламе и POS-материалах. Способы использования товарного знака не ограничены законодателем. Обладатель бренда вправе применять его в своей деятельности любым образом, но не нужно забывать, что главная функция товарного знака – отличительная. В первую очередь, он должен выделять продукцию среди аналогичной, поэтому к использованию товарного знака нужно подходить осознанно и обдуманно.

 

Важно: использование знака это еще и обязанность его владельца.

 

Если в течение 3-х лет после получения регистрации бренд не будет выведен на рынок, не будет применяться в деятельности собственника или его котрагентов (например, лицензиатов), то любое заинтересованное лицо может аннулировать такой знак. Последствия прекращения правовой охраны только негативные. Мало того что владелец лишается исключительного права, он теряет оплаченные при регистрации пошлины и прочие расходы, он также может понести судебные издержки в рамках рассмотрения спора о досрочном прекращении действия товарного знака в связи сего неиспользованием (такие споры рассматривается Судом по интеллектуальным правам).

 

Также важно помнить, что использование товарного знака должно быть в таком же виде, в котором он указан в свидетельстве. Допускаются несущественные изменения обозначения, не меняющие сути и различительной способности обозначения в целом. При существенном изменении и искажении знака возникает опасность нарушения прав третьих лиц на чужие обозначения (например, шрифтовое или визуальное «выделения» на упаковке товара лишь части охраняющегося знака, может привести к сходству с чужими товарными знаками, и к привлечению к ответственности).

Таким образом, товарный знак важно использовать в надлежащем виде.

linkmark.ru

Свободное использование товарных знаков без согласия правообладателя: опыт США и России

И.Д. Ходаков,аспирант кафедры патентного праваи правовой охраны средств индивидуализации РГАИС,Юрист юридической фирмы Lidings

 

 

"Журнал Суда по интеллектуальным правам", № 19, март 2018 г., с.103-108

В российском законодательстве отсутствуют нормы о свободном использовании товарных знаков третьими лицами без согласия правообладателей. Поэтому имеет смысл обратиться к уже сложившимся подходам, сформированным в законодательстве и судебной практике США (trademark fair use - доктрина добросовестного использования). Также проанализируем российскую судебную практику на предмет наличия аналогичных случаев признания или отрицания возможности свободного использования товарных знаков третьими лицами.

Первые подходы к свободному использованию товарных знаков возникли в законодательстве и судебной практике США. В соответствии c законодательством США (Lanham act, § 33(b)(4))1 допускается использование товарных знаков третьими лицами в описательных целях (descriptive use)2. Доктрина свободного использования товарных знаков в описательных целях заключается в том, что слово в одном случае может использоваться как описательный термин или нарицательное существительное, а в другом случае обладать различительной способностью для определенных видов товаров [1]. В таком подходе отражаются ограничения исключительного права на товарный знак в части описательного значения слова, но при этом являющегося охраноспособным в силу второго или третьего значения слова, используемого в товарном знаке. Очевидно, что в силу регистрации товарного знака зарегистрированное слово не теряет своего описательного значения и его использование в письменной речи не может быть ограничено правообладателем словесного товарного знака.

Поэтому в судебной практике США использование товарных знаков в описательных целях не является нарушением исключительного права при соблюдении трех условий. Используемое слово или выражение:

1)

не индивидуализирует товар, то есть не используется в качестве товарного знака;

2)

используется добросовестно;

3)

используется только для описания своего товара или услуги.

В таком случае используемое слово или выражение не играет роль товарного знака, а является характеристикой товара.

В деле Zatarain’s, Inc. v. Oak Grove Smokehouse, Inc. 698 F.2d 786 (5th Cir. 1983) ответчик использовал на упаковках панировки для жарки выражение Fish fry, сходное до степени смешения с товарным знаком истца Fish-Fri, зарегистрированным в отношении смесей для панировки. Суд признал, что обозначение истца является охраняемым, но отклонил иск по следующему основанию: товарный знак используется для описания товара, а не целей индивидуализации, и не в значении, заложенном в товарный знак.3

Поскольку довод об использовании товарного знака в описательных целях применяется для защиты от иска о незаконном использовании товарного знака, в судебной практике возник вопрос о необходимости доказывания ответчиком отсутствия вероятности смешения [2]. Данный спор был разрешен в 2004 году в деле K.P. Permanent Make-Up, Inc. v. Lasting Impression I, Inc., в котором Верховный суд США постановил, что бремя доказывания отсутствия вероятности смешения не возлагается на ответчика. Кроме того также возлагается на правообладателя, поскольку именно он принял решение идентифицировать свой товар словом, имеющим известное описательное значение в языке.

Другим классическим примером судебного подхода к свободному использованию товарных знаков является номинативное использование (nominative use). Впервые критерий номинативного использования был введен в 1992 г. в деле New Kids on the Block v. News America Publishing, Inc.4, в котором ответчики использовали название популярной музыкальной группы New Kids on the Block, которое также являлось товарным знаком, для проведения социологического опроса о популярности группы, что невозможно без упоминания названия.

Для установления номинативного использования и отсутствия смешения товаров или услуг на рынке были сформулированы 3 критерия.

1.

Товар или услуга не могут быть однозначно идентифицированы без использования товарного знака.

2.

Товарный знак используется только в том объеме, в котором он необходим для идентификации товара или услуги.

3.

Ответчик не должен предпринимать каких-либо действий, которые создают впечатление о наличии связи с правообладателем в виде спонсорства или согласия правообладателя на такое размещение товарного знака.

Таким образом, номинативное использование товарного знака предполагает упоминание товара; непосредственно обращение; ссылку на товар, маркированный товарным знаком в новостной статье; комментарии.

К разновидности номинативного использования относится сравнительная реклама (comparative advertising) – сравнение собственного товара с другим товаром путем указания на товарный знак.

Первым известным делом о сравнительной рекламе с использованием товарного знака является дело 1910 года (Saxlehner v. Wagner). В нем ответчик публично заявлял, что производит минеральную воду, аналогичную товару истца. Верховный суд США разрешил использовать товарный знак истца с целью обращения к товару конкурента и добросовестного сравнения товара ответчика с аналогичным товаром истца.

Такое сравнение в рекламе считается допустимым до тех пор, пока оно не является ложным, не наносит вред деловой репутации правообладателя или не «размывает» товарный знак (dilution) [3].

Поэтому сравнительная реклама должна соответствовать как номинативному использованию товарного знака, так и нормам, регулирующим добросовестную рекламу [4].

Пародирование товарных знаков (trademark parody) – такое использование товарных знаков, в котором они должен восприниматься потребителями в качестве шутки.

К одному из наиболее известных дел о пародировании товарных знаков относится дело Mattel, Inc. v. MCA Records, Inc5. В рамках обстоятельств дела компания-производитель кукол Barbie обратилась с иском о незаконном использовании товарного знака к звукозаписывающей студии группы Aqua, которая выпустила одноименный сингл Barbie girl. Суды признали песню пародией, а использование товарного знака подпадающим как под номинативное использование, так и под Первую поправку к Конституции США.

Данный вид свободного использования - самый неоднозначный. Некоторые исследователи полагают, что в суде основанием для освобождения от ответственности является не сама пародия, а отсутствие вероятности смешения в связи с успешным пародированием товарного знака [5].

К тому же пародирование товарных знаков может являться нарушением в отношении известных товарных знаков, что мотивируется концепцией «размывания» товарного знака (dilution) [6]. Например, в деле Kraft Food Holdings, Inc. v. Helm, ответчик использовал на своем сайте обозначение VelVeeda, схожее с известным товарным знаком сыра Velveeta. На сайте размещались изображения сексуального характера, а также изображения употребления наркотиков. Такое использование товарного знака не является пародированием и было признано нарушающим исключительное право правообладателя в форме дискредитации оригинального товарного знака.

Рассмотренные выше виды свободного использования товарных знаков именно потому не являются нарушением исключительного права на товарный знак, что такое использование не может вызывать смешения товаров в глазах рядовых потребителей.

Примеры свободного использования товарных знаков в США дают почву для размышлений о том, в каких случаях российские суды могут признавать законным использование товарных знаков без согласия правообладателя.

В соответствии с российской судебной практикой допускается использование товарных знаков третьими лицами, если они применяются не в целях индивидуализации товаров, а в информационных и/или описательных целях. Однако единообразного мнения, что именно следует понимать под использованием в информационных и описательных целях, пока не существует.

Так, изображения товарных знаков на упаковке для описания свойств товаров признается нарушением исключительного права на товарный знак. Например, использование на упаковке бургеров выражения «С ПЫЛУ, С ЖАРУ»6 было признано нарушением исключительного права, несмотря на то что, согласно доводам ответчика, товарный знак истца был выполнен мелким шрифтом и расположен на боковой упаковке товара ответчика, а также размещены другие товарные знаки ответчика «Макдоналдс», «ВОТ ЧТО Я ЛЮБЛЮ», «БИГ ТЕЙСТИ», стилизованная буква «М», очевидным образом индивидуализирующие правообладателя, что свидетельствовало, по мнению ответчика, об использовании товарного знака истца не в целях индивидуализации товара, а в целях описания его свойств. Однако данная правовая позиция не была поддержана Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ.

Также выражение «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ» на упаковке зубной пасты было признано незаконным использованием товарного знака «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ». Ответчик пытался доказать, что выражение «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ» в русском языке имеет значение «крепкое здоровье». Суд по интеллектуальным правам не принял позицию ответчика и постановил7: «Вывод об описательном характере спорного обозначения не имеет правового значения для разрешения настоящего спора». Аналогичный вывод был установлен в деле об использовании в описательных целях выражения «НЯМ-НЯМ» на упаковке паштетов8.

Данные примеры свидетельствовали об отсутствии у ответчиков намерения использовать товарные знаки в целях индивидуализации своих товаров. Но суды установили, что цель нанесения тех или иных слов/выражений на упаковку не имеет правового значения. В приведённых спорах для установления нарушений исключительного права на товарный знак судам было достаточно установить: 1) нанесение товарного знака истца на упаковку (т.е. установить использование), 2) тождество или сходство обозначений до степени смешения; 3) однородность товаров.

Вместе с тем, по нашему мнению, суды помимо указанных выше критериев должны исследовать «возникает ли вероятность смешения при использовании товарного знака», что соответствует п. 3 ст. 1483 ГК РФ, а соответственно устанавливать имеется ли ассоциативная связь между используемым выражением и правообладателем товарного знака.

Свободное использование товарного знака в информационных и описательных целях на упаковках товаров не допускается. Единственным решением для ответчиков остается признание такого товарного знака недействительным в связи с отсутствием различительной способности обозначения, что возможно сделать только путем обращения в Роспатент (Палату по патентным спорам) в отдельном производстве. Согласно абзацу 2 п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» до аннулирования товарного знака в порядке, предусмотренном статьей 1512 ГК РФ, правообладателю не может быть отказано в его защите. Соответственно, с учетом указанных правовых позиций использование товарного знака на упаковках товаров без согласия правообладателя в информационных и описательных целях недопустимо до признания товарного знака недействительным в порядке, установленном законом.

Свободное использование товарного знака возможно при его использовании иным способом, чем на упаковке товара.

В Постановлении по делу № А40-128923/2015 Суд по интеллектуальным правам постановил, что «не является использованием товарного знака упоминание слова, хотя и зарегистрированного в качестве товарного знака, но употребляемого в статьях в описательных или информационных целях»9. В данном деле Суд по интеллектуальным правам признал, что не является нарушением размещение фирменного наименования и товарного знака в статье на сайте, не связанной с осуществлением коммерческой деятельности и предложением к продаже товаров и услуг.

Позиция о свободном использовании товарных знаков в описательных или информационных целях без цели индивидуализации товара была отражена в ряде других судебных актов по следующим товарным знакам:

«Дискатор»10, размещенный в интервью генерального директора на сайте ответчика, в котором слово «дискатор» дважды употреблено как нарицательное существительное для обозначения дисковых агрегатов разных типов, используемых для обработки почвы. В деле по этому товарному знаку Высший арбитражный суд РФ сформулировал позицию, что «словесное упоминание чужого товарного знака не является использованием [товарного] знака».

«Изосайдинг»11, использованный в статье как общеупотребимое название декоративных облицовочных панелей.

«Флюкостат»12 ─ в сравнительной рекламе, наравне с препаратом Ответчика.

«ЖелДорЭкспедиция»13 ─ в статье, связанной с пропажей груза ответчика, воспользовавшегося услугами истца.

«FESTIVAL gallery» и «Галерея ФЕСТИВАЛЬ»14 ─ на сайтах для указания в информационных целях контактных данных лица, нарушающего исключительное право на товарный знак.

«Палочки оближешь»15 ─ в рекламном сообщении на телевидении только в контексте высказывания о вкусовых качествах реализуемого товара без цели индивидуализации товара.

«МадамМУ»16 ─ при использовании словосочетания, аналогичного зарегистрированному словесному товарному знаку в качестве ключевого слова для поиска в сети Интернет.

Отсюда можно сделать вывод, что российские суды признают свободное использование товарного знака без согласия правообладателя в двух случаях: использование без целей индивидуализации в общеупотребительном значении слова при условии, что такое обозначение не нанесено на упаковку товара (отсутствуют доказательства маркировки продукции ответчиком), а также при номинативном использовании товарных знаков третьими лицами. Номинативное использование товарного знака не является нарушением именно потому, что в нем нет самого факта использования товарного знака по п. 2-3 ст. 1484 ГК РФ.

По мнению М.А. Кольздорф [7], суды признают вышеописанные случаи использования товарных знаков правомерными исходя из толкования понятия товарного знака (п. 1 ст. 1477 ГК РФ) и способов его использования (ст. 1484 ГК РФ). По смыслу указанных положений закона размещение товарного знака для информационных целей не является использованием товарного знака.

Представляется, что до устранения законодательного пробела подходы к свободному использованию товарных знаков могут развиваться именно через системное толкование п. 3 ст. 1484 ГК РФ. Суды должны при оценке наличия нарушения устанавливать – используется ли обозначение в целях индивидуализации товаров и (или) услуг, то есть имеется ли факт использования товарного знака, а не слова/выражения в общепринятом значении, действует ли ответчик добросовестно, влияет ли использование обозначения на возможность смешения товаров и (или) услуг на рынке.

 

1That the use of the name, term, or device charged to be an infringement is a use, otherwise than as a mark, of the party’s individual name in his own business, or of the individual name of anyone in privity with such party, or of a term or device which is descriptive of and used fairly and in good faith only to describe the goods or services of such party, or their geographic origin // URL:https://www.law.cornell.edu/uscode/text/15/1115.

2Законодательный подход был инкорпорирован из общего права. См. дело William R. Warner & Co. v. Eli Lilly & Co., 265 U.S. 526 (1924) // URL:https://supreme.justia.com/cases/federal/us/265/526/case.html.

3“The defense is available only in actions involving descriptive terms and only when the term is used in its descriptive sense rather than its trademark sense.”// URL: https://cyber.harvard.edu/metaschool/fisher/domain/tmcases/zatar.htm.

4New Kids on the Block v. News America Publishing, Inc., 971 F.2d 302 (9th Cir. 1992) // URL: https://www.law.berkeley.edu/files/New_Kids_on_the_Block_v_News_America.pdf.

5См. дело Mattel, Inc. v. MCA Records, Inc // URL: http://caselaw.findlaw.com/us-9th-circuit/1260576.html.

6Постановление Президиума ВАС РФ от 17.04.2012 N 16577/11 по делу N А40-2569/11.

7Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22.11.2016 по делу N А40-183877/2015.

8Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28.02.2017 по делу N А11-11283/2015.

9Постановление суда по интеллектуальным правам от 22 июля 2016 г. по делу № А40-128923/2015.

10Постановление Президиума ВАС РФ от 1 декабря 2009 г. по делу № А45-15761/2008.

11Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 февраля 2014 по делу № А32-7400/2013.

12Определение ВАС РФ от 27 февраля 2012 № ВАС-17774/11 по делу № А40-108056/10-19-956.

13Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 июля 2016 г. по делу № А40-128923/2015.

14Определение Верховного Суда РФ от 24 февраля 2015 г. по делу № А40-139596/2013.

15Определение Верховного Суда РФ от 2 сентября 2016 г. № А40-47872/2015.

16Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 ноября 2013 г. по делу № А40-164436/2012.

 

Литература

1. Patrick J. Flinn. Handbook of Intellectual Property Claims and Remedies. New York : Wolters Kluwer, Gaithersburg [Md.] : Aspen Law & Business, 2000.

2. John McDermott. Permitted Use of Trademarks in the United States, 2009 // URL https://www.ipaj.org/english_journal/pdf/5-4_Mcdermott.pdf.

3. Baila H. Celedonia, Kieran G. Doyle. Trademark Parody, Statutory and Nominative Fair Use Under the Lanham Act., 2007 //URL: http://www.cll.com/clientuploads/pdfs/Statutory_and_Nominative_Fair_Use_Under_the_Lanham_Act-_KGD_March_9th_2007.pdf.

4. Leslie J. Lott. Intellectual property issues in comparative advertising // URL: http://lottfischer.com/articles/IP%20Issues%20in%20Corporate%20Advertising.pdf.

5. Juli Wilson Marshall, Nicholas J. Sicilianno. The Satire/Parody Distinction in Copyright and Trademark Law— Can Satire Ever Be a Fair Use? – P. 9 URL: http://apps.americanbar.org/litigation/committees/intellectual/roundtables/0506_outline.pdf.

6. Афанасьева Е.Г. Пародирование товарных знаков: «руки прочь от святынь» или «надо иметь чувство юмора»? // Предпринимательское право. 2014, № 2. С. 38 - 45.

7. Кольздорф М.А. Проблемы разграничения правомерного и неправомерного использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации // Журнал Суда по интеллектуальным правам, 2017, № 15 С. 65-71.

ipcmagazine.ru

Использование товарного знака

Общество ввозит импортное оборудование по международному контракту. Впоследствии сертифицирует его на соответствие требованиям РФ (в сертификатах РФ указывается, что производитель мы),переупаковывает и реализует на территории РФ другим получателям. При этом на товарной упаковке указывает товарный знак иностранного производителя. От получателей стали приходить запросы на предоставление согласий от иностранного производителя на использование нами их товарного знака. Правомерно ли такое требование получателей? Можно ли в контракте с иностранным производителем на закупку нами их оборудования, указать, что мы используем их тов. знак с их согласия и плата за использование товарного знака не производится?

Да, получатели вправе запрашивать информацию о согласии правообладателя на использование товарного знака. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом (п. 1 ст. 1229 ГК РФ).

Вы можете заключить с иностранным производителем лицензионный договор на товарный знак. Правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор) (п. 1 ст. 1233 ГК РФ).

По лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах (п. 1 ст. 1235 ГК РФ).

