36. Естественное право и позитивное право. Естественное право примеры


Права естественные и позитивные. Современные концепции :: BusinessMan.ru

Естественные права человека – это совокупность определенных принципов и привилегий, которые он получает от рождения. Такие категории являются неотъемлемыми. В философии естественные права противопоставляются позитивным. Второе понятие обозначает совокупность привилегий каждого человека, закрепленных законодательно. Итак, в этой публикации мы поговорим про права естественные и позитивные. Понятия, виды, концепции и значение представлены ниже.

Что такое естественное право?

Естественные права – это совокупность свобод, которые присущи каждому человеку от рождения. Эти ценности не связаны с государством, они признаются каждым институтом и считаются неотъемлемыми. В юриспруденции эта категория противоположна позитивному праву.

Можно выделить 3 главных признака естественного права:

  1. Неотъемлемость. Естественные права и свободы человека не могут быть отняты или ограничены. Государство призвано лишь регулировать воплощение этих ценностей и гарантировать их осуществление.
  2. Принадлежность человеку с рождения.
  3. Значимость. Естественные права воплощают наиболее значимые социальные ценности.

Виды естественных прав

В разные исторические эпохи естественные права подразделялись на категории. В целом нельзя выделить общие понятия, характерные для всех этапов развития данной теории.

Сегодня естественные права человека разделяют на следующие виды:

  • Право на жизнь. Эту категорию часто относят к естественно-биологическим правам. Сегодня жизнь человека является высшей социальной ценностью, охраняемой государством.
  • Право на свободу. В данном случае понятие «свобода» означает возможность делать то, что не противоречит законодательству и не нарушает определенные правила, установленные в обществе.
  • Право на достоинство личности. Эту категорию также относят к морально-нравственным ценностям. Достоинство личности – это право на уважение и самооценку, а также обязанность уважать других.
  • Право на собственность. Каждый человек может владеть имуществом.
  • Право на личную неприкосновенность. Принцип, согласно которому человек не может быть лишен свободы без веских на то оснований (например, совершение уголовного преступления).

Что такое позитивное право?

Естественно-правовая теория права основана на признании существования двух видов права: естественного и позитивного.

Позитивное (положительное) право – это совокупность общеобязательных норм, признанных государством и действующих в пределах его границ. В юриспруденции эта категория рассматривается как система принципов, воплощенных на законодательном уровне.

Сегодня естественное и позитивное право противопоставляются друг другу. Положительные привилегии устанавливаются государством, контролируются и гарантируются посредством нормативно-правовых актов. Права естественные присущи человеку с момента его рождения. Они не зависят от воли кого-либо.

Особенности позитивного права

Данная категория имеет ряд признаков:

  1. Официальность. Это правовые акты, издаваемые государством в установленном порядке. Такие постановления обязательно фиксируются в нормативно-правовых актах.
  2. Общеобязательность. Позитивное право призвано регулировать общественные отношения в том или ином государстве.
  3. Истинность. Нормы права, записанные в законах, могут использоваться для урегулирования общественных конфликтов и решения житейских проблем.

Естественное и позитивное право противопоставляются друг другу. В то же время они образуют некий симбиоз – единство противоположностей. Позитивные права не всегда присущи человеку от рождения в отличие от естественных. Граждане государства получают такие привилегии лишь с принятием определенных нормативно-правовых актов.

Понятие «естественное право» в античную эпоху

Первые попытки разграничить права естественные и позитивные предпринимались еще в античную эпоху.

Согласно самым ранним мифологическим и религиозным воззрениям греков все земное устройство восходит к сверхчеловеческому источнику (т. е. установлено богами). Однако уже с V в. до н. э. право трактуется как результат деяний людей. Софисты утверждали, что все законы обязаны своим происхождением человеку.

Знаменитый древнегреческий философ Сократ утверждал, что есть два вида права. Существуют неписаные божественные законы, которые все знают и строго им следуют. В то же время есть законы, установленные человеком.

Эта мысль ранее также была развита в трудах Демокрита. Философ утверждал, что естественные законы, т. е. божественные, существуют «по правде». Позитивные права рассматривались как те, которые установлены согласно «общему мнению».

В римское время юристы также наряду с гражданским и народным законом выделяли естественное право.

Естественно-правовые теории в Средние века

В Средние века теория естественного права, выдвинутая древнегреческими философами, продолжает развиваться.

Фома Аквинский (итальянский философ) в своем труде «Сумма теологии» рассматривал понятие «вечный закон». Он выделил два вида «вечного закона»: божественный и человеческий. Первая категория рассматривалась как средство божественного управления миром. Человеческий закон признавался необходимым. Однако Фома Аквинский считал, что он обязательно должен ограничиваться совестью.

Теория естественного права Г. Гроция

Расцвет теории естественного права происходит на рубеже XVII-XVIII вв. Ее основоположником считается нидерландский ученый Гуго Гроций. Он является автором трактата «О праве войны и мира. Три книги».

Гуго Гроций в своем труде выделил два основных вида права: естественное и волеустановленное. Первое определялось им как «предписание здравого ума». Согласно Гроцию права естественные имели один источник – человеческий разум. Волеустановленные законы он разделил на три категории: установленные богом, государством и народом.

Гроций признавал равенство всех людей от рождения. Соответственно, он говорил о том, что естественное право исходит от законов природы, а не зависит от божественной воли. Кроме того, Г. Гроций утверждал, что государство – это договорной союз свободных людей, заключенный ради соблюдения установленных порядков.

Рационалистическая школа естественного права, созданная Г. Гроцием, развивалась и в последующие эпохи.

Теории естественного права в XVII-XVIII вв.

Характеристика естественного права, разработанная Г. Гроцием, была принята многими учеными эпохи Просвещения. Вслед за этим стали появляться новые концепции, которые нередко использовались для критики феодальных порядков.

Шарль Луи Монтескье – один из самых ярких представителей эпохи французского Просвещения. Он является автором трактата «О духе законов». В своем труде Ш. Л. Монтескье привел свою рационалистическую интерпретацию права. Естественные права логично вытекают из устройства человека. Соответственно, законы – это не что иное, как человеческий разум.

Еще одним видным деятелем эпохи Просвещения, разрабатывавшим теорию естественных прав, стал Жан-Жак Руссо. Он ввел новое понятие – «общая воля». Каждый закон государства является актом общей воли. Естественное право рассматривалось Ж.-Ж. Руссо как абсолютная и неотчуждаемая власть всего народа. Философ утверждал, что отдельные граждане государства не должны наделяться такими привилегиями.

Концепции естественного права в Новое время

Томас Гоббс – английский философ, политолог. Его самое знаменитое произведение «Левиафан» основано на исследовании природы и страстей человека. Томас Гоббс утверждал, что людям свойственна враждебность, недоверие, эгоизм и завистливость. Эти характеристики определяют «естественное состояние» человека и приводят к бесконечным войнам, взаимному уничтожению. Выходом из такой ситуации Томас Гоббс видел заключение общественного договора и установление государством законов, контролирующих деятельность граждан.

Еще одним видным теоретиком естественного права считается Бенедикт Спиноза. Он занимался разработкой таких философских понятий, как «субстанция», «атрибут», «мышление», «причинность», «аффекты» и т. д. Под естественным правом Спиноза понимал необходимость, в связи с которой происходят некие природные события. Он утверждал, что свобода – это подчинение равному и справедливому для всех людей закону.

Концепция естественного права Ж. Маритена

Рассматривая теории естественного права Новейшего времени, стоит уделить внимание концепции Ж. Маритена. Жак Маритен – один из самых видных представителей неотомизма, французский богослов, профессор Вашингтонского университета. Он создал и развил персоналистскую концепцию естественного права. Она основана на представлениях о божественном происхождении государства. В целом такие идеи были характеры для последователей неотомизма – учения Фомы Аквинского. Жак Маритен утверждал, что естественное право образовано от вечного закона. Он рассмотрел это понятие с двух точек зрения: онтологической и гносеологической.

Следует отметить, что Жак Маритен противопоставлял свою концепцию рационалистической теории. В его понимании естественное право – идеальный порядок действий человека, которому должны соответствовать позитивные законы и введение их в жизнь.

Современные концепции естественных прав

Современная естественно-правовая теория права признает существование наряду с позитивным правом идеального порядка человеческих отношений. По сути, законы государства могут быть легитимны только тогда, когда они не противоречат идеальным (естественным) правам. К ним относятся все неотъемлемые свободы.

В целом современные концепции права можно условно разделить на три группы:

  • социологические;
  • католические;
  • философские.

Социологические теории основаны на научном подходе к обоснованию естественных прав. Ведущие представители этой школы занимаются анализом фактов для обобщения знаний о стремления и свободах человека. Социологические теории наибольшее развитие получили в США и странах Западной Европы.

Католические концепции естественных прав развиваются в тех государствах, где ведущее положение занимает католическая церковь. В основе этих теорий лежат идеи Фомы Аквинского и других теологов эпохи Средневековья.

Философские концепции развиваются в западноевропейских странах. Как правило, они носят неокантианский характер. Представители философской школы права разрабатывают свои идеи на основе взглядов Канта на сферу морали и закона.

businessman.ru

36. Естественное право и позитивное право

Когда мы развивали теорию советского права, мы отвергали учение о естественном праве. Причём сами делим право на естественное и позитивное. Между собой они отличаются.

Естественные права появляются в силу рождения человека. Это неотчуждаемые от человека права: право на жизнь, право на свободу, право на свободу передвижения, на неприкосновенность личности, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т.д.

Теория естественного права завершённую форму получила в период буржуазных революций в XVII—XVIII вв. Представители: Гоббс, Монтескье, Руссо, Радищев и др. Считает, что право не имеет божественного происхождения, а является результатом волевой деятельности людей.

Основной тезис заключается в том, что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право включает в себя также естественное право. Государство не может посягать на эти естественные и неотъемлемые права человека. В тех или иных модификациях она сохраняет свое значение и сегодня.

Согласно теории возрожденного естественного права (современная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отношению к высшему, естественному праву, вытекающему из человеческой природы. Позитивное право, то есть нормы, установленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит естественному праву, то есть общечеловеческим принципам свободы, равенства, справедливости для всех людей.

В рамках теории возрожденного естественного права выделяются два основных направления — неотомистская теория права и "светские" концепции естественного права.

Сторонники неотомизма подчеркивают превосходство естественного права над правом человеческим, позитивным, то есть установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности, хотя и имеет государственное происхождение, не противоречит естественному праву.

"Светская" доктрина естественного права исходит из этической первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлении моральным требованиям естественного права, основанного на стандартах справедливого поведения. Для этой теории характерным является признание в качестве основы "правильного", "законного" права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.

Позитивные права появляются юридически в силу того, что само государство их учреждает. Государство может учредить избирательное право, а может его превратить в обязанность и никто удивляться не будет. Есть страны, где не избирательное право, а избирательная обязанность. Этим они и отличаются.

В основе позитивного права лежит естественное право. К примеру, Конституция, все естественные права превратила в позитивные юридические права. Есть международные правовые документы, например, билль о правах человека, все естественные права там отражены, в Декларации прав и свобод человека, в пактах международных правовых. Естественные права это величайшая социальная ценность.

Позитивное право вырастает из общественного правосознания, в том числе и из имеющихся в обществе правовых идей и представлений, тех или иных устоявшихся жизненных правил и обычаев, но это отнюдь не означает, что следует признавать действующим юридическим правом все, что имеет правовое значение. Такое широкое понимание права под предлогом несводимости права к закону вольно или невольно допускает отход от законности, ослабляет роль и авторитет закона в обществе.

Система объективного (позитивного) права - это внутренне строение права, деление его на отрасли, подотрасли и правовые институты в соответствии с предметом и методом правового регулирования. Множество юридических норм образует систему права. Правовые нормы являются первичным элементом системы права, это значит, что именно из их сочетаний складываются как система права в целом, так и её отдельные компоненты. Нормы могут формироваться в различные комплексы (институты, подотрасли, отрасли) и внутри самой системы права, это обуславливает возникновение новых связей между различными компонентами системы права (нормы взаимодействуют теперь не только между собой, но и с институтами, отраслями и т.п.).

studfiles.net

5. Естественное и позитивное право.

Естественное право.

Под естественным правом подразумеваются идеальные первоосновы права. Оно представляет собой идеал, т. е. форму должного в отношениях между людьми. Его сущность раскрывается через понятие «справедливость». Утверждает существование высших, независимых от государства норм и принципов, олицетворяющих разум, справедливость, объективный порядок ценностей и т. д. Под естественным правом можно понимать совокупность объективных социальных ценностей человеческого бытия (свободу, равенство, справедливость), а также универсальных норм и принципов, находящихся в основании всех правовых систем мировой цивилизации. Основной характеристикой естественного права можно рассматривать истоки его формирования. Оно возникает не в результате целенаправленной правотворческой деятельности уполномоченных субъектов, а считается производным от самой природы человека (как, например, право на жизнь, честь, достоинство, личную неприкосновенность). Оно органично присуще человеку, появляется вместе с обществом и существует независимо от признания или не признания государством. На сегодняшний день нормы естественного права получают государственное признание и закрепляются в официальных источниках, например, в Конституции. Посредством такого признания нормы естественного права становятся гарантированными государством. Для норм естественного права характерно следующее. 1. Они являются универсальными, т.е. посредством них можно оценить любые общественные отношения. 2. Они носят наднациональный характер, т.е. присущи обществу на различных этапах исторического развития, существуют в любом государстве. 3. В них не содержится указания на конкретные права и обязанности при вступлении, например в гражданские, административные, трудовые и другие правоотношения. Их можно рассматривать как базовые исходные положения, принципы правового регулирования. 4. Помимо юридических документов они могут быть выражены в содержании моральных и религиозных норм. 5. Не имеют жёсткой иерархии, то есть они все значимы, представляют ценность для человека.

Позитивное право.

Позитивное право выступает как необходимый и существенный элемент правовой реальности, как проявление властной воли конкретных социальных субъектов и, в первую очередь, государства. Под позитивным правом подразумевается действующая система правовых норм. Позитивное право – правовые нормы, которые оформлены как система законодательства, поддерживаемого силой данного государства в данный исторический период. Позитивное право – это реальный, существующий в законах, иных документах, фактически осязаемый (и потому «позитивный») нормативный регулятор, на основе которого определяется юридически дозволенное и юридически недозволенное поведение. Оно рассматривается как искусственно созданное, как проявление властной воли конкретных социальных субъектов, так как разрабатываются специально для регулирования отдельных видов общественных отношений. Посредством специальной правотворческой процедуры нормы принимаются и закрепляются в официальных источниках (законах, подзаконных актах) и представляют собой определённый вариант регулирования отношения, наиболее оптимальный в конкретных исторических условиях в конкретном государстве. Для норм позитивного права характерно следующее. 1. Они разрабатываются («придумываются») людьми для регулирования различных видов общественных отношений и соответствующая норма применяется именно и только для конкретного отношения, для которого она создана. 2. Носят национальный характер. Т.е. в каждом государстве создаются свои собственные нормы, отличающиеся от норм регулирования в других государствах. 3. В них содержится указание на конкретные права и обязанности субъектов, вступающих в общественные отношения, урегулированные соответствующей нормой. 4. Они закреплены в официальных источниках, например, в законах и подзаконных актах. 5. Они иерархичны. То есть нормы, закреплённые, например, в Конституции, будут обладать приоритетом по сравнению с нормами, закреплёнными в подзаконных нормативных правовых актах.

Нормы позитивного права должны соответствовать принципам естественного права.

studfiles.net

Теория естественного права

Теория естественного права берет начало с древних времен. Связанные с этой проблемой идеи существовали уже в Древней Греции (софисты, Аристотель, Демокрит, Сократ), Китае (моизм) и Риме (римские юристы, Цицерон).

Представители теории считают, что человеку от рождения принадлежат неотъемлемые права (на жизнь, личную неприкосновенность, вступление в брак, свободу, собственность, труд, равенство и др.). Эти права являются неотчуждаемыми, никто не может их лишить, за исключением случаев применения наказания за преступления. Они происходят из самой природы человека как духовного и свободного существа.

Естественное право воплощает высшую справедливость, и поэтому законы государства не должны ему противоречить. Сторонники этой теории выделяют такое понятие, как позитивное право, в которое включаются законы, принимаемые государством.

Наиболее выдающиеся представители теории – Руссо, Радищев, Монтескье, Локк, Гоббс, Гольбах и другие.

Теория естественного права находит свое отражение в конституциях различных стран мира, в том числе и в РФ. Так, в ст.17 указано, что основные права неотчуждаемы и каждому принадлежат от рождения, их осуществление не должно нарушать прав других лиц.

В настоящее время нет противопоставления позитивного и естественного права, поскольку первое направлено на охрану основных прав человека, государственное регулирование существующих отношений в обществе.

Теория естественного права и общественного договора тесно перекликаются между собой. Согласно договорной теории, люди до возникновения государства были свободны, имели неограниченные права. По трактату «О гражданине» Гоббса, люди находились в состоянии «войны всех против всех», поскольку они по своей природе склонны вредить друг другу. В естественном состоянии долго находиться было невозможно, так как оно вело к взаимному истреблению. Поэтому для своей защиты они передали часть прав государству, заключив общественный договор. Государственная власть на неотъемлемые права не распространялась, а позитивное право применялось для обеспечения справедливости.

Кроме неотъемлемых прав личности к естественному праву также относят социально-экономические (например, свобода объединений в общественные союзы и политические партии, права социальных общностей).

Существует 3 концепции источников возникновения естественного права. Согласно одной из них, оно появилось по божественному промыслу. Вторая концепция естественного права рассматривает его как привычки и инстинкты одушевленных существ. Третья выделяет в качестве источника разум человека.

Естественное право основано на следующих постулатах:

  • человек имеет право на физическое самосохранение;
  • для этого он опирается на свой здравый разум, который возможен только при сохранении достоинства и чести;
  • как разумное существо, он трудится и имеет право на результат этой деятельности;
  • в связи с тем, что люди одинаковы, никто из них не имеет больше прав;
  • человек, притязающий на определенные права, должен признавать их и за другими лицами;
  • для защиты естественных прав необходимо государственное регулирование.

Теория естественного права имеет большое значение, так как отрицает расслоение людей на классы, социальное неравенство. Люди имеют равные права, которые должны защищаться законодательством. Любые посягательства на них должны преследоваться уголовным законом и органами государственной власти.

Теория естественного права, кроме конституционного закрепления, нашла свое отражение в таких актах, как Декларация независимости США 1776 г, Билль о правах 1791 г, Декларация прав и свобод гражданина Франции 1789 г, а также во множестве других правовых документах.

fb.ru

Естественные права и свободы человека Гражданское право

Главная Гражданское право

После длительных хождений в инете Вы ищете Естественные права и свободы человека. В интернете возможно найти очень много примеров. Каким образом отыскать реальный и тот который пригодится непосредственно. Юристы подготовили нехитрые правила. Отыщите автора заявления. Квалификация журналиста, который изложил формуляр покажет ценность шаблона. Полезным есть когда он был изготовлен. Устаревшие примеры мало дадут пользы. Критичным является вопрос в какой области возможно было применять. Не все, что размещено на сайтах подходит для любого случая. Для правильности возьмите еще парочку таких же.

Центральное место естественных прав и свобод человека и гражданина в современном мире. Проблема политических свобод граждан в современном мире. Свобода убеждений.

Естественные права человека в современном мире

Происходящие в современном мире глобальные преобразования обусловлены возвышением человека в социальной сфере, гуманизацией общественных отношений и воспринимаются правоведами и философами как процесс становления новой цивилизации, новых способов коммуникации и деятельности, задающих новые цели, задачи, принципы отношений между субъектами. Исходя из посыла, что человеку, его естественным правам и свободам в изменяющемся правовом мире отводится центральное место, юридическая наука должна сформулировать качественно новые подходы, выработать принципиально иной взгляд на право.

Центром преобразований общества на современном этапе развития является конкретный человек и его естественные права и свободы человека. Конкретный человек, обладающий естественными, неотчуждаемыми правами и свободами, устанавливает определенные цели, задачи, принципы, для достижения которых он сам выбирает организационно-правовую форму своего существования. В рамках научной абстракции можно утверждать, что человек выбирает различные организации, в том числе и государство, сознательно ограничивая свою свободу в надежде на защиту с его стороны всего комплекса жизненно важных интересов. Государство определяет нормативные ориентиры, которые позволяют упорядочивать социальную жизнь, гарантировать человеку его естественные права и свободы и реализовывать свойственную человеку индивидуальность.

В этом смысле динамика развития права характеризуется гуманизмом и антропологией. Данный подход к человеку как субъекту права имеет важное значение: во-первых, показывает источник и обусловленность существования человека адекватно потребностям; во-вторых, представляет субъекта как многомерную сущность. Специфика естественных прав и свобод связана с индивидуальными качествами самого человека. Естественные права позволяют человеку быть собой.

Главной задачей в современное время является обеспечение реализации политических прав человека на уровне международно-признанных стандартов. В этих целях необходимо:

1) привести действующее законодательство в соответствие с нормами международно-правовых документов о политических правах граждан;

2) обеспечить фактическую возможность реализации всех политических свободе и политических прав граждан;

3) создать юридические механизмы и процедуры наиболее полного осуществления политических прав и свобод граждан и эффективной защиты в случаях их нарушения.

В контексте намеченных путей обеспечения реализации политических прав и свобод человека особого внимания заслуживает проблема политических свобод граждан. К сожалению, в научном плане проблема политических прав и свобод как самостоятельная проблема, в отличие от политических прав, не рассматривалась.

Политическая свобода человека — это тоже право на определенный вид свободного поведения. Чем же свободное поведение в рамках политической свободы отличается от такого же свободного поведения в рамках политического права? Есть ли особенности в порядке осуществления политических свобод? Какова роль государственных органов в обеспечении реализации политических свобод граждан? Эти, как и другие, вопросы оставались нераскрытыми. И в современном обществе рассматривается такая проблема.

Также нужно отметить такие свободы, как свобода политических, религиозных и иных убеждений, свобода совести, свобода слова и печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций, свобода объединений. Исходной в данном перечне свобод является свобода убеждений, которая выражается и обеспечивается всеми другими юридически гарантированными политическими свободами (свободы совести, религий, слова, печати, митингов, объединений и др.) и принципами функционирования, демократии (народовластие, гласность, выражение общественного мнения и др.). Свободу убеждений нельзя свести лишь к плюрализму мнений. Она означает и свободу действий, плюрализм организаций. Не может быть каких-либо ограничений идеологического порядка в высказываниях, мнениях и суждениях через печать и другие средства массовой информации, в том числе по вопросам оценки существующего общественно-политического строя, в проведении в этих целях митингов, собраний, шествий, демонстраций, в сборе подписей, в пикетировании и т.д. Такая свобода убеждений невозможна в условиях полного огосударствления общества. В целях осуществления реальной свободы убеждений необходимы разгосударствление общественно-политической жизни, развитие разнообразных видов печати и других средств массовой информации, школы, вузов, других учебных заведений, культурных учреждений.

