Супруга Иванишвили идет в политику. Екатерина хведелидзе


Таинственная жена Иванишвили. - triaenodon

17/10/2013 Владимир Иванидзе

Pavlova

«В 1991 году в возрасте 35 лет Борис Иванишвили женился на девятнадцатилетней Эке Хвевелидзе». Сколько раз за последние два года мы читали или слышали эту фразу? Трудно сосчитать, не правда ли? Во всех версиях биографий Иванишвили присутствует именно эта фраза. Она кочует из публикации в публикацию. Да и версий этих, мягко говоря, не много. И ни в одной из них не говорится о том, где поженились Бидзина Иванишвили и Екатерина Хведелидзе. Нигде не называется точная дата свадьбы, бракосочетания, венчания, чего угодно... Как ни странно, мы даже не знаем наверняка, женаты ли они!

Эти двое граждан Франции пытаются, мягко говоря, активно управлять Грузией, а граждане Грузии даже не знают, где и когда эти двое граждан Франции поженились! Это несправедливо. Избиратели Иванишвили, конечно, обожают его виртуальные миллиарды, даже мечтают о них, но надо же и о семье подумать! Почему самая «достойная супруга» в Грузии ни разу не рассказала о самом счастливом дне в ее жизни? О том прекрасном дне, когда она стала «достойной» женой чорвильского красавца!

Кстати, термин «достойная жена» изобретен не мною. Я нашел его в одном крайне истерическом панегирике, посвященном Екатерине Хведелидзе. Самое смешное, что в панегирике ничего не сообщается об образовании Хведелидзе. Я уж не говорю том, что никто не знает на какую «учебу» Хведелидзе потратила 4,5 тысячи американских долларов. Удивительно, в Грузии за последние 10 лет создана одна из самых прозрачных и доступных систем электронной документации, а грузинские журналисты ею практически не пользуются! Впрочем, не будем отвлекаться от главного.

Бывают такие моменты в журналистских расследованиях, когда после изнурительных долгих поисков вдруг приходит простая и ясная идея. Однажды натыкаешься на странное сообщение, которое оказывается ключом к разгадке. И вот таким ключом стала банальная, перечитанная десятки раз статья в Википедии о Бидзине Иванишвили. Конечно, Википедия сильно подвержена влиянию разных «сил» и использовать ее как главный источник информации очень опасно. Иногда там есть и очевидная ложь. Но Википедия интересна тем, что позволяет быстро посмотреть хронологию событий и обновляемые источники информации. Обычно эти вещи трудно фальсифицировать. Да и острой необходимости в этом нет.

Так вот, проглядывая в очередной раз (и без всякой надежды) статью об Иванишвили в Википедии, я обратил внимание на коротенькое сообщение, которого не было еще три-четыре месяца назад. Вот это сообщение: «Ранее Иванишвили женился во Франции 25 ноября 1991 года на Инге Альбертовне Павловой и был разведён 18 мая 1994 года».

Это было полным безумием. Даже цивилизованный мир уже давно знает что в 1991 году Иванишвили женился на женщине, которую он зовет «моя Эка». Иными словами, в 1991 году он женился на Екатерине Хведелидзе, а вовсе не на Инге Павловой. Какая еще Павлова?!

Но в Википедии есть даже «ссылка №66» (по поводу Инги Павловой, бывшей жены Иванишвили), которая содержит следующий текст: «Acte de Mariage registre 441 Numero d'acte 821 la mairie de Paris 13 arrondissement». В переводе это означает буквально следующее (без знаков препинания): «Акт бракосочетания регистр 441 Номер акта 821 мэрия Парижа 13 округ».

Сначала я подумал, что эта ссылка какая-то нелепая. Обычно ссылки в Википедии ведут к публикациям, которые можно найти в Интернете. Я подумал даже, что кто-то устроил провокацию. Дескать, глупый журналюга подхватит «информацию», а потом эта «информация» окажется фальшивой. Но потом стало понятно, что кто-то намеренно дал именно это сообщение и именно в том виде, в каком оно опубликовано. В конце концов, любопытство взяло свое, и я начал искать эту «Павлову Ингу Альбертовну». Тем более что отчество «Альбертовна» - это подарок Небес для любого исследователя. Женщин с таким отчеством должно было быть немного.

Каково же было мое удивление, когда я довольно быстро обнаружил, что единственная женщина с таким именем и подходящим возрастом зарегистрирована в Москве, по адресу в переулке, который выходит на Тверскую улицу, в двух шагах от Красной площади. И эта самая Инга родилась в 9 сентября 1963 года, в Москве. Иванишвили, напомню, родился в 1956 году.

Более того! Когда я начал тотальный поиск, то обнаружил, что Инга Павлова указана в качестве учредителя и бухгалтера московского ТОО «Факториал Компания». При регистрации в марте 1994 года эта компания назвалась чуть иначе – «Компания Факториал». Деятельность компании заключалась в «маркетинговых исследованиях» и в «посреднических услугах». Правда, прежде чем «умереть» в начале 2000-х, Компания Факториал несколько лет не сдавала в московскую налоговую службу отчеты о своей деятельности. Наверное, это было правильно. Если нет деятельности, то какие могут быть отчеты?

Но вот какая штука! Дело в том, что партнером Инги Павловой в этой компании был Поляков Станислав Ариевич, родившийся в 1957 году. Так вот, господин Поляков-то имеет в банку Российский Кредит, который якобы уже не принадлежит Иванишвили, самое непосредственное отношение.

С 1993 года он служил начальником управления в банке Российский Кредит, затем в Пенсионном фонде Российского кредита, а с 2000-го уже удостоился должности коммерческого директора Метталоинвест, КМА Холдинг и других ключевых предприятий империи Иванишвили. Вместе с Учей Мамацашвили, родственником Иванишвили, Поляков был членом совета директоров Стойленского горно-обогатительного комбината.

Ближе к середине 2000-х Иванишвили продал это металлургическое хозяйство Алишеру Усманову, российскому олигарху, чье имя многократно упоминается в фундаментальном отчете ФБР, посвященном криминальной организации вора в законе Вячеслава Иванькова, больше известного под кличкой «Япончик». Иваньков умер в октябре 2009 года. Он просто не перенес тяжелейших ран, нанесенных ему двумя снайперами в июле того же года. Это произошло в Москве. Кстати, американский «инвестор» в российские проекты Иванькова был партнером Иванишвили еще в начале 90-х. Но об этом потом.

О двух других покупателях Стойленского комбината тоже можно долго рассказывать, и неплохое «криминальное чтиво» про Солнцевскую мафию могло бы получиться. Но сейчас речь не о них. Речь о том, что довольно призрачная, поначалу, Инга Павлова начала обретать черты реального человека. Так обнаружилась первая очевидная связь Инги Павловой, если не с самим Иванишвили, то с его людьми. Впрочем, это было только начало удивительной истории о тайном браке Иванишвили.

Как только появилась связь Павловой с окружением Иванишвили, я решил искать ее везде: в базах данных налоговых органов, в пенсионном фонде, среди собственников квартир, дач, земельных участков, автомобилей… И везде находились маленькие детали, которые складывались в общую картину. Павлова Инга Альбертовна – абсолютно реальный человек.

Более того, выяснилось, что Инга Павлова несколько лет работала в одном из банков Иванишвили – в Импэксбанке. Как известно, в середине 2000-х Иванишвили продал Импэксбанк очень интересному, с точки зрения исследователя русской мафии, австрийскому Raiffeisen Bank. Впрочем, не будем отвлекаться. Чем занималась Павлова в Импэксбанке мне пока сложно сказать, но, по меньшей мере, она получала деньги в этом банке до самой его продажи австрийцам.

И вот, после того как удалось обнаружить уже прямую связь Инги Павловой с бизнесом Иванишвили, мне показалось, что стоит попробовать серьезно проверить информацию «доброжелателя», оставившего удивительное сообщение в Википедии о второй (или первой?!) жене Иванишвили.

Лучше всего было бы обратиться в архив мэрии 13 округа Парижа, где и происходило предполагаемое (прошу извинить за вульгарность этого определения) таинственное бракосочетание. Но это потребовало бы моей поездки в Париж. Кроме того, не было никакой гарантии, что в Париже мне удалось бы получить какой-либо конкретный результат.

Однако парижские друзья подсказали мне, что можно сделать прямой запрос в Мэрию Парижа, которая сможет быстро найти необходимые документы. При условии, что в запросе будет указана точная дата бракосочетания и имена. И тогда я решил внести в запрос дату из сообщения «доброжелателя» - 25 ноября 1991 года, и имена Бидзины Иванишвили и Инги Павловой. После этого я отправил запрос в Мэрию Парижа.

Через два дня я получил сообщение по электронной почте, что мой запрос уже передан в Мэрию 13 округа, и очень вероятно, что ответ будет положительным. Я не верил своим глазам, когда читал этот текст! Самая главная тайна Иванишвили на глазах превращалась в реальность!

Через несколько дней я получил письмо из Мэрии Парижа, к которому прилагался документ с печатью Мэрии 13 округа Парижа. Документ был озаглавлен «Выписка из акта бракосочетания». Я перечитывал этот сухой текст снова и снова. Это был не мираж, и не сообщение анонимного «доброжелателя» в Википедии.

В документе черным по белому было написано, что 25 ноября 1991 года в Мэрии 13 округа Парижа был заключен брак между Иванишвили Бидзиной Григорьевичем и Павловой Ингой Альбертовной. Дополнительно сообщается, что 18 мая 1994 года Суд Парижа принял решение о разводе Иванишвили и Павловой по их совместной просьбе.

Несмотря на крайнюю лаконичность документа, в нем оказалось много интересных деталей, о которых будет рассказано в следующей части этого расследования. Я даже думаю, что эти детали могут оказаться интереснее, чем сам факт того, что Иванишвили был, возможно, женат одновременно на Екатерине Хведелидзе и на Инге Павловой. Вот этот документ.

Итак, посмотрим поближе на документ, полученный из мэрии 13 округа Парижа, в котором сообщается, что 25 ноября 1991 года Борис Иванишвили женился на Инге Павловой. Напомню лишь, что к тому моменту, согласно всем полуофициальным источникам, нынешний премьер-министр Грузии, и лидер так называемой «Грузинской мечты», Бидзина Иванишвили уже был женат на Екатерине Хведелидзе. Первое противоречие, которое бросается в глаза, это место рождения Иванишвили, указанное в документах регистрации его бракосочетания.

В выписке регистрации сказано: «Бидзина Григорьевич Иванишвили, родившийся 18 февраля 1956 года, в Тбилиси (Советская Социалистическая республика Грузия)». Но дело в том, что, согласно различным официальным документам, удостоверяющим его личность, он родился вовсе не в Тбилиси, а в родной деревне Чорвила. Что это значит? Это значит, что заграничный паспорт, который он предъявил служащим мэрии 13 округа Парижа при регистрации брака, содержит именно эту информацию: родился в Тбилиси. И это ложная информация.

Конечно, сразу возникает вопрос, а что это за паспорт с ложными сведениями был у Иванишвили в 1991 году? Откуда он мог взяться? Для ответа на этот вопрос надо понять советскую эпоху конца 80-х, начала 90-х. С одной стороны, во времена Советского Союза режим выдачи заграничных паспортов и выезд за границу в «капиталистическую страну» был драконовским. Кроме обычной проверки личных данных, было еще собеседование, либо с «органами», вроде представителя КГБ, либо с каким-нибудь местным коммунистическим партийным царьком. Но, с другой стороны, в 90-м и особенно в 91-м годах советская империя уже разваливалась. За взятку можно было сделать что угодно. А уж тем, кто был связан с ЦК Комсомола, не говоря уже об аппаратчиках Коммунистической партии, паспорт вообще могли выдать в один день, без особой проверки. А Иванишвили как раз был связан с Комсомолом, и довольно забавным образом.

Дело в том, что, кроме участия в банке Российский кредит, Иванишвили был еще и членом совета директоров московского Маркпольбанка. Это был, возможно, самый наглый банк за всю историю России. Всего лишь через несколько месяцев после начала его работы Центральный Банк России потребовал от владельцев закрыть Маркпольбанк за нелегальные операции. Но руководство банка проигнорировало этот окрик и продолжало осуществлять «банковские операции» еще три года, до появления закона о принудительном закрытии банков. Иванишвили представлял в Маркпольбанке главных акционеров - Всесоюзный центр коммерческой информации (ВЦКИ) и советско-польское предприятие Марк Поль, в котором 50% также владела ВЦКИ. Эта организация, на мой взгляд, была создана исключительно для отмывания «комсомольских» денег. Первоначальное название ВЦКИ, до перерегистрации, звучало как откровенная насмешка над здравым смыслом: «Всесоюзный центр коммерческой информации Федерации непрофессиональных кинематографистов Общества друзей кино СССР»(!).