ФАС СЗО указал в Постановлении от 11.07.2012 № А56-26997/2011, что одностороннее письменное разрешение правообладателя на использование принадлежащего ему товарного знака в отсутствие письменного договора и его государственной регистрации не может расцениваться как результат волеизъявления этого лица на передачу исключительных либо неисключительных прав на товарный знак на возмездной либо безвозмездной основе.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Статья: Параллельный импорт. Аргументы каждой из сторон спора о нарушении прав на товарный знак

«Содержательной стороной исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности (включая товарный знак) является совершение определенных действий управомоченным субъектом. Всем третьим лицам при этом запрещается совершать аналогичные действия. Какие именно действия вправе совершать правообладатель в отношении объектов исключительных прав? С. А. Бабкин определяет, что такими действиями являются «воспроизведение и (или) использование во всех или в определенных формах нематериального результата человеческой деятельности»1. Рассматривая действия в отношении товарных знаков, автор замечает, что хотя закон и намекает на открытый перечень вариантов использования, указав, что использовать товарный знак можно любым не противоречащим закону способом, на самом деле, единственной разумно представляемой формой использования товарного знака является его воспроизведение, то есть размещение любыми возможными способами – на товарах, в документации, сети Интернет, на этикетах и т.д. Содержательную сторону исключительных прав на товарный знак невозможно рассматривать в отрыве от его целей правовой охраны. Какой, собственно, экономической ценностью обладает такой идеальный объект, как товарный знак? Ценность заключается в устойчивой ассоциации между товарным знаком и потребительскими свойствами товара. Она существует в сознании потребителей благодаря определенным усилиям со стороны производителя товара2. Правовая охрана товарного знака означает, прежде всего, запрет на использование третьими лицами сформированной предпринимателем ассоциации. При этом допускается предоставлять некоторым лицам (как правило за плату) права пользоваться указанной ассоциацией. Применительно же к обороту оригинальных товаров мы целиком поддерживаем выводы С.А. Бабкина о том, что на охраняемую законом ассоциацию, сформированную в сознании потребителей, усилия третьих лиц по продвижению на рынке товаров, изготовленных самим правообладателем или с его согласия, не только не посягают, а наоборот, упрочивают ее. Следовательно, операции третьих лиц с такими товарами не являются способом использования товарного знака в том смысле, в котором товарному знаку придана правовая защита.

ПОДХОД ПЕРВЫЙ: ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ИМПОРТ ЯВЛЯЕТСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ НЕЗАКОННЫМ СПОСОБОМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЗ

Суды в решениях, принятых в пользу правообладателей, выясняя содержательную сторону исключительного права на товарный знак, как правило, ограничиваются формальным анализом содержания ст. 1484 ГК РФ в сопоставлении с формулировками ст. 1487 ГК РФ. Из данного сопоставления суды делают следующий вывод. В законодательстве нет исчерпывающего перечня способов осуществления права на товарный знак, а ст. 1487 ГК РФ, пусть и витиевато, но называет нарушением права на товарный знак введение товара в гражданский оборот на территории России без согласия правообладателя.*

Цитата: «Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия» (ст. 1487 ГК РФ).

Следовательно, такого рода действия — ввоз оригинальных товаров в Россию — являются самостоятельным способом использования товарного знака. Осуществление таких действий без согласия правообладателя является незаконным способом использования товарного знака, то есть нарушением исключительных прав на товарный знак.

Прекрасной иллюстрацией таких рассуждений является судебное решение ФАС Московского округа по одному из знаменитых дел о сером импорте.

Практика: Компания «Хайнекен Чешская республика, Акционерное общество» обратилась в суд с иском против ООО «ЭлитВода Ру». Правообладатель оспаривал действия по ввозу оригинальной продукции — пива «Krusovice» — без согласия «Хайнекен» как владельца зарегистрированного товарного знака «Krusovice». Суд указал, что в п. 2 ст. 1484 ГК РФ нет исчерпывающего перечня способов осуществления исключительного права на товарный знак. Характерной особенностью правового режима использования товарного знака является почти полное отсутствие ограничений исключительного права правообладателя. Единственным таким ограничением является указание об исчерпании исключительного права (ст. 1487 ГК РФ), в соответствии с которым не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия. Ввоз на территорию Российской Федерации товара с нанесенным на него товарным знаком является самостоятельным способом использования этого товарного знака (ст. 1484 ГК РФ) (определение ВАС РФ от 01.07.2011 № ВАС-5318/11 по делу № А40-60322/10-12-360).

К аналогичным выводом и практически в идентичных выражениях пришли суды и в других известных делах, проигранных «серыми» импортерами (постановления ФАССеверо-Западного округа от 18.07.2012 по делу № А56-31546/2011 в отношении знака «Longines»; Московского округа от 29.12.2011 по делу № А40-12515/11-27-104 в отношении знака «S. Pellegrino», Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2013 по делу № А40-22890/13 о нарушении прав на знак «Сlausthaler»; от 20.03.2012 по делу № А40-17875/11-12-157 в отношении товарного знака «Perrier»;Московского округа от 16.03.2012 по делу № А41-42709/10 о ввозе оригинальных запчастей, маркированных знаком BMW).

Таким образом, во всяком случае на уровне судебной практики, официально закрепился вывод о том, что помимо размещения товарного знака различными способами закон считает ввоз маркированной оригинальной продукции самостоятельным способом использования товарного знака.

В некоторых делах, принимая решение в пользу правообладателей, арбитражный суд специально подчеркивал свое несогласие с утверждением о том, что единственно возможной формой использования товарного знака является его воспроизведение (размещение на товарах, упаковках, этикетах и проч.).

Практика: Компания «Байершие Моторен Верке Акциенгезельшафт» обратилась в арбитражный суд с иском к ООО «Автологистика» о защите исключительных прав на комбинированный товарный знак “BMW". Основанием для обращения с иском послужили обстоятельства ввоза на территорию РФ автомобильных запчастей, маркированных товарными знаками истца. Запчасти били оригинальными, однако согласия на их ввоз правообладатель не давал. Суд удовлетворил требования немецкого автопроизводителя и указал, что понятие «использование товарного знака» не может быть сведено лишь к индивидуализации товара без его введения в гражданский оборот. Перечень способов использования товарных знаков не исчерпывается п. 2 ст. 1484 ГК РФ (постановление ФАС Московского округа от 16.03.2012 по делу № А41-42709/10).

В другом деле по иску компании «Радебергер Группе Холдинг ГмБХ» о нарушении прав на товарный знак «Сlausthaler» суд со ссылкой на п. 8 постановления ВАС РФ от 17.02.2011 № 11 отметил, что способы использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара не ограничиваются лишь их размещением (ст. 1484, 1519 ГК РФ). Правообладателю принадлежит исключительное право использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара любым не противоречащим закону способом (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2013 по делу № А40-22890/13).

ПОДХОД ВТОРОЙ: ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ИМПОРТ НЕ НАРУШАЕТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ

В практике не часто, но встречаются случаи, когда суды оказываются на стороне импортеров, а не производителей. Так, например, в знаменитом деле по иску компании «Каяба Коге Кабасики Кайся» к ООО «Автологистика» суд сделал очень ценное замечание относительно природы и назначения товарного знака в предпринимательской деятельности: «Основное предназначение товарного знака — это обеспечение потенциальному потребителю возможности отличить товары, производимые одним лицом, от аналогичных товаров, производимых другими лицами» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2009 по делу № А40-2250/09-51-27).

Эта фраза достаточно часто встречается в делах о нарушении прав на товарный знак. Однако в большинстве случаев она употребляется применительно к обороту контрафактных товаров как обоснование недопустимости обмана потребителя путем продвижения своего товара под чужим брендом. Применительно к делам о параллельном импорте данное суждение приобретает несколько иной оттенок. Хотя суд и не развивает далее эту мысль, но из нее с очевидностью напрашивается вывод о том, что когда речь идет о товарах одного производителя, то отсутствуют «другие лица», с товарами которых потребитель может спутать товар правообладателя, следовательно, нет места применению норм о защите прав на товарный знак.

Суд в этом деле также сопоставил ст. 1484 и 1487 ГК РФ между собой, однако пришел к прямо противоположному выводу, нежели суды по ранее упомянутым делам, решенным в пользу производителей.

Прежде всего, суд посчитал, что единственным способом использования товарного знака является размещение. Правда, пришел он к такому выводу исключительно формальным путем — несмотря на то что п. 1 ст. 1484 ГК РФ упоминает о любых способах использования товарного знака, п. 2 этой же статьи говорит исключительно о размещении знака разными способами — на товарах, этикетках и т.д., не упоминая каких-то иных, отличных от размещения способов.

В подтверждение своего варианта толкования ст. 1484 ГК РФ, суд сослался на п. 1 ст. 1515 ГК, согласно которому контрафактными являются товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещен товарный знак. В данном же деле ни одной из сторон дела не оспаривалось, что речь шла об оригинальных товарах, маркированных самим правообладателем.

Что касается статьи 1487 ГК РФ, суд сделал довольно смелый вывод о том, что приобретение товара за рубежом на законных основаниях у самого правообладателя или у уполномоченных продавцов означает исчерпание исключительных прав продавцом.

В другом деле, выигранном импортером — ООО «Алион» — против владельца товарного знака «Guinness» компании «Диаджео Айерлэнд», суд высказался еще смелее: если правообладатель не желал импорта продукции в Россию, ему стоило маркировать продукцию соответствующим образом. В отсутствие же такой маркировки его согласие на неограниченный оборот законно приобретенного за рубежом товара (включая ввоз в Россию) предполагается (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2010 по делу № А40-143317/09-27-1028).

В дальнейшем судебная практика такую логику не поддержала. В уже упомянутом деле о ввозе ООО «ЭлитВода Ру» пива «Krusovice» без разрешения правообладателя суд указал: «Что касается утверждения суда об отсутствии на упаковке пива каких-либо указаний на ограничения по его использованию по территориальному принципу, то возложение на правообладателя обязанности наносить на этикетку (упаковку) товара сведений о территориальных ограничениях реализации данного товара не основано на законе. Ввоз в Российскую Федерацию без согласия правообладателя — нарушение исключительного права в силу императивного указания закона» (постановление ФАС Московского округа от 21.03.2011 по делу № А40-60322/10-12-360).

Что же касается отсутствия специальных распоряжений со стороны правообладателя, налагающего территориальные ограничения на возможную перепродажу товара, маркированного его знаком, суды в большинстве своем исходят из того, что отсутствие запрета не означает согласия правообладателя на ввоз товара в Россию. Кроме того, бремя доказывания наличия согласия на импорт товара возлагается на ответчика — неуправомоченного импортера.

В дальнейшем те немногие суды, которые поддержали предпринимателей в спорах с правообладателями, рассуждая о параллельном импорте, вообще старались не углубляться в анализ правомерности приобретения товара за рубежом, наличия или отсутствия территориальных ограничений со стороны производителя и обходили молчанием вопрос о толковании каверзной ст. 1487 ГК РФ.

Так, например, в 2013 году компания «Панасоник Корпорэйшн» проиграла в суде ряд исков в отношении сразу нескольких неофициальных дистрибьюторов цифровой техники, маркированной знаком Panasonic. Дистрибьюторы предлагали ее к продаже через интернет-сайты. В обоснование своих требований правообладатель ссылался на наличие у него единственного уполномоченного импортера — ООО «Панасоник Рус», а то в свою очередь спорную технику в Россию не ввозило. Суд упомянул статью 1487 ГК РФ лишь вскользь, отметив, что истцы не представили доказательств того, что ответчики знали или должны были знать, что соответствующие товары ввезены на территорию РФ незаконно, без согласия правообладателя (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2013 по делу № А40-120852/12-19-986; от 10.04.2013 по делу № А40-120849/12-117-1161, от 09.04.2013 по делу № А40-120847/2012).

В остальном аргументация суда была идентична той, что была озвучена в деле Каяба:

1) товарный знак необходим для того, чтобы потребитель мог различить между собой аналогичные товары разных производителей, а в данном деле речь идет об оригинальных товарах самого производителя;

2) исходя из содержания ст. 1484 ГК РФ, под незаконным использованием товарного знака следует понимать действия по незаконному размещению (воспроизведению) товарного знака на товарах, и этот довод подтверждается также определением контрафактных товаров в ст. 1515 ГК РФ. Так как в данном деле речь не идет о контрафактных товарах, то ответчик исключительных прав истца не нарушал.

Как следует из нашего анализа, судебная практика по делам о параллельном импорте в России остается непоследовательной, что отчасти объясняется расплывчатыми, допускающими разночтения формулировками соответствующих положений ГК РФ и нерешительностью судебных органов при столкновении с невозможностью буквального применения нормы закона обратиться к существу и целям законодательного регулирования товарных знаков. Очевидно, что при сохранении в нынешнем виде ст. 1487 ГК РФ, устанавливающий национальный принцип исчерпания исключительных прав, путь «серых» импортеров в России останется сложен и тернист. Однако налицо и неспособность противной стороны четко ответить на вопрос — какие же именно правомочия, принадлежащие исключительно владельцу товарного знака, узурпируют те, кто без его согласия ввозят и предлагают к продаже товары, на которые знак нанесен законно.

ВАС РФ: СЛЕДУЕТ РАЗГРАНИЧИВАТЬ ОБОРОТ КОНТРАФАКТА И ВВОЗ ОРИГИНАЛЬНЫХ ТОВАРОВ БЕЗ СОГЛАСИЯ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ

Суды не всегда уверенно разграничивают две принципиально разные ситуации — несанкционированный ввоз оригинального (законно маркированного) товара и ввоз и дальнейший оборот контрафактных товаров (выпущенных не производителем, но с помощью нанесения товарного знака выдающих себя за оригинальные). В качестве примера можно привести определение ВАС РФ по иску компании «Хайнекен» в отношении все того же пива «Krusovice», но ввезенного другим импортером — ООО «Да-Линк» (определение ВАС РФ от 19.08.2013 по делу № А40-134375/11-27-1161). Суд указал, что ввоз на территорию Российской Федерации продукции, маркированной товарным знаком без согласия правообладателя является самостоятельным способом его неправомерного использования (п. 1 ст. 1229, подп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ). Эту фразу (без запятой между словосочетаниями «маркированной товарным знаком» и «без согласия правообладателя») следует признать правильной, но не имеющей отношения к рассматриваемому делу. Товар-то был маркирован с согласия правообладателя, а вот ввезен без него.

Возможно, таким разграничением суды пренебрегают, так как не придают ему правового значения. Ведь и то, и другое, с точки зрения господствующей в практике позиции, является нарушением исключительных прав на товарный знак, а следовательно, с юридической точки зрения безразлично, ввез ли импортер контрафактный товар или оригинальный, но не озаботившись получить согласие производителя на импорт.

Однако сам ВАС РФ на сегодняшний день провел раздел между этими двумя сценариями. Суд указал, что оборот оригинальных товаров в отличие от контрафактных не посягает на публичный порядок, а следовательно, не имеет под собой почвы для применения мер публичной ответственности (определение ВАС РФ от 31.10.2008 по делу № А40-9281/08-145-128).

Терминологическая путаница между тем сохраняется. На практике это приводит к тому, что в делах о параллельном импорте суды применяют вырванные из контекста разъяснения ВАС РФ, адресованные исключительно обороту контрафактной продукции и мерам административной ответственности за такие действия.

Так, например, в уже упомянутом деле BMW против ООО «Автологистика», суд отверг аргумент нижестоящего суда о том, что под незаконным размещением товарного знака понимаются лишь действия по размещению знака на товарах. Суд при этом сослался на пункт 8 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 11 и указал, что способы использования товарного знака не ограничиваются лишь размещением перечисленных средств индивидуализации. Правообладателю принадлежит исключительное право использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара любым не противоречащим закону способом (постановление ФАС Московского округа от 16.03.2012 по делу № А41-42709/10).

Обоснованность такой позиции, как и правильность толкования мнения ВАС РФ вызывает определенные сомнения.

Прежде всего, пункт 8 указанного постановления ВАС РФ целиком посвящен пределам применения статьи 14.10 КоАП РФ «Незаконное использование товарного знака». Еще до этого ВАС РФ разъяснил, что параллельный импорт лежит вне плоскости применения данной статьи, которая касается исключительно оборота контрафактных товаров — тех, на которых товарный знак нанесен незаконно. Правовой режим контрафактной продукции — это единственное исключение из общей посылки о том, что само по себе исключительное право на товарный знак не связано с вещными правами на объекты, в которых он воплощен. Если рассмотреть сказанное ВАС РФ в свете борьбы с контрафактными товарами, то следует целиком согласиться с высшим судом — само по себе незаконное воспроизведение на материальных носителях товарного знака еще не образует состава правонарушения. Как таковое оно абсолютно безвредно для воплощенной в товарном знаке ценности (если я, например, ставлю чужой знак на предметах, которые никогда не покинут стен моего гаража). Угрозу такие товары представляют лишь тогда, когда начинают свой путь к потребителям, то есть предлагаются к продаже, в рекламе, на выставках, Интернете.

Поэтому абсолютно правильной, но не имеющей никакого отношения к обороту оригинальных товаров является мысль, высказанная в деле BMW о том, что «понятие “использования товарного знака” не может быть сведено лишь к индивидуализации товара без его введения в гражданский оборот».

Эта фраза, кстати, дословно встречается и в других судебных актах (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2013 по делу № А40-22890/13,от 07.02.2012 по делу № А40-34482/11-110-272, ФАС Московского округа от 05.06.2013 по делу № А40-72924/11-5-449, от 29.12.2011 по делу № А40-12515/11-27-104).

Разумеется, потребитель не может обмануться относительно свойств незаконно маркированного товара до тех пор, пока товар тем или иным способом ему не предложен (не введен в оборот). Вне гражданского оборота товаров (работа, услуг) рассуждать об использовании (правомерном или незаконном) товарного знака вообще бессмысленно — такие действия можно представить (пример с гаражом), но юридического значения они не имеют.

Таким образом, нанесение товарного знака как единственно возможный способ его использования не имеет самостоятельного значения до тех пор, пока товары, на которые он нанесен, не предложены к реализации. При этом де факто эти действия (нанесение знака на товар и его реализация) могут быть совершены разными субъектами. Однако для целей применения санкций за нарушение исключительных прав на товарный знак закон придает самостоятельное квалифицирующее значение действиям каждого из субъектов (п. 33 совместного постановления Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009). Любой, кто предлагает к продаже такой товар (даже если сам не наносил чужие знаки) как раз и занимается экономическим паразитированием и дезориентацией потребителей, на борьбу с которыми направлена правовая охрана товарных знаков.