Естественные права и свободы человека

Центральное место естественных прав и свобод человека и гражданина в современном мире. Проблема политических свобод граждан в современном мире. Свобода убеждений.

Естественные права человека в современном мире

Происходящие в современном мире глобальные преобразования обусловлены возвышением человека в социальной сфере, гуманизацией общественных отношений и воспринимаются правоведами и философами как процесс становления новой цивилизации, новых способов коммуникации и деятельности, задающих новые цели, задачи, принципы отношений между субъектами. Исходя из посыла, что человеку, его естественным правам и свободам в изменяющемся правовом мире отводится центральное место, юридическая наука должна сформулировать качественно новые подходы, выработать принципиально иной взгляд на право.

Центром преобразований общества на современном этапе развития является конкретный человек и его естественные права и свободы человека. Конкретный человек, обладающий естественными, неотчуждаемыми правами и свободами, устанавливает определенные цели, задачи, принципы, для достижения которых он сам выбирает организационно-правовую форму своего существования. В рамках научной абстракции можно утверждать, что человек выбирает различные организации, в том числе и государство, сознательно ограничивая свою свободу в надежде на защиту с его стороны всего комплекса жизненно важных интересов.

Государство определяет нормативные ориентиры, которые позволяют упорядочивать социальную жизнь, гарантировать человеку его естественные права и свободы и реализовывать свойственную человеку индивидуальность.

В этом смысле динамика развития права характеризуется гуманизмом и антропологией. Данный подход к человеку как субъекту права имеет важное значение: во-первых, показывает источник и обусловленность существования человека адекватно потребностям; во-вторых, представляет субъекта как многомерную сущность.

Специфика естественных прав и свобод связана с индивидуальными качествами самого человека. Естественные права позволяют человеку быть собой.

Главной задачей в современное время является обеспечение реализации политических прав человека на уровне международно-признанных стандартов. В этих целях необходимо:

1) привести действующее законодательство в соответствие с нормами международно-правовых документов о политических правах граждан;

2) обеспечить фактическую возможность реализации всех политических свободе и политических прав граждан;

3) создать юридические механизмы и процедуры наиболее полного осуществления политических прав и свобод граждан и эффективной защиты в случаях их нарушения.

В контексте намеченных путей обеспечения реализации политических прав и свобод человека особого внимания заслуживает проблема политических свобод граждан.

К сожалению, в научном плане проблема политических прав и свобод как самостоятельная проблема, в отличие от политических прав, не рассматривалась.

Политическая свобода человека — это тоже право на определенный вид свободного поведения. Чем же свободное поведение в рамках политической свободы отличается от такого же свободного поведения в рамках политического права? Есть ли особенности в порядке осуществления политических свобод? Какова роль государственных органов в обеспечении реализации политических свобод граждан? Эти, как и другие, вопросы оставались нераскрытыми. И в современном обществе рассматривается такая проблема.

Также нужно отметить такие свободы, как свобода политических, религиозных и иных убеждений, свобода совести, свобода слова и печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций, свобода объединений. Исходной в данном перечне свобод является свобода убеждений, которая выражается и обеспечивается всеми другими юридически гарантированными политическими свободами (свободы совести, религий, слова, печати, митингов, объединений и др.) и принципами функционирования, демократии (народовластие, гласность, выражение общественного мнения и др.). Свободу убеждений нельзя свести лишь к плюрализму мнений. Она означает и свободу действий, плюрализм организаций. Не может быть каких-либо ограничений идеологического порядка в высказываниях, мнениях и суждениях через печать и другие средства массовой информации, в том числе по вопросам оценки существующего общественно-политического строя, в проведении в этих целях митингов, собраний, шествий, демонстраций, в сборе подписей, в пикетировании и т.д. Такая свобода убеждений невозможна в условиях полного огосударствления общества. В целях осуществления реальной свободы убеждений необходимы разгосударствление общественно-политической жизни, развитие разнообразных видов печати и других средств массовой информации, школы, вузов, других учебных заведений, культурных учреждений.

Понятие естественных, неотчуждаемых прав и свобод человека. Правовой статус личности.

Читайте также:

Теория естественного права и ее значение для разработки концепции прав и свобод человека и гражданина.

Среди различных политико-правовых концепций, посвященных правовому статусу личности, особое место занимают учения о естественном праве. Основной тезис теории естественного права заключается в том. что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право включает в себя также естественное право. Последнее понимается, как совокупность прав, которыми все люди обладают от природы в силу самого факта своего рождения: право на жизнь, свободу, равенство, частную собственность, право быть счастливым, право на сопротивление гнету и т.д. Поэтому такое право разумно и справедливо, оно не сковано границами отдельных государств, а распространяется на все времена и народы.

Естественное право вечно и неизменно, как вечны и неизменны природа и разум человека.

Поэтому позитивное право, противоречащее требованиям естественного, должно быть заменено (вместе со всеми отжившими отношениями и устаревшими политическими учреждениями) на такое положительное право, которое бы основывалось на естественных законах, способствовало реализации идей и принципов естественного права. Только в том случае, позитивное право может рассматриваться как разумное и справедливое.

Вместе с тем следует иметь ввиду, что сами по себе естественные права как нравственные и правовые идеи, принципы, идеалы, требования не являются правом в формально-юридическом смысле, а представляют собой моральные установки, правосознание, демократические устремления, т.е. ближайшие и необходимые предпосылки права, критерии внутренней эмоциональной оценки правовых предписаний.

Теория естественного права оказала существенное влияние на формирование современной концепции прав человека, в соответствие с которой, все люди независимо от того гражданами какого государства они являются, с рождения становятся носителями определенного правового статуса – правового статуса человека. Стремление гарантировать права и свободы, образующие правовой статус человека, обусловило принятие таких правовых актов как: Петиция о праве (1628г), Habeas Corpus Act(1679г), Билль о правах (1776г), Декларация независимости Соединенных Штатов Америки (1776г), Конституция США (1787г), Билль о правах (1789-1791г), Декларация прав человека и гражданина (1789г).

Значительными вехами в процессе международного признания и международно-правового закрепления прав человека являются Всеобщая декларация прав человека 1948г, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966г и др.

Естественные права и свободы человека принадлежат ему от рождения. Эта формула означает приоритет прав человека перед всеми иными нормами человеческого общения. Государство, общество, законодатель не вправе посягать на общепризнанные права человека, ибо они имеют естественную природу и неотъемлемы от индивида, они внетерриториальны и вненациональны, существуют независимо от закрепления в законодательных актах государства, являются объектом международно-правового регулирования и защиты.

Государство не «дарует» естественные права, оно только закрепляет их в законе и обеспечивает реализацию. Если государство игнорирует естественные права человека, или более того, ущемляет, уничтожает их, препятствует их осуществлению или создает условия для реализации прав только для определенной группы лиц, сословия, класса, то оно характеризуется как антидемократическое (авторитарное, тоталитарное и т.п.).

Естественным правам и свободам человека присущи следующие признаки:

а) – они возникают и развиваются на основе природной и социальной сущности человека с учетом постоянно изменяющихся условий жизни общества;

б) – складываются объективно и не зависят от государственного признания;

в) – принадлежат человеку от рождения;

г) – имеют неотчуждаемый, неотъемлемый характер;

д) – признаются высшей социальной ценностью;

ж) – их признание, соблюдение и защита является обязанностью государства.

Наиболее важными естественными правами и свободами человека являются: право на жизнь; личная свобода и свобода вероисповедания; право на достойный образ жизни, защиту чести, достоинства, доброго имени; свобода мысли, выражения мнений и убеждений; право на выбор места жительства, и т.д.

Таким образом, права и свободы человека являются естественными и неотчуждаемыми, даны ему от рождения, признаются высшей ценностью и не носят исчерпывающего характера.

Каждый человек, независимо от своего социального происхождения и положения в обществе, является носителем естественных и равных прав, которые не могут быть у него отобраны государством или отчуждены каким-либо иным способом. Признание, соблюдение и защита прав человека - обязанность государства.

Права и свободы человека - важнейший и неотъемлемый элемент правового статуса личности.

Правовой статус - система признанных и гарантируемых государством в законодательном порядке прав, свобод и обязанностей, а также законных интересов человека как субъекта права. Он отражает весь комплекс связей человека с обществом, государством, окружающими людьми. В структуру этого понятия входят следующие элементы:

а) правовые нормы;

б) правоспособность и дееспособность лица, обладающего правовым статусом;

в) основные права, свободы и обязанности;

г) законные интересы;

д) гражданство;

е) юридическая ответственность;

ж) правовые принципы;

з) правоотношения.

В зависимости от перечисленных критериев различают:

а) общий, или конституционный, статус гражданина;

б) специальный, или родовой статус определенных категорий граждан;

в) индивидуальный статус.

Набор правовых статусов велик, но в теоретическом плане наиболее существенное значение имеют первые три. Остановимся на их характеристике более подробно.

Общий правовой статус – это статус лица как гражданина государства, члена общества. Определяется он прежде всего Основным законом (Конституцией) государства и не зависит от различных текущих обстоятельств. Он является единым и одинаковым для всех, характеризуется относительной стабильностью, обобщенностью. Содержание такого статуса составляют главным образом те права, свободы и обязанности, которые закреплены и гарантированы всем и каждому Конституцией страны.

Общий правовой статус личности является основным, базовым, исходным, определяющим для всех остальных.

Специальный или родовой статус отражает особенности положения отдельных категорий граждан (например: студентов, пенсионеров, военнослужащих, инвалидов, участников войны и т.д.). Статус указанных социальных слоев, групп может иметь свои особенности (дополнительные права, свободы, льготы, а также обязанности, предусмотренные в действующем законодательстве).

Индивидуальный статус представляет собой совокупность персонифицированных прав и обязанностей гражданина. Индивидуальный правовой статус подвижен, динамичен и изменяется вместе с происходящими в жизни переменами. Он характеризуется особенностями положения конкретного человека в зависимости от его возраста, пола, профессии, участия в управлении делами общества и государства.

Таким образом, рассмотренные три вида статуса соотносятся между собой как общее, особенное и единичное. Они тесно взаимосвязаны, взаимозависимы и неразделимы. Каждый индивид выступает одновременно во всех указанных качествах – гражданина своего государства (общий статус), он принадлежит к определенному слою (группе) и, следовательно, обладает родовым статусом, и он же представляет собой отдельную неповторимую личность, то есть имеет индивидуальный статус.

Общий правовой статус у всех один, специальных - множество, в зависимости от особенностей правового положения отдельных категорий людей, а индивидуальных ровно столько, сколько физических лиц, проживающих на территории определенного государства.

ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО

См. также в других словарях:

ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО —         одно из широко распространённых понятий политич. и правовой мысли, обозначающее совокупность принципов, правил, прав, ценностей, продиктованных естеств. природой человека и тем самым как бы независимых от конкретных социальных условий и… … Философская энциклопедия

Естественное право — (natural law) Правила поведения, определяемые соображениями человеческой природы, естественными условиями существования человека или потребностями человеческого процветания. Природа в истории идей имеет много значений. Пять из них… … Политология. Словарь.

ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО — ЕСТЕСТВЕННОЕ право, понятие политической и правовой мысли, означающее совокупность неотъемлемых принципов и прав, вытекающих из природы человека и независимых от социальных условий. Идея естественного права получила развитие в античном мире… … Современная энциклопедия

ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО — понятие политической и правовой мысли, означающее совокупность принципов и прав, вытекающих из природы человека и независимых от социальных условий. Идея естественного права получила развитие в античном мире (Аристотель, Цицерон). Особое… … Большой Энциклопедический словарь

ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО — (право природное) учение об идеальном, не зависимом от государства праве, вытекающем будто бы из разума и природы человека. Наибольшее распространение получило в ХVII ХVIII вв. в Западной Европе. Его сторонники: Спиноза, Локк, Руссо, Монтескье,… … Тематический философский словарь

ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО — в теории государства и права понятие, означающее совокупность принципов, прав и ценностей, продиктованных самой природой человека и в силу этого не зависящих от законодательного признания или непризнания их в конкретном государстве … Юридический словарь

Естественное право — (лат. jus naturale)  понятие философии права и юриспруденции, означающее совокупность неотъемлемых принципов и прав, вытекающих из природы человека и независимых от социальных условий. Естественное право противопоставляется позитивному… … Википедия

естественное право — понятие политической и правовой мысли, означающее совокупность принципов и прав, вытекающих из природы человека и независимых от социальных условий. Идея естественного права получила развитие в античном мире (Аристотель, Цицерон). Особое… … Энциклопедический словарь

Естественное право —         одно из широко распространённых понятий политической и правовой мысли, обозначающее совокупность или свод принципов, правил, прав, ценностей, продиктованных естественной природой человека и тем самым как бы независимых от конкретных… … Большая советская энциклопедия

ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО — (natural law) см. Естественные права и естественное право … Большой толковый социологический словарь

Естественное право — право, данное человеку природой, не нуждающееся в декларациях и правовых институтах. Существует международная практика представлять, что это не так, являющаяся, по сути, ущемлением естественных прав человека (так называемый институт или… … Теоретические аспекты и основы экологической проблемы: толкователь слов и идеоматических выражений

Книги

  • Естественное право. Джесси Рассел. High Quality Content by WIKIPEDIA articles!Внимание! На данный товар не распространяются ни оптовые, ни накопительные скидки. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по… Подробнее Купить за 950 руб
  • Естественное право. High Quality Content by WIKIPEDIA articles!Данное издание представляет собой компиляцию сведений, находящихся в свободном доступе в среде Интернет в целом, и в информационном сетевом… Подробнее Купить за 950 руб
  • Естественное право и история. Лео Штраус. Книга известного политолога Лео Штрауса посвящена анализу понятия естественного права в истории политической философии от Сократа до Берка. В присущей ему ясной иострой манере Штраус выявляет… Подробнее Купить за 429 руб
  • Другие книги по запросу «ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО» >>

    Источники:mosadvokat.org, studopedia.ru, constitutional_law.academic.ru

    Следующие статьи:

    bfmac.com

    Естественное право — WiKi

    Древняя Греция и Древний Рим

    Античная философия ещё в досократический период знала противоположение естественного права и положительного. Софисты, в противоположность древнегреческому воззрению на верховное значение законов, утверждали, что все законы, как и сама справедливость, обязаны своим происхождением человеческому установлению: следуя своим случайным взглядам, люди беспрестанно изменяют свои законы, которые носят поэтому печать условности и относительности. Из этого воззрения само собой вытекало известное, хотя и чисто отрицательное, представление о естественном праве, а вместе с тем и критическое отношение к положительному праву. Некоторые софисты, в связи со свойственным им индивидуализмом, высказывали мнение, что законы должны служить к охране личной свободы, которая только и может считаться сообразной с природой. Здесь намечалось уже известное представление о естественном праве.

    Ещё яснее это представление выразилось у Сократа, который говорил, что существуют известные неписанные божественные законы, с которыми человеческие законы должны сообразоваться. Для понимания этих законов нужно знание, которое и должно лежать в основе государственного управления. Платон развил эту мысль в своём «Государстве», начертав естественное, сообразное с божественной справедливостью государственное устройство. Действительные формы, встречающиеся обыкновенно в жизни, он считает отклонениями от истинного идеала. Это противопоставление идеальной формы развращенным, встречающееся затем и у Аристотеля, является своеобразным выражением того же контраста между идеалом и действительностью, которое лежит в основе различения естественного права и положительного. У Аристотеля встречаются термины δίχαιον φύσει и δίχαιον νόμφ, хотя, употребляя эти термины, он имеет в виду не идеальные нормы, а те «естественные» определения, которые существуют у различных народов, как бы в силу необходимости и независимо от человеческого мнения.

    Согласно Эпикуру, естественное право — это договор о пользе, цель которого причинение вреда друг другу[источник не указан 70 дней].

    Подобное представление о естественном праве воспроизводится затем у стоиков[1], от которых оно переходит к римским юристам. Естественное право римских юристов представляет собой также ту часть действующего права, которая, будучи обусловлена самой природой, отличается необходимостью и всеобщностью распространения. Таковы, например, нормы, определяющие различие людей в зависимости от возраста, разделение вещей на различные юридические категории в связи с различием их естественных свойств и т. п.

    Средние века

    Средневековый взгляд воспроизводит эту точку зрения, подкрепляя лишь силу естественного закона авторитетом Св. Писания. Так, например, в декрете Грациана естественное право определяется так: jus naturale est quod in lege (Mosaisa sc.) et evangelіо continetur. В другом месте декрета находим следующее определение: jus naturale est commune omnium nationum, eo quod ubique instinctu naturae, non constitutione aliqua habetur. У Фомы Аквинского также можно видеть отражение римских воззрений; в подробностях его учения сказывается, кроме того, влияние Аристотеля. Наконец, ко всему этому присоединяются специально средневековые богословские элементы.

    Основу естественного права Фома Аквинский видит в законе Божественном, который получает у него значение универсального закона вселенной — lex aeterna est ratio gubernativa totius universi in mente divina existens. Фома Аквинский создаёт при этом довольно сложное разделение, различая закон Божественный и вечный, естественный и человеческий. Особенность его воззрения, сравнительно с римским и Аристотелевским, состоит в том, что у него подчёркивается идеальное значение естественного права, как нормы, определяющей достоинство существующих установлений. Человеческий закон имеет силу лишь постольку, поскольку он согласен с естественным. Законы несправедливые необязательны для подданных, хотя их не запрещается исполнять; но если эти законы несогласны с Божественными установлениями, то они ни в каком случае не должны быть исполняемы, так как Богу следует повиноваться более, чем человеку. Это утверждение чрезвычайно характерно для средневековой доктрины естественного П. Вопрос об отношении положительного права к естественному имел не только теоретическое, но и практическое значение (см. Папство). В борьбе со светской властью сторонникам теократии постоянно приходилось ставить вопрос о том, в какой мере следует повиноваться государственным предписаниям и законам. Ответ на это сам собой вытекал из взгляда средневековой теократии на положение светских правителей. Князья правят в силу полномочий, полученных ими от церкви. Над ними стоит высший Божественный закон, с которым они должны сообразоваться. Если они становятся в противоречие с этим законом, их воля перестаёт быть обязательной. Теократическая доктрина охотно призывала при этом на охрану Божественного закона самих подданных, которых она учила сопротивляться властям, нарушающим Божественные предписания.

    Теократические начала сочетались здесь с демократическими.

    Подробное развитие этих взглядов мы встречаем ещё до Фомы Аквинского, у писателя XI в., Иоанна Солсберийского. Вообще, в Средние века мы можем проследить в зародыше все основные черты позднейшей доктрины естественного П. Если многие из этих черт встречаются и в древности, то лишь в Средние века они получают более отчётливое выражение, под влиянием того практического значения, которое получила в это время идея естественного П. Таковы в особенности знаменательные теории первобытного договора и народного суверенитета. Возникнув помимо естественно-правовой доктрины и не составляя её необходимого предположения, — так как утверждение высшего критерия, стоящего над положительным законом, возможно и независимо от этих теорий, — они вскоре соединились в одно стройное целое с естественно-правовой идеей, вследствие того внутреннего сродства, которое их сближало. Обе они как нельзя более соответствовали основному стремлению естественного П. — поставить над властью некоторые высшие инстанции, с которыми она должна сообразоваться. Первобытный договор играл при этом роль юридического основания для притязаний подданных по отношению к верховной власти; он предопределял её деятельность, ставил для неё известные границы. Утверждение неотчуждаемого народного суверенитета было логическим дополнением идеи первобытного договора и дальнейшим формулированием юридической зависимости правительства от общества; при помощи этой идеи установлялось для народа постоянное право контроля и верховенства над правящей властью. Первобытный договор считался тем моментом, в силу которого люди от естественного состояния переходят к государственному; но, возникнув по определению воли народной, государство должно навсегда остаться подчиненным этой воле.

    Новое время

    Средневековая теория уже успела обратить все эти идеи в подтвержденные аксиомы, когда Гуго Гроций связал их литературную судьбу со славой своего знаменитого трактата «О праве войны и мира» и обеспечил им широкое распространение в новой философии права. Гроций не был «отцом естественного П.», как его иногда называют. Его значение состоит в том, что он положил начало обособлению естественного права от богословия и ввёл в эту область рационалистический метод. Однако, и в этом отношении он имел предшественников в протестантских писателях Ольдендорпе, Гемминге и Винклере, у которых можно открыть первые, хотя и робкие, попытки к освобождению от схоластических пут. Более важной, хотя и менее резко выраженной, особенностью Гроция является то, что он, в отличие от прежних теоретиков естественного П., начинает преимущественно употреблять выражение «лат. jus naturae» вместо «лат. lex naturae». По определению Винклера, характерному для этой эпохи, к которой он принадлежал, закон отличается от права, как причина от следствия:

    лат. dicemus legem a jure differre, ut constituens a constitute, causam ab effectu

    Напротив, со времени Гроция на первое место становится право — прирождённое право личности, которое должно составлять цель всякого законодательства. Сам Гроций не употребляет выражения «jura connata», но понятие у него намечается: основой общежития он считает уважение к тому, что принадлежит отдельным лицам (societas eo tendit, ui suum cuique salvum sit communi ope et conspiratione). С этих пор естественно-правовая доктрина запечатлевается тем индивидуализмом, который составляет её отличительную черту в новое время и который многие принимали за саму её сущность. В качестве идеала, создаваемого ввиду несовершенств существующего порядка, естественное П. могло служить для самых различных стремлений.

    Пример Гоббса показывает, что естественно-правовым методом можно было пользоваться и для оправдания абсолютизма. Несомненно, однако, что ни на какой иной почве, кроме индивидуализма, естественно-правовая доктрина не могла получить такого широкого развития. Поскольку она являлась результатом практических стремлений, она всегда заключала в себе, вместе с протестом против положительного права, и протест против власти, от которой последнее исходит. В качестве границы для этой власти можно было указывать на высший нравственный закон, на волю Божию, как это часто делали в Средние века; но ещё чаще, в качестве противовеса власти, выставлялись притязания отдельных лиц. Эта индивидуалистическая тенденция позднейшего естественного П. в особенности была подчеркнута присоединением к нему теорий первобытного договора и народного суверенитета, который обе имели ясно выраженный индивидуалистический характер. Первобытный договор был ни чем иным, как соглашением личности с государством; народный суверенитет представлял собой объединение личных воль в одно целое, противополагавшееся государственной власти. Не случайным является то обстоятельство, что индивидуалистические стремления естественного П. развились с особенной силой в новое время, когда государственное начало получило преобладающее значение и в борьбе с разрозненностью общественных сил нередко склонялось к отрицанию их самостоятельности.