Что делал бывший «аспирант НИИ труда» и кандидат, очевидно, «наук труда», в таком заведении, можно только догадываться. Организация была создана в 1988 году, как и само Общество друзей кино СССР, при участии ВЦСПС и Центрального комитета ВЛКСМ. Надо заметить, что Федерация непрофессиональных кинематографистов была лишь одной из трех, созданных при Обществе друзей кино СССР. Иванишвили устроился в эту организацию сразу после ее создания, и стал, то ли начальником отдела, то ли начальником управления. Непрофессиональными кинематографистами надо же было управлять. А то ведь неясные они, эти люди, «непрофессиональные кинематографисты». Все эти федерации начали быстро создавать фирмы по торговле потребительскими товарами и сырьем, а так же занялись «обналичкой» денег «кооператоров», под видом которых чаще всего выступали всякие проходимцы и бандиты. К тому времени живых кооператоров оставалось уже немного, и у них были не те суммы, которые интересовали комсомольских функционеров. Согласно сообщению газеты Коммерсант, в мае 1991 года в Обществе друзей кино и офисах его многочисленных «дочерних предприятий» милиция проводила крупномасштабные обыски, сопровождавшиеся арестами подозреваемых. К сожалению, детали этих событий мне пока не удалось найти. Но, я думаю, они найдутся. Возможно, эти события как-то повлияли на решение Бориса Григорьевича срочно жениться еще и во Франции. Но сейчас уже трудно говорить об этом с уверенностью.

Инга Павлова, бывшая супруга Иванишвили, утверждает, что Иванишвили хотел покинуть Москву и уехать в Париж из-за страха перед «танками» и смутной обстановкой в России. Так он ей говорил. Сам Бидзина (Борис) Григорьевич ничего не рассказывает. По словам Инги Павловой, она «знала, что у Бори была какая-то девчонка в Грузии», но ей, как она сказала, «в голову не могло прийти, что он уже женился на ней», за месяц до своего бракосочетания в Париже.

Как утверждает Павлова, она обнаружила это, когда искала новости об Иванишвили. В 2011 году он появился на сцене из ниоткуда и заявил о своих политических амбициях. В конце концов, Павлова обнаружила видеозапись в YouTube, где Хведелидзе, по ее словам, рассказывала, как она выходила замуж за Иванишвили в октябре 1991 года. Когда я спросил Ингу, знала ли она, что в 1992 году у Иванишвили и Эки Хведелидзе родился сын Ута, она растерялась и не смогла ясно ответить на этот вопрос.

Вообще говоря, складывается впечатление, что даже если Инга Павлова и верила, что у нее с Иванишвили что-то получится, то это ощущение покинуло ее довольно скоро. (Интервью Павловой будет опубликовано). Точно так же она не смогла ответить на вопрос о втором сыне Иванишвили. Бера Иванишвили родился в декабре 1994 года, через 7 месяцев после даты решения суда о разводе его отца с Ингой Павловой. И родился он, судя по всему, во Франции. Похоже, Павлова действительно не знала о рождении детей, или не задумывалась над этим. По ее словам, она даже не была уверена, что разведена с Иванишвили. Все произошло без ее участия.

Итак, Иванишвили и Павлова были разведены 18 мая 1994 года, по решению Парижского Трибунала. Замечу лишь, что разведены они были по их «совместной просьбе», как сказано в документе о решении суда. Интересно было бы узнать обстоятельства развода. Инга Павлова утверждает, что не подписывала никаких документов по разводу. Единственное, что она подписала, по ее словам, так это бумажку, которую потребовал подписать адвокат «от Бориса». На бумажке излагался абсурдный ультиматум: Павлова должна была родить для Иванишвили пятерых детей, а иначе – развод! Это похоже на что угодно, но только не на обращение в суд, чтобы «развестись по обоюдному согласию». Павлова, конечно, отказалась рожать «пятерых детей» и поставила свою подпись. В результате, как говорит Павлова, она даже не знала, что в мае прошло заседание суда, который принял решение о разводе. Самое интересное, что Екатерина Хведелидзе, судя по всему, находилась в Париже к моменту развода Иванишвили и Павловой. Решение о разводе было вынесено 18 мая 1994 года. А уже через два дня Иванишвили и Хведелидзе зарегистрировали в Париже одновременно сразу две компании: общество ограниченной ответственности Kana International и компанию по управлению недвижимостью Boileau-Voltaire. Иными словами, все было довольно точно спланировано. Иванишвили и Хведелидзе ждали лишь того дня, когда суд примет решение о разводе с Павловой.

В тексте регистрации обоих компаний есть примечание нотариуса Жана Пустиса, что акты создания компаний зарегистрированы в присутствии Иванишвили и Хведелидзе. На каждой странице стоят их инициалы, а в конце текста – подписи и полное написание фамилий. Но настоящий шок вызывает другое обстоятельство. В документах регистрации компаний подчеркивается, что «партнеры», и Иванишвили, и Хведелидзе, оба являются «célibataire majeure», то есть совершеннолетними и НЕ СОСТОЯЩИМИ в браке. В отношении Хведелидзе парижский нотариус, ко всему прочему, использует в тексте недвусмысленное обращение «mademoiselle». Такое определение используют обычно в отношении молодых незамужних женщин. Но если женщине 70 лет и она никогда не была замужем, то она тоже является «mademoiselle». Французское слово «célibataire» не только означает одинокий неженатый мужчина, или одинокая незамужняя женщина. Такой статус подчеркивает, что человек не состоял ранее в браке. Для тех, кто был женат, но развелся, есть другое юридическое определение «divorcé» - разведенный, со всеми, вытекающими из этого определения обязательствами. Во всех юридических документах эти термины строго соблюдаются, чтобы избежать ошибок и фальсификаций. Но тогда получается, что нынешний премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили является мошенником. Он «забыл» сообщить нотариусу, что два с половиной года был женат на Павловой и развелся всего лишь «позавчера». Это же относится к Хведелидзе, поскольку она утверждает, что вышла замуж за Иванишвили в октябре 1991 года, но почему-то скрыла этот факт от французского нотариуса. Конечно, есть семейные пары, которые живут вместе, но не регистрируют свой брак. Для этого в русском языке есть не очень благозвучные юридические определения «сожитель» и «сожительница».

Эти термины используются в юридических документах. Во французской документации в таких случаях используют термины, соответственно, «concubin» и «concubine». В некоторых случаях используют хорошо известное сейчас в Грузии слово «cohabitation». Но Иванишвили и Хведелидзе спокойно подписывают во Франции юридические документы, из которых следует, что они не только не живут вместе как семья, но и не женаты, и никогда не состояли в браке, с кем бы то ни было! Строго говоря, кроме написания имен и дат рождения, все личные данные Иванишвили и Хведелидзе в этих документах сфальсифицированы. Например, согласно регистрационным документам французских компаний Kana International и Boileau-Voltaire, «Mademoiselle» Хведелидзе является «студенткой», гражданкой России, проживающей в Москве, по адресу: «Руставели 18». Тот же адрес и гражданство декларирует «Monsieur» Иванишвили. Но, слава богу, в 1994 году он уже не «студент», а «директор компании».

Честно говоря, эти документы производят впечатление сделанных наспех, словно их никто не вычитывал и не проверял. Как я уже сказал, местом рождения «партнеров по бизнесу» ложно указан населенный пункт «Bilissi». Мы конечно понимаем, речь идет о «Tbilissi». Но и это неправда. Поскольку во французском паспорте Хведелидзе, который она получила в 2004 году, местом ее рождения указан городок Сачхере, в Грузии. Кстати, этот паспорт был выдан на 10 лет, и с 18 февраля 2014 года будет уже недействительным. В декларации о доходах семейства Иванишвили, составленной в декабре 2012 года, местом рождения Хведелидзе так же указан Сачхере.

Согласно той же декларации, Иванишвили родился в деревне Чорвила, а вовсе не в Тбилиси. Но во французских документах у «не супругов» Иванишвили есть еще одна удивительная ложь. Это их московский адрес: Руставели, 18. В Москве действительно есть такая улица, но четная сторона домов там заканчивается на номере 14, с большим количеством «корпусов». Никакого дома №18 на этой улице нет. На самом деле Иванишвили должен был бы указать свои адреса, либо на Дербеневской набережной, либо на улице Саврасова.

Сейчас, кстати, квартира на улице Саврасова принадлежит Хведелидзе и Уте Иванишвили. Удивительно, что ни в одном из французских документов нет достоверной информации. Но мне удалось раздобыть более детальную копию записи о бракосочетании Иванишвили и Павловой в Париже. Так вот, там как раз есть упоминание родителей Иванишвили и адреса их квартиры в Тбилиси: Руставели, 18. Скорее всего, речь идет о проспекте Руставели. Но с Иванишвили уже ни в чем нельзя быть уверенным. Мне кажется маловероятным, что французский нотариус сам придумал все эти фальшивые адреса, места рождений и так далее. Он составил акт для регистрации компаний Иванишвили на основании той информации, которую ему предоставил сам Иванишвили. В том числе и «информацию» о том, что он и Екатерина Хведелидзе не являются супругами, и вообще холосты, никогда и ни с кем не состояли в браке, и никакого развода с Павловой никогда не было. Но дело в том, что нотариус, по крайней мере во Франции, не имеет право составлять документы с чьих-то слов. Однажды обман раскроется, и нотариус навсегда потеряет свою работу. Это в лучшем случае. Все может для него закончится очень плохо. Но тогда, что заставило нотариуса пойти на откровенную фальсификацию личных данных клиента? Только крупная взятка? Или, возможно, этот нотариус был полным кретином? Но мэтр Пустис довольно известный сейчас нотариус, и кретином его никак не назовешь.

Интересно, что эта маниакальная увлеченность фальсификацией личных данных проявилась у супругов Иванишвили даже через много лет. В 2011 году французская компания по управлению недвижимостью «SCI Du 29 rue de La Princesse» подала очередной отчет в Коммерческий регистр Франции. Компания сообщала о смене владельца доли в капитале. Основным владельцем компании является сам Бидзина Иванишвили.

Кстати, он почему-то не указал эту компанию в своей грузинской декларации о доходах. Ему принадлежат 99 долей из 100. Номинальным партнером у Иванишвили в этой компании (как и в некоторых других) был бывший сотрудник посольства Франции в Москве Бертран Куэ. Он проработал на Иванишвили не меньше 15 лет. Согласно отчету компании, Куэ уступил «Madame» Екатерине Хведелидзе свою малую долю в «SCI Du 29 rue de La Princesse». Да-да, в 2011 году она уже наконец-то записалась как «Madame». Более того, на этот раз она сообщила, что является супругой Бидзины Иванишвили. Она не только правильно указала дату своего рождения, 27 августа 1972 года, но и название города, в котором родилась: Сачхере, а не Тбилиси. Но вот какая проблема! Согласно тексту отчета компании «SCI Du 29 rue de La Princesse», «Madame» Хведелидзе является гражданкой Грузии, а не Франции! Так и написано! И живет она не во Франции, а в Тбилиси, на улице Крылова. Удивительно, в Грузии, при регистрации своих компаний, Хведелидзе гордо указывает, что она является гражданкой Франции, а во Франции указывает, что она – гражданка Грузии.

Сначала я подумал, что это очень странно, и даже нелепо. А потом я еще подумал, и решил посмотреть все самые маленькие детали отчета. И наконец, в самом конце документа, сразу под подписями Иванишвили, Куэ и Хведелидзе, обнаружил миниатюрный штампик. Обычно, читая документы, мы не обращаем внимание на такие штампики-печати, или просто скользим по ним равнодушным взглядом. Но не в этот раз. Маленький штампик был оставлен налоговым инспектором, который ведет досье компании. Есть дата, номер досье, имя инспектора. Но самым интересным было название этого налогового подразделения. Оно называется «Налоговая инспекция нерезидентов». Это означает, что для французской налоговой инспекции Иванишвили и Хведелидзе официально НЕ ЯВЛЯЮТСЯ резидентами Франции. А например, финансовые вложения нерезидентов во Франции, насколько мне известно, не облагались налогом. Не думаю, что ситуация очень сильно изменилась после прихода к власти социалистов. Но зачем Екатерине Хведелидзе все еще изображать из себя во Франции иностранку, которая не живет во Франции? Если это сознательный обман, для «оптимизации налогов», то он настолько глуп, что даже сравнить не с чем!

Между прочим, на компанию «SCI Du 29 rue de La Princesse» записано владение участками земли, общей площадью 108 тысяч квадратных метров. И все это добро находится в Лювсьенне, рядом с Версалем. Каждый метр земли (не жилой площади!) в Лювсьенне стоит около 500 евро. Сколько получается? 54 миллиона евро! Такие вещи надо бы декларировать, «Monsieur» премьер-министр!

* На фото - Инга Павлова.

triaenodon.livejournal.com

Екатерина хведелидзе – бидзина цинцадзе биография

Автор Нино Баркадзе и Дэйв Блосс

03 April 2016

Поддержать насФото выше: Состояние бывшего премьер-министра Бидзина Иванишвили и его супруги Екатерины оценивается в 5 млрд долларов. Иванишвили понадобилось почти четыре года, чтобы, согласно требованиям закона о противодействии отмыванию денег, предоставить копию своего паспорта (фото: Елена Асатиани)

Тбилиси, Республика Грузия – Не все богатство Бидзины Иванишвили скрыто в сейфах. Его стеклянный дом площадью 10 033 кв. м возвышается над столицей страны, в которую он вернулся премьер-министром из России, куда уехал еще молодым человеком и накопил миллиарды долларов до возвращения в Грузию в 2004 году.

Также не совсем скрыт след его хранилища денег и инвестиций. Как премьер-министр Грузии в 2012-2013 годах, до того как он вышел в отставку и назначил своего заместителя, он должен был представить официальные декларации об имуществе. 72 страницы перечисляют десятки объектов недвижимости, акции, банковские счета и бизнесы.

Но одна компания из его империи, Lynden Management Ltd., не перечислена в этих декларациях.

Иванишвили держал ее на расстоянии — до такой степени, что 4 года не давал своим представителям послать копию паспорта и документ, подтверждающий адрес проживания, (например, счет за коммунальные услуги) в Mossack Fonseca, находящуюся в Панаме — офшорную исполнительную организацию, зарегистрировавшую Lynden Management Ltd. на БВО в 2006 году.

Компания Lynden Management интересна потому, что Иванишвили и его близкие партнеры недавно потеряли 100 млн долларов в другой компании, Raptor Pharmaceuticals, чьими акциями он владеет через компании, связанные с Lynden Management. Иванишвили указал Raptor в списке своих финансовых деклараций 2012 и 2013 годов.

Компании Bukit Merah Limited, Tanah Merah Limited, Serangoon Limited и Seletar Limited зарегистрированы по одному адресу в городе Нассау (Багамы)

Панамские документы

Материалы, полученные в результате одной из крупнейших утечек информации в истории современной журналистики, раскрывают секретные офшорные компании, которые мировые диктаторы, бизнес-магнаты и преступники используют для сокрытия состояний, уклонения от налогов и мошеннических операций

Читать далее

Mossack Fonseca нужна была копия паспорта Иванишвили и документ, подтверждающий адрес проживания, чтобы, во-первых, удовлетворить запрос 2011 года БВО Агентства по финансовым расследованиям и для того, чтобы соответствовать поправкам 2012 года в Кодексе о мерах противодействия легализации незаконных доходов и финансированию терроризма.

Его отклонение можно проследить через десятки сообщений в электронной почте и приложенные документы 2011-2015 годов, согласно внутренним данным Mossack Fonseca, полученным немецкой газетой Suddeutsche Zeitung и распространенным Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ) между OCCRP и больше чем 110 СМИ — партнерами из 82 стран.

Копия паспорта Иванишвили, предоставленная им спустя более чем три года после официального запроса

Suddeutsche Zeitung получила эти файлы от анонимного источника и поделилась ими с ICIJ, который, в свою очередь, организовал глобальное сотрудничество.

Несмотря на то что Иванишвили был признанным бенефициаром-собственником компании Lynden Management в 2011 году, контрольно-правовой отдел Mossack Fonseca провел следующие 4 года в попытках получить копию паспорта Иванишвили, которая была необходима для соблюдения законов о противодействии легализации незаконных доходов. В августе 2015 года они все-таки получили копию его паспорта. По состоянию на сентябрь 2015 года у них все еще нет документа, подтверждающего адрес проживания Иванишвили.

Через Lynden Management и другие структуры Иванишвили и его близкие партнеры в одно время контролировали примерно 20 процентов акций Raptor Pharmaceuticals — огромной американской компании с бурным прошлым на Нью-Йоркской фондовой бирже. В 2015 году компания Raptor пострадала вследствие отсутствия положительных результатов клинического исследования детского препарата от неалкогольного стеатогепатита — воспаления, вызванного накоплением жиров в печени.

Иванишвили потерял по крайней мере 100 млн долларов на счете, включавшем в себя данную инвестицию компанией Raptor. Он подал в суд на Credit Suisse Bank в Швейцарии, утверждая, что один из банковских сотрудников, занимающийся частными капиталовложениями, незаконно скрыл от Иванишвили информацию об убытках от рискованных инвестиций. Банковский сотрудник был обвинен в снятии денег со счета Иванишвили и их переводе на два счета пока еще неизвестных русских, связанных с конгломератом «Газпром», с целью погашения убытков по их счетам.

Бидзина Иванишвили – бенефициар компании Lynden Management Ltd.

Он подал в суд на швейцарский банк после того, как с его счета в этом банке исчезли 100 млн долларов Фото: Netgazeti/Тазо Купрейшвили)

Эта потеря относительно мала для Иванишвили, который заработал свое состояние через банковскую деятельность и горную добычу после распада Советского Союза. В 2016 г. рейтинг миллиардеров журнала Forbes вычисляет его чистую стоимость в 4,8 млрд долларов, что на 400 млн долларов меньше, чем в прошлом году.

Любопытная история отказа Иванишвили представить свои документы началась 21 ноября 2011 года, когда Mossack Fonseca получила письмо от Агентства финансовых расследований БВО с просьбой предоставить в течение семи дней информацию о собственниках-бенефициарах компании Lynden Management, ee директоров, акционеров, бенефициаров, существующих банковских счетах и активах, полную информацию о родственных компаниях и полную документальную проверку деятельности Lynden Management, проделанную Mossack Fonseca.

В течение трех недель сингапурский офис Mossack Fonseca, занимавшийся делом Lynden Management, уведомил главный офис в Панаме о том, что Иванишвили был бенефициарным собственником компании. В итоге исследование, проводившееся Агентством финансовых расследований в 2011 году, было закрыто без принятия каких-либо мер.

Но согласно длинной переписке между офисами Mossack Fonseca, компания не могла получить копию его грузинского паспорта до 19 августа 2015 года. В определенный момент сингапурский офис спросил о последствиях в случае отсутствия паспорта. Главный офис в Панаме ответил: “Если мы получим специальное расследование по этой компании и не сумеем представить нужную информацию, мы можем понести административную и предусмотренную законом ответственность в виде штрафов. Пожалуйста, имейте в виду, что по закону в обязательном порядке вся предшествующая документация должна быть в файле зарегистрированного агента».

Ни швейцарский адвокат, занимающийся иском Иванишвили к Credit Suisse, ни его финансовые представители не ответили, почему была создана компания Lynden Management, каким бизнесом она занимается и почему потребовалось столько времени на представление копии паспорта.

Поддержать нас

kvartal-sobitii.ru

Екатерина Хведелидзе-Иванишвили уверена в победе на выборах в Грузии

Тбилиси, 16 января 2012, 20:10 — REGNUM  Грузинский олигарх Бидзина Иванишвили заявляет, что его семья очень демократична, и такой же он хочет построить страну. "В семье мы всегда все решаем вместе, согласованно. Когда я сделал заявление о приходе в политику, конечно, в принятии этого решения участвовала вся моя семья, и даже маленький Цотне осознавал, будет видеть меня не так часто, как прежде", - пояснил Иванишвили и подчеркнул, что решение о его включении в политику принимала вся семья.

Точно так же решение о включении в политику его жены Екатерины Хведелидзе было принято всей семьей, заверил журналистов Иванишвили. Он опроверг мнение о том, что выбрал жену в качестве основателя и руководителя партии, потому что не доверяет своему окружению. "Окружение тут ни при чем. Окружение у меня хорошее", - отметил Иванишвили. По его словам, в запасе у семьи Иванишвили был еще один альтернативный вариант - 19-летний сын Ута, но так как Конституция Грузии ограничивает его права на участие в парламентских выборах, лучшим вариантом оказалась кандидатура Екатерины Хведелидзе.

"В данном случае лучшим вариантом является Эка (Екатерина Хведелидзе), так как она не является несовершеннолетней. Уте 19 лет, и Конституция Грузии ограничивает его права на участие в парламентских выборах. Соответственно, участие примет Екатерина Хведелидзе-Иванишвили. Моя фамилия необходима ей потому, что население сегодня равняется на мою фамилию и связывает с ней надежды", - заявил бизнесмен.

В то же время он выразил уверенность, что власти Грузии, точнее, один человек (президент Михаил Саакашвили, потому что именно он один принимает решения) будет вынужден восстановить ему гражданство Грузии, точно так же, как ранее вернул гражданство его жене. Вероятность того, что "один человек" поступит иначе и не восстановит Иванишвили гражданства, по мнению бизнесмена, очень невелика, около 1-2%.

Отвечая на вопрос о влиянии окружения на принятие им решений, Иванишвили подчеркнул, что никто не вынуждает и не может вынудить его принять то или иное решение. "Я не тот человек. Я с 10 лет рос самостоятельно. С 12 лет я ходил на работу в соседние города, во время школьных каникул. Так что никто не заставит меня принять решение, которое мне не нравится. Все решения, которые мы принимаем, своевременны. Мы не планируем, что все останется так, как сейчас. Думаю, что заявление, которое мы сделали (о приходе в политику Екатерины Хведелидзе), временное, и я уверен, что мы заставим "одного человека", чтобы он восстановил законность и в моем случае", - заверил журналистов Иванишвили.

Свой приход в политику прокомментировала и супруга Бидзины Иванишвили. Она подчеркнула, что это было семейное решение, и что все члены семьи были готовы к тому, чтобы в определенный момент взять ответственность на себя. "Сегодня настал такой момент, когда моему мужу ограничивают возможность политической деятельности. Соответственно я, исходя из моих возможностей, сделаю все, что вы пересмотрите деятельность женщин в грузинской истории, согласитесь, что она была успешной, и женщин всегда отличали принципиальность, целеустремленность и преданность делу", - заявила Екатерина Хведелидзе. Она выразила уверенность, что "Грузинская мечта" одержит победу, и самую большую победу ей принесет день выборов.

"Думаю, нынешняя власть не сможет принять такой закон, который запретит моему мужу давать мне советы или помогать в принятии решений. Я ничего не боюсь и ко всему готова", - заявила супруга олигарха Иванишвили.

Напомним, что в начале октября 2011 года Бидзина Иванишвили заявил о намерении создания своей партии и участия в парламентских выборах 2012 года. Он выступил с резкой критикой властей и призвал президента Грузии Михаила Саакашвили уйти в отставку. 11 октября 2011 года Иванишвили и его супруга указом президента были лишены грузинского гражданства. Адвокаты Иванишвили обжаловали этот указ в суде, и в конце декабря Тбилисский городской суд признал несоответствующей закону только часть указа относительно лишения гражданства Екатерины Хведелидзе. После этого решения суда жена Бидзины Иванишвили сообщила о намерении создания партии и участия в парламентских выборах, а ее адвокаты потребовали немедленного исполнения решения суда о восстановлении ей грузинского гражданства.

regnum.ru

Супруга Иванишвили идет в политику

ТБИЛИСИ---Супруга Бидзины Иванишвили Екатерина Хведелидзе намерена основать политическую партию и баллотироваться в парламент. Об этом сегодня сообщили сторонники бизнесмена. По их словам, это позволит Иванишвили без каких-либо ограничений финансировать оппозицию.

Заявление Екатерины Хведелидзе оказалось таким же сюрпризом, как и аналогичный выход ее мужа Бидзины Иванишвили на политическую сцену. Кажется, никто в Грузии не был в состоянии предположить, что эта скромная женщина в очках с собранными на затылке волосами взвалит на себя тяжкое бремя политической борьбы.

О решении Хведелидзе сегодня на пресс-конференции сообщил ее адвокат Арчил Кбилашвили. «У нас впереди парламентские выборы. Екатерина Хведелидзе намерена основать партию, и в качестве члена этой партии баллотироваться в парламент», - сказал адвокат.

Никто пока не знает, как будет называться будущая партия. Даже сторонники Иванишвили пока только строят различные предположения о том, что будет представлять из себя новая политическая организация. Одни говорят, что это будет принципиально новый политический бренд, другие недоумевают, зачем понадобилась новая партия при том, что их количество в Грузии итак зашкаливает за все мыслимые пределы.

«Она может не основывать партию, а стать членом одной из уже существующих. Такое право каждому из нас гарантирует Конституция», - пожал плечами сторонник Иванишвили Закария Куцнашвили.

И он, и другие соратники Иванишвили признают, что главная причина, вынудившая Хведелидзе облечься в тогу политика, – это необходимость формирования легальной базы для финансирования оппозиции. Ее супруг должен иметь возможность делать это на законных основаниях (капитал бизнесмена превышает грузинский бюджет).

Такого права Иванишвили лишился в октябре прошлого года, когда президент подписал указ о лишении его грузинского гражданства. По местному законодательству, иностранцам запрещено финансировать грузинские политические партии.

Вместе с Иванишвили гражданства лишилась и его супруга. Но после двухмесячной судебной тяжбы в конце декабря суд постановил, что гражданство Хведелидзе следует вернуть. После этого и было принято решение о начале ее политической карьеры. Арчил Кбилашвили говорит, что это случилось во время новогодних праздников.

«Это ее личное решение и решение семьи Иванишвили», - объяснил Кбилашвили. Однако, как уверяет адвокат, сам Иванишвили отнюдь не намерен прекращать борьбу за возвращение грузинского гражданства.Екатерина Хведелидзе никогда не давала интервью, на публике она появляется только в сопровождении мужа. Даже личный адвокат Хведелидзе не сумел удовлетворить любопытства журналистов.

«Эхо Кавказа»: Чем она занимается? Кто она по профессии? Мы ничего о ней не знаем...Кбилашвили: На эти вопросы у меня ответов нет, потому что я действительно этого не знаю.«Эхо Кавказа»: Ну, хотя бы, сколько ей лет, вы можете сказать?Кбилашвили: И этого я не знаю. Можно посмотреть копию ее паспорта в судебном деле.

Скупые детали из жизни Хведелидзе мне удалось почерпнуть лишь из нескольких выступлений ее мужа. Иванишвили не раз заявлял, что она – его ближайший друг и соратник. О том, что ей 39 лет, можно тоже лишь догадываться: в одном интервью он признался, что разница в возрасте у него с женой 16 лет.

«Я женился в "европейском возрасте" – в 35 лет. Я исхитрился и женился на маленькой девочке 19 лет. Сейчас у нас четверо детей», - рассказывал Иванишвили.

С супругой он старается проводить как можно больше времени, часами гуляет с ней по вечерам. Именно она, как однажды признался Бидзина Иванишвили, привила ему любовь к импрессионизму. Она же собственноручно набирала на компьютере его первые политические заявления для общественности.

О том, как ориентируется в политике Екатерина Хведелидзе, можно судить по одному случаю, который, как рассказывал сам Иванишвили, произошел еще в ту пору, когда он горячо поддерживал Михаила Саакашвили.

«Моя жена очень любит читать. Она долго умоляла меня отнести Мише [роман Джорджа] Оруэлла «Скотный двор». Позднее я ей сказал, что теперь с ней согласен: в этой книге действительно описывается наше правительство», - рассказывал Иванишвили.

Его адвокаты уверяют, что преград на пути Хведелидзе в политику не существует, если администрация президента не опротестует решение суда о возвращении ей грузинского гражданства. В таком случае паспорт на руки ей могут выдать не раньше, чем через год, то есть после выборов.

Чтобы избежать такого развития событий, Хведелидзе уже обратилась в суд с просьбой вынести решение о возвращении ей паспорта, даже если рассмотрение апелляции по ее делу уже начнется. У суда две недели, чтобы дать ответ.

www.ekhokavkaza.com

Двойная жизнь Иванишвили, часть 2-я. Расследование Владимира Иванидзе

часть 1-я здесь.

Свободный анализ справки из 13 округа Парижа

Итак, посмотрим поближе на документ, полученный из мэрии 13 округа Парижа, в котором сообщается, что 25 ноября 1991 года Борис Иванишвили женился на Инге Павловой. Напомню лишь, что к тому моменту, согласно всем полуофициальным источникам, нынешний премьер-министр Грузии, и лидер так называемой «Грузинской мечты», Бидзина Иванишвили уже был женат на Екатерине Хведелидзе.

Первое противоречие, которое бросается в глаза, это место рождения Иванишвили, указанное в документах регистрации его бракосочетания. В выписке регистрации сказано: «Бидзина Григорьевич Иванишвили, родившийся 18 февраля 1956 года, в Тбилиси (Советская Социалистическая республика Грузия)».

Но дело в том, что, согласно различным официальным документам, удостоверяющим его личность, он родился вовсе не в Тбилиси, а в родной деревне Чорвила. Что это значит? Это значит, что заграничный паспорт, который он предъявил служащим мэрии 13 округа Парижа при регистрации брака, содержит именно эту информацию: родился в Тбилиси. И это ложная информация.

Конечно, сразу возникает вопрос, а что это за паспорт с ложными сведениями был у Иванишвили в 1991 году? Откуда он мог взяться? Для ответа на этот вопрос надо понять советскую эпоху конца 80-х, начала 90-х. С одной стороны, во времена Советского Союза режим выдачи заграничных паспортов и выезд за границу в «капиталистическую страну» был драконовским. Кроме обычной проверки личных данных, было еще собеседование, либо с «органами», вроде представителя КГБ, либо с каким-нибудь местным коммунистическим партийным царьком.

Но, с другой стороны, в 90-м и особенно в 91-м годах советская империя уже разваливалась. За взятку можно было сделать что угодно. А уж тем, кто был связан с ЦК Комсомола, не говоря уже об аппаратчиках Коммунистической партии, паспорт вообще могли выдать в один день, без особой проверки. А Иванишвили как раз был связан с Комсомолом, и довольно забавным образом.

Дело в том, что, кроме участия в банке Российский кредит, Иванишвили был еще и членом совета директоров московского Маркпольбанка. Это был, возможно, самый наглый банк за всю историю России. Всего лишь через несколько месяцев после начала его работы Центральный Банк России потребовал от владельцев закрыть Маркпольбанк за нелегальные операции. Но руководство банка проигнорировало этот окрик и продолжало осуществлять «банковские операции» еще три года, до появления закона о принудительном закрытии банков.

Иванишвили представлял в Маркпольбанке главных акционеров - Всесоюзный центр коммерческой информации (ВЦКИ) и советско-польское предприятие Марк Поль, в котором 50% также владела ВЦКИ. Эта организация, на мой взгляд, была создана исключительно для отмывания «комсомольских» денег.

Первоначальное название ВЦКИ, до перерегистрации, звучало как откровенная насмешка над здравым смыслом: «Всесоюзный центр коммерческой информации Федерации непрофессиональных кинематографистов Общества друзей кино СССР»(!). Что делал бывший «аспирант НИИ труда» и кандидат, очевидно, «наук труда», в таком заведении, можно только догадываться.

Организация была создана в 1988 году, как и само Общество друзей кино СССР, при участии ВЦСПС и Центрального комитета ВЛКСМ. Надо заметить, что Федерация непрофессиональных кинематографистов была лишь одной из трех, созданных при Обществе друзей кино СССР. Иванишвили устроился в эту организацию сразу после ее создания, и стал, то ли начальником отдела, то ли начальником управления. Непрофессиональными кинематографистами надо же было управлять. А то ведь неясные они, эти люди, «непрофессиональные кинематографисты».

Все эти федерации начали быстро создавать фирмы по торговле потребительскими товарами и сырьем, а так же занялись «обналичкой» денег «кооператоров», под видом которых чаще всего выступали всякие проходимцы и бандиты. К тому времени живых кооператоров оставалось уже немного, и у них были не те суммы, которые интересовали комсомольских функционеров.

Согласно сообщению газеты Коммерсант, в мае 1991 года в Обществе друзей кино и офисах его многочисленных «дочерних предприятий» милиция проводила крупномасштабные обыски, сопровождавшиеся арестами подозреваемых. К сожалению, детали этих событий мне пока не удалось найти. Но, я думаю, они найдутся. Возможно, эти события как-то повлияли на решение Бориса Григорьевича срочно жениться еще и во Франции. Но сейчас уже трудно говорить об этом с уверенностью.

Инга Павлова, бывшая супруга Иванишвили, утверждает, что Иванишвили хотел покинуть Москву и уехать в Париж из-за страха перед «танками» и смутной обстановкой в России. Так он ей говорил. Сам Бидзина (Борис) Григорьевич ничего не рассказывает.

По словам Инги Павловой, она «знала, что у Бори была какая-то девчонка в Грузии», но ей, как она сказала, «в голову не могло прийти, что он уже женился на ней», за месяц до своего бракосочетания в Париже. Как утверждает Павлова, она обнаружила это, когда искала новости об Иванишвили. В 2011 году он появился на сцене из ниоткуда и заявил о своих политических амбициях. В конце концов, Павлова обнаружила видеозапись в YouTube, где Хведелидзе, по ее словам, рассказывала, как она выходила замуж за Иванишвили в октябре 1991 года.

Когда я спросил Ингу, знала ли она, что в 1992 году у Иванишвили и Эки Хведелидзе родился сын Ута, она растерялась и не смогла ясно ответить на этот вопрос. Вообще говоря, складывается впечатление, что даже если Инга Павлова и верила, что у нее с Иванишвили что-то получится, то это ощущение покинуло ее довольно скоро. (Интервью Павловой будет опубликовано).

Точно так же она не смогла ответить на вопрос о втором сыне Иванишвили. Бера Иванишвили родился в декабре 1994 года, через 7 месяцев после даты решения суда о разводе его отца с Ингой Павловой. И родился он, судя по всему, во Франции. Похоже, Павлова действительно не знала о рождении детей, или не задумывалась над этим. По ее словам, она даже не была уверена, что разведена с Иванишвили. Все произошло без ее участия.

Итак, Иванишвили и Павлова были разведены 18 мая 1994 года, по решению Парижского Трибунала. Замечу лишь, что разведены они были по их «совместной просьбе», как сказано в документе о решении суда. Интересно было бы узнать обстоятельства развода.

Инга Павлова утверждает, что не подписывала никаких документов по разводу. Единственное, что она подписала, по ее словам, так это бумажку, которую потребовал подписать адвокат «от Бориса». На бумажке излагался абсурдный ультиматум: Павлова должна была родить для Иванишвили пятерых детей, а иначе – развод! Это похоже на что угодно, но только не только не на обращение в суд, чтобы «развестись по обоюдному согласию». Павлова, конечно, отказалась рожать «пятерых детей» и поставила свою подпись. В результате, как говорит Павлова, она даже не знала, что в мае прошло заседание суда, который принял решение о разводе.

Самое интересное, что Екатерина Хведелидзе, судя по всему, находилась в Париже к моменту развода Иванишвили и Павловой. Решение о разводе было вынесено 18 мая 1994 года. А уже через два дня Иванишвили и Хведелидзе зарегистрировали в Париже одновременно сразу две компании: общество ограниченной ответственности Kana International и компанию по управлению недвижимостью Boileau-Voltaire.

Иными словами, все было довольно точно спланировано. Иванишвили и Хведелидзе ждали лишь того дня, когда суд примет решение о разводе с Павловой. В тексте регистрации обоих компаний есть примечание нотариуса Жана Пустиса, что акты создания компаний зарегистрированы в присутствии Иванишвили и Хведелидзе. На каждой странице стоят их инициалы, а в конце текста – подписи и полное написание фамилий.

Но настоящий шок вызывает другое обстоятельство. В документах регистрации компаний подчеркивается, что «партнеры», и Иванишвили, и Хведелидзе, оба являются «célibataire majeure», то есть совершеннолетними и НЕ СОСТОЯЩИМИ в браке. В отношении Хведелидзе парижский нотариус, ко всему прочему, использует в тексте недвусмысленное обращение «mademoiselle». Такое определение используют обычно в отношении молодых незамужних женщин. Но если женщине 70 лет и она никогда не была замужем, то она тоже является «mademoiselle».

Французское слово «célibataire» не только означает одинокий неженатый мужчина, или одинокая незамужняя женщина. Такой статус подчеркивает, что человек не состоял ранее в браке. Для тех, кто был женат, но развелся, есть другое юридическое определение «divorcé» - разведенный, со всеми, вытекающими из этого определения обязательствами. Во всех юридических документах эти термины строго соблюдаются, чтобы избежать ошибок и фальсификаций.

Но тогда получается, что нынешний премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили является мошенником. Он «забыл» сообщить нотариусу, что два с половиной года был женат на Павловой и развелся всего лишь «позавчера». Это же относится к Хведелидзе, поскольку она утверждает, что вышла замуж за Иванишвили в октябре 1991 года, но почему-то скрыла этот факт от французского нотариуса.

Конечно, есть семейные пары, которые живут вместе, но не регистрируют свой брак. Для этого в русском языке есть не очень благозвучные юридические определения «сожитель» и «сожительница». Эти термины используются в юридических документах. Во французской документации в таких случаях используют термины, соответственно, «concubin» и «concubine». В некоторых случаях используют хорошо известное сейчас в Грузии слово «cohabitation».

Но Иванишвили и Хведелидзе спокойно подписывают во Франции юридические документы, из которых следует, что они не только не живут вместе как семья, но и не женаты, и никогда не состояли в браке, с кем бы то ни было!

Строго говоря, кроме написания имен и дат рождения, все личные данные Иванишвили и Хведелидзе в этих документах сфальсифицированы. Например, согласно регистрационным документам французских компаний Kana International и Boileau-Voltaire, «Mademoiselle» Хведелидзе является «студенткой», гражданкой России, проживающей в Москве, по адресу: «Руставели 18». Тот же адрес и гражданство декларирует «Monsieur» Иванишвили. Но, слава богу, в 1994 году он уже не «студент», а «директор компании».

Честно говоря, эти документы производят впечатление сделанных наспех, словно их никто не вычитывал и не проверял. Как я уже сказал, местом рождения «партнеров по бизнесу» ложно указан населенный пункт «Bilissi». Мы конечно понимаем, речь идет о «Tbilissi». Но и это неправда. Поскольку во французском паспорте Хведелидзе, который она получила в 2004 году, местом ее рождения указан городок Сачхере, в Грузии. Кстати, этот паспорт был выдан на 10 лет, и с 18 февраля 2014 года будет уже недействительным.

В декларации о доходах семейства Иванишвили, составленной в декабре 2012 года, местом рождения Хведелидзе так же указан Сачхере. Согласно той же декларации, Иванишвили родился в деревне Чорвила, а вовсе не в Тбилиси. Но во французских документах у «не супругов» Иванишвили есть еще одна удивительная ложь. Это их московский адрес: Руставели, 18. В Москве действительно есть такая улица, но четная сторона домов там заканчивается на номере 14, с большим количеством «корпусов». Никакого дома №18 на этой улице нет.

На самом деле Иванишвили должен был бы указать свои адреса, либо на Дербеневской набережной, либо на улице Саврасова. Сейчас, кстати, квартира на улице Саврасова принадлежит Хведелидзе и Уте Иванишвили.

Удивительно, что ни в одном из французских документов нет достоверной информации. Но мне удалось раздобыть более детальную копию записи о бракосочетании Иванишвили и Павловой в Париже. Так вот, там как раз есть упоминание родителей Иванишвили и адреса их квартиры в Тбилиси: Руставели, 18. Скорее всего, речь идет о проспекте Руставели. Но с Иванишвили уже ни в чем нельзя быть уверенным.

Мне кажется маловероятным, что французский нотариус сам придумал все эти фальшивые адреса, места рождений и так далее. Он составил акт для регистрации компаний Иванишвили на основании той информации, которую ему предоставил сам Иванишвили. В том числе и «информацию» о том, что он и Екатерина Хведелидзе не являются супругами, и вообще холосты, никогда и ни с кем не состояли в браке, и никакого развода с Павловой никогда не было.

Но дело в том, что нотариус, по крайней мере во Франции, не имеет право составлять документы с чьих-то слов. Однажды обман раскроется, и нотариус навсегда потеряет свою работу. Это в лучшем случае. Все может для него закончится очень плохо. Но тогда, что заставило нотариуса пойти на откровенную фальсификацию личных данных клиента? Только крупная взятка? Или, возможно, этот нотариус был полным кретином? Но мэтр Пустис довольно известный сейчас нотариус, и кретином его никак не назовешь.

Интересно, что эта маниакальная увлеченность фальсификацией личных данных проявилась у супругов Иванишвили даже через много лет. В 2011 году французская компания по управлению недвижимостью «SCI Du 29 rue de La Princesse» подала очередной отчет в Коммерческий регистр Франции. Компания сообщала о смене владельца доли в капитале.

Основным владельцем компании является сам Бидзина Иванишвили. Кстати, он почему-то не указал эту компанию в своей грузинской декларации о доходах. Ему принадлежат 99 долей из 100. Номинальным партнером у Иванишвили в этой компании (как и в некоторых других) был бывший сотрудник посольства Франции в Москве Бертран Куэ. Он проработал на Иванишвили не меньше 15 лет. Согласно отчету компании, Куэ уступил «Madame» Екатерине Хведелидзе свою малую долю в «SCI Du 29 rue de La Princesse».

Да-да, в 2011 году она уже наконец-то записалась как «Madame». Более того, на этот раз она сообщила, что является супругой Бидзины Иванишвили. Она не только правильно указала дату своего рождения, 27 августа 1972 года, но и название города, в котором родилась: Сачхере, а не Тбилиси.

Но вот какая проблема! Согласно тексту отчета компании «SCI Du 29 rue de La Princesse», «Madame» Хведелидзе является гражданкой Грузии, а не Франции! Так и написано! И живет она не во Франции, а в Тбилиси, на улице Крылова. Удивительно, в Грузии, при регистрации своих компаний, Хведелидзе гордо указывает, что она является гражданкой Франции, а во Франции указывает, что она – гражданка Грузии.

Сначала я подумал, что это очень странно, и даже нелепо. А потом я еще подумал, и решил посмотреть все самые маленькие детали отчета. И наконец, в самом конце документа, сразу под подписями Иванишвили, Куэ и Хведелидзе, обнаружил миниатюрный штампик.

Обычно, читая документы, мы не обращаем внимание на такие штампики-печати, или просто скользим по ним равнодушным взглядом. Но не в этот раз. Маленький штампик был оставлен налоговым инспектором, который ведет досье компании. Есть дата, номер досье, имя инспектора. Но самым интересным было название этого налогового подразделения. Оно называется «Налоговая инспекция нерезидентов».

Это означает, что для французской налоговой инспекции Иванишвили и Хведелидзе официально НЕ ЯВЛЯЮТСЯ резидентами Франции. А например, финансовые вложения нерезидентов во Франции, насколько мне известно, не облагались налогом. Не думаю, что ситуация очень сильно изменилась после прихода к власти социалистов.

Но зачем Екатерине Хведелидзе все еще изображать из себя во Франции иностранку, которая не живет во Франции? Если это сознательный обман, для «оптимизации налогов», то он настолько глуп, что даже сравнить не с чем!

Между прочим, на компанию «SCI Du 29 rue de La Princesse» записано владение участками земли, общей площадью 108 тысяч квадратных метров. И все это добро надодится в Лувсьенне, рядом с Версалем. Каждый метр земли (не жилой площади!) в Лювсьенне стоит около 500 евро. Сколько получается? 54 миллиона евро! Такие вещи надо бы декларировать, «Monsieur» премьер-министр!

(Продолжение последует)

Оригинал здесь.

olegpanfilov2.livejournal.com

Грузинский мечтатель

"В 1991 году в возрасте 35 лет Бидзина Иванишвили женился на девятнадцатилетней Эке Хведелидзе".

Проглядывая не в первый раз статью об Иванишвили в "Википедии", я обратил внимание на коротенькое сообщение, которого не было еще три-четыре месяца назад. Оно гласило: "Ранее Иванишвили женился во Франции 25 ноября 1991 года на Инге Альбертовне Павловой и был разведен 18 мая 1994 года".

Ошибка? Ведь именно в 1991-м Иванишвили женился на женщине, которую он зовет "моя Эка", а вовсе не на Инге Павловой. Какая еще Павлова?!

Но информация о Павловой была добросовестно снабжена ссылкой на источник: Acte de Mariage registre 441 Numero d'acte 821 la mairie de Paris 13 arrondissement.

Я начал искать эту самую Ингу Альбертовну Павлову и довольно быстро выяснил, что единственная женщина с таким именем и отчеством зарегистрирована в Москве, в доме, находящемся в переулке, который выходит на Тверскую улицу, в двух шагах от Красной площади. Родилась эта самая Инга 9 сентября 1963 года.

Продолжив поиски, я обнаружил, что Инга Павлова указана в качестве учредителя и бухгалтера московского ТОО "Факториал Компания". При регистрации в марте 1994 года эта компания назвалась чуть иначе – "Компания Факториал". Ее деятельность заключалась в "маркетинговых исследованиях" и в "посреднических услугах".

Также выяснилось, что Инга Павлова несколько лет работала в одном из банков Иванишвили – в Импэксбанке. И вот, после того как удалось обнаружить прямую связь Инги Павловой с бизнесом Иванишвили, мне показалось, что стоит всерьез проверить информацию о второй (или первой?) жене Иванишвили.

Парижские друзья подсказали мне, что можно сделать прямой запрос в мэрию Парижа, и она быстро найдет необходимые документы при условии, что в запросе будет указана точная дата бракосочетания и имена-фамилии. Отправив запрос, я через несколько дней получил письмо из мэрии Парижа, к которому прилагался документ с печатью. Документ был озаглавлен: "Выписка из акта бракосочетания". В нем черным по белому было написано, что 25 ноября 1991 года в мэрии 13 округа Парижа был заключен брак между Иванишвили Бидзиной Григорьевичем и Павловой Ингой Альбертовной. Также сообщалось, что 18 мая 1994 года Суд Парижа принял решение о разводе Иванишвили и Павловой по их совместной просьбе. Вот этот документ.

Выписка из акта бракосочетания Бидзины Иванишвили Выписка из акта бракосочетания Бидзины Иванишвили
Друг непрофессиональных кинематографистов
К тому моменту, к 25 ноября 1991 года, согласно всем имеющимся источникам, нынешний премьер-министр Грузии, владелец и лидер так называемой "Грузинской мечты", Бидзина Иванишвили уже был женат на Екатерине Хведелидзе.

Однако документ, полученный из мэрии 13 округа Парижа, выявил не только это несовпадение. Первое противоречие, которое бросается в глаза, связано с местом рождения Иванишвили. В выписке регистрации сказано: "Бидзина Григорьевич Иванишвили, родившийся 18 февраля 1956 года, в Тбилиси (Советская Социалистическая Республика Грузия)".

Но, согласно различным официальным документам, удостоверяющим его личность, Иванишвили родился вовсе не в Тбилиси, а в деревне Чорвила. Это значит, что заграничный паспорт, который Иванишвили предъявил при регистрации брака служащим мэрии 13-го округа Парижа, содержит ложную информацию.

Для ответа на вопрос, как это могло случиться, стоит вспомнить некоторые особенности советской действительности конца 1980-х – начала 1990-х годов. С одной стороны, во времена Советского Союза режим оформления заграничных паспортов, да еще для выезда в "капиталистическую страну", был драконовским. Но, с другой стороны, в 1990-м и, тем более, в 1991 году советская империя уже разваливалась. За взятку можно было получить что угодно. А уж тем, кто был связан с ЦК КПСС или ВЛКСМ, загранпаспорт вообще могли выдать в один день, без особой проверки. Наш герой как раз был связан с комсомолом, и вот каким образом.

Дело в том, что, кроме участия в банке "Российский кредит", Иванишвили был еще и членом совета директоров московского Маркпольбанка. Это был, возможно, самый наглый банк за всю историю России. Всего лишь через несколько месяцев после начала его работы Центральный Банк России потребовал от владельцев закрыть Маркпольбанк за нелегальные операции. Но руководство банка проигнорировало этот окрик и продолжало осуществлять "банковские операции" еще три года, до появления закона о принудительном закрытии банков.

Иванишвили представлял в Маркпольбанке главных акционеров – Всесоюзный центр коммерческой информации (ВЦКИ) и советско-польское предприятие "Марк Поль", в котором 50 процентами акций также владела ВЦКИ. Уже в те годы говорили, что ВЦКИ был создан исключительно для отмывания "комсомольских" денег.

Первоначальное название ВЦКИ звучало как откровенная издевка над здравым смыслом: "Всесоюзный центр коммерческой информации Федерации непрофессиональных кинематографистов Общества друзей кино СССР". Организация была создана в 1988 году, как и само Общество друзей кино СССР, при участии Центрального комитета ВЛКСМ и ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов). Надо заметить, что Федерация непрофессиональных кинематографистов была лишь одной из трех, созданных при Обществе друзей кино СССР. Все эти федерации начали быстро создавать фирмы по торговле потребительскими товарами и сырьем, а также занялись "обналичкой" денег "кооператоров", под видом которых чаще всего выступали проходимцы и бандиты.

Согласно сообщению газеты "Коммерсант", в мае 1991 года в Обществе друзей кино и офисах его многочисленных "дочерних предприятий" милиция проводила крупномасштабные обыски, сопровождавшиеся арестами подозреваемых. Возможно, именно эти события повлияли на решение Бориса Григорьевича срочно жениться, причем не в Москве или Тбилиси, а во Франции.

Инга Павлова утверждает, что Иванишвили хотел покинуть Москву и уехать в Париж из-за страха перед смутной обстановкой в России. Так он ей говорил. Касаясь темы личной жизни, она рассказывает, что "знала, что у Бори была какая-то девчонка в Грузии", но ей, Инге, "в голову не могло прийти, что он уже женился на ней" – за месяц до их бракосочетания в Париже. Как утверждает Павлова, она обнаружила это, когда искала новости об Иванишвили и наткнулась на видеозапись в YouTube, где Хведелидзе рассказывала, как она выходила замуж за Иванишвили в октябре 1991 года.

Когда я спросил Ингу, знала ли она, что в 1992 году у Иванишвили и Эки Хведелидзе родился сын Ута, она растерялась и не смогла внятно ответить на этот вопрос. Точно так же она не смогла ответить на вопрос о втором сыне Иванишвили. Бера Иванишвили родился в декабре 1994 года, через 7 месяцев после разводе его отца с Ингой Павловой. Похоже, Павлова действительно не знала о рождении детей. По ее словам, она даже не была уверена, что разведена с Иванишвили. Все произошло без ее участия. Хотя в документе о решении суда сказано, что разведены они были по их "совместной просьбе".

Никогда не состоявший в браке
Инга Павлова утверждает, что не подписывала никаких документов по разводу. Единственное, что она подписала, по ее словам, так это бумажку, которую ей предъявил адвокат "от Бориса". На бумажке излагался абсурдный ультиматум: Павлова должна была родить для Иванишвили пятерых детей, а иначе – развод! Она, конечно, отказалась рожать "пятерых детей", что и засвидетельствовала своей подписью. Как говорит Павлова, она даже не знала, что в мае прошло заседание суда, который принял решение о разводе. Свадьба Бидзины Иванишвили и Эки Хведелидзе 19 октября 1991 г. Свадьба Бидзины Иванишвили и Эки Хведелидзе 19 октября 1991 г. Екатерина Хведелидзе, судя по всему, находилась в Париже к моменту развода Иванишвили и Павловой. Решение о разводе было вынесено 18 мая 1994 года, а уже через два дня Иванишвили и Хведелидзе зарегистрировали в Париже сразу две компании: общество с ограниченной ответственностью Kana International и компанию по управлению недвижимостью Boileau-Voltaire. В тексте регистрации обоих компаний есть примечание нотариуса Жана Пустиса, что акты зарегистрированы в присутствии Иванишвили и Хведелидзе. На каждой странице стоят их инициалы, а в конце текста – подписи и полное написание фамилий.

Удивление, однако, вызывает другое обстоятельство. В документах регистрации компаний зафиксировано, что "партнеры", Иванишвили и Хведелидзе, célibataire majeure, то есть оба совершеннолетние и не состоят в браке. В отношении Хведелидзе парижский нотариус, ко всему прочему, использует в тексте обращение mademoiselle.Французское слово célibataire не только означает одинокий неженатый мужчина или одинокая незамужняя женщина. Такой статус подчеркивает, что человек никогда не состоял в браке. Для тех, кто был женат, но развелся, есть другое определение: divorcé. Во всех юридических документах эти термины строго соблюдаются, чтобы избежать ошибок и фальсификаций.

Но тогда получается, что нынешний премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили "забыл" сообщить нотариусу, что два с половиной года был женат на Павловой и развелся всего лишь позавчера. Это же относится к Хведелидзе, которая вышла замуж за Иванишвили в октябре 1991 года, но почему-то скрыла этот факт от французского нотариуса.

Строго говоря, кроме написания имен и дат рождения, все личные данные Иванишвили и Хведелидзе в этих документах сфальсифицированы. Например, согласно регистрационным документам французских компаний Kana International и Boileau-Voltaire, мадемуазель Хведелидзе – студентка, гражданка России, проживающая в Москве, по адресу: улица Руставели, 18. Тот же адрес и гражданство декларирует мсье Иванишвили.

Документы производят впечатление сделанных наспех, словно их никто не вычитывал и не проверял. Как я уже сказал, местом рождения "партнеров по бизнесу" ложно указан населенный пункт Bilissi. Мы, конечно, понимаем, речь идет о Тбилиси. Но и это неправда. Поскольку во французском паспорте Хведелидзе, который она получила в 2004 году, местом ее рождения указан грузинский городок Сачхере. К слову, этот паспорт был выдан на 10 лет, и с 18 февраля 2014 года будет уже недействительным.

В декларации о доходах семейства Иванишвили, составленной в декабре 2012 года, местом рождения Хведелидзе указан Сачхере. Согласно той же декларации, Иванишвили родился в деревне Чорвила, а вовсе не в Тбилиси. Но во французские документы никогда не состоявших в браке мсье Иванишвили и мадемуазель Хведелидзе вкралась еще одна ложь. Это их московский адрес: Руставели, 18. В Москве есть такая улица, но четная сторона домов там заканчивается на номере 14.

И даже нерезидент
Интересно, что эта увлеченность фальсификацией личных данных проявилась у супругов Иванишвили и много лет спустя, когда они стали уже известными персонажами деловой и политической жизни, каждый шаг которых на виду. В 2011 году французская компания по управлению недвижимостью SCI Du 29 rue de La Princesse подала очередной отчет в Коммерческий регистр Франции. Компания сообщала о смене владельца доли в капитале.

Основным владельцем компании был Бидзина Иванишвили. К слову, он почему-то не указал эту компанию в своей грузинской декларации о доходах и недвижимости. Ему принадлежат 99 долей из 100. Номинальным партнером у Иванишвили в этой компании (как и в некоторых других) был бывший сотрудник посольства Франции в Москве Бертран Куэ. Он проработал на Иванишвили не меньше 15 лет. Согласно отчету компании, Куэ уступил Madame Екатерине Хведелидзе свою малую долю в SCI Du 29 rue de La Princesse.

Да, в 2011 году она уже Madame и супруга Бидзины Иванишвили. Но теперь возникает другая проблема. Согласно тексту отчета компании SCI Du 29 rue de La Princesse, мадам Хведелидзе – гражданка Грузии, а не Франции. И живет она не во Франции, а в Тбилиси, на улице Крылова. В Грузии, при регистрации своих компаний, Хведелидзе указывает, что она гражданка Франции. А во Франции – что она гражданка Грузии. Чего ради?

Изучив все детали отчета, в самом нижнем его углу, сразу под подписями Иванишвили, Куэ и Хведелидзе, я обнаружил миниатюрный штампик. Он был проставлен налоговым инспектором, который ведет досье компании. На штампике – дата составления документа, номер досье, имя инспектора. И, главное в нашем случае, название подразделения: "Налоговая инспекция нерезидентов".

Это означает, что для французской налоговой инспекции Иванишвили и Хведелидзе – нерезиденты Франции. А финансовые вложения нерезидентов во Франции не облагаются налогом.

На компанию SCI Du 29 rue de La Princesse записано владение участками земли общей площадью 108 тысяч квадратных метров. И все это добро находится в Лувсьенне, рядом с Версалем. Каждый метр земли в Лувсьенне стоит около 500 евро. В общей сложности получается 54 миллиона евро.

Отчет компании SCI Du 29 rue de La Princesse в Коммерческий регистр Франции, 2011 год, страница подписей Отчет компании SCI Du 29 rue de La Princesse в Коммерческий регистр Франции, 2011 год, страница подписей

www.svoboda.org

Новости Руспрес - Грузинский премьер жульничал с документами любимой женщины

Экс-супруга Бидзины Иванишвили во Франции обвиняет его в тайном разводе и мошенничестве при регистрации компаний миллиардера

Инга Павлова, с которой, согласно журналистскому расследованию журналиста Владимира Иванидзе, годы назад грузинский миллиардер и бывший премьер-министр Бидзина Иванишвили был расписан в Париже в 1991-1994 годах (Иванидзе не раз публиковал полученный из Парижа документ, подтверждающий это), заявляет, что намерена подать в суд иск на Бидзину Иванишвили.

Она обвиняет Иванишвили в том, что тот тайно от нее развелся, а также в том, что после развода Иванишвили незаконно использовал ее документы в течение 11 лет. Речь идет о том, что часть бизнеса Иванишвили была зарегистрирована на Ингу Павлову, хотя она утверждает, что никакими компаниями никогда в жизни она не владела.

По ее словам, она заявила об этом в Налоговую полицию, дело затем передали в криминальную полицию на Петровку 38, "откуда пришел ответ: да, преступление есть, но дела уголовного заводить не будем, так как это было давно".

"Меня такой ответ не устраивает... 7 лет назад — это не так давно, и никто не имеет права использовать мои личные документы в корыстных целях", — заявляет Инга Павлова [...]

Ниже приводим вчерашнее видеобращение Инги Павловой:

 

****

Брак между Иванишвили Бидзиной Григорьевичем и Павловой Ингой Альбертовной заключен 25.11.1991 г. в мэрии 13-го округа Парижа

Таинственная жена Иванишвили

«В 1991 году в возрасте 35 лет Борис Иванишвили женился на девятнадцатилетней Эке Хвевелидзе». Сколько раз за последние два года мы читали или слышали эту фразу? Трудно сосчитать, не правда ли? Во всех версиях биографий Иванишвили присутствует именно эта фраза. Она кочует из публикации в публикацию. Да и версий этих, мягко говоря, не много. И ни в одной из них не говорится о том, где поженились Бидзина Иванишвили и Екатерина Хведелидзе. Нигде не называется точная дата свадьбы, бракосочетания, венчания, чего угодно... Как ни странно, мы даже не знаем наверняка, женаты ли они!

Эти двое граждан Франции пытаются, мягко говоря, активно управлять Грузией, а граждане Грузии даже не знают, где и когда эти двое граждан Франции поженились! Это несправедливо. Избиратели Иванишвили, конечно, обожают его виртуальные миллиарды, даже мечтают о них, но надо же и о семье подумать! Почему самая «достойная супруга» в Грузии ни разу не рассказала о самом счастливом дне в ее жизни? О том прекрасном дне, когда она стала «достойной» женой чорвильского красавца!

Кстати, термин «достойная жена» изобретен не мною. Я нашел его в одном крайне истерическом панегирике, посвященном Екатерине Хведелидзе. Самое смешное, что в панегирике ничего не сообщается об образовании Хведелидзе. Я уж не говорю том, что никто не знает на какую «учебу» Хведелидзе потратила 4,5 тысячи американских долларов. Удивительно, в Грузии за последние 10 лет создана одна из самых прозрачных и доступных систем электронной документации, а грузинские журналисты ею практически не пользуются! Впрочем, не будем отвлекаться от главного.

Бывают такие моменты в журналистских расследованиях, когда после изнурительных долгих поисков вдруг приходит простая и ясная идея. Однажды натыкаешься на странное сообщение, которое оказывается ключом к разгадке. И вот таким ключом стала банальная, перечитанная десятки раз статья в Википедии о Бидзине Иванишвили. Конечно, Википедия сильно подвержена влиянию разных «сил» и использовать ее как главный источник информации очень опасно. Иногда там есть и очевидная ложь. Но Википедия интересна тем, что позволяет быстро посмотреть хронологию событий и обновляемые источники информации. Обычно эти вещи трудно фальсифицировать. Да и острой необходимости в этом нет.

Так вот, проглядывая в очередной раз (и без всякой надежды) статью об Иванишвили в Википедии, я обратил внимание на коротенькое сообщение, которого не было еще три-четыре месяца назад. Вот это сообщение: «Ранее Иванишвили женился во Франции 25 ноября 1991 года на Инге Альбертовне Павловой и был разведён 18 мая 1994 года».

Это было полным безумием. Даже цивилизованный мир уже давно знает что в 1991 году Иванишвили женился на женщине, которую он зовет «моя Эка». Иными словами, в 1991 году он женился на Екатерине Хведелидзе, а вовсе не на Инге Павловой. Какая еще Павлова?!

Но в Википедии есть даже «ссылка №66» (по поводу Инги Павловой, бывшей жены Иванишвили), которая содержит следующий текст: «Acte de Mariage registre 441 Numero d'acte 821 la mairie de Paris 13 arrondissement». В переводе это означает буквально следующее (без знаков препинания): «Акт бракосочетания регистр 441 Номер акта 821 мэрия Парижа 13 округ».

Сначала я подумал, что эта ссылка какая-то нелепая. Обычно ссылки в Википедии ведут к публикациям, которые можно найти в Интернете. Я подумал даже, что кто-то устроил провокацию. Дескать, глупый журналюга подхватит «информацию», а потом эта «информация» окажется фальшивой. Но потом стало понятно, что кто-то намеренно дал именно это сообщение и именно в том виде, в каком оно опубликовано. В конце концов, любопытство взяло свое, и я начал искать эту «Павлову Ингу Альбертовну». Тем более что отчество «Альбертовна» — это подарок Небес для любого исследователя. Женщин с таким отчеством должно было быть немного.

Каково же было мое удивление, когда я довольно быстро обнаружил, что единственная женщина с таким именем и подходящим возрастом зарегистрирована в Москве, по адресу в переулке, который выходит на Тверскую улицу, в двух шагах от Красной площади. И эта самая Инга родилась в 9 сентября 1963 года, в Москве. Иванишвили, напомню, родился в 1956 году.

Более того! Когда я начал тотальный поиск, то обнаружил, что Инга Павлова указана в качестве учредителя и бухгалтера московского ТОО «Факториал Компания». При регистрации в марте 1994 года эта компания назвалась чуть иначе — «Компания Факториал». Деятельность компании заключалась в «маркетинговых исследованиях» и в «посреднических услугах». Правда, прежде чем «умереть» в начале 2000-х, Компания Факториал несколько лет не сдавала в московскую налоговую службу отчеты о своей деятельности. Наверное, это было правильно. Если нет деятельности, то какие могут быть отчеты?

Но вот какая штука! Дело в том, что партнером Инги Павловой в этой компании был Поляков Станислав Ариевич, родившийся в 1957 году. Так вот, господин Поляков-то имеет к банку Российский Кредит, который якобы уже не принадлежит Иванишвили, самое непосредственное отношение.

С 1993 года он служил начальником управления в банке Российский Кредит, затем в Пенсионном фонде Российского кредита, а с 2000-го уже удостоился должности коммерческого директора Металлоинвест, КМА Холдинг и других ключевых предприятий империи Иванишвили. Вместе с Учей Мамацашвили, родственником Иванишвили, Поляков был членом совета директоров Стойленского горно-обогатительного комбината. [...]

Как только появилась связь Павловой с окружением Иванишвили, я решил искать ее везде: в базах данных налоговых органов, в пенсионном фонде, среди собственников квартир, дач, земельных участков, автомобилей... И везде находились маленькие детали, которые складывались в общую картину. Павлова Инга Альбертовна — абсолютно реальный человек.

Более того, выяснилось, что Инга Павлова несколько лет работала в одном из банков Иванишвили — в Импэксбанке. Как известно, в середине 2000-х Иванишвили продал Импэксбанк очень интересному, с точки зрения исследователя русской мафии, австрийскому Raiffeisen Bank. Впрочем, не будем отвлекаться. Чем занималась Павлова в Импэксбанке мне пока сложно сказать, но, по меньшей мере, она получала деньги в этом банке до самой его продажи австрийцам.

И вот, после того как удалось обнаружить уже прямую связь Инги Павловой с бизнесом Иванишвили, мне показалось, что стоит попробовать серьезно проверить информацию «доброжелателя», оставившего удивительное сообщение в Википедии о второй (или первой?!) жене Иванишвили.

Лучше всего было бы обратиться в архив мэрии 13 округа Парижа, где и происходило предполагаемое (прошу извинить за вульгарность этого определения) таинственное бракосочетание. Но это потребовало бы моей поездки в Париж. Кроме того, не было никакой гарантии, что в Париже мне удалось бы получить какой-либо конкретный результат.

Однако парижские друзья подсказали мне, что можно сделать прямой запрос в Мэрию Парижа, которая сможет быстро найти необходимые документы. При условии, что в запросе будет указана точная дата бракосочетания и имена. И тогда я решил внести в запрос дату из сообщения «доброжелателя» — 25 ноября 1991 года, и имена Бидзины Иванишвили и Инги Павловой. После этого я отправил запрос в Мэрию Парижа.

Через два дня я получил сообщение по электронной почте, что мой запрос уже передан в Мэрию 13 округа, и очень вероятно, что ответ будет положительным. Я не верил своим глазам, когда читал этот текст! Самая главная тайна Иванишвили на глазах превращалась в реальность!

Через несколько дней я получил письмо из Мэрии Парижа, к которому прилагался документ с печатью Мэрии 13 округа Парижа. Документ был озаглавлен «Выписка из акта бракосочетания». Я перечитывал этот сухой текст снова и снова. Это был не мираж, и не сообщение анонимного «доброжелателя» в Википедии.

В документе черным по белому было написано, что 25 ноября 1991 года в Мэрии 13 округа Парижа был заключен брак между Иванишвили Бидзиной Григорьевичем и Павловой Ингой Альбертовной. Дополнительно сообщается, что 18 мая 1994 года Суд Парижа принял решение о разводе Иванишвили и Павловой по их совместной просьбе.

Несмотря на крайнюю лаконичность документа, в нем оказалось много интересных деталей, о которых будет рассказано в следующей части этого расследования. Я даже думаю, что эти детали могут оказаться интереснее, чем сам факт того, что Иванишвили был, возможно, женат одновременно на Екатерине Хведелидзе и на Инге Павловой. Вот этот документ.

Источник:Сетевой дневник Владимира Иванидзе, 27.09.2013, Иллюстрация: via Vladimir Ivanidze

 

****

 

Парижский брак по расчету Иванишвили

 

Свободный анализ справки из 13 округа Парижа

Итак, посмотрим поближе на документ, полученный из мэрии 13 округа Парижа, в котором сообщается, что 25 ноября 1991 года Борис Иванишвили женился на Инге Павловой. Напомню лишь, что к тому моменту, согласно всем полуофициальным источникам, нынешний премьер-министр Грузии, и лидер так называемой «Грузинской мечты», Бидзина Иванишвили уже был женат на Екатерине Хведелидзе.

Первое противоречие, которое бросается в глаза, это место рождения Иванишвили, указанное в документах регистрации его бракосочетания. В выписке регистрации сказано: «Бидзина Григорьевич Иванишвили, родившийся 18 февраля 1956 года, в Тбилиси (Советская Социалистическая республика Грузия)».

Но дело в том, что, согласно различным официальным документам, удостоверяющим его личность, он родился вовсе не в Тбилиси, а в родной деревне Чорвила. Что это значит? Это значит, что заграничный паспорт, который он предъявил служащим мэрии 13 округа Парижа при регистрации брака, содержит именно эту информацию: родился в Тбилиси. И это ложная информация.

Конечно, сразу возникает вопрос, а что это за паспорт с ложными сведениями был у Иванишвили в 1991 году? Откуда он мог взяться? Для ответа на этот вопрос надо понять советскую эпоху конца 80-х, начала 90-х. С одной стороны, во времена Советского Союза режим выдачи заграничных паспортов и выезд за границу в «капиталистическую страну» был драконовским. Кроме обычной проверки личных данных, было еще собеседование, либо с «органами», вроде представителя КГБ, либо с каким-нибудь местным коммунистическим партийным царьком.

Но, с другой стороны, в 90-м и особенно в 91-м годах советская империя уже разваливалась. За взятку можно было сделать что угодно. А уж тем, кто был связан с ЦК Комсомола, не говоря уже об аппаратчиках Коммунистической партии, паспорт вообще могли выдать в один день, без особой проверки. А Иванишвили как раз был связан с Комсомолом, и довольно забавным образом.

Дело в том, что, кроме участия в банке Российский кредит, Иванишвили был еще и членом совета директоров московского Маркпольбанка. Это был, возможно, самый наглый банк за всю историю России. Всего лишь через несколько месяцев после начала его работы Центральный Банк России потребовал от владельцев закрыть Маркпольбанк за нелегальные операции. Но руководство банка проигнорировало этот окрик и продолжало осуществлять «банковские операции» еще три года, до появления закона о принудительном закрытии банков.

Иванишвили представлял в Маркпольбанке главных акционеров — Всесоюзный центр коммерческой информации (ВЦКИ) и советско-польское предприятие Марк Поль, в котором 50% также владела ВЦКИ. Эта организация, на мой взгляд, была создана исключительно для отмывания «комсомольских» денег.

Первоначальное название ВЦКИ, до перерегистрации, звучало как откровенная насмешка над здравым смыслом: «Всесоюзный центр коммерческой информации Федерации непрофессиональных кинематографистов Общества друзей кино СССР»(!). Что делал бывший «аспирант НИИ труда» и кандидат, очевидно, «наук труда», в таком заведении, можно только догадываться.

Организация была создана в 1988 году, как и само Общество друзей кино СССР, при участии ВЦСПС и Центрального комитета ВЛКСМ. Надо заметить, что Федерация непрофессиональных кинематографистов была лишь одной из трех, созданных при Обществе друзей кино СССР. Иванишвили устроился в эту организацию сразу после ее создания, и стал, то ли начальником отдела, то ли начальником управления. Непрофессиональными кинематографистами надо же было управлять. А то ведь неясные они, эти люди, «непрофессиональные кинематографисты».

Все эти федерации начали быстро создавать фирмы по торговле потребительскими товарами и сырьем, а так же занялись «обналичкой» денег «кооператоров», под видом которых чаще всего выступали всякие проходимцы и бандиты. К тому времени живых кооператоров оставалось уже немного, и у них были не те суммы, которые интересовали комсомольских функционеров.

Согласно сообщению газеты Коммерсант, в мае 1991 года в Обществе друзей кино и офисах его многочисленных «дочерних предприятий» милиция проводила крупномасштабные обыски, сопровождавшиеся арестами подозреваемых. К сожалению, детали этих событий мне пока не удалось найти. Но, я думаю, они найдутся. Возможно, эти события как-то повлияли на решение Бориса Григорьевича срочно жениться еще и во Франции. Но сейчас уже трудно говорить об этом с уверенностью.

Инга Павлова, бывшая супруга Иванишвили, утверждает, что Иванишвили хотел покинуть Москву и уехать в Париж из-за страха перед «танками» и смутной обстановкой в России. Так он ей говорил. Сам Бидзина (Борис) Григорьевич ничего не рассказывает.

По словам Инги Павловой, она «знала, что у Бори была какая-то девчонка в Грузии», но ей, как она сказала, «в голову не могло прийти, что он уже женился на ней», за месяц до своего бракосочетания в Париже. Как утверждает Павлова, она обнаружила это, когда искала новости об Иванишвили. В 2011 году он появился на сцене из ниоткуда и заявил о своих политических амбициях. В конце концов, Павлова обнаружила видеозапись в YouTube, где Хведелидзе, по ее словам, рассказывала, как она выходила замуж за Иванишвили в октябре 1991 года.

Когда я спросил Ингу, знала ли она, что в 1992 году у Иванишвили и Эки Хведелидзе родился сын Ута, она растерялась и не смогла ясно ответить на этот вопрос. Вообще говоря, складывается впечатление, что даже если Инга Павлова и верила, что у нее с Иванишвили что-то получится, то это ощущение покинуло ее довольно скоро.

Точно так же она не смогла ответить на вопрос о втором сыне Иванишвили. Бера Иванишвили родился в декабре 1994 года, через 7 месяцев после даты решения суда о разводе его отца с Ингой Павловой. И родился он, судя по всему, во Франции. Похоже, Павлова действительно не знала о рождении детей, или не задумывалась над этим. По ее словам, она даже не была уверена, что разведена с Иванишвили. Все произошло без ее участия.

Итак, Иванишвили и Павлова были разведены 18 мая 1994 года, по решению Парижского Трибунала. Замечу лишь, что разведены они были по их «совместной просьбе», как сказано в документе о решении суда. Интересно было бы узнать обстоятельства развода.

Инга Павлова утверждает, что не подписывала никаких документов по разводу. Единственное, что она подписала, по ее словам, так это бумажку, которую потребовал подписать адвокат «от Бориса». На бумажке излагался абсурдный ультиматум: Павлова должна была родить для Иванишвили пятерых детей, а иначе — развод! Это похоже на что угодно, но только не только не на обращение в суд, чтобы «развестись по обоюдному согласию». Павлова, конечно, отказалась рожать «пятерых детей» и поставила свою подпись. В результате, как говорит Павлова, она даже не знала, что в мае прошло заседание суда, который принял решение о разводе.

Самое интересное, что Екатерина Хведелидзе, судя по всему, находилась в Париже к моменту развода Иванишвили и Павловой. Решение о разводе было вынесено 18 мая 1994 года. А уже через два дня Иванишвили и Хведелидзе зарегистрировали в Париже одновременно сразу две компании: общество ограниченной ответственности Kana International и компанию по управлению недвижимостью Boileau-Voltaire.

Иными словами, все было довольно точно спланировано. Иванишвили и Хведелидзе ждали лишь того дня, когда суд примет решение о разводе с Павловой. В тексте регистрации обоих компаний есть примечание нотариуса Жана Пустиса, что акты создания компаний зарегистрированы в присутствии Иванишвили и Хведелидзе. На каждой странице стоят их инициалы, а в конце текста — подписи и полное написание фамилий.

Но настоящий шок вызывает другое обстоятельство. В документах регистрации компаний подчеркивается, что «партнеры», и Иванишвили, и Хведелидзе, оба являются «c?libataire majeure», то есть совершеннолетними и НЕ СОСТОЯЩИМИ в браке. В отношении Хведелидзе парижский нотариус, ко всему прочему, использует в тексте недвусмысленное обращение «mademoiselle». Такое определение используют обычно в отношении молодых незамужних женщин. Но если женщине 70 лет и она никогда не была замужем, то она тоже является «mademoiselle».

Французское слово «c?libataire» не только означает одинокий неженатый мужчина, или одинокая незамужняя женщина. Такой статус подчеркивает, что человек не состоял ранее в браке. Для тех, кто был женат, но развелся, есть другое юридическое определение «divorc?» — разведенный, со всеми, вытекающими из этого определения обязательствами. Во всех юридических документах эти термины строго соблюдаются, чтобы избежать ошибок и фальсификаций.

Но тогда получается, что нынешний премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили является мошенником. Он «забыл» сообщить нотариусу, что два с половиной года был женат на Павловой и развелся всего лишь «позавчера». Это же относится к Хведелидзе, поскольку она утверждает, что вышла замуж за Иванишвили в октябре 1991 года, но почему-то скрыла этот факт от французского нотариуса.

Конечно, есть семейные пары, которые живут вместе, но не регистрируют свой брак. Для этого в русском языке есть не очень благозвучные юридические определения «сожитель» и «сожительница». Эти термины используются в юридических документах. Во французской документации в таких случаях используют термины, соответственно, «concubin» и «concubine». В некоторых случаях используют хорошо известное сейчас в Грузии слово «cohabitation».

Но Иванишвили и Хведелидзе спокойно подписывают во Франции юридические документы, из которых следует, что они не только не живут вместе как семья, но и не женаты, и никогда не состояли в браке, с кем бы то ни было!

Строго говоря, кроме написания имен и дат рождения, все личные данные Иванишвили и Хведелидзе в этих документах сфальсифицированы. Например, согласно регистрационным документам французских компаний Kana International и Boileau-Voltaire, «Mademoiselle» Хведелидзе является «студенткой», гражданкой России, проживающей в Москве, по адресу: «Руставели 18». Тот же адрес и гражданство декларирует «Monsieur» Иванишвили. Но, слава богу, в 1994 году он уже не «студент», а «директор компании».

Честно говоря, эти документы производят впечатление сделанных наспех, словно их никто не вычитывал и не проверял. Как я уже сказал, местом рождения «партнеров по бизнесу» ложно указан населенный пункт «Bilissi». Мы конечно понимаем, речь идет о «Tbilissi». Но и это неправда. Поскольку во французском паспорте Хведелидзе, который она получила в 2004 году, местом ее рождения указан городок Сачхере, в Грузии. Кстати, этот паспорт был выдан на 10 лет, и с 18 февраля 2014 года будет уже недействительным.

В декларации о доходах семейства Иванишвили, составленной в декабре 2012 года, местом рождения Хведелидзе так же указан Сачхере. Согласно той же декларации, Иванишвили родился в деревне Чорвила, а вовсе не в Тбилиси. Но во французских документах у «не супругов» Иванишвили есть еще одна удивительная ложь. Это их московский адрес: Руставели, 18. В Москве действительно есть такая улица, но четная сторона домов там заканчивается на номере 14, с большим количеством «корпусов». Никакого дома №18 на этой улице нет.

На самом деле Иванишвили должен был бы указать свои адреса, либо на Дербеневской набережной, либо на улице Саврасова. Сейчас, кстати, квартира на улице Саврасова принадлежит Хведелидзе и Уте Иванишвили.

Удивительно, что ни в одном из французских документов нет достоверной информации. Но мне удалось раздобыть более детальную копию записи о бракосочетании Иванишвили и Павловой в Париже. Так вот, там как раз есть упоминание родителей Иванишвили и адреса их квартиры в Тбилиси: Руставели, 18. Скорее всего, речь идет о проспекте Руставели. Но с Иванишвили уже ни в чем нельзя быть уверенным.

Мне кажется маловероятным, что французский нотариус сам придумал все эти фальшивые адреса, места рождений и так далее. Он составил акт для регистрации компаний Иванишвили на основании той информации, которую ему предоставил сам Иванишвили. В том числе и «информацию» о том, что он и Екатерина Хведелидзе не являются супругами, и вообще холосты, никогда и ни с кем не состояли в браке, и никакого развода с Павловой никогда не было.

Но дело в том, что нотариус, по крайней мере во Франции, не имеет право составлять документы с чьих-то слов. Однажды обман раскроется, и нотариус навсегда потеряет свою работу. Это в лучшем случае. Все может для него закончится очень плохо. Но тогда, что заставило нотариуса пойти на откровенную фальсификацию личных данных клиента? Только крупная взятка? Или, возможно, этот нотариус был полным кретином? Но мэтр Пустис довольно известный сейчас нотариус, и кретином его никак не назовешь.

Интересно, что эта маниакальная увлеченность фальсификацией личных данных проявилась у супругов Иванишвили даже через много лет. В 2011 году французская компания по управлению недвижимостью «SCI Du 29 rue de La Princesse» подала очередной отчет в Коммерческий регистр Франции. Компания сообщала о смене владельца доли в капитале.

Основным владельцем компании является сам Бидзина Иванишвили. Кстати, он почему-то не указал эту компанию в своей грузинской декларации о доходах. Ему принадлежат 99 долей из 100. Номинальным партнером у Иванишвили в этой компании (как и в некоторых других) был бывший сотрудник посольства Франции в Москве Бертран Куэ. Он проработал на Иванишвили не меньше 15 лет. Согласно отчету компании, Куэ уступил «Madame» Екатерине Хведелидзе свою малую долю в «SCI Du 29 rue de La Princesse».

Да-да, в 2011 году она уже наконец-то записалась как «Madame». Более того, на этот раз она сообщила, что является супругой Бидзины Иванишвили. Она не только правильно указала дату своего рождения, 27 августа 1972 года, но и название города, в котором родилась: Сачхере, а не Тбилиси.

Но вот какая проблема! Согласно тексту отчета компании «SCI Du 29 rue de La Princesse», «Madame» Хведелидзе является гражданкой Грузии, а не Франции! Так и написано! И живет она не во Франции, а в Тбилиси, на улице Крылова. Удивительно, в Грузии, при регистрации своих компаний, Хведелидзе гордо указывает, что она является гражданкой Франции, а во Франции указывает, что она — гражданка Грузии.

Сначала я подумал, что это очень странно, и даже нелепо. А потом я еще подумал, и решил посмотреть все самые маленькие детали отчета. И наконец, в самом конце документа, сразу под подписями Иванишвили, Куэ и Хведелидзе, обнаружил миниатюрный штампик:

Обычно, читая документы, мы не обращаем внимание на такие штампики-печати, или просто скользим по ним равнодушным взглядом. Но не в этот раз. Маленький штампик был оставлен налоговым инспектором, который ведет досье компании. Есть дата, номер досье, имя инспектора. Но самым интересным было название этого налогового подразделения. Оно называется «Налоговая инспекция нерезидентов».

Это означает, что для французской налоговой инспекции Иванишвили и Хведелидзе официально НЕ ЯВЛЯЮТСЯ резидентами Франции. А например, финансовые вложения нерезидентов во Франции, насколько мне известно, не облагались налогом. Не думаю, что ситуация очень сильно изменилась после прихода к власти социалистов.

Но зачем Екатерине Хведелидзе все еще изображать из себя во Франции иностранку, которая не живет во Франции? Если это сознательный обман, для «оптимизации налогов», то он настолько глуп, что даже сравнить не с чем!

Между прочим, на компанию «SCI Du 29 rue de La Princesse» записано владение участками земли, общей площадью 108 тысяч квадратных метров. И все это добро надодится в Лувсьенне, рядом с Версалем. Каждый метр земли (не жилой площади!) в Лювсьенне стоит около 500 евро. Сколько получается? 54 миллиона евро! Такие вещи надо бы декларировать, «Monsieur» премьер-министр!

[Vladimir Ivanidze, 21.10.2013, "Очень нервный Борис Григорьевич": Известный грузинский журналист Лаша Берулава недавно задал премьер-министру Грузии, лидеру и владельцу «Грузинской мечты», вопрос об Инге Павловой, бывшей жене этого самого премьер-министра. Бидзина Иванишвили просто рассвирепел, если не сказать, впал в истерику. Он почти кричал, что у него одна жена и четверо детей, и что он их очень любит. Странная и нервная реакция на простой вопрос. Его же не спросили, сколько у него было жен? Его спросили, знает ли он Ингу Павлову? И на этот простой вопрос Иванишвили как раз не ответил.

Он мог бы сказать что-нибудь вроде: «У меня все документы были в порядке, и я не знаю, кто такая Инга Павлова». Или, наоборот, «я знаю, кто такая Инга Павлова». Но он выбрал самый глупый вариант. Он в весма грубой и нервной манере, попытался запугать журналиста, чтобы тот «знал свое место». Берулава, конечно, не испугался и потребовал ответить на заданный вопрос. В тот момент показалось, что Иванишвили хватит удар. Он окончательно рассвирепел и почти потерял контроль над собой. [...]

Вот что рассказала Павлова о приезде Иванишвили во Францию.

«(Иванидзе) — А как он французскую визу получил? Вы ему сделали приглашение?

(Павлова) — Да нет, он сам приехал... Не знаю. Наверное как-то получил он эту визу, может быть ему это несложно было... Может он как турист приехал? Я не знаю...

(И) — Инга, я бы хотел кое-какие детали уточнить. Значит вы с ним познакомились еще до того как уехали во Францию? Вы можете мне рассказать, что происходило до его приезда во Францию?

(П) — Ну это было связано с торговлей компьютерами. Люди привозили компьютеры, он их покупал и продавал. И мы были, как сейчас говорят, бизнес-партнерами. Больше ничего, больше ничего.

(И) — Но у вас уже были какие-то отношения тогда?

(П) — Ну, конечно были. Мы общались, были бизнес-партнерами... Ну, давно это было, понимаете? [...]

(Иванидзе) — Вот объясните мне тогда... Если он вас использовал, то в чем была его цель?

(П) — Во Францию приехать. Больше ничего.

(И) — Но вы же не были гражданкой Франции?

(П) — У меня постоянное место жительства было во Франции!

(И) — Но паспорта у вас не было?

(П) — Если бы я захотела, то получила бы паспорт. Но мне не хотелось отказываться от российского гражданства. Тогда было правило, что надо было отказаться от российского гражданства, а мне не хотелось это делать. Но у меня постоянное место жительства было во Франции». — Врезка К.ру]

Источник: Сетевой дневник Владимира Иванидзе, 06.10.2013

www.rospres.com