По этой же причине, на наш взгляд, неуместны ссылки судов по делам о параллельном импорте на п. 15 информационного письма ВАС от 13.12.2007 № 122. Из этого документа, как правило, в судебные решения включается строка о том, что «ввоз на территорию Российской Федерации является элементом введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации и представляет собой самостоятельное нарушение прав на товарный знак». Несмотря на то что данное информационное письмо было опубликовано ВАС РФ еще в 2007 году, речь в п. 15 идет опять-таки об административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ, то есть о действиях с контрафактными товарами.

Как минимум с 2009 года, когда ВАС РФ дал свои разъяснения в деле «Порше Кайен» о том, что следует разграничивать административную ответственность за оборот контрафакта и гражданскую ответственность за ввоз оригинальных товаров без согласия правообладателя, данный пункт не должен служить в качестве аргумента в пользу запрета параллельного импорта».

25.01.2016

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.Попробуйте бесплатно

www.law.ru

Использование товарного знака и его влияние на правовую охрану. Cудебная практика.

Использование товарного знака имеет различные формы. Зарегистрированное обозначение может быть нанесено на этикетку или упаковку продукции, указано на самом товаре и даже быть частью его формы (метод тиснения или эмбоссирования), украшать вывески и витрины магазинов, интернет-сайты или использоваться в рекламных материалах.

При этом обозначение должно применяться в том виде, в котором оно зарегистрировано. П. 2 ст. 1486 ГК РФ допускает использование товарного знака с изменением отдельных элементов, только если это не изменяет существа знака. Это положение основано на ст. 5 Парижской конвенции по охране промышленной собственности, в соответствии с которой применение владельцем товарного знака в такой форме, которая отличается от зарегистрированной лишь отдельными элементами, не изменяющими отличительного характера знака, не ограничивает предоставленную ему охрану.

Получить консультацию по охране знаков

В данном контексте довольно любопытным является вопрос фактического использования зарегистрированных обозначений. Хотя законодательство допускает использование товарных знаков с незначительными изменениями, правообладатели должны осознавать степень и характер допустимых изменений. Владельцам знаков не запрещено использовать их в сочетании с дополнительными элементами, размещать в различных местах упаковки, применять разнообразные художественные приемы. Однако на практике может оказаться, что фактическое использование (порой даже изменение композиционного расположения элементов обозначения) способно нарушить исключительные права третьих лиц.

Рассмотрим четыре судебных спора, в которых использование товарного знака, отличающегося от зарегистрированного, повлияло на принятое решение.

 

1. Ненадлежащее использование, которое привело к нарушению исключительных прав на чужой знак (дело № А40-27210/2012).

Несмотря на то, что это дело дошло до Высшего арбитражного суда РФ, полагаем, что оно осталось без должного внимания со стороны практикующих юристов.

Для маркировки алкогольной продукции обе стороны спора использовали зарегистрированные товарные знаки:

  • истец – словесный TESORO/ТЕСОРО № 249951 и комбинированный № 322207;
  • ответчик – словесный MARQUES DEL REAL TESORO № 380008. 

Именно существенное изменение обозначения, которое использовал ответчик, привело к нарушению прав истца. 

Товарный знак № 380008, использовавшийся ответчиком, зарегистрирован заглавными буквами латинского алфавита в одну строку – MARQUES DEL REAL TESORO. В то же время на этикетке спорной алкогольной продукции он использовался с визуальным изменением так, что доминирующее положение занимала лишь часть REAL TESORO:

 

Как видно, остальные словесные элементы (Marques del) были выполнены значительно меньшим размером, другим цветом и шрифтом, на отдельной строке, что делало их практически незаметными для потребителей.

Истец не оспаривал правовую охрану товарного знака № 380008, ведь в том виде, в котором он зарегистрирован – MARQUES DEL REAL TESORO – смысловое значение было расширено и существенно отличалось от знаков TESORO. Слово Tesoro в переводе с испанского языка означает «сокровище». Фраза Marques del real tesoro переводится как «Маркиз королевских сокровищ». Предоставление правовой охраны обозначению MARQUES DEL REAL TESORO, не противоречило положениям ст. 1483 ГК РФ и не нарушило права истца.

Но при этом истец настаивал, что ответчик фактически использует обозначение REAL TESORO (королевское сокровище), потому что именно оно занимает доминирующее положение и индивидуализирует импортируемую алкогольную продукцию. Применение словосочетания REAL TESORO в качестве доминирующего элемента не соответствует требованиям законодательства, поскольку оно является сходным до степени смешения с товарными знаками TESORO по всем критериям сходства (фонетическому, графическому и семантическому).

Тем самым истец настаивал на том, что товарный знак ответчика использовался в значительно измененном виде, который повлиял на его восприятие, сущность и отличительный характер, что в итоге привело к нарушению исключительных прав истца.

Позиция ответчика строилась на том, что он использует зарегистрированное обозначение (в частности, каждый элемент товарного знака № 380008) без какого-либо существенного изменения. Кроме того, ответчик полагал, что третье лицо не имеет права запрещать правообладателю использовать зарегистрированный им знак.

Суд первой инстанции установил, что ответчик действительно использует для индивидуализации продукции словосочетание REAL TESORO, которое занимает доминирующее положение на этикетке и создает общее зрительное впечатление с более ранними знаками истца, так как является сходным с ними до степени смешения. Действия нарушителя также были признаны недобросовестной конкуренцией и злоупотреблением правом на основании ст. 10 ГК РФ. Апелляционная и кассационная инстанция поддержали выводы Арбитражного суда г. Москвы.

Ответчик (импортер продукции) и третье лицо по делу (иностранный производитель) обжаловали судебные акты в порядке надзора в Высшем арбитражном суде РФ. Заявители настаивали, что на этикетке алкогольной продукции размещен товарный знак MARQUES DEL REAL TESORO, а не сходное со знаками истца обозначение, в связи с чем, ответчик на законных основаниях использовал знак № 380008, а суды неправильно применили положения п. 3 ст. 1484 ГК РФ.

Истец в отзыве на надзорную жалобу отмечал, что «если следовать позиции заявителя, в области использования товарных знаков сложится такая негативная практика, при которой можно будет регистрировать в одну строку обозначения, состоящие из нескольких словесных элементов (в том числе, возможно, включающие в себя чужие знаки), а впоследствии фактически использовать лишь некоторые слова, более привлекательные для потребителя или совпадающие с чужими знаками».

Высший арбитражный суд РФ установил, что видоизмененное использование товарного знака MARQUES DEL REAL TESORO ведет к недобросовестной конкуренции со стороны производителя и импортера и нарушает исключительные права истца.

Важность постановления ВАС РФ по данному делу неоспорима. Фактически суд указал, что использование товарного знака в такой манере, что доминирующим становится лишь определенный элемент знака, меняет его сущность и не является надлежащим использованием (в том числе может влечь нарушение исключительных прав третьих лиц), хотя формально на продукции присутствуют все словесные элементы зарегистрированного обозначения.

«Выделение» только привлекательных для потребителя слов, которые уже известны, имеют репутацию и узнаваемость, или зарегистрированы за другими лицами, однозначно приводит к нарушению прав и к введению потребителей в заблуждение. По требованию истца не только был установлен факт нарушения его прав ответчиком, но и взыскана компенсация за незаконное использование его интеллектуальной собственности.

 

2. Фактическое использование товарных знаков в делах о досрочном прекращении правовой охраны в связи с неиспользованием.

2.1.Использование товарных знаков совместно с другими товарными знаками

В кассационной жалобе по делу СИП-502/2016 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака ШОКОЛАЙН № 338466 в связи с его неиспользованием в отношении ряда товаров 30 класса МКТУ доводы истца сводились, в том числе, к использованию этого знака в измененном виде.

Истец не оспаривал факт производства кондитерской продукции, маркированной, в том числе, обозначением ШОКОЛАЙН, а также факт использования этого словесного элемента в товарораспорядительной документации. Однако истец полагал, что доминирующее значение на упаковке товара имеет обозначение Chokoline, а совместное применение Chokoline и ШОКОЛАЙН фактически свидетельствует только об использовании товарного знака Chokoline, т.к. словесный элемент в кириллице представляет собой лишь транслитерацию обозначения в латинице и не должен учитываться при исследовании вопроса об использовании товарного знака ШОКОЛАЙН.

Кроме того истец полагал, что использование двойного обозначения Chokoline (ШОКОЛАЙН) привело к фонетическому изменению восприятия спорного товарного знака ШОКОЛАЙН, а его нанесение на товары таким способом значительно изменяет само существо знака, что противоречит смыслу положений п. 2 ст. 1486 ГК РФ и не является надлежащим использованием.

Судебная коллегия Президиума СИП указанные доводы не поддержала и указала, что под изменением существа товарного знака понимается внесение в зарегистрированное обозначение таких изменений, которые могут привести к изменению восприятия знака в целом или его основных (занимающих доминирующее положение) элементов.

При маркировке продукции и в представленных суду документах, само по себе слово ШОКОЛАЙН использовалось без каких-либо изменений. На упаковке продукции и в документации, связанной с введением товара в гражданский оборот, присутствовали и иные индивидуализирующие элементы, в том числе Chokoline. Суд кассационной инстанции не согласился с доводом о том, что использование другого средства индивидуализации товарного знака рядом со спорным знаком изменяет существо последнего.

Коллегия указала, что нормы статей 1484, 1486 ГК РФ не содержат каких-либо требований относительно размера шрифта зарегистрированного обозначения, места его размещения на упаковке, его доминирующего положения относительно иных присутствующих на упаковке обозначений или товарных знаков, в связи с чем, указанные обстоятельства не имеют правового значения для разрешения вопроса об установлении факта использования спорного знака в делах о досрочном прекращении правовой охраны в связи с его неиспользованием.

 

2.2. Использование товарных знаков в форме, отличающейся от зарегистрированной

В то же время, рассматривая дела о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков, Суд по интеллектуальным правам вполне может признавать надлежащим применение видоизмененного спорного обозначения. К примеру, так было в деле СИП-873/2014.

Истец подал заявление о прекращении правовой охраны товарного знака АРАГАЦ № 285829 в отношении товаров 33 класса МКТУ (алкогольные напитки). В доказательство использования производитель представил суду сведения о производстве и введении  в оборот армянского коньяка под наименованием «Легенды горы АРАГАЦ». Истец настаивал на том, что фактически ответчиком используется не спорный товарный знак, а иное обозначение, существенно отличающееся от зарегистрированного.

Суд по интеллектуальным павам установил, что использование спорного товарного знака в том виде, в котором он применяется на этикетках и контрэтикетках алкогольной продукции, является надлежащим, не изменяющим первоначальную сущность знака. На этикетках коньяка элемент АРАГАЦ использовался с дополнительным словосочетанием Легенды горы, которое было расположено отдельно от товарного знака, выполнено курсивом в стандартном шрифте, при этом размер данного словосочетания был значительно меньшим, по сравнению со спорным товарным знаком, что позволило сделать вывод о доминировании словесного элемента АРАГАЦ. Словосочетание Легенды горы не изменяет заложенного при регистрации правообладателем смысла товарного знака и его различительная способность не утрачена, так как Арагац – это название горы, находящейся на территории Армении, с которой связано множество мифов и легенд.

Правовая охрана знака АРАГАЦ № 285829 была сохранена, несмотря на то, что на этикетках и в товарораспорядительной документации коньяк именовался «Легенды горы АРАГАЦ».

 

3. Использование товарного знака совместно с незарегистрированным обозначением, индивидуализирующим товар (дело № А32-33266/2014)

Владелец серии товарных знаков ТАЛИСМАН обратился с иском о защите исключительных прав к производителю вин Талисман любви.

По мнению истца, на указанной алкогольной продукции обозначение Талисман любви являлось индивидуализирующим вино и сходным до степени смешения с серией принадлежащих ему знаков ТАЛИСМАН. На этикетке контрафактного вина также присутствовал товарный знак производителя –  № 359098.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, сделав вывод, что угроза смешения продукции ответчика (Талисман любви) с товарным знаком истца (ТАЛИСМАН) не установлена. Суд провел анализ этикетки вина в целом и отдельно указал на использование производителем зарегистрированного обозначения Геленджик. В результате такого анализа суд установил отсутствие сходства товарных знаков истца со всей этикеткой вина Геленджик Талисман Любви.

Принадлежащий ответчику и истцу товарные знаки объективно не имеют сходства, однако данный факт не имел отношения к рассмотренному спору. Истец полагал, что сравнению подлежала серия его зарегистрированных знаков ТАЛИСМАН и обозначение Талисман Любви, поскольку именно последнее выполняло функцию по индивидуализации спорной алкогольной продукции.

Выводы суда первой инстанции были поддержаны апелляционным судом в полном объеме. Однако Суд по интеллектуальным правам отменил принятые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав, что судами не исследовано какое именно обозначение индивидуализирует спорную продукцию. При этом если бы товарный знак Геленджик аннулировался по неиспользованию, то тот факт, что он не является наименованием товара, не имел бы правового значения, поскольку знак использовался правообладателем в надлежащем, неизмененном виде.

При повторном рассмотрении дела арбитражным судом Краснодарского края были учтены замечания Суда по интеллектуальным правам. Суд установил, что именно обозначение Талисман любви является наименованием продукции, подлежит сравнению с товарными знаками истца и является сходным с ними до степени смешения. Доводы ответчика о том, что на этикетке использовалось обозначение с самостоятельной  смысловой конструкцией «Геленджик – талисман любви», частью которого является зарегистрированный товарный знак № 359098, были отклонены судом, как необоснованные.

 

Как видно из примеров, по разным категориям дел суды применяют различные подходы относительно оценки фактического использования товарных знаков и допустимости их изменения. При этом в любом случае внимание всегда акцентируется на том, что товарный знак должен использоваться в том виде, в котором он зарегистрирован, без существенных изменений, без потери, расширения или ограничения его различительной способности и смысла.

Ознакомиться с полными текстами судебных решений по указанным делам можно в картотеке арбитражных дел.

Наши юристы участвовали в упомянутых делах и будут рады помочь в решении вопросов, связанных с защитой товарных знаков и их надлежащим использованием. 

linkmark.ru

Правила использования товарных знаков

Уполномоченные пользователи

Товарные знаки, логотипы, фирменные знаки, подписи, графические знаки Comindware являются ценными активами, защищаемыми Comindware. Поэтому мы просим вас соблюдать данные правила в отношении использования вами всех товарных знаков или логотипов Comindware. Широко используются следующие товарные знаки Comindware:

  • Comindware®
  • Comindware Tracker®
  • Comindware Project®
  • Comindware Process®
  • Comindware Task Management®
  • Comindware Advantage®
  • ConnectStep®
  • ElasticData™

Товарные знаки и логотипы Comindware могут использоваться в любых целях, включая рекламные и товарные материалы, только компанией Comindware и ее уполномоченными торговыми посредниками и партнерами. Все типы использования, включая пресс-релизы, должны отвечать условиям применимых соглашений, заключенных вами с Comindware. Частично или полностью используя товарный знак или логотип Comindware, вы подтверждаете, что единственным владельцем товарного знака является Comindware, и вы не будете препятствовать реализации прав Comindware на товарные знаки, включая оспаривание использования, регистрации, заявлений на регистрацию таких товарных знаков компанией Comindware по отдельности или в сочетании с другими словами или знаками в любой части мира. Вы дополнительно подтверждаете, что не будете наносить вред, неправильно использовать или причинять ущерб репутации любого знака Comindware. Если вы являетесь торговым посредником или партнером Comindware и у вас возникнут вопросы в отношении использования товарных знаков или пресс-релизов, обратитесь к обслуживающему вас представителю компании Comindware.

ЗАПРЕЩЕННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

Запрещается использовать товарные знаки Comindware способами, вызывающими недоразумения в отношении спонсорства, поддержки, принадлежности к компании Comindware. Не используйте товарные знаки Comindware или их вводящие в заблуждение вариации в названии компании, продукта или услуги.

ФИРМЕННЫЙ СТИЛЬ

Запрещается копировать фирменный стиль, стиль шрифта, логотипы Comindware. Например, запрещается копировать упаковку продуктов Comindware для упаковки своих продуктов или услуг.

ИМЕНА ДОМЕНОВ

Не используйте название «Comindware», товарные знаки Comindware или потенциально вводящие в заблуждение вариации названия «Comindware» или любых товарных знаков Comindware в именах доменов сети Интернет.

НАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

Всегда указывайте товарные знаки Comindware в точности так, как показано в приведенном выше списке. Не изменяйте названия, содержащие товарные знаки Comindware. Запрещается вносить какие-либо изменения в логотипы Comindware.

СИМВОЛЫ И СТРОКИ АВТОРСТВА ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ

Надлежащее установление авторства товарных знаков с помощью символов и строк авторства обеспечивает осведомленность общественности о товарных знаках Comindware и помогает предотвратить их превращение в общие обозначения. Строки авторства также уточняют, что соответствующие знаки принадлежат Comindware.

Символы товарных знаков

Постоянно используйте символ «®» со всеми товарными знаками Comindware, за исключением случаев их применения в тексте, когда этот символ требуется только при первом и втором использовании. Тем не менее, многократное использование символа «®» в тексте является допустимым. Использование символа «®» не требуется, если обозначение «Comindware» применяется в качестве ссылки, например «семейство решений Comindware для управления процессами и проектами».

Строка авторства

На всех продуктах, упаковке, руководствах, рекламных материалах, веб-сайтах, где используются товарные знаки Comindware, необходимо указывать следующую строку авторства товарного знака: «Comindware®, Comindware Tracker®, Comindware Task Management®, Comindware Advantage® являются товарными знаками или зарегистрированными товарными знаками компании Comindware или ее дочерних компаний в США и других странах». Если используется несколько знаков Comindware, перечислите их в строке авторства после знака «Comindware®» и сообщите о том, что какие-либо из них не являются зарегистрированными, например:

«Comindware®, Comindware Tracker®, Comindware Task Management®, логотип Comindware являются товарными знаками или зарегистрированными товарными знаками компании Comindware или ее дочерних компаний в США и других странах».

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПРАВИЛА

Comindware может предоставлять вам дополнительные рекомендации по надлежащему использованию своих товарных знаков и логотипов. Эти рекомендации могут быть указаны в соглашении о торговом представительстве или партнерстве с Comindware или в отдельном документе. Comindware оставляет за собой право лишать вас права использовать свои товарные знаки и (или) логотипы в случае нарушения вами условий и положений их применения.

ВОПРОСЫ

Если у вас возникнут вопросы в отношении использования товарных знаков или логотипов Comindware, обратитесь к обслуживающему вас представителю компании Comindware.

www.comindware.com

Использование товарного знака - AdvertMe.RU

Неотъемлемым элементом рыночной экономики являются средства индивидуализации товаров и услуг. К таковым, в соответствии с Гражданским кодексом относятся товарные знаки и знаки обслуживания. Чуткая реакция рынка на производимые продукты выражается в колебаниях потребительского спроса на них и объемах продаж. Использование товарного знака является своеобразным звеном между изготовителем и потребителем, служит активным средством привлечения внимания покупателей к маркируемым товарам и позволяет потребителям выбрать необходимые им товары определенного производителя. В современном международном бизнесе отмечается возрастающая роль торговых марок и знаков обслуживания в стратегическом управлении интеллектуальной собственностью. Отчасти это связано с тем, что они (торговые марки) имеют неограниченный срок жизни, получение и поддержка правовой охраны дешевле, чем, например, для патентов. Дебаты относительно того, какой вид интеллектуальной собственности — патенты, товарные знаки, объекты авторского права или ноу-хау, следует принять в качестве доминирующего в перспективном планировании деятельности фирм, заканчиваются зачастую в пользу торговых марок. Большая буква М над ресторанами быстрого обслуживания McDonald обеспечивает их владельцам целое состояние, хотя, как известно, на гамбургеры нет патентов.

Возрастает интерес к приобретению прав на использование товарных знаков и в Российской Федерации, что подтверждается ростом количества заявок, поступающих на регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания в Патентное ведомство Российской Федерации. Так, если в 1980-1988 гг. число таких заявок составляло примерно от 5 до 7 тыс. то в последующие годы, с 1989 по 1996 г., оно равнялось примерно 20-25 тыс. в год. Торговая марка (товарный знак) является одним из старейших видов маркировки продукции, помогающий потребителю в его решении о покупке, а изготовителю — в реализации своей продукции и успешном функционировании в условиях рыночной конкуренции. Товарный знак и знак обслуживания — это обозначения, способные отличать соответственно товары и услуги одних производителей от однородных товаров и услуг других производителей.Многим хорошо известны такие торговые марки-наименования, как Coca-Cola, Ponasonic, Sony, SAAB, OPEL, VOLVO, NISSAN, BOSH, IBM, Polaroid, Microsoft, торговые марки-знаки.

Функции товарных знаков

Использование товарных знаков важно как для продавцов, так и для покупателей. Товарный знак является своеобразным символом, указывающим, кто несет за данный товар ответственность. При выборе товара покупатель ориентируется на товарный знак. В случае удовлетворения покупкой в следующий раз он будет руководствоваться просто товарным знаком.

Использование товарного знака преследует несколько целей. С точки зрения лица, заинтересованного в покупке, он служит ориентиром при выборе того или иного товара. Выбор основывается на ожидаемых свойствах товара, в этом случае функция товарного знака состоит в том, чтобы указывать покупателю на наличие того или иного качества товара.

Другой функцией товарного знака является выделение товара или услуг конкретного производителя из однородных товаров и услуг других производителей. Данную функцию товарный знак может выполнять лишь в том случае, если он обладает различительной способностью. Согласитесь, что потребителю трудно определить конкретного производителя среди многих, если производители имеют похожие символы. Наглядным примером отсутствия различительной способности могут служить наименования и символика двух фирм, занимающихся изготовлением мебели, у которых оказались похожими не только фирменные обозначения, но и фирменные наименования. В Санкт-Петербурге имеется мебельная фирма Дима и компания, занимающаяся производством и реализацией мебели, и мебельная компания Дмитрий. В телефонном справочнике Петербургской телефонной сети за 1998 г. Весь Петербург рекламные модули двух этих фирм расположены один над другим. Принимая во внимание, что в качестве фирменного обозначения и та, и другая фирма выбрала изображение мягкого дивана, можно сделать вывод, что потребителю трудно выделить нужного ему производителя только по фирменному обозначению указанных фирм , так как последние не обладают различительной способностью.

Кроме того, что использование товарного знака выделяет товар конкретного производителя из однородных товаров и услуг других производителей, товарный знак позволяет определить источник происхождения товара, так как сведения о владельцах товарных знаков внесены в Реестр товарных знаков, зарегистрированных в Патентном ведомстве. Еще одной немаловажной функцией товарного знака является рекламирование. Товарные знаки благодаря связи с товарами дают обществу информацию о товарах и услугах, помогая стимулировать и сохранять спрос на них, а предприятию и товару обеспечивают широкую известность.

Одним из основных законодательных актов, регулирующих отношения, связанные с правовой охраной товарных знаков является Закон РФ О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров. В соответствии с этим законом правовая охрана товарного знака предоставляется на основании его государственной регистрации в Патентном ведомстве России. Владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также запрещать его использование другим лицам. Незаконное использование товарного знака или сходного с ним обозначения влечет за собой гражданскую и (или) уголовную ответственность. (ст.46 Закона О товарных знаках, ст.12 ГК РФ, ст. 180 УК РФ).

Сущность правовой охраны товарных знаков

Сущность юридической охраны товарного знака состоит в том, чтобы предоставить его владельцу возможность неограниченного использования знака, исключая из числа пользователей всех других лиц. Право на товарный знак является абсолютным. Никто, кроме управомоченного лица не может пользоваться знаком. Любое использование знака другими лицами без согласия правообладателя, составляет правонарушение. Следует помнить, что действие права на товарный знак ограничивается:

  • перечнем товаров, указанных в свидетельстве,
  • территорией страны регистрации,
  • сроком, на который данный товарный знак зарегистрирован.

Правовая охрана может быть предоставлена в силу международных договоров Российской Федерации. Так, статьей 6-bis Парижской конвенции предусмотрен льготный режим охраны общеизвестных знаков, к которым относятся обозначения, известные широким слоям потребителей благодаря большому объему их использования и интенсивной рекламе. Например, к общеизвестным относится знак McDonald’s, на рекламу которого в 1974-1979 гг. фирма затратила 57 млн. долларов. Общеизвестные знаки охраняются без регистрации, а в некоторых странах этим знакам предоставляется правовая охрана, выходящая за рамки тех товаров, для которых эти знаки используются. Одним из окружных судов США было признано сходство обозначений Winston и Wilsons. Было подчеркнуто, что сигареты Winston появились в продаже в 1954 г. и их реклама активно ведется до настоящего времени.

Правовая охрана товарных знаков в России.

Определяя роль и место конкретного изготовителя на рынке, гарантируя качество продукции, товарный знак приобретает большую экономическую ценность , превращаясь в средство, способное не только информировать широчайшие круги потребителей, но и вырабатывающее у них автоматизм в приобретении товара определенного изготовителя. Появление товарных знаков, указывающих на производителя товаров, в основном, связано с периодом становления товарно-денежных отношений, когда ремесленники и мастеровые стали ставить отличительные знаки (клейма) на свою продукцию — оружие, кухонную утварь. В России определение понятия товарного знака в законодательстве впервые появляется в 1767 г., когда был принят Новоторговый Устав, содержащий правовые нормы, регулирующие внутреннюю и внешнюю торговлю. Однако по мере использования товарных знаков все чаще стали появляться случаи фальсификации, когда дешевые подделки при наличия на них знака, сходили за изделия признанных мастеров. Чтобы остановить фальсификаторов, требовались юридические методы защиты. В России законом 1830 г., содержащим правила и способы клеймения товаров, устанавливалась уголовная ответственность за нарушение прав на товарный знак, в том числе за подделку товара или клейма. Начиная с конца Х1Х в. был подписан ряд международных соглашений в области охраны промышленной собственности — Парижская конвенция 1883 г., Мадридское соглашение о международной регистрации товарных знаков 1891 г. и т.д. В настоящее время в России отношения, возникающие в связи с созданием, регистрацией, правовой охраной и использованием товарных знаков, регулируются целым рядом законодательных актов: Гражданским Кодексом РФ, Законом РФ О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров, Законом Об авторском праве и смежных правах, Законом О конкуренции и ограничении монополистической деятельности, Законом О защите прав потребителей, Уголовным кодексом РФ, международными соглашениями и конвенциями, участниками которых является Россия, а также рядом подзаконных актов.

Предупредительная маркировка

Владелец товарного знака имеет право проставлять рядом с товарным знаком предупредительную маркировку, указывающую на то, что применяемое обозначение является зарегистрированным в Российской Федерации товарным знаком.

Предупредительная маркировка представляет собой специальное обозначение, свидетельствующее о том, что товарный знак охраняется, а следовательно, это гарантирует покупателю приобретение товара именно того производителя, на которого он рассчитывает.

Нормы о предупредительной маркировке с указанием ее формы содержатся в законодательствах таких стран, как США и Япония. Закон Японии, в частности, рекомендует для привлечения внимания к знаку и предупреждения его потенциальных нарушителей сопровождать знак маркировкой в виде латинской буквы R или R в окружности или словесного обозначения товарный знак или зарегистрированный знак.

Кроме названных изображений в мировой практике получили распространение буквенные сочетания ТM, а также слова Trademark, зарегистрированный знак, — Registered Trademark (Великобритания), Marfue deposee (Франция, Бельгия), Marks Registrada (латиноамериканские страны). Нанесение такого обозначения является правом, а не обязанностью владельца знака, что подкрепляется статьей 5D Парижской Конвенции.

В Российском законодательстве на данный момент не установлен вид маркировки, поэтому отечественные производители используют либо знак R, либо надпись Зарегистрированная торговая марка (товарный знак). Следует иметь в виду, что незаконное использование предупредительной маркировки в отношении незарегистрированного товарного знака влечет за собой уголовную ответственность в соответствии со ст. 180 УК РФ.

Бухгалтерский учет товарных знаков.

Использование товарных знаков в хозяйственной деятельности предполагает наличие определенных затрат, связанных с ними: оплата услуг дизайнеров по разработке товарного знака, патентных поверенных по подготовке документов на регистрацию обозначения в качестве товарного знака в Патентном ведомстве, оплата пошлин за подачу заявок, выдачу свидетельства, поддержание регистрации в силе и ряд других затрат. За счет каких источников финансирования производятся вышеуказанные затраты? Во-первых, за счет собственных средств — прибыли, средств учредителей, накопленных амортизационных отчислений. Во-вторых, за счет заемного капитала, например, кредитов банка. Нематериальные активы, к которым относятся права на товарный знак, отражаются в учете и отчетности в сумме затрат на приобретение, изготовление и расходов по их доведению до состояния, в котором они пригодны к использованию в запланированных целях.Произведенные затраты относятся к категории долгосрочных инвестиций и отражаются в бухгалтерском учете на счете 04 Нематериальные активы через счет 08 Капитальные вложения. Гибкая система учета нематериальных активов, позволяющая равномерно распределять по годам налоговое бремя, принята в США. В состав нематериальных активов разрешено включать любые оборотоспособные права как отдельные учетные единицы, но нельзя приписывать им какие-то стоимости, если они не подтверждены наличием соответствующих затрат, не учтенных как-то иначе. Их постановка на учет довольно жестко регламентирована, причем именно в той части, которая связана с изменением балансовой стоимости. Благодаря этому ограничению уменьшить налогооблагаемую прибыль в долгосрочной перспективе практически невозможно. Проблемы, связанные с нематериальными активами, аналогичны проблемам учета других внеоборотных активов. Совет по бухгалтерским стандартам США выделяет следующие ключевые моменты в учете нематериальных активов:

  1. Определение исходной (первоначальной) стоимости.
  2. Амортизация нематериальных активов.

Учитывая неосязаемость нематериальных активов, трудность заключается в определении их срока службы и стоимости. В соответствии с решением Совета по бухгалтерским стандартам фирмы должны учитывать неосязаемые средства в виде активов по стоимости их приобретения. Купленные права ставятся на учет по цене покупки. Права на результаты собственных разработок ставятся на учет, как правило, с символической оценкой (один доллар). Соответствующие затраты на исследования и разработки учитываются как текущие, уменьшая на соответствующие суммы налогооблагаемую прибыль за данный год. Капитализация затрат на нематериальные активы практикуется лишь тогда, когда они достаточно велики и не могут быть безболезненно отнесены к текущим.

Амортизация товарных знаков

Первоначальная стоимость нематериальных активов равномерно переносится на издержки производства и обращения по нормам, определяемым организацией, исходя из установленного срока их полезного использования. Погашение первоначальной стоимости нематериальных активов осуществляется путем их амортизации и равномерного (ежемесячного) включения амортизационных отчислений в издержки производства (обращения). Нормативными документами по бухгалтерскому учету предусмотрено, что по некоторым объектам нематериальных активов погашение первоначальной стоимости не производится. Положение о бухгалтерском учете гласит: по объектам, по которым проводится погашение стоимости, нематериальные активы равномерно переносят свою первоначальную стоимость на издержки производства или обращения по нормам, определяемым организацией исходя из установленного срока их полезного использования. Изменения к плану счетов закрепляют это положение: Счет 05 Амортизация нематериальных активов предназначен для обобщения информации о накопленных амортизационных отчислениях по объектам нематериальных активов, принадлежащих предприятию, на правах собственности и по которым проводится погашение стоимости.

Первоначально перечень таких объектов в нормативных документах не приводился, и предприятиям предлагалось самостоятельно, исходя из своих интересов, определять перечень нематериальных активов, по которым начисление амортизационных отчислений не производится. С недавнего времени положение дел несколько изменилось, и законодатели определили объекты, по которым начисление амортизационных отчислений производить не следует. Инструкция о порядке заполнения форм годовой отчетности конкретизирует объекты, по которым начисление амортизации не производится: Стоимость перечисленных прав (относящихся к нематериальным активам — А.М.) кроме расходов по созданию организации:, товарных знаков и знаков обслуживания переносится на издержки обращения по нормам, определенным в организации в соответствии с Положением о бухгалтерском учете и отчетности Российской Федерации.

Таким образом, стоимость товарных знаков и знаков обслуживания не подлежит переносу на издержки путем амортизации. В решении вопроса относительно амортизации стоимости товарного знака нашла отражение позиция, высказанная в 1995 г. генеральным директором АФ Центр бухгалтера и аудита С. Николаевой: С экономической точки зрения сомнения не вызывает этот факт, что не все нематериальные активы теряют свою стоимость в процессе использования, то есть амортизируются. Примером, видимо, могут служить товарные знаки, бессрочные права пользования чем-либо и т.п.. Введение подобной нормы можно объяснить возможностью неограниченного срока действия регистрации товарного знака, что следует из законодательных актов, регулирующих правовую охрану товарных знаков. Как известно, регистрация товарного знака действует в течение десяти лет и срок действия регистрации товарного знака может быть продлен по заявлению владельца. Однако, эта норма не является обязательной. Право решать вопрос о сроке регистрации товарного знака и, соответственно, сроке правовой защиты и полезного использования товарных знаков принадлежит владельцу товарного знака. Кроме того, в законодательстве содержится ряд оснований, по которым регистрация товарного знака может быть признана недействительной или аннулирована, что прекращает правовую охрану товарных знаний и его использование в хозяйственной деятельности. Таким образом, срок действия товарного знака не всегда является неограниченным (бессрочным). В связи с этим возникают сомнения в обоснованности запрета амортизации первоначальной стоимости товарного знака.

Иная практика существует в других странах. Так, в соответствии с принципами бухгалтерского учета США на нематериальные активы, не имеющие лимита сроков службы, такие, как торговые марки и цена фирмы, начисляется амортизация в течение разумного времени, но не более 40 лет.

Товарный знак и переоценка нематериальных активов

В соответствие с существующей нормативной базой переоценка нематериальных активов в отечественной практике бухгалтерского учета не производится. Международными стандартами бухгалтерского учета предусмотрены специальные счета для переоценки нематериальных активов в современные цены. Международные стандарты бухгалтерского учета содержат предложения по унификации информации о последствиях колебаний цен (стандарт № 15, введенный с 1983 г.) , а также по ведению отчетности в условиях гиперинфляции (стандарт № 29, введенный с 1990 г.) Предусматриваются также специальные операции по переоценке всех показателей в ценах текущего года, для чего предусматривается исчисление специальных индексов. Статистические органы большинства стран с рыночной экономикой разрабатывают такие индексы ежегодно, а статистические органы США, Великобритании и Франции — ежеквартально. Международные стандарты не определяют — при каком конкретно уровне инфляции требуется производить переоценку показателей финансового отчета — это входит в компетенцию руководства предприятия, фирмы или статистических органов, которые выводят специальные индексы цен. В этих стандартах только обобщен опыт использования методов и принципов учета в условиях быстрого роста цен.

Заключение

В настоящее время отечественные предприятия кардинально меняют ориентиры в своей деятельности, усиливают внимание к обеспечению правовой охраны выпускаемой продукции, маркировке ее зарегистрированными в установленном порядке товарными знаками. В качестве товарного знака регистрируется не только фирменное наименование: ЛОМО, ЛМЗ, ЛИВИЗ, КАРАВАЙ, но и выпускаемая продукция. Шоколад Сказки Пушкина, набор Третьяковская галерея (фабрика Красный Октябрь, Москва), печенье Лимонное, Персиковое, Цитрусовое (АООТ Большевик, Москва), пиво Ладожское, Марна (Пивоваренный завод Бавария, С.-Петербург), колбасы Приморская, Красносельская (АООТ Самсон, С.-Петербург) — это всего лишь несколько примеров зарегистрированных товарных знаков продукции известных фабрик, проводящих активную политику укрепления своих торговых марок и фирменного наименования.

В современных условиях роль сервиса значительно возросла, поэтому приобретают особую актуальность знаки обслуживания. Банки, страховые компания, туристические агентства регистрируют свои фирменные обозначения в качестве знаков обслуживания в Патентном ведомстве — Инкомбанк, Промышленно-строительный банк, Интурист и др. Активную политику патентно-правовой охраны товарных знаков и знаков обслуживания ведет, например, Телекомпания ВИД. В качестве товарного знака ею зарегистрированы обозначения ВИД, Поле чудес, Академия, Час Пик и др. Андрей Макаревич зарегистрировал в качестве товарного знака обозначение Смак, известное многим по популярной телепередаче и одноименной газете.

Существующая в настоящее время законодательная база дает возможность цивилизованного разрешения споров, возникающих в связи с незаконным использованием товарных знаков и знаков обслуживания — путем мирного урегулирования, обращения в Государственный комитет по поддержке новых экономических структур (ГКАП), либо в арбитражные суды. Торговая марка является одним из главных элементов маркетинговой политики фирмы, представляя собой гарантию качества и обеспечивая безопасность потребителя. В современном мировом бизнесе наблюдается переход от неприятия интеллектуальной собственности, в том числе торговых марок, к стратегическому управлению этими корпоративными активами. Особую актуальность в связи с этим приобретает их правовая охрана. Чтобы надежно защитить свою продукцию от подделок, оградить свой рынок от конкурентов, а потребителей — от введения в заблуждение, производителю следует зарегистрировать свой товарный знак в Патентном ведомстве России или других стран.

www.advertme.ru