Особенно большой вклад в русскую и мировую культуру внесли представители изобразительного искусства. Доклад о человеке который внес свой вклад в развитие россии


Особенно большой вклад в русскую и мировую культуру внесли представители изобразительного искусства.

После революции за рубежом оказалось несколько сот выдающихся русских художников, скульпторов, архитекторов. В современных художественных музеях и в частных коллекциях за рубежом находятся сейчас сотни тысяч картин, скульптур, рисунков, выполненных русскими художниками за рубежом и представляющих величайшую художественную ценность. Вклад их в мировую культуру оценить просто невозможно из-за его огромности. Достаточно назвать только некоторые имена, чтобы реально себе представить значение их творчества для развития мирового изобразительного искусства. Это в первую очередь, конечно, Николай Константинович Рерих, которому в Нью-Йорке посвящен целый музей. Не только картины, но и его общественная деятельность имеют огромное значение. Именно он явился автором проекта международного соглашения об охране памятников культуры во время войны, получившего имя «Пакт Рериха», благодаря которому англо-американская авиация не тронула в Европе древних соборов во время бомбардировок. Мировую известность получило творчество династии Бенуа. Среди трех братьев Бенуа особенно выделялся Александр Николаевич, полотна которого пользовались огромным вниманием, он же стал и наиболее известным театральным художником. Вообще среди русских художников было очень много талантливых театральных художников, декораторов, например Л.С. Бакст, Б.К. Билинский, К.А. Коровина А.Б. Серебряков и многие другие. Русские художники-абстракционисты оказали значительное влияние на западное искусство, особенно В. Кандинский, А. Ланской, С. Поляков, каждый из которых отличался своим стилем. Не меньшую известность получили и жанрист Филипп Малявин, один из столпов модернизма Марк Шагал, портретист-импрессионист Николай Милