Формально-юридический метод познания теории государства и права: описание, особенности и функции. Формально юридический подход


описание, особенности и функции :: BusinessMan.ru

Метод формально-юридического анализа достаточно широко используется при изучении нормативного материала. Он способствует выявлению логических связей, абстрагированию от различных социально-экономических, политических, идеологических и прочих явлений. Формально-юридический метод юридической науки отличается ограниченной сферой применения. Однако, несмотря на это, он имеет огромное значение для формирования и реализации нормативного материала, узнаваемого гражданами и находящегося под контролем соответствующих институтов гражданского общества. Рассмотрим далее подробно, что собой представляет формально-юридический метод познания права.

Предпосылки к появлению

Одним из основоположников исторической правовой школы Г. Гуго юридическая догматика рассматривалась в качестве одного из трех элементов юриспруденции. Наряду с ней в состав института включалась философия и история нормативного материала. При этом юридической догматикой Гуго называл сочетание догмы и доктрины позитивного права. Он рассматривал ее как ремесло, для которого достаточно располагать информацией об источниках действующих норм. Юридическая методология стала предметом изучения многих деятелей, например Г. Ф. Пухты. Она представляла собой открытую систему, обладающую способностью к приспособлению к разнообразным условиям и развитию. Поднимался этот вопрос и в работах К. Ф. фон Савиньи. Он изучал системную сторону права с учетом специфики его сущности и истории. Таким образом, последователи школы внесли большой вклад в процесс разработки догматического подхода. С одной стороны, они подчеркивали системность, а с другой – действенность права.

Развитие мысли

В рамках юридико-догматического подхода стала формироваться аналитическая сторона науки. Идеи этого направления получили свое развитие в работах неопозитивистов 20 столетия. Например, Г. Кельзен, разъясняя подход к нормативному институту и свою теоретическую концепцию, указывал на то, что чистое учение является дисциплиной позитивного права вообще, а не конкретного правопорядка. И далее он объяснял свою позицию. Кельзен указывал, что учение о праве именуется чистым, поскольку занимается изучением только этого института. Оно в определенной степени очищает предмет от всего, что не является нормативным материалом в строгом смысле. Проще говоря, оно стремится к освобождению института от элементов, чуждых ему.

Формально-юридический метод в правовом исследовании

Позитивистские разработки этого подхода внесли существенный вклад в развитие всей дисциплины. Они способствовали обогащению ее понятийного аппарата, комплекса инструментов изучения. Формальный юридический метод оказал большое влияние на процесс совершенствования и рационализации нормативного материала в соответствии с доктринальными положениями о его источниках, структуре и системе, способах толкования, систематизации и унификации. Он также способствовал формированию надлежащих моделей нормотворчества и деятельности, связанной с применением предписаний. Между тем представители естественных воззрений указывают, что формально-юридический метод исследования – это подход, с помощью которого нормативный материал, существующий в данном обществе на конкретный период времени является строго определенной реальностью. Другими словами, его, вне зависимости от отношения к нему социума и реализации тех или иных действий, изменяющих его, необходимо понимать и применять в таком виде, в каком он определен в своих источниках (законах и пр.).

Особенности развития

В разработке догматического подхода существенная роль принадлежит римскому праву и процессу его рецепции. Кроме этого, широкое развитие он получил в рамках нормативного института Нового и Новейшего времен, приобретая в ряде случаев гипертрофированное выражение. Формально-юридический метод относится к методам, с которыми необходимо обращаться крайне аккуратно. Изучение материала только лишь с его использованием может привести к абсолютизации нормативного регулирования отношений в обществе.

Нюанс

Рассматривая формальный юридический метод как одно из направлений дисциплины, сторонники функциональной концепции выделяют догматику, технику, философию и социологию права как относительно обособленные элементы. Таким образом, они признают догматику в качестве сравнительно самостоятельного компонента общей теории.

Изучение в России

Формально-юридический метод познания начал выделяться в рамках философского направления. В конце 19 столетия передовые русские ученых обозначили круг наиболее актуальных вопросов. Они касались в первую очередь понимания сути нормативного материала как регулятора социальных отношений. По мнению Новгородцева, право должно быть уяснено не только в качестве факта общественной жизни, но и как принцип личности. Муромцев указал, что догма, выступая как руководство, является частью искусства, предназначение которого состоит в изучении какого-либо действующего положения в интересах последующей его реализации на практике. Формально-юридический метод не стремится к проникновению вглубь явлений. Он описывает, классифицирует, обобщает определения разных фактов на основе системности. В результате образуются правила и трактовки, руководящие судебной практикой.

Современные реалии

В настоящее время формально-юридический метод рассматривается как способ обработки положительного нормативного материала, как основание техники. В широком смысле последняя отождествляется с догмой в целом. Она изучается как часть общей теоретической концепции вместе с социологией и философией. В узком смысле техника представляет собой комплекс средств, приемов, инструментов одной из сфер нормативной деятельности: законотворческой, интерпретационной, контрактной и так далее.

Особенности применения

Формально-юридический метод используется потому, что государственно-нормативные явления отличаются двусторонней структурой. Каждое из них обладает своей внутренней организацией. Формально-юридический метод обеспечивает целостность изучаемого явления, его элементов, определенный порядок и связи между компонентами. С другой стороны, каждый объект выступает как часть суперструктуры. Государство является элементом политической, право – нормативной, его отрасль – юридической системы. Догматический подход направлен на выявление принципов, характеризующих структурность изучаемого института. В процессе создания законодательной базы они могут подвергаться изменениям. Имеет место корреляция принципов в соответствии с волей нормотворца. При этом последняя далеко не всегда совпадает с социальным интересом. Используя формально-юридический подход, важно выявить связи элементов, придающие системе целостность и единство. В частности, в процессе анализа государства и правовой системы устанавливаются иерархические взаимодействия (субординация, подчиненность), координационные и пр.

Использование нормативных конструкций

Представители догматики основывались на позитивистской гносеологии и ограничивались формально-логическим исследованием юридического материала, в первую очередь анализируя правовые модели. В общем виде под нормативной конструкцией понимают способ изучения, направленный на обращение дисциплины в связанную систему точных определений и понятий. Она является своеобразным модельным построением обязанностей, прав, ответственности, их типовых схем, в которые и облекается юридический материал. Вместе с этим нормативная конструкция может успешно применяться только при ясном понимании принципов, лежащих в основе законодательных положений на конкретный период, и постоянной проверке обобщений. Выступая в качестве средства формализации юридических предписаний и построения законодательного текста, является частью догматики. Это обуславливается тем, что конструкция раскрывает суть и структурирует нормы.

Источники

В них находит свое выражение юридическая конструкция. Под источниками понимают в общем смысле официально созданные/изданные или санкционированные тексты, содержащие нормы. Из него выходит информация о том или ином положении. Официальный текст, не содержащий норму, а только определяющий обязанности и права для конкретных субъектов, источником, как правило, не считается. Более того, он признается как "вытекающий" из него. К примеру, приговор суда – акт реализации права. Между тем в ряде случаев и ненормативный текст может выступать как источник. При отсутствии необходимого законодательного положения в таком акте могут устанавливаться обязанности и права конкретных субъектов. Однако такая ситуация характерна для стран с недостаточно хорошо развитой нормативной системой.

Роль доктрины

Она достаточно продолжительное время выступала в качестве основного, а иногда и главного источника права в различных системах. Сегодня ее роль также важна в процессе установления и применения позитивных норм. В некоторых современных системах она признается как источник действующего права. Ее специфика в таком контексте заключается в том, что она выступает не как результат практической работы госорганов или конкретных социальных групп. Доктрина при таком подходе выражается в форме принципов, суждений, конструкций, идей, положений в судебных решениях, договорах, обычаях. Имея определенную силу, эти элементы выступают как инструменты регулирования отношений в обществе.

Заключение

Юриспруденция может реализовывать свои цели и применяться по своему назначению тогда, когда она формулирует положения, выступающие как аксиомы в рамках конкретной системы права. Доктрины могут стать предметом изучения и осмысления дисциплины, рассматривающей законы существования нормативного материала как языка, на котором происходит общение субъектов перед лицом государственной власти. Вместе с этим превалирование формально-юридического подхода в теории и на практике может спровоцировать смысловую ограниченность в процессе познания права, поскольку наука выстраивается на базе позитивистской методологии.

businessman.ru

Формально-юридический метод в правовом исследовании — Мегаобучалка

Формально-юридический метод исследования. Он представляет собой определенную систему обработки и анализа действующих норм права и существующей юридической практики. Суть его заключается в определении юридических понятий, в выявлении внешних признаков правовых явлений, их отличия друг от друга, установлении классификаций, создании логических конструкций на базе законодательных (легальных) понятий и определений. Его специфической чертой является отвлечение от сущностных сторон права, связанных с материальным и классовым его содержанием. Задача, которая при этом ставится, в уяснении и объяснении его систематического устройства для целей правоприменительной и правотворческой практики. Поэтому в содержание формально-юридического метода включены законодательная техника и приемы толкования норм права, равно как и изучение тех факторов и условий, в которых действуют правовые нормы и которые оказывают влияние на их содержание.

Формально-юридический метод порой неправомерно отождествляют с методами толкования норм права, сводя тем самым научный метод к техническому средству правоприменительной и правотворческой деятельности и умаляя его значение не только для разработки концептуальных средств правопознания, но и для получения определенной информации о состоянии общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования.

Юснатурализм и юспозитивизм в истории юридической науки.

Юснатуралистическое направление (от лат. jus – право, naturale - естественное) в теории конституционализма основывается на естественно-правовом учении, в основе которого максимы справедливости, свободы, равенства Основной тезис юснатурализма заключается в том, что наряду с правовыми нормами, принимаемыми государством, существует также неписанное право – естественное право, под которым понимается совокупность естественных и неотъемлемых прав человека, которыми все люди обладают в силу самого факта своего рождения: право на жизнь, свободу, равенство, частную собственность и т.д. Естественное право вытекает из самой природы человека, возникает естественным путем, а не создается людьми. При этом государство не может посягать на эти неотъемлемые права человека.

Современный юснатурализм в юридической литературе характеризуют как теорию возрождения естественного права. Основной смысл этого направления в том, что позитивное право, т.е. созданное государством, является правом только в том случае, если оно не противоречит праву естественному, т.е. общечеловеческим ценностям, принципам свободы, равенства, справедливости и т.д. В результате естественное право признается неким ориентиром для права позитивного, своего рода критерием для оценки правового содержания закона (писанного права)

юспозитивизм, акцентируя вопросы юридической догматики, конструирует правосознание в контексте «культуры правил», в рамках которой знак и его употребление определяют и формулируют свой референт («существует то, что правильно») и которая нацелена на определение и упорядочивание еще не данного содержания. Иначе говоря, правосознание здесь рассматривается под углом его формирования, регуляции, проецирования общеобязательных, государственно обеспеченных нормативов социального существования; оно, по сути, представляется в качестве отражения юридического бытия, одной из форм, каналов, средств реализации и воспроизводства системы официального права и правопорядка, «проводника» установленных публичной властью нормативных принципов и предписаний.

В этом смысле юспозитивизму противостоят естественно-правовая и социологическая интерпретации правосознания, осуществляемые через призму «культуры выражения», нацеленной на нахождение правильной, соответствующей уже данному содержанию репрезентативной формы («правильно то, что существует»). Юснатурализм сопряжен с постижением и содержательным конструированием идеи права, его глубинных первооснов и конституирующих целей, реализуя «этико-политическую», деонтологическую трактовку правосознания.

На протяжении всей истории отношения между юснатурализмом и юспозитивизмом складывались достаточно драматично. Драматический характер дискуссий был следствием фатального недопонимания позитивистами принципов и целей естественно-правовой доктрины. Особенно такой характер был свойственен на первых этапах становления позитивизма - в XVIII - начале XX вв. Этому периоду было свойственно категорическое отрицание существования универсальных и внеисторичных естественно-правовых норм. Естественное право объявлялось иллюзией, которая не только не помогает в определении действительности правовых норм, но и создает для этого существенные препятствия

Законы и категории диалектики в правовом исследовании

Диалектика (греч. dialegomai – веду беседу, рассуждаю) – наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления.

megaobuchalka.ru

Формально-юридический метод познания теории государства и права: описание, особенности и функции

Метод формально-юридического анализа достаточно широко используется при изучении нормативного материала. Он способствует выявлению логических связей, абстрагированию от различных социально-экономических, политических, идеологических и прочих явлений. Формально-юридический метод юридической науки отличается ограниченной сферой применения. Однако, несмотря на это, он имеет огромное значение для формирования и реализации нормативного материала, узнаваемого гражданами и находящегося под контролем соответствующих институтов гражданского общества. Рассмотрим далее подробно, что собой представляет формально-юридический метод познания права.

Предпосылки к появлению

Одним из основоположников исторической правовой школы Г. Гуго юридическая догматика рассматривалась в качестве одного из трех элементов юриспруденции. Наряду с ней в состав института включалась философия и история нормативного материала. При этом юридической догматикой Гуго называл сочетание догмы и доктрины позитивного права. Он рассматривал ее как ремесло, для которого достаточно располагать информацией об источниках действующих норм. Юридическая методология стала предметом изучения многих деятелей, например Г. Ф. Пухты. Она представляла собой открытую систему, обладающую способностью к приспособлению к разнообразным условиям и развитию. Поднимался этот вопрос и в работах К. Ф. фон Савиньи. Он изучал системную сторону права с учетом специфики его сущности и истории. Таким образом, последователи школы внесли большой вклад в процесс разработки догматического подхода. С одной стороны, они подчеркивали системность, а с другой – действенность права.

Развитие мысли

В рамках юридико-догматического подхода стала формироваться аналитическая сторона науки. Идеи этого направления получили свое развитие в работах неопозитивистов 20 столетия. Например, Г. Кельзен, разъясняя подход к нормативному институту и свою теоретическую концепцию, указывал на то, что чистое учение является дисциплиной позитивного права вообще, а не конкретного правопорядка. И далее он объяснял свою позицию. Кельзен указывал, что учение о праве именуется чистым, поскольку занимается изучением только этого института. Оно в определенной степени очищает предмет от всего, что не является нормативным материалом в строгом смысле. Проще говоря, оно стремится к освобождению института от элементов, чуждых ему.

Формально-юридический метод в правовом исследовании

Позитивистские разработки этого подхода внесли существенный вклад в развитие всей дисциплины. Они способствовали обогащению ее понятийного аппарата, комплекса инструментов изучения. Формальный юридический метод оказал большое влияние на процесс совершенствования и рационализации нормативного материала в соответствии с доктринальными положениями о его источниках, структуре и системе, способах толкования, систематизации и унификации. Он также способствовал формированию надлежащих моделей нормотворчества и деятельности, связанной с применением предписаний. Между тем представители естественных воззрений указывают, что формально-юридический метод исследования – это подход, с помощью которого нормативный материал, существующий в данном обществе на конкретный период времени является строго определенной реальностью. Другими словами, его, вне зависимости от отношения к нему социума и реализации тех или иных действий, изменяющих его, необходимо понимать и применять в таком виде, в каком он определен в своих источниках (законах и пр.).

Особенности развития

В разработке догматического подхода существенная роль принадлежит римскому праву и процессу его рецепции. Кроме этого, широкое развитие он получил в рамках нормативного института Нового и Новейшего времен, приобретая в ряде случаев гипертрофированное выражение. Формально-юридический метод относится к методам, с которыми необходимо обращаться крайне аккуратно. Изучение материала только лишь с его использованием может привести к абсолютизации нормативного регулирования отношений в обществе.

Нюанс

Рассматривая формальный юридический метод как одно из направлений дисциплины, сторонники функциональной концепции выделяют догматику, технику, философию и социологию права как относительно обособленные элементы. Таким образом, они признают догматику в качестве сравнительно самостоятельного компонента общей теории.

Изучение в России

Формально-юридический метод познания начал выделяться в рамках философского направления. В конце 19 столетия передовые русские ученых обозначили круг наиболее актуальных вопросов. Они касались в первую очередь понимания сути нормативного материала как регулятора социальных отношений. По мнению Новгородцева, право должно быть уяснено не только в качестве факта общественной жизни, но и как принцип личности. Муромцев указал, что догма, выступая как руководство, является частью искусства, предназначение которого состоит в изучении какого-либо действующего положения в интересах последующей его реализации на практике. Формально-юридический метод не стремится к проникновению вглубь явлений. Он описывает, классифицирует, обобщает определения разных фактов на основе системности. В результате образуются правила и трактовки, руководящие судебной практикой.

Современные реалии

В настоящее время формально-юридический метод рассматривается как способ обработки положительного нормативного материала, как основание техники. В широком смысле последняя отождествляется с догмой в целом. Она изучается как часть общей теоретической концепции вместе с социологией и философией. В узком смысле техника представляет собой комплекс средств, приемов, инструментов одной из сфер нормативной деятельности: законотворческой, интерпретационной, контрактной и так далее.

Особенности применения

Формально-юридический метод используется потому, что государственно-нормативные явления отличаются двусторонней структурой. Каждое из них обладает своей внутренней организацией. Формально-юридический метод обеспечивает целостность изучаемого явления, его элементов, определенный порядок и связи между компонентами. С другой стороны, каждый объект выступает как часть суперструктуры. Государство является элементом политической, право – нормативной, его отрасль – юридической системы. Догматический подход направлен на выявление принципов, характеризующих структурность изучаемого института. В процессе создания законодательной базы они могут подвергаться изменениям. Имеет место корреляция принципов в соответствии с волей нормотворца. При этом последняя далеко не всегда совпадает с социальным интересом. Используя формально-юридический подход, важно выявить связи элементов, придающие системе целостность и единство. В частности, в процессе анализа государства и правовой системы устанавливаются иерархические взаимодействия (субординация, подчиненность), координационные и пр.

Использование нормативных конструкций

Представители догматики основывались на позитивистской гносеологии и ограничивались формально-логическим исследованием юридического материала, в первую очередь анализируя правовые модели. В общем виде под нормативной конструкцией понимают способ изучения, направленный на обращение дисциплины в связанную систему точных определений и понятий. Она является своеобразным модельным построением обязанностей, прав, ответственности, их типовых схем, в которые и облекается юридический материал. Вместе с этим нормативная конструкция может успешно применяться только при ясном понимании принципов, лежащих в основе законодательных положений на конкретный период, и постоянной проверке обобщений. Выступая в качестве средства формализации юридических предписаний и построения законодательного текста, является частью догматики. Это обуславливается тем, что конструкция раскрывает суть и структурирует нормы.

Источники

В них находит свое выражение юридическая конструкция. Под источниками понимают в общем смысле официально созданные/изданные или санкционированные тексты, содержащие нормы. Из него выходит информация о том или ином положении. Официальный текст, не содержащий норму, а только определяющий обязанности и права для конкретных субъектов, источником, как правило, не считается. Более того, он признается как «вытекающий» из него. К примеру, приговор суда – акт реализации права. Между тем в ряде случаев и ненормативный текст может выступать как источник. При отсутствии необходимого законодательного положения в таком акте могут устанавливаться обязанности и права конкретных субъектов. Однако такая ситуация характерна для стран с недостаточно хорошо развитой нормативной системой.

Роль доктрины

Она достаточно продолжительное время выступала в качестве основного, а иногда и главного источника права в различных системах. Сегодня ее роль также важна в процессе установления и применения позитивных норм. В некоторых современных системах она признается как источник действующего права. Ее специфика в таком контексте заключается в том, что она выступает не как результат практической работы госорганов или конкретных социальных групп. Доктрина при таком подходе выражается в форме принципов, суждений, конструкций, идей, положений в судебных решениях, договорах, обычаях. Имея определенную силу, эти элементы выступают как инструменты регулирования отношений в обществе.

Заключение

Юриспруденция может реализовывать свои цели и применяться по своему назначению тогда, когда она формулирует положения, выступающие как аксиомы в рамках конкретной системы права. Доктрины могут стать предметом изучения и осмысления дисциплины, рассматривающей законы существования нормативного материала как языка, на котором происходит общение субъектов перед лицом государственной власти. Вместе с этим превалирование формально-юридического подхода в теории и на практике может спровоцировать смысловую ограниченность в процессе познания права, поскольку наука выстраивается на базе позитивистской методологии.

Источник

Статьи такими же метками:

ideiforbiz.ru

Формально-юридический метод в правовых исследованиях: современные подходы

(Берлявский Л. Г., Шматова Е. С.)

("Юридический мир", 2012, N 6)

Текст документа

ФОРМАЛЬНО-ЮРИДИЧЕСКИЙ МЕТОД В ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ:

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ

Л. Г. БЕРЛЯВСКИЙ, Е. С. ШМАТОВА

Берлявский Леонид Гарриевич, профессор кафедры конституционного и муниципального права Ростовского государственного экономического университета "РИНХ", доктор исторических наук, кандидат юридических наук.

Шматова Елена Сергеевна, доцент кафедры теории государства и права и отечественной истории Южно-Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института), кандидат философских наук.

Статья посвящена изучению формально-юридического метода в правовых исследованиях. Юридические науки широко используют метод формально-юридического (или формально-логического) анализа исследуемого нормативного материала. Он состоит в уяснении сути и значимости закона или иного нормативного акта, исходя из его собственного содержания. Этот метод иногда называют еще формально-догматическим, поскольку он направлен на раскрытие догмы права.

Ключевые слова: формально-юридический метод, правовые исследования, догма права, юридическая методология, юридическая техника.

Formal-legal method in legal studies: contemporary approaches

L. G. Berlyavskij, E. S. Shmatova

The article is devoted to studying of the formal-legal method in Legal researches. Jurisprudence uses widely the formal-legal (or formal-logic) method of analysis of the investigated normative material. It consists in explanation of the essence and the importance of the law or other statutory act, proceeding from its own maintenance. This method sometimes name still is formal-dogmatic as it is directed on disclosing of dogma of the Law.

Key words: formal-legal method, legal researches, dogma of the Law, legal methodology, the legal technics.

Юридические науки широко используют метод формально-юридического (или формально-логического) анализа исследуемого нормативного материала. Формально-юридический метод способствует изучению "догмы" права, выявлению формально-логических связей, абстрагированию от иных социально-экономических явлений (экономических, идеологических, политических). Этот метод имеет ограниченное применение, но важное значение с точки зрения формирования и функционирования права как целостного явления, "узнаваемого" людьми и контролируемого соответствующими институтами гражданского общества [1].

Один из основоположников исторической школы права Г. Гуго рассматривал юридическую догматику как одну из трех составных частей юриспруденции наряду с философией позитивного права и историей права. При этом под юридической догматикой он имел в виду сочетание доктрины и догмы позитивного права. Этот правовед трактовал юридическую догматику как "юридическое ремесло", для которого достаточно эмпирического знания об источниках действующего права [2].

По мнению Г.-Ф. Пухты, юридическая методология представляет собой открытую систему, способную к развитию и приспособлению к разным условиям. Системная сторона права с учетом своеобразия сущности права и его истории становится важным вопросом в исследованиях и Карла Фридриха фон Савиньи. Тем самым сторонники исторической школы права внесли существенный вклад в разработку догматического метода в Германии XIX в., подчеркнув, с одной стороны, системность права, а с другой - его действенность [3].

В русле юридико-догматической трактовки права сформировалась и аналитическая юриспруденция (Д. Остин, Ш. Амос и др.) [4]. Идеи данного направления получили дальнейшее развитие в трудах неопозитивистов в XX в. (Г. Харт и др.). Объясняя свой подход к праву и свою концепцию юридической науки, Г. Кельзен указывал, что чистое учение о праве есть теория позитивного права: позитивного права вообще, а не какого-либо конкретного правопорядка. "Это учение о праве, - утверждал он, - называется "чистым" потому, что оно занимается одним только правом и "очищает" познаваемый предмет от всего, что не есть право в строгом смысле. Другими словами, оно стремится освободить правоведение от чуждых ему элементов" [13].

В целом позитивистские разработки формально-юридического метода внесли значительный вклад в развитие юриспруденции, в обогащение ее понятийного словаря и методологического арсенала. Своими исследованиями в области доктрины и догмы позитивного права они оказали большое влияние на процесс рационализации и совершенствования действующего права в духе соответствующих доктринальных положений об источниках, системе и структуре позитивного права, способах его толкования, унификации и систематизации, о надлежащих формах правотворчества, правоприменительной деятельности.

Представители естественно-правовых воззрений интерпретируют формально-юридический метод иначе. Как считает С. С. Алексеев, выражение "догма права" в области юридической деятельности и знаний означает то, что объективное (позитивное) право, существующее в данном обществе, в каждый данный момент, - это "то, что есть" - строго определенная реальность - "данность" и "неизменность". То есть действующее право, независимо от нашего отношения к нему и действий по его изменению, в каждый данный момент нужно понимать и применять таким, каково оно есть в действующих законах, иных источниках права [5].

Исторически в разработке формально-юридического метода в правоведении значительную роль сыграли римская юриспруденция и процесс рецепции римского права. Кроме того, догма права получила широкое развитие в юриспруденции Нового и Новейшего времени, приобретая иногда гипертрофированные формы. Изучение права исключительно в формально-логическом аспекте способно привести к правовому фетишизму, и в частности - к абсолютизации правового регулирования общественных отношений. Позиционируя догматику права как научное направление, следует отметить, что сторонники функционального подхода в теории права выделяют в качестве относительно обособленных элементов юридическую догматику, юридическую технику, социологию права и философию права. В рамках данного подхода юридическая догматика представляет собой относительно самостоятельный элемент общей теории права.

В российской правовой науке формально-юридический метод стал изучаться в рамках философии права. Вопросы, находившиеся в центре обсуждения русских ученых конца XIX в., касались уяснения сущности права как социального явления, регулятора общественных отношений - нормы права. Право, утверждал П. И. Новгородцев, должно быть понято не только как факт социальной жизни, но также как норма и принцип личности [6].

На вопрос о том, является ли догматика права наукой, С. Н. Муромцев более ста лет назад ответил однозначно: в качестве руководства догма права есть часть юридического искусства, предназначенного для исследования какого-либо действующего права в интересах применения его на практике. Догма права не претендует на проникновение в суть явлений. Она лишь описывает, обобщает, классифицирует определения различных юридических фактов на основе системы права, чтобы "дать правила и определения, способные руководить судебным практиком и облегчить его трудное дело"[7].

В современной юриспруденции юридическая догматика понимается как метод обработки положительного права, основание юридической техники. В широком понимании юридическая техника практически отождествляется с догмой права в целом, т. е. исследуется как структурная часть общей теории права наряду с философией и социологией права. В узком понимании юридическая техника - это совокупность средств, методов, приемов одной из сфер юридической деятельности: законотворческой, правоприменительной, интерпретационной, контрактной и т. д. [8].

Использование формально-юридического метода обусловлено тем, что государственно-правовые явления характеризуются двусторонней структурной организацией. С одной стороны, каждое из них имеет внутреннюю структуру, внутреннее строение (целостность изучаемого объекта, его элементы, определенный порядок организации, связи между ними). С другой - каждое из них выступает как элемент суперструктуры: государство - элемент политической системы общества; право - элемент правовой системы, системы нормативного регулирования; отрасль права - элемент системы права.

Тем самым формально-юридический метод нацелен на выявление юридических принципов, выражающих систему права, организуя различного рода институты и отрасли права. При формировании системы законодательства данные принципы могут изменяться. Происходит корреляция принципов системы права в соответствии с волей законодателя, которая не всегда совпадает с общественными интересами. Кроме того, при системно-структурном анализе важно выявить связи между ее элементами, которые придают структурно-организованному объекту качество единства, целостности. Так, при анализе аппарата государства и системы права определяются иерархические связи (связи субординации, подчиненности), различного рода функциональные связи (координации, взаимодействия) между органами государства, элементами системы права. Важное место в системно-структурном подходе отводится функциональной характеристике элементов структуры, разграничению и взаимосвязи их функций.

Представители юридической догматики, основываясь на позитивистской гносеологии, ограничивались формально-логической обработкой нормативного материала, прежде всего посредством анализа юридических конструкций. В этом плане юридическая догматика, рассматриваемая в контексте догматического метода обработки позитивного права, является средством формализации права путем построения юридических конструкций. В общем виде юридическая конструкция - метод догматического изучения права, имеющий целью обратить право в связную систему понятий и точных определений. Юридическая конструкция - это своеобразное модельное построение прав, обязанностей, ответственности, их типовые схемы, в которые облекается "юридический материал" [5].

Вместе с тем юридическая конструкция может быть применима успешно лишь при условии постоянной проверки ее обобщений и при ясном понимании тех принципов, которые лежат в основе юридических норм данного времени. Юридическая конструкция как средство формализации правовых положений и построение нормативного текста является частью юридической догматики, поскольку раскрывает догму права и структурирует нормативный материал.

Свое овеществление юридические конструкции получают в источниках права. Источники права в формальном смысле (текстуальные источники права) - это официальные юридические тексты: официально сформулированные (созданные, изданные) или санкционированные тексты, в которых содержатся нормы права и другие правоположения.

Источник права представляет собой нормативный юридический текст. Из него "проистекает" информация о норме права. Официальный текст, который не содержит норму, а лишь формулирует права и обязанности конкретных субъектов, - это, как правило, не источник права, а такой юридический текст (акт), который "вытекает" из источника права (например, акт применения права - приговор суда). Но и ненормативный текст можно считать своего рода источником права - для конкретной правовой ситуации. Когда нет соответствующей нормы права, в ненормативном тексте, тем не менее, могут быть установлены права и обязанности конкретных субъектов (такие случаи более характерны для исторически неразвитых правовых систем). Это судебные решения ad hoc и договоры частных лиц с последствиями inter partes, не основанные на существующих нормах права [9].

Долгое время доктрина права (так называемое право юристов) являлась в различных системах права (в римском праве, в системах романо-германского права, в мусульманском праве) одним из основных, а в ряде случаев и главных источников действующего (позитивного) права. В настоящее время она продолжает играть существенную роль во всем процессе установления и применения позитивного права, а в некоторых системах права она официально признается в качестве источника действующего права. Специфика данного источника состоит в том, что он представляет собой не результат практической деятельности органов государства или определенных человеческих сообществ, а выраженные соответственно в нормативно-правовых актах, договорах, судебных решениях и обычаях, обоснованные и разработанные учеными-юристами положения, конструкции, идеи, принципы и суждения по проблемам права. Они, имея известную юридическую силу, обладают свойствами социального регулятора общественных отношений. Древнеримскими правоведами в качестве анализируемого источника права признавались ответы знатоков права в форме суждений и мнений, которым позволено было создавать право [10].

Являясь базовым источником права ряда правовых систем, юридическая доктрина служит основанием их объединения в правовые семьи. Это характерно для семьи религиозно-традиционного права, романо-германской правовой семьи. В данном случае под догмой права понимаются общепринятые в правовой доктрине той или иной юридической школы, направления и т. д. исходные основные положения о позитивном праве, его установлении и действии. При этом речь идет о доктрине права как об основном компоненте юридической догматики.

Юриспруденция способна выполнять собственное предназначение, когда формулирует аксиоматичные в рамках данной системы права положения, т. е. доктринальные суждения. Правовые доктрины способны стать предметом осмысления юридической науки, исследующей законы существования права как языка общения субъектов права перед лицом официальной власти. Однако превалирование юридического догматизма в правовой науке и практике чревато смысловой ограниченностью в познании государства и права, так как теория права построена на основании позитивистской методологии.

Добавление к этому естественно-правовых представлений в духе либерального юридизма не меняет сути дела. В частности, в результате отсутствия общей исходной методологической и мировоззренческой позиции в теории государства и права порой присутствуют диаметрально противоположные идеи и установки - естественно-правовые и позитивистские. Особенно ярко это проявляется в трактовке понятия права. С одной стороны, признаются теория естественного права, неотчуждаемые права человека, необходимость правового законодательства и многое другое, а с другой - право определяется по-прежнему в духе юридического нормативизма [11].

Мысли о взаимосвязи естественно-правового и позитивного смыслов права были высказаны еще в XVII - XVIII вв. Видный голландский юрист XVII в. Г. Гроций писал о естественном праве как "праве в собственном смысле слова", "предписании здравого разума". Источником этого естественного права (которое и есть, по Гроцию, справедливость) является не чья-либо воля, интерес и выгода, а сама разумная природа человека как социального существа, которому "присуще стремление к спокойному и руководимому собственным разумом общению человека с себе подобными" [12].

Волеустановленное право - в отличие от естественного права - имеет своим источником волю человека или бога и делится Гроцием на право человеческое (внутригосударственное и международное право) и право божественное (Закон божий, выраженный в Библии). Как внутригосударственное право (т. е. позитивное право, установление гражданской власти), так и международное право (право народов) основаны в конечном счете на естественном праве [13].

Таким образом, именно понятие естественного права (его объективные, неволеустановленные свойства разумности и справедливости) определяет правовую природу и правовой характер позитивного (волеустановленного) права и тем самым обеспечивает в подходе Гроция единство предмета юриспруденции как науки о праве.

Вместе с тем догма права настолько же вариативна, настолько динамично естественное право. На основе догматического понимания право формализуется, структурируется, а затем систематизируется. С другой стороны, догма права есть продукт неперсонифицированной социальной реальности, которая, в свою очередь, порождает юридическую практику. Можно согласиться с точкой зрения С. С. Алексеева, который называл догму права объективированной юридической реальностью, свободной от сознания ее носителей и мыслей субъектов права. Опредмечивание права происходит непосредственно в правовых отношениях, деятельности субъектов права, реализации их прав и обязанностей, где непосредственно проявляется весь смысл существования и ценность догмы права [5].

Таким образом, в современной науке о праве и правовой действительности юридическая догматика проявляет свою сущность в следующих вариантах: 1) как нормы действующего права; 2) структурная часть теории права; 3) источник права (юридическая доктрина) и учение о позитивном праве; 4) важный компонент правовой системы общества; 5) метод исследования государственно-правовых явлений.

Литература

1. Перевалов В. Д. Теория государства и права. М., 2009. С. 18; См. также: Иванников И. А. Теория государства и права. М., 2011. С. 12 - 13; Малько А. В. Краткий курс теории государства и права. Саратов, 2003. С. 10; Морозова Л. А. Теория государства и права в вопросах и ответах. М., 2007. С. 23; Сырых В. М. Теория государства и права. М., 2005. С. 674; Теория государства и права / Под ред. В. В. Лазарева. М., 2002. С. 46 - 47; Теория государства и права / Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова. М., 2002. С. 15.

2. Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В. С. Нерсесянца. М., 2003. С. 117.

3. Дьячек Т. И. Правовое учение Георга Фридриха Пухты: догматический аспект: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 4, 13.

4. История политических и правовых учений / Под ред. В. С. Нерсесянца. М., 2003. С. 535 - 538, 657 - 661.

5. Алексеев С. С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М., 1998. С. 117, 169.

6. Новгородцев П. И. Нравственный идеализм в философии права // Проблемы идеализма. 1902. С. 279.

7. Муромцев С. Что такое догма права? М., 1885. С. 11, 19.

8. Волкова С. В., Малышева Н. И. Межвузовская конференция о проблемах юридической техники // Правоведение. 2006. N 2.

9. Четвернин В. А. Лекции по теории права. Вып. 1. М., 2000. С. 115.

10. Дождев Д. В. Римское право. М., 1996. С. 91.

11. Байниязов Р. С. Философия правосознания: Постановка проблемы // Правоведение. 2001. N 5. С. 12.

12. Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права. М., 1956. С. 45 - 46, 71.

13. Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. М., 2009. С. 114.

Название документа

geum.ru

Формально-юридический подход к определению источников права — Мегаобучалка

 

В качестве источников гражданского и арбитражного процессуального права в учебной и научной литературе традиционно рассматриваются правовые акты, содержащие нормы соответствующей отрасли права*(239). В таком понимании они есть "то, где содержится норма права, то, откуда юристы-практики черпают знания о нормах позитивного права"*(240). При этом правовые акты как источники права являются также способом выражения (объективирования) гражданских и арбитражных процессуальных норм, внешней формой их существования*(241). Признавая практическую значимость такого формально-юридического подхода к определению источников процессуального права, вместе с тем нельзя не отметить его односторонность.

Прежде всего безоговорочное сведение источников права к правовым актам как к некому вместилищу и способу выражения юридических норм ориентирует на узконормативное понимание права вообще и процессуального права в частности. Такой подход вызывает вопросы хотя бы потому, что единого представления о праве ни в отечественной, ни в зарубежной юридической науке до настоящего времени не выработано. В частности, в течение достаточно длительного времени в нашей стране обосновывается широкий подход к определению права. Его представители включают в общее понятие права наряду с юридическими нормами другие явления правовой действительности - правовые принципы, правоотношения, правосознание и т.п.*(242) В последние годы также активно исследуется проблема соотношения права и закона. Последовательные сторонники концепции различения при правопонимании права и закона исходят из того, что формы существования неправового закона не могут быть признаны формами существования права, подмена правового закона неправовым искажает логику соотношения сущности права с формами ее проявления*(243). Возрождается интерес и к научным школам России, существовавшим до 1917 г., в рамках которых, в частности, предпринимались попытки разрешить проблемы правопонимания с позиции сочетания позитивного и естественного права*(244).

Не вдаваясь в детальную оценку различных точек зрения в вопросах правопонимания, отметим лишь в рамках исследования проблемы источников гражданского и арбитражного процессуального права, что активный поиск новых путей познания сущности права свидетельствует о неудовлетворенности узконормативным правопониманием со стороны значительного числа отечественных правоведов, усматривающих в нем рассогласованность с реальной действительностью. В частности, многие из них не без оснований полагают, что действующее право нельзя сводить лишь к совокупности норм, которые являются его главным, но не единственным инструментом.

Например, для того же гражданского судопроизводства в суде общей юрисдикции и арбитражном суде совокупность сформулированных в правовых актах процессуальных правил содержит лишь письменно зафиксированную нормативную модель рассмотрения и разрешения абстрактного гражданского дела. Сама по себе она даже при наличии суда как правоприменительного органа, уполномоченного на осуществление правосудия, не в состоянии обеспечить функционирование механизма судебной защиты по конкретному спору, поскольку для возникновения и развития судопроизводства процессуальные нормы еще необходимо привести в действие, для чего требуется подключение других правовых средств. К их числу, по крайней мере, относятся процессуальные юридические факты, процессуальные правоотношения и правосознание; все же названные правовые явления в отличие от норм в правовых актах непосредственно не закреплены.

На приведенные аргументы может последовать возражение, что юридические процессуальные факты, гражданские или арбитражные процессуальные правоотношения и правосознание по конкретному гражданскому делу должны определяться процессуальными нормами, устанавливающими обязательные правила поведения для участников судопроизводства, поэтому все названные элементы механизма процессуально-правового регулирования имеют общие формально-юридические источники, т.е. правовые акты, содержащие соответствующие нормы. Однако в данном случае говорить об общности формально-юридических источников для всех элементов механизма правового регулирования можно лишь с большой долей условности. Применительно к судопроизводству по гражданским делам такая условность особенно наглядно проявляется по отношению к правосознанию, без которого, впрочем, нельзя представить также процессуальные действия (бездействие), выступающие в роли процессуальных юридических фактов и составляющие содержание процессуальных правоотношений. Во всяком случае, истоки профессионального правосознания судьи, без задействования которого судопроизводство невозможно, если и следует искать в правовых актах, содержащих процессуальные нормы, то уж явно не в первую очередь.

В общей теории права обычно проводится различие между позитивным правом как объективным нормативным институционным образованием и правосознанием, как субъективным восприятием права - явлением весьма близким к праву, но отличным от него. Однако при этом отмечается, что образцы выработанных судами правоприменительных решений по типическим юридическим делам выступают именно в виде явлений правосознания. Содержащиеся в правоприменительных актах правоположения представляют собой "как бы уплотненное объективированное выражение правосознания, его "сгустки", своеобразные юридические феномены, олицетворяющие процесс перехода явлений правосознания собственно в право"*(245). Если это так, то законодательные нормы тем более выступают в виде объективированных явлений правосознания, только его носителем в таком случае являются не представители судебных органов, а представители законодательных органов. При следовании этой логике неизбежен вывод, что правосознание в определенных случаях есть потенциальное позитивное право, и для того чтобы стать таковым, ему необходимо лишь объективироваться в законодательных, а иногда и судебных актах по типовым делам в виде общеобязательных правил поведения. В других случаях правосознание, взаимодействуя с уже установленными общеобязательными правилами поведения, позволяет проникнуть в сущность правовой материи, без чего претворение юридических норм в жизнь невозможно.

У читателя может возникнуть вопрос, какой смысл в данном случае вкладывается в термин позитивное право, поскольку его единой теории в юридической науке не существует*(246). В связи с этим требуется пояснение, что здесь и далее право как позитивное рассматривается нами в смысле внешне выраженных (объективированных) в правовых актах юридических норм. Это - "реально существующий в законах и иных документах фактически осязаемый (и потому - "позитивный") нормативный регулятор, на основе которого определяется юридически дозволенное поведение и выносятся судами, другими государственными учреждениями юридически обязательные, императивно властные решения"*(247).

Если позитивное право в таком понимании и правосознание, являющееся наряду с юридическими нормами необходимым элементом механизма правового регулирования, столь близки, то с очевидностью они должны иметь общие источники. Однако, как отмечалось выше, рассматривать правовой акт в качестве общего формально-юридического источника одновременно для права и правосознания можно лишь условно. Об общности такого источника для двух столь близких правовых явлений можно говорить в том смысле, что в каждой юридической норме есть объективированный "сгусток" правосознания, но само правосознание - явление субъективное, его первичный носитель - конкретная индивидуальная личность.

В частности, при рассмотрении и разрешении гражданского дела судья применяет процессуальные нормы; без его правоприменительных действий, выступающих в роли процессуальных юридических фактов, возникновение и развитие процессуальных правоотношений невозможно. При этом он руководствуется своим профессиональным правосознанием, основы которого сформировались задолго до возникновения конкретного спора в суде и, во всяком случае, не только под воздействием позитивного права, включая его процессуальные отрасли. Разумеется, правосознание каждого судьи содержит знания специалиста-правоведа о системе норм действующего права, однако представление конкретного судьи о праве, подлежащем применению, складывается не только из совокупности таких знаний. В частности, судейское правосознание предполагает знание приемов толкования юридических норм и правил правоприменения, сформировавшиеся представления юриста-профессионала о нравственных основах правосудия, критериях его справедливости, разумности и целесообразности, о возможных пределах усмотрения суда при обеспечении прав участников процесса и т.п. При определенных обстоятельствах правосознание должно помочь судье выйти за пределы буквального смысла юридической нормы, а иногда оценить возникшую фактическую ситуацию с точки зрения социально оправданной, естественной свободы поведения суда и других субъектов судебного спора и разрешить ее, опираясь на права, непосредственно вытекающие из нормальной организации социальной жизни.

Такой возможный вариант поведения судьи предусмотрен требованиями процессуальных норм, отдающих разрешение некоторых вопросов, возникающих при рассмотрении и разрешении гражданского дела, на усмотрение участников судебного спора или суда. Например, согласно ст. 99 ГПК размер компенсации за потерю времени, подлежащей взысканию с недобросовестной стороны, определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств дела. В соответствующих случаях судьи самим законом наделяются правом на усмотрение, но ограниченное пределами нормальной (разумной) организации социальных отношений, обусловленной в том числе наличием у субъектов этих отношений некой совокупности непосредственных социальных прав.

Непосредственные социальные права в литературе по общей теории права связывают с естественными правами, т.е. такими правами, которые существуют и действуют безотносительно к тому, объективированы они в каких-либо письменных актах или нет. С учетом этого предполагается, что регулятором общественных отношений наряду с позитивным правом является также естественное право, которое рассматривается как "фактор, способный через механизм правосознания оказывать прямое влияние на юридическое регулирование общественных отношений, внедряться в правотворчество и применение права, в юридическую практику"*(248). Следует заметить, что единой теории естественного права в юридической науке также не существует, но в таком понимании естественное право не противопоставляется позитивному праву, а в необходимых случаях дополняет его, выступая совместно с ним в роли регулятора общественных отношений*(249).

Между тем в теории процессуального права идее естественных прав внимания практически не уделяется, хотя она нашла прямое выражение в Основном законе страны, ибо в соответствии с ч. 2 ст. 17 Конституции РФ основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Согласно же ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими; они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Вопрос о соотношении естественных прав как предмета судебного разбирательства и процессуальных средств их защиты требует специального научного исследования, что выходит за пределы проблемы источников гражданского и арбитражного процессуального права. Следует лишь заметить, что исключать естественное право из механизма процессуального регулирования вряд ли правильно. Например, в американской юридической литературе распространено мнение, что доктрина естественного права применима не только к материальному, но и процессуальному праву*(250). Необходимость учета естественных прав человека при осуществлении правосудия в сфере гражданского оборота осознается и в российской процессуальной науке. Так, С.М. Амосов при анализе практики арбитражных судов отмечает, что "правовая норма всегда должна применяться не только как схема, жестко сковывающая отношения между людьми, а в обязательной степени как общее положение их естественного поведения"*(251).

Идея естественного права, способного оказывать прямое влияние на регулирование процессуальных отношений через механизм правосознания, - дополнительный аргумент в пользу более активного выделения в теории и практике таких источников гражданского и арбитражного процессуального права, которые были бы общими для его позитивного и естественного компонентов, а также правосознания. Очевидно, что теория формально-юридических источников для этого неприменима не только из-за наличия различий в таких явлениях, как право и правосознание, но и потому, что естественные права не обязательно непосредственно выражаются в правовых актах.

Таким образом, формально-юридический подход не дает полного представления об источниках гражданского и арбитражного процессуального права. Классификация источников по виду правовых актов, содержащих нормы соответствующей отрасли позитивного права, имеет большое практическое значение, однако не следует оставлять без внимания и более широкий подход к пониманию источников процессуального права, тем более что в общей теории права ему уделяется серьезное внимание.

 

megaobuchalka.ru

1.2. Формально-юридический метод исследования международных частных отношений и международного частного права

Наука международного частного права использовала и использует в своем арсенале в основном два метода правовых исследований - формально-юридический и сравнительно-правовой.

Формально-юридический метод правовых исследований является не только началом теоретического анализа, но и исторически первым методом правовой науки, оставаясь на протяжении долгих лет единственным методом юриспруденции *(6).

Применение средств и способов формальной логики для проведения правовых исследований было предопределено, с одной стороны, их более ранней разработкой, как методов познания человеческого бытия, с другой, самой природой права, как социального явления. Как отмечает С.С. Алексеев: "...объективное (позитивное) право выступает главным образом в виде нормативного образования, да притом такого, когда его исходные элементарные частицы (нормы) характеризуются строгой формальной определенностью. И вот на таком в основном практическом уровне понимания права оно предстает в качестве логической системы, соответствующей нормам и требованиям формальной логики" *(7). Именно в силу того, что "развитая юридическая система представляет собой, наряду с другими существенными характеристиками, реальное в самой материи данного социального явления бытие формальной логики" *(8) она объективно обусловливает применение соответствующих приемов, позволяющих познать формально-логическую сущность правовых явлений, составляющих эту систему.

Вместе с тем абсолютизация формально-логических приемов и использование их там, где требуется анализ общественной практики *(9), превращается в априорное умозрительное исследование, если процесс формирования понятий осуществляется не на основе изучения непосредственного бытия, а в процессе формально-логического выведения понятий из других, хотя бы и верных абстракций *(10).

Ограниченность формально-юридического метода отмечается также В.П. Казимирчуком на примере определения применимого права: "Бесспорно, что в отношении одной правовой нормы не могут быть выдвинуты два взаимоисключающих суждения. Это одно из непоколебимых правил логического мышления. Но в применении права наиболее частой является ситуация, когда норма предлагает несколько возможных решений, а выбрать нужно только одно - самое обоснованное и целесообразное. Но вопросы выбора наиболее целесообразного решения как раз и не рассматриваются формальной логикой" *(11). Особенно это актуально в науке международного частного права, когда исследование формальных или сущностных аспектов правовых явлений позволяет выявить механизмы и закономерности определения применимого права. При этом для правильного выбора правовой системы вначале следует определиться с правовой природой спорного правоотношения, чтобы, уже исходя из этого, применить к нему необходимую коллизионную норму.

Например, в системе общего права институт исковой давности относится к процессуальному праву, вследствие чего к спорному правоотношению из исковой давности будет применимо право страны суда *(12). В то же время континентальная система права относит данный институт к нормам материального права, и, соответственно, применимым к такому правоотношению будет право, определенное в соответствии с коллизионной нормой применимой национальной правовой системы *(13).

Формально-юридический метод позволяет через выявление иностранных элементов спорного правоотношения и их связей с конкретной правовой системой определить юридическую природу этого отношения. И в этом несомненная заслуга этого метода, ибо знание природы правоотношения позволяет правильно определить применимое право. Особенно это принципиально в вопросах определения материального или процессуального характера правоотношения. Ибо "материальные права сторон по делу могут регулироваться иностранным законом, но все процессуальные вопросы регулируются исключительно законом места рассмотрения спора" *(14). Однако формально-юридический метод, выявляя объективную связь спорного правоотношения с национальной правовой системой бессилен в раскрытии сущности этих связей, почему именно эти связи привязывают данное правоотношение к конкретной правовой системе. Такая постановка вопроса объективно предполагает применение новых методов исследования, позволяющих познать сущностные черты и свойства правового явления, его взаимообусловленность и взаимосвязанность с другими социальными явлениями.

Этот, и другие аналогичные вопросы, выходящие на уровень теоретического познания объектов реальной действительности невозможно решить применяя формально-логический метод. Для познания природы общественного отношения, требующего правовой оценки, установления необходимости вообще применения правовой нормы и пути, метода подхода к оценке правовых явлений исследователь доложен проникнуть в глубь этих явлений *(15). Законы формальной логики не позволяют заглянуть в глубь правовой материи, разобраться в происходящих там процессах, выявить связи и закономерности. Они могут обеспечит создание непротиворечивого знания о предмете, но не познать его сущность. Более того, абсолютизирование формально-логических методов не позволяет раскрыть социальное назначение предмета исследования, место среди других явлений правовой действительности и как следствие познать природу правового явления.

studfiles.net

§ 3 Формально-догматический.

«Формально-юридический метод позволяет определять юридические понятия (например, такие специальные юридические термины, как существенный вред, юридическое лицо, тяжкие телесные повреждения, смягчающие вину обстоятельства и т.д.), выявлять их признаки, проводить классификацию, толковать содержание правовых предписаний и т.п. Его специфической чертой является отвлечение от сущностных сторон права. Задача, которая при этом ставится, заключается в уяснении и объяснении действующего законодательства, в его систематическом изложении и истолковании для целей правотворческой и правоприменительной практики»10.

1. Формально-юридический метод дает возможность познать ТГП в общем, универсальном смысле, в общем виде. Стремимся объяснить, что есть государство в общем смысле, т.е. критерии, которые выделяют признаки государственности во всех странах планеты.

2. Конкретно-юридический подход - дает возможность идентифицировать государство по ряду признаков, т.е. речь идет об определенном государстве в конкретный промежуток времени.

3. Юридико-социологический. Привлекаются методы юридической социологии и применяются методы, используемые социологами – анкетирование интервьюирование. Позволяет познать государство и механизмы его действия.

4. Компаративистский подход - это совокупность методов, позволяющих через сопоставление выявить сущность государства.

5. Интерпретационный подход - это совокупность методов толкования юридических явлений в государстве и праве. Способы и есть методы толкования.

Формально-юридический метод означает особую совокупность способов обработки и анализа содержания действующей системы права. Его специфическим свойством является отвлечение от некоторых сущностных сторон права, связанных с материальной и классовой обусловленностью правовой системы. На первый план выделяются здесь чисто логические, языковые и иные абстрактные стороны, выражающие структурные закономерности права. Его специфической чертой является отвлечение от сущностных сторон права, связанных с материальным и классовым его содержанием. Задача, которая при этом ставится, в уяснении и объяснении его систематического устройства для целей правоприменительной и правотворческой практики. Поэтому в содержание формально-юридического метода включены законодательная техника и приемы толкования норм права, равно как и изучение тех факторов и условий, в которых действуют правовые

нормы и которые оказывают влияние на их содержание»11.

Формальный метод составляет обязательную, необходимую ступень в научном познании права и государства, ибо помогает описать, обобщить, классифицировать, систематизировать, передать полученное знание ясным, вполне определенным образом. Элементы формально-юридического метода можно обнаружить в других способах изучения права и государства, особенно таких формализованных, как правовое моделирование, математический или статистический и др. методы. Анализ государственно-правовых объектов как сложных систем, противоречивых по характеру и многообразию протекающих в них процессов, требует применения целого комплекса «пакета» методов, в том числе и тех, которые успешно применяются в других областях современного знания. Одним из таких методов выступает правовое моделирование, исходящее из идеи подобия, из предположения, что между различными объектами могут устанавливаться взаимно однозначные соответствия, так что, зная характеристики одного из них (модели), можно с достаточной определенностью судить о другом (об оригинале).

studfiles.net