    Протестантское движение, со свойственным ему стремлением к утверждению свободы совести и мысли, дало новый толчок к развитию естественного права в индивидуалистическом направлении. На этой именно почве впервые формулируется практическое требование неотчуждаемых прав личности. Каждый раз, когда государство угрожало личной свободе, естественно-правовая доктрина выступала с напоминанием об этих неотчуждаемых правах, о договоре, заключённом личностью с государством, о народном суверенитете, которому должно принадлежать решающее значение. Рассматриваемое с этой точки зрения, естественное П. является отзвуком той роли, которая принадлежала личному началу в первоначальных политических соединениях, и выражением того самостоятельного значения личности, которое должно оставаться её неприкосновенным достоянием при всяких формах политического устройства. В этом виде естественное П. является более, чем требованием лучшего законодательства: оно представляет, вместе с тем, протест личности против государственного абсолютизма. Та форма, которую придал естественно-правовой доктрине Гуго Гроций, воспроизводится затем в нем. учениях XVII и XVIII ст. Главнейшими представителями этого направления в Германии являются Самуэль Пуфендорф и Томазий, Лейбниц и Вольф.

    Одновременно с этим естественное П. развивается и в Англии. Мильтон, Сидней и Локк являются наиболее талантливыми и видными его теоретиками на английской почве (Гоббс, как замечено выше, соединяет метод естественного П. с системой абсолютизма, но это соединение не могло быть прочным, вследствие внутреннего противоречия метода с содержанием). Английская школа стояла ближе к практическим событиям времени, к той политической борьбе, в которой крепла английская политическая свобода. Вследствие этого английские учения получили гораздо более радикальный характер.

    Известные практические тенденции не были чужды и немецким писателям: рационалистический метод и индивидуадистические стремления естественного права явились и в Германии освободительными и прогрессивными элементами в борьбе с остатками средневекового гнета над мыслью и совестью. Однако, эти стремления не имели здесь той резкой определённости, как в Англии и впоследствии во Франции. Наряду с индивидуалистическими утверждениями, мы встречаем в них иногда то остатки средневековых католических взглядов (напр., у Лейбница), то систему нравственного деспотизма (напр., у Вольфа). Принцип осуществления в жизни нравственного закона получает здесь преобладание над идеалом политической свободы. Другая отличительная черта немецкого естественного П. заключается в большем значении чисто теоретического элемента — стремления к систематизации данного материала. У последователей Вольфа это теоретическое стремление совершенно вытесняет определённые практические тенденции. Естественное П. вырождается в систему рационалистического обоснования и построения П. положительного. В учебники естественного П. переносятся римские положения, которые объявляются вечными и необходимыми требованиями разума. Так создалась та система плоского и поверхностного догматизма, которая одинаково грешила и против истории, и против философии, и против юриспруденции, и которая ещё в XVIII в. вызвала вполне законную реакцию со стороны представителей исторического направления.

    Однако, и в пределах естественно-правовой школы со времени Канта совершается поворот к более плодотворному и живому направлению. Кант находился в этом отношении под влиянием Руссо, который должен быть признан самым крупным представителем естественного П. в XVIII ст. Руссо придал естественно-правовому направлению тот характер законченного радикализма, с которым оно выступает в эпоху революции. Логически развивая требования индивидуализма, он с большей последовательностью, чем это делалось ранее, защищает идею неотчуждаемого народного суверенитета. Он требует, чтобы и в государстве каждый человек повиновался только своей собственной воле, и сохранял свою свободу. Единственным средством для этого он считает участие всех граждан в общих решениях и установление неотчуждаемого контроля со стороны народа над действиями власти. Такова центральная идея «Contrat social», который, благодаря своему захватывающему энтузиазму, явился могущественной силой во время революционной борьбы за свободу.

    Кант воспринял идеи Руссо, но сочетал их с основами собственной философии и придал им новый характер. Прирождённые П., о которых говорили Руссо и его предшественники, имели своим высшим критерием индивидуальную свободу, являвшуюся вместе с тем и высшей целью государственного союза: но где искать границы и цели самой свободы — это оставалось недостаточно определённым. Свобода может проявляться одинаково в самоограничении, как и в самоутверждении. Гоббс имел известные основания к тому, чтобы выводить безусловное подчинение лица государству из свободного соглашения частных воль — но таким образом подрывалась сама основа естественного П., как начала, стоящего над произволом власти. Поэтому истинные представители естественного П. всегда стремились найти начала, которые могли бы определить правильное употребление свободы, согласное с её собственным существом, и внести в понятие естественного П. известный объективный элемент. Этот элемент можно найти уже у Гроция, который считал естественное П. предопределенным вечными законами разума. Из англ. мыслителей в особенности у Локка замечается стремление определить неизменные и согласные со свободой начала государств. жизни. Кант представляет в этом отношении тот интерес, что объективное направление сочетается у него с резко выраженным индивидуализмом. Признавая, вместе с Руссо, теорию прирождённой свободы и неотчуждаемого суверенитета, Кант выводит её из требований разума, в законах которого он находит объективные устои для естественного П. Первобытный договор понимается им не как действительное соглашение воль, свободных в своих решениях, а как некоторая объективная и неизменная идея, определяющая собой правомерное государственное устройство. Само понятие всеобщей воли народа заменяется у Канта иногда понятием априорной всеобщей воли — die Idee eines a priori vereinigten (nothwendig zu vereinigenden) Willens Aller, — то есть сводится к некоторому отвлечённому представлению разума. Эта точка зрения не проводится Кантом последовательно; но он полагает начало той замене «естественного П.» «правом разума» (Vernunfirecht), которая характеризует собой более решительный переход от субъективного направления естественного П. к объективному. Несомненно, что и П. разума могло пониматься различно; но важно было то, что в законах разума была найдена некоторая объективная основа для П., возвышающаяся над произволом частных стремлений, и закреплена, таким образом, давнишняя рационалистическая тенденция естественного права.

    Дальнейшее развитие этому объективному направлению дал Гегель. Объективное понимание П. вытекало из всего его философского миросозерцания. Гегель превосходно выразил ту потребность, которая вызывает естественно-правовые построения.

    Законы П. установляются людьми; внутренний голос человека может или соглашаться с ними, или вступать в противоречие. Человек не останавливается на существующем, но заявляет свои притязания на оценку П.; он может подчиняться силе внешнего авторитета, но совершенно иначе, чем необходимым законам природы. В природе высшая истина состоит в том, что закон вообще существует; законы П., напротив, имеют значение не потому, что они существуют, а потому, что они соответствуют нашему собственному критерию П.

    Здесь возможно, поэтому, противоречие между тем, что есть, и тем, что должно быть. Признавая потребность нашего сознания в оценке существующего, Гегель стремится найти опоры для этой оценки в самом существующем. Отправляясь от мысли, что законы разума суть вместе и законы развития сущего, что все истинное обладает свойством претворяться в действительное, Гегель отвергает те абстрактные и субъктивные построения естественного П., которые стремятся воссоздать нравственный мир из собственного сердца и чувства. Философия есть «постижение существующего и действительного», а не построение чего-то неосуществленного. Государство, по Гегелю — не продукт соглашения отдельных лиц, а безусловное и самоцельное единство. Свобода достигает в этом единстве своего высшего права, но, с другой стороны, в подчинении государству заключается и её высшая обязанность. Руссо был прав, — разъясняет Гегель, — указав границы государства в воле; но он понимал волю не со стороны её всеобщности и разумности, а со стороны её временного и случайного определения в сознательном соглашении отдельных лиц. Государство есть организм свободы, но этот организм есть вместе с тем осуществление вечной объективной идеи. Примиряя, таким образом, существующее с разумным и личность с государством, Гегель не устранял ни идеальных начал, ни личных требований: он утверждал только, что эти начала и требования осуществляются в истории, в постепенном процессе развития, что существующее и прошлое представляют собой необходимые ступени в переходе к будущему, что идеальные построения должны находить для себя опору в действительности. Если противники его могли находить в этих утверждениях проявление сервилизма, и если сам Гегель подавал иногда повод к подобным обвинениям своим преклонением перед прусским государственным строем, то во всяком случае сущность и смысл гегелевской системы заключались не в этом. Верный ученик Гегеля, Ганс, не без основания настаивал на том, что система его учителя воздвигнута «aus dem einen Metalle der Freiheit». Левые гегельянцы показали вскоре, какие выводы можно было сделать из этой системы.

    Для диалектической философии нет ничего раз навсегда установленного, безусловного, святого,

     — так истолковали систему Гегеля Энгельс и Маркс. — В то время как Гегель сообщил естественно-правовой доктрине новое направление, показав возможность сочетания её с идеей исторического развития, так назыв. историческая школа юристов сделала попытку окончательно отвергнуть саму идею естественного П., то есть возможность суда над П. со стороны личного сознания. Гегель проводил различие между законами природы и законами П.; Савиньи сделал попытку отвергнуть это различие. П. развивается, — утверждает он, — подобно растению, путём непроизвольного и органического процесса образования. Оно теряет свои устаревшие части и приобретает новые, как дерево теряет и приобретает свои листья. Понятно, что при подобном взгляде критика положительного П. является совершенно излишней; но собственный пример Савиньи показывает, насколько трудно было остаться верным этому взгляду. Развивая свои мысли, он должен был допустить возможность намеренного, следовательно личного вмешательства в образование П.

    Продолжатель исторической школы, Иеринг, решительно возвратился к гегельянской точке зрения. Теория непроизвольного самораскрытия народного духа заменяется у него учением о сложном процессе правообразования, которое сопровождается приложением личных усилий, столкновением интересов и борьбой страстей. Не безусловное уважение к существующему, а критика прошлого и поиск лучших устоев — таков основной практический вывод Иеринга, все более и более приобретающий право гражданства в науке. Историческая точка зрения совершенно основательно отвергла прежние учения о происхождении П. из случая и произвола; но центр естественно-правовой доктрины заключался вовсе не в её взгляде на происхождение П., а в вопросе о возможности нравственного суда над П. Понимание естественного П., как некоторой критической инстанции, оценивающей существующее и подготавливающей будущее, привело к концу XIX века к его реабилитации. Все чаще и чаще тогдашней либеральной литературе слышались голоса в пользу старой доктрины. Типичным представителем этого поворота к естественному П. являлся Рудольф Штаммлер (нем.)русск..

    К началу XX века в правоведческой литературе твердо считалось, что уже не может быть и речи ни о произвольном возникновении П., ни о неизменности естественно-правовых норм, ни об их практическом первенстве или равенстве с нормами положительного П. Естественное П. само создаётся из закономерного процесса истории, развивается вместе с этим процессом и во всяком случае представляет собой не настоящее П., а только идеальное построение будущего и критическую оценку существующего П. Историческая точка зрения устраняет возможность сплошной критики всего бывшего и существующего, предлагая рассматривать все совершающееся с точки зрения закономерности. Но, утверждая закономерность исторического процесса, эта точка зрения не может не различать, в каждый данный исторический момент, старого и нового, отживающего и нарождающегося. Понятие смены эпох и течений, дающей торжество новому над старым, свежему над отжившим, служит основанием к этому различию, а вместе с тем и к критической оценке существующего. Идеальные построения будущего слагаются из нарождающихся элементов существующего, и потому сами по себе они неспособны создать ничего безусловно нового; но они как нельзя более пригодны для того, чтобы сообщить новым течениям ту определённость и силу, которая служит залогом торжества. Естественное П., понятое таким образом, представляет собой постоянно развивающееся идеальное сознание о П., возникающее из жизненных потребностей и содействующее их дальнейшему росту. Оно является той атмосферой, в которой вырабатывается действительное П. Пока сознание не претворилось в форму закона или обычая, оно представляет собой не более как нравственное требование; но и в этом качестве оно действует на существующее П., смягчая его резкости и односторонности. Нравственность находится в постоянном взаимодействии с П.; естественное П., как идеальная оценка действующих форм, есть не что иное, как частное проявление этого взаимодействия. В своей реабилитации старой идеи естественного права как общего для всех людей, правовая философия конца XIX века опиралась на сравнительно-исторический метод, который, по мнению тогдашних авторов, научно доказывал наличие таких общих правовых элементов у всех народов.

    ru-wiki.org

    Кацапова И.А. Естественное право и естественные права

    Кацапова Ирина АнатольевнаИнститут философии Российской Академии Науккандидат философских наук, старший научный сотрудник

    Katsapova Irina AnatolevnaInstitute of Philosophy of Russian Academy of SciencesPh.D., Senior Researcher

    Библиографическая ссылка на статью:Кацапова И.А. Естественное право и естественные права // Гуманитарные научные исследования. 2012. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/11/1921 (дата обращения: 07.06.2018).

    Идея двух видов права – одного, целиком опирающегося на власть человека, и второго, заявляющего о своем божественном или естественном происхождении и в силу этого имеющего приоритет над законом, всего лишь созданным человеком, – имеет долгую и сложную историю. Поэтому любые рассуждения о естественном праве, а тем более о естественных правах опосредованно предполагает дискуссию позитивной и естественно-философской рефлексии по поводу прав и обязанностей человека, гражданина и, соответственно, его отношений с государством. Идея двух видов права исторична. Взять, к примеру, такое явление как современный ХIХ веку позитивизм, пытавшийся вытеснить идею естественного права, и то, что практически ему это не удалось сделать.

    Отказаться практически от теория естественного права не возможно, и прежде всего потому, что она направлена на поиски особой реальности права, несводимой к реальности государственно-властных установлений. Поэтому в основе учения о естественном праве лежит идея о том, что все существующие правовые нормы должны основываться на каких-то объективных началах, основаниях, не зависящих от воли человека (общества). Все это к тому же связывало теорию естественного права с идеалистическим мировоззрением. Поскольку образцом таких объективных начал считалась природа, то и право, не зависящее от человеческой воли и желаний, было названо природным, или «естественным».

    В современной практике, под естественным правом в его обобщенном значении понимается сверхпозитивная инстанция, или «совокупность всех сверхпозитивных обязательностей человеческой практики»[1]. Вследствие чего особенность естественно-правового мышления заключается, говоря более привычным языком, в разграничении и сопоставлении права и закона с позиций принципов справедливости. Поэтому современные концепции естественного права часто называют концепциями справедливости, или либеральными теориями.

    Это также означает, что естественно-правовое мышление ставит перед собой задачу нахождения не только основания позитивного права, но и критерия его оценки. Все это подводит к тому, что естественно-правовое мышление проявляет себя в двух аспектах: онтологическом и аксиологическом. Понятно, что Естественно-правовой мышление содержит элемент утопии поскольку исходит не из того, что есть, а из того, что должно быть, отрицая тем самым существующий порядок вещей. Как известно, в Новое время была популярна утопическая модель, построенная на «дихотомии» естественного и гражданского состояний, а средством перехода от одного состояния к другому выступал выражающий принцип согласия общественный договор. Однако эти гипотетические состояния не являются лишь иллюзией, они обладали и обладают реальным стимулирующим воздействием на сознание и поведение людей. Ведь хотя утопические проекты в действительности не сбываются, человек, находясь под впечатлением новой действительности и воодушевленный этой картиной, своими поступками меняет социальный мир, пользуясь при этом символами и категориями утопического проекта.

    История ХХ века тесно ассоциируется в умах многих людей с технологическими достижениями, но также и с социальными потрясениями: революциями, войнами и, имевшее вместе с тем, современный ХХ веку вид варварства, существование жестоких тиранических режимов. Все это ничуть не меньше, а может быть и больше, привело к некоему возрождению естественно-правового мышления.

    Современное признание концепции права как чисто светского продукта разумной деятельности человека ориентирует нас на то, что право создано не только самим человеком, но прежде всего для человека. Понятно, что в таком случае и реализация права возможна лишь в условиях человеческой жизнедеятельности. Собственно, такое понимание права, а соответственно и правовой реальности, не дано нам фактически, а является результатом долгого исторического процесса формирования не только самого понятия «право», но к тому же и четкого разграничения в юридической практике содержаний таких понятий как «право» и «закон».

    По существу, конкретно-исторические закономерности развития права имеют ярко выраженную специфику, и свидетельством тому могут служить источники истории права, согласно которым, например, философы Древней Греции и правоведы Древнего Рима высоко оценивая свободу мнений и принципы народовластия, понимали право как меру свободы личности и государства. Они также утверждали, что монархия и суровые законы предпочтительнее тирании, где царят произвол и беззаконие.

    В истории философско-правовой мысли принято считать, что философия права как самостоятельная наука ни в древности, ни в средние века не существовала и что впервые понятие «философия права» было введено в научный оборот лишь в 18 веке – Гуго де Гротом (Гуго Гроцием) (1798).

    Между тем среди историков права распространено мнение о том, что историю естественно-правового мышления следует начинать с античных времен. Так, отечественный историк права П.Г.Редкин отмечал, что уже в поэмах Гомера и Гесиода можно найти первоначальные формулировки понятий, характерных для греческой философии права, а именно, понятие о праве по природе, и понятие о праве по человеческому установлению.

    Также многие исследователи отмечают, что на развитие политико-правовой мысли Древней Эллады существенное влияние оказали: во-первых, предложенное Демокритом разделение «естественного» и «искусственного», «истины» и «общего мнения», природной справедливости и закона, а также положение софистов о принципиальном различии установлений культуры и законов природы – что по сути явилось вычленением естественно-правовой проблематики. Во-вторых, к этому следует добавить и гераклитовские идеи о разуме как объективной (божественной) основе изменчивых человеческих представлений о справедливости и правде, о Логосе – как основе номоса (закона). И то, что именно от Гераклита ведут свое начало естественно-правовые доктрины античности и Нового времени, подразумевающие под естественным правом некое разумное начало – норму всеобщего разума – которое должно выражаться в позитивном законе.

    Таким образом, философия права как метафизическое (сверхопытное) учение о праве, так же и гносеологические проблемы правоведения, существовали в античные времена. И именно с античности, конкретно с Греции, начинает формироваться естественно-правовое сознание.

    Вообще, стоит сказать, что первоначально ответы на вопросы о началах и правильной особенности поведения были даны прежде, чем были заданы сами вопросы. И даны они были авторитетом. Ибо авторитет, как право людей на повиновение, по существу вытекает из закона, а закон первоначально представлял собой ни что иное, как образ жизни общества. Ни одно начало или правильное поведение человека не могут стать неопределенными или объектами поиска, как в общем-то и философия не может возникнуть, или природа не может быть открыта, если авторитет как таковой непоколебим. Во всяком случае, ничего этого не может произойти, пока любое общее утверждение любого существа, что бы то ни было, принимается на веру.

    Поэтому главным условием возникновения идеи естественного права является – сомнение в авторитете.

    В истории философской мысли именно Платон показал в своих диалогах «Государство» и «Законы» насколько для обнаружения естественного права необходимо сомнение в авторитете, или свобода от авторитета.

    В Государстве, например, обсуждение естественного права начинается через длительный промежуток времени после того, как старец Кефал, глава семейства, образец отца, уходит, чтобы заботиться о жертвоприношениях богам. И поскольку люди, типа Кефала, не нуждаются в знании естественного права, постольку им это обсуждение и не нужно, то именно в их отсутствии, или того, что оно олицетворяет, начинается поиск естественного права.

    Надо сказать, что Платон и Аристотель, по существу, совершили новый поворот в истории античной философско-правовой мысли. Например, Платон рассматривал вышеприведенные проблемы в свете идеалистической философии. Его самая известная работа «Государство» посвящена исследованию «идеи» справедливости в той мере, в какой она поддается изучению с позиции идеалистической философии. Справедливость трактуется им как разновидность абсолюта, способного быть понятым только философом. Вообще-то Платоном еще не рассматривалась высшая идея справедливости в качестве закона, данного природой, которому подчиняются все законы, созданные человеком. Правда, он попытался в зрелом возрасте в своих «Законах» подробно показать, как можно приблизиться к идеальной справедливости с помощью принятия определенных законов в конкретном государстве. К тому же у него никогда не возникал вопрос о зависимости действующих в обществе законов от совокупности идеальных законов, воплощенных в «идее» законов, как едином целом. Платон, подобно большинству утопистов, видел в справедливости нечто статичное и неизменное. Это, естественно, обозначило перспективу, сориентированную на тоталитарную концепцию права и государственной власти самого жестокого и негибкого образца.

    Аристотель начинал как ученик Платона, но постепенно пришел к отказу от идеалистической философии своего учителя. Аристотель в свою очередь считал, что в сфере человеческой деятельности и взаимоотношений понятие справедливости может быть как обыденным, так и житейским, и тогда его содержание меняется в зависимости от истории и потребностей данного общества.

    Между тем, в ситуации, когда справедливость рассматривается как нечто естественное, как явление природы, то, тогда это понятие может быть универсальным, общим для всего человечества, поскольку отвечает основным целям индивида, как социального или политического существа. Данной темой Аристотель глубоко не занимался, хотя и сделал важнейшее замечание о том, что если среди богов все неизменно и постоянно, то среди людей все подлежит переменам, включая даже и понятие естественной справедливости.

    Между взглядами Платона и Аристотеля есть одно существенное различие, которое по сей день имеет важное значение для теории естественного права. Естественная справедливость, или естественное право, может, в широком смысле, иметь два совершенно различных подхода к понятию «природы». С одной стороны, на природу можно смотреть, как на идеальное выражение основных чаяний человека при условии полной реализации его потенциальных возможностей. Согласно этой концепции природа действует нормативно, как идеальный стандарт, служащий эталоном для всех других обычных явлений неприродного характера. С другой стороны, в ней можно видеть всего лишь способ поведения человека, зависящий от его психофизического склада. Первая концепция часто склонялась, как, например, у Платона, к чисто идеалистическому взгляду на естественное право, как нечто такое, что может приоткрыться человеческой интуиции, но которое, вероятно, никогда не существовало, а возможно, так никогда и не будет существовать.

    Вторая концепция выглядит более прагматичной, так как она основывается на изучении человека, каковым он является на самом деле, а не того, каким бы он мог быть в идеале, который является порождением и результатом спекулятивных теорий или умозаключений. В качестве важного момента здесь следует выделить то, что подобного рода концепции так или иначе ориентируются на различные ценности и в силу этого являются изначально нормативными по своему характеру.

    С точки зрения прояснения сути естественного права можно сказать, что и до сих пор существует большое расхождение между концепцией, которая рассматривает его в качестве идеального понятия, содержание которого постигается разумом, интуицией, или в результате других аналогичных процессов, и тем самым прагматическим подходом, основанным исключительно на поведении человека. Для последнего характерно считать естественными те нормы и стандарты, которые являются общими для всего человечества и для всех типов человеческого общества. Все это служит наилучшим доказательством их пригодности к регулированию поведением человека в обществе.

    Таким образом, современное назначение естественного права можно применить в качестве сравнительного анализа в изучении человеческих обществ, и это можно считать основным принципом его содержания.

    Более поздние концепции естественного права колебались между двумя этими взглядами на природу, как на факт и как на идеал, пытаясь извлечь наиболее существенное из каждого из них.

    У Аристотеля, например, уже можно обнаружить некое слияние обеих концепций: фактический, когда он рассматривает естественную справедливость, как основанную на нормах, общих для всего человечества, и идеальной, когда он утверждает, что для человека естественным является все наилучшим образом способствующее достижению его целей как общественного «животного».

    В целом, основным принципом формирования права на ранних стадиях человеческой истории является то, что оно тесно переплеталось с такими формами общественной жизни как религия и мораль. Поэтому, в эти периоды право, мораль и религия непреложно считались взаимосвязанными. Соответственно, право в таких условиях рассматривалось не как результат естественных социальных условий, вырабатываемый самим обществом в интересах как его самого, так и каждой отдельной личности, а скорее рассматривалось как нечто святое, имеющее небесное или божественное происхождение.

    Например, если сравнить законники Древнего Востока, существовавшие уже к тому времени, такие известные как Законы Хаммурапи и Законы Ману, то следует отметить здесь такой важный момент как то, что в них мы не встретим интенции указывающей на естественно-правовую мысль. И важно здесь то, что несмотря на специфические особенности содержания каждого из упомянутых законников, тем не менее объединяет их общетеократический характер их содержаний, что собственно является вообще отличительным признаком восточных законодательств. Практически они представляют собой не выражение свободного союза, а прямое повеление божества, при этом в них слабо разграничиваются области права и морали (нравственности), в отличие, например, от законодательства Моисея.

    Были и другие законники, имевшие более земной источник, которые наделялись божественной аурой по воле законодателя, в свою очередь, претендовавшего на, сошедшее на него с небес, откровение. В качестве примера можно рассмотреть китайские «Десять принципов», выдвинутые Мо-цзы в противовес конфуцианской системе этико-правовой регуляции общественной жизни (Мо-цзы выдвинул «десять принципов»): почитание мудрости; почитание единства; всеобщая любовь к взаимным выгодам; ненападение; неприятие музыки; бережливость; бережливость при захоронениях; неприятие судьбы; признание воли неба; духовидение. Главным из них считается – «принцип всеобщей любви и взаимной выгоды».

    Все это однако объясняется тем моментом развития, на котором законодательство застало народ. В этот период народ находился как раз на той ступени развития, когда обыкновенно он еще не вырабатывает себе самостоятельного мировоззрения, проверенного критически мыслящим умом, и даже не вполне сознает свою личную самостоятельность, полагая ее полную зависимость от общих высших начал, в которых находит объяснение всей своей жизни и бытия. Таким общим началом этого периода обыкновенно является как наиболее доступный пониманию – религиозный принцип, который полагается народом в основу всей своей жизни.

    Собственно, это объясняет к тому же и слабое разграничение права и нравственности, которое не могло быть четко обозначено в ситуации, когда вся область нравственной жизни до ее мельчайших проявлений приписывалась божеству. Здесь, напротив, благодаря особенной жизненности религиозного начала, чисто нравственные правила вполне могли иметь значение юридических постановлений.

    Четкое разграничение между правом и моралью возможно лишь на той ступени развития, когда ясно сознается различие между тем, что составляет безусловную основу нравственной жизни, не подлежащую временному изменению, и тем, что представляет собой произведение самого человека, подлежащее изменению и ограничению.

    Возвращаясь же к теме отношения к гражданским обязанностям и, рассматривая историю общественного значения права, следует заметить, что иначе обстояло дело в Древней Греции, где считалось не только общественной нормой, но и моральным долгом гражданина повиноваться действующему закону (это отношение к законодателю прописано, в частности, Платоном в его «Законах»). При этом следует отметить, что все-таки вера повиноваться закону по моральному долгу, была особенной. Совершенно ясно, что для древних греков существовало осознанное чувство морального долга, они считали необходимым условием повиноваться государственному закону даже в том случае, когда он признавался неправильным или аморальным.

    Их позицию не ослабляла ни вера в обязательное тождество права и морали, ни уверенность в том, что закон, даже противоречащий разуму, становится по этой причине менее действенным. Такая позиция хорошо показана Платоном в его знаменитом диалоге «Критон» – когда Сократ объясняет своему собеседнику, что, несмотря на то, что вынесенный ему приговор, может быть и несправедлив, его долг – повиноваться решению государства, и он будет неправ, если попытается избежать наказания[2]: «Отечество дороже матери, и отца, и всех остальных предков, что оно более почтенно, более свято… перед ним надо благоговеть, ему надо покоряться… надо либо его переубедить, либо исполнить то, что оно велит, а если оно к чему приговорит, то нужно терпеть невозмутимо, будут ли то побои или оковы, пошлет ли оно на войну, на раны и смерть; все это надо выполнять, ибо в этом заключена справедливость…» «И на войне, и на суде, и повсюду надо исполнять то, что велит Государство и Отечество, или же стараться переубедить его и объяснить, в чем состоит справедливость. Учинять же насилие над матерью или над отцом, а тем более над Отечеством – нечестиво» («Критон» Диалог, Платон, соч. в 3-х т., М., 1968. С. 113 и сл.)

    Собственно в IV веке до н.э. граждане Афин нередко сталкивались с этой болезненной дилеммой: их высшее неписанное право обязывало их быть законопослушными, даже несмотря на то, что неукоснительное следование законам, как показал Платон в случае с Сократом, могло привести к вынесению смертного приговора самому справедливейшему из людей.

    В ответ на эту дилемму Платон позднее предложил свой собственный ответ, заключавшийся в том, что гражданин только тогда может пожертвовать своей жизнью ради государства, когда само государство является воплощением идеи добра.

    Действительным подтверждением божественного происхождения некоторых законов могут послужить «Десять Заповедей» законодательства Моисеея, как десять основных законов, сформулированных в качестве религиозно-культовых предписаний. В десятословии, например, наряду с чисто юридическими постановлениями: «не убий», «не укради», стоят чисто нравственные правила: «не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего» и прочее… Для народа они имели одинаковую обязательную силу. Этой своей выгодной стороной Моисеево законодательство принадлежит к общему типу восточной культуры. Но по основной своей идее и во многих частных ее выражениях оно принадлежит европейской культуре, или лучше сказать: типу истинно культурного развития человечества. Таким оно является в своем происхождении, сущности и цели.

    Моисеево законодательство по самой идее своей есть выражение свободного союза между Богом и народом, заключенного как бы между самостоятельными равноправными сторонами на условиях, свободно принимаемых народом, – и этим самым уже показывает разницу этого законодательства от других восточных законодательств, представляющих собою не выражение свободного союза, а прямое повеление божества.

    И хотя, по своему происхождению Моисеево законодательство принадлежит к чрезвычайным явлениям в истории: оно в своих главных началах дано народу Самим Иеговой в один из величественнейших моментов в истории, когда Бог входил в ближайшее общение с человечеством[3], тем не менее законодательство Моисея не столько чудесно и чрезвычайно по внешнему способу его сообщения, сколько чудесно по самому историческому его предназначению и сущности[4].

     

    Христианство и естественное право. Огромная территория и мир внутри Римской империи в период ее расцвета сделали возможным всеобщее распространение не только доктрин естественного права стоиков и jus gentium, но и новой христианской веры, стремительно завоевавшей весь мир.

    В действительности, именно сочетание христианского учения вкупе с постулатами греческой философии и римского права привело к возникновению средневековой схоластической доктрины естественного права, которая сыграла такую важную роль в дальнейшем развитии западной философии права. Однако христианскому взгляду на право была присуща одна проблема, хотя ранние христиане и разделяли веру стоиков в братство людей, в целом они были совершенно равнодушны к идее господства всеобщего закона разума на земле. Эту проблему удалось преодолеть лишь в результате длительного исторического процесса.

    В отличие от стоиков в средневековой схоластической доктрине естественное право провозглашалось Богом и разъяснялось главой Католической Церкви, Папой Римским, который, в качестве наместника Бога на земле, был наделен властью толковать Божественное право, обязательное для всех – как правителей, так и их подданных. Отсюда и берет свое начало идея о том, что естественное право выше человеческого и даже отменяет последнее в случае конфликта между ними.

    Естественное право не было системой норм, опосредовавших все области человеческой деятельности в целом. Существовало множество сфер, нуждающихся в правовом регулировании, но нейтральных с точки зрения морали, как это было подмечено еще Аристотелем. Правила дорожного движения являются типичным примером, так как очень важно избрать определенную сторону дороги для движения в одном направлении. Но, с точки зрения морали,  абсолютно безразлично, какая сторона будет избрана для движения в ту или иную сторону.

    Фома Аквинский пошел дальше, утверждая, что природа не есть навечно заданный и неизменный феномен. А посему некоторые положения естественного права (правда, недостаточно четко определенные) могут быть отменены и заменены другими в соответствии с требованиями времени. Тем самым полностью восстанавливался авторитет созданного человеком права в качестве основного инструмента светского правления.

    По сути  Фома Аквинский заложил основы современного естественно-правового мышления и в другом крайне важном аспекте. Впрочем, Фома Аквинский так и не прояснил до конца, как следует поступать подданному, если его правитель наложил на него обязательства, противоречащие естественному праву. В целом же, как представляется, Фома Аквинский считал, что в подобных ситуациях, во избежание волнений и беспорядков, необходимо повиноваться, предоставив решение конфликта Божьей воле.

    Эпоха Ренессанса и светское естественное право. Гуманизм эпохи Возрождения, начавшийся в Италии в ХV веке, имел важные последствия для будущего развития правового мышления.

    Эту новую эпоху, далекую от того, чтобы сбрасывать со счетов законы природы, можно назвать Золотым веком естественного права, длившимся до конца ХVII века. Основное значение придавалось теперь рациональному характеру естественного права. Между тем, например, для Гуго Гроция, одного из наиболее последовательных сторонников естественного права и основателя международного права на естественно-правовых началах, хотя Бог и создал Землю и все сущее на ней, и даже естественное право есть Богом данное, все это не было столь важно. Он твердо был уверен, что даже, если бы не существовало Бога, естественное право все равно бы применялось.

    Более весомым вкладом в развитие национального права был вклад естественно-правовой школы, рассматривавшей право в качестве научно разработанной с позиций рационализма системы норм, направленных на достижение справедливости в существующих социально-экономических условиях. «Естественно-правовое мышление нового времени, – пишет О.Хёффе, – оказало инспирирующее воздействие на американскую и французскую революции и привело к возникновению общности современного типа – демократического конституционно-правового государства»[5]. Здесь важно отметить влияние естественного права не только на американскую революцию, но и на Конституцию США.

    Эпоха Ренессанса принесла с собой торжество подобных взглядов: основываясь на постулатах естественного права, которые высказывались в пользу демократии, получивших самое широкое распространение. Кроме того, постепенно стала укореняться идея, что человек в первобытном естественном состоянии обладал определенными основными правами и что после возникновения гражданского общества он сохранил эти права в качестве своего нового гражданского статуса. Причем эти права продолжали оставаться под защитой естественного права.

    В Англии Дж.Локк внес ценный вклад в развитие этой доктрины, утверждая, что по условиям общественного договора (который большинство авторов того времени рассматривали как начало, по крайней мере в теории, гражданского общества) власть в государстве основывается исключительно на доверии народа по отношению к своим правителям. Поэтому нарушение последними основных естественных прав человека уничтожает это доверие и дает народу право взять власть в свои руки и изменить правительство.

    Подобный взгляд на естественные права совершенно очевидно зависел от веры в существование естественного права, поскольку только благодаря ему такие права и могли осуществляться. Тем не менее, произошла заметная смена акцентов. Если в прошлом естественное право рассматривалось в основном как налагающее обязанности и запреты, то теперь его стали считать источником основных демократических прав, ограничивающих свободу действий правителей, власть которых до сих пор признавалась абсолютной.

    Философские взгляды Локка оказали сильнейшее влияние на американскую революцию. Конституция США представляет собой документ, в значительной степени основанный на естественном праве, в соответствии с которым устанавливается власть народа и гарантируются естественные права граждан. Действительно, эта конституция воплотила в себе большую часть наследия естественного права, завещанного современному миру, причем в то время, когда естественно-правовые идеи начали терять свою популярность. Конституция США не только неразрывно связала закон с понятием прав и свобод, но также закрепила чрезвычайно важную идею, столь влиятельную в наше время, что естественные права могут гарантироваться законом и быть предметом судебной защиты, точно так же как любые другие права и обязанности, предоставляемые или налагаемые светским правом. Более того, поскольку эти права были записаны в Конституции, они получили особое преимущество, что позволило судам рассматривать их в качестве имеющих высшую силу и приоритет над любыми другими законами и правовыми актами в случае конфликта с ними. Таким образом, впервые в истории был создан действующий механизм, посредством которого естественные права могли быть включены в правовую систему и получить признание в качестве законных и подлежащих соблюдению прав.

    Другим фактором, оказавшим важное влияние на революционное развитие естественного права, были взгляды Ж.Ж.Руссо, который, однако, исходил из иных предпосылок, нежели Локк. В соответствии с философией Руссо, естественное право, далекое от того, чтобы создавать необъемлемые естественные права для отдельных индивидов, наделяло абсолютной неотчуждаемой властью весь народ, который в этой связи рассматривался, как некое довольно расплывчатое и мистическое единое целое, «общая воля», отличающаяся от простой совокупности индивидуальных волеизъявлений граждан. Эта общая воля и была, в соответствии с естественным правом, единственной и неограниченной законной властью в государстве, а любой правитель являлся таковым лишь в силу делегирования ему этой власти народом и мог быть лишен ее, как только переставал удовлетворять общую волю. Эта доктрина, в определенном смысле была более революционной, чем теория Локка, так как подразумевала, что только народ являлся настоящей властью в государстве и может избавиться от любого правящего монарха по своему усмотрению. Именно под влиянием этих философских взглядов французская революция покончила с ненавистным «старым режимом» и попыталась поставить на его место естественный закон разума.

    К сожалению, однако, в это время проявилась ограниченность философии Руссо, поскольку благодаря ей любой демагог, захвативший власть, мог провозгласить, что представляет «общую волю» и таким образом утвердить свое правление. Более того, даже при должным образом организованном демократическом правлении философия Руссо на самом деле означает всего лишь тиранию большинства: остающихся в меньшинстве недовольных, в соответствии с достаточно зловещим высказыванием Руссо, необходимо «заставить быть свободными». Кроме того, в его доктрине не нашлось места для наделения естественными правами отдельных граждан с тем, чтобы защищать их от власти самого государства. А мистический характер «общей воли» как единого целого, неравнозначного понятию граждан, позднее позволил Гегелю включить эту доктрину в свою идею высшей ценности государства, как единой общности, более реальной и рациональной, чем составляющие его отдельные граждане. Таким образом, по иронии судьбы философия Руссо, возникшая из веры в демократию и свободу, превратилась в институт тоталитаризма.

    В наше время, так называемое – «Новое естественное право», получившее название прав человека, зародилось в эпоху Реформации на основе обоснования права на свободу совести как основополагающего «прирожденного» права и стало основой юридической доктрины Просвещения. В ХVIII веке «прирожденные» права получили статус «неотчуждаемых прав», которые ограничивали произвол государства и устанавливали отношения свободы и равенства не только между гражданами, но и между гражданами и государством.

    По способу обоснования идеи права концепции «нового естественного права» различаются трактовкой онтологического статуса естественного права и (могут быть подразделены на натуралистические, деонтологические и логоцентрические). Последнее понималось, соответственно, в качестве существующего до позитивного права (как закон природы), над позитивным правом (как моральный идеал) и в самом позитивном праве (как его разумное ядро. Эти три типа классических учений естественного права представлены ключевыми фигурами философии права Нового времени – Дж.Локком, И.Кантом, Г.Гегелем. В зависимости от выделения различных эпох в развитии философии и всей культуры в целом (классика и современность) концепции естественного права подразделяются на классические и современные (неклассические).

    Такое деление важно учитывать, поскольку встречаются утверждения, будто естественно-правовое мышление исчерпало себя. С этим нельзя согласиться. Исчерпала себя лишь определенная историческая форма такого мышления. Законным наследием традиции естественного права является мышление в категориях справедливости, или современные теории справедливости.

    Таким образом, важнейшей задачей методологии философии права является анализ мировоззренческо-методологических возможностей конкурирующих типов правопонимания, среди которых основными являются правовой позитивизм и теории естественного права.

    Современная критика господствующих теорий юридического позитивизма основана на положении о том, что подлинное право образуют не только осознанные решения, которыми, согласно правовому позитивизму, это право исчерпывается, но и распространенные в обществе обычные моральные нормы, оказывающие большое влияние на принятие таких решений. Критики также считают безнадежно оптимистической точкой зрения экономического утилитаризма, согласно которой сознательные решения, в противоположность общепринятой морали, могут способствовать повышению благосостояния общества. Так, вслед за Бёрком, они полагают, что наилучшим образом благосостоянию общества будут содействовать нормы, проистекающие из опыта самого общества, и, стало быть, следует больше доверять сложившейся в обществе культуре, а не социальной инженерии утилитаристов.

    Правовой позитивизм, отвергая возможность существования юридических прав до появления законодательства в той или иной его форме, считает не приемлемым идею прав, согласно которой индивиды могут обладать как противовесом государству, и которые вообще имеют преимущество перед правами, четко определенными в законодательстве. Согласно правовому позитивизму, отдельные люди или группы людей не могут обладать никакими иными правами, кроме тех, что явным образом закреплены в четко сформулированных нормах, которые во всей своей совокупности и составляют действующее в некотором обществе право. Как и для экономического утилитаризма не приемлема та идея, что политические права могут существовать до юридических прав, то есть, что граждане могут на законных основаниях протестовать против некоторого законодательного решения – за исключением случаев, когда это решение на самом деле не служит общему благосостоянию.

    Индивидуальные права – это политические козыри в руках людей. Люди пользуются этими правами тогда, когда, в силу тех или иных причин, коллективная цель не является достаточным оправданием для того, чтобы не позволить им иметь или делать то, что они, как индивиды, хотят иметь или хотят делать, или для того, чтобы их чего-либо лишить или нанести им какой-либо вред. Подобное определение индивидуальных прав, безусловно, носит формальный характер в том смысле, что оно не указывает, какие именно права люди имеют, и даже не гарантирует, что они вообще их имеют.

    Политические права могут быть: как основополагающие, так и более конкретные, то есть институциональные права. Согласно этой терминологии правовой позитивизм представляет собой теорию о том, что люди обладают юридическими правами только потому, что эти права были созданы в результате четко выраженного политического решения или в четко установлено для данного общества порядке.

    Идея индивидуальных прав не предполагает никаких призрачных форм; по своим метафизическим предпосылкам она, по сути, ничем не отличается и от основных положений господствующей теории. Но на деле, она существует за счет ключевой идеи утилитаризма, а именно – идеи коллективной цели – сообщества в целом.

    [1] Хёффе О. Политика, право, справедливость. Основоположения критической философии права и государства. М.: Гнозис, 1994. С. 51.

    [2] Сократ: спрашивает Критона, если ты признал что-нибудь справедливым, нужно ли это исполнять или не нужно?»… Или, … может ли еще «стоять целым и невредимым то государство, в котором судебные приговоры не имеют никакой силы, но по воле частных лиц становятся недействительными и отменяются?»…: А что сказали бы Законы? «Разве … твои права и наши права равны? …Если бы у тебя был отец, то с ним ты не был бы равноправен, то же самое и с твоим господином, будь у тебя господин, – так что если бы ты от них что терпел, то не мог бы воздавать им тем же: отвечать бранью на брань, побоями на побои…; неужели же с Отечеством и Законами все это тебе позволено?» …«И… при это будешь говорить, что поступаешь справедливо, – ты, который поистине заботишься о добродетели! Или ты уж настолько мудр, что не замечаешь того, что Отечество дороже матери, и отца, и всех остальных предков, что оно более почтенно, более свято… перед ним надо благоговеть, ему надо покоряться… надо либо его переубедить, либо исполнить то, что оно велит, а если оно к чему приговорит, то нужно терпеть невозмутимо, будут ли то побои или оковы, пошлет ли оно на войну, на раны и смерть; все это надо выполнять, ибо в этом заключена справедливость… И на войне, и на суде, и повсюду надо исполнять то, что велит Государство и Отечество, или же стараться переубедить его и объяснить, в чем состоит справедливость. Учинять же насилие над матерью или над отцом, а тем более над Отечеством – нечестиво» («Критон» Диалог, Платон, соч. в 3-х т., М., 1968. С. 113 и сл.)

    [3] «В третий месяц по исходе сынов Израиля из земли Египетской, пришли они в пустыню Синайскую», и здесь на одной из возвышенностей Синая расположились лагерем.

    Тогда Моисей стал приготовлять народ к необыкновенному явлению, которое должно было открыться его зрению и слуху. (… стр. 6 Лопухин А.П.).

    Эти слова (десятословие) и легли в основу законодательства.

    [4] Предназначение его вполне соответствует особенному положению народа израильского в истории. Этот народ между всеми народами избран был Богом в качестве носителя великих исторических начал, имевших впоследствии распространиться на все человечество. Однако после падения человека, его греховность и испорченность получили преобладание над всем человечеством и сделались основным движущим началом всей его жизни, проникли во все его учреждения и отношения. Так, что начавшееся по ложному направлению развитие человечества, естественно, не могло привести его к цели истинного развития, а постепенно все более и более удаляло от нее, постоянно уменьшая сумму добра и справедливости и, наоборот, постоянно увеличивая сумму зла и неправды. При таком порядке вещей цель всемирной истории никогда не получила бы своего осуществления.

    [5] Хёффе О. Политика, право, справедливость. Основоположения критической философии права и государства. М.: Гнозис, 1994. С. 51.

    Количество просмотров публикации: Please wait

    Все статьи автора «Бажов Сергей Иванович»

    human.snauka.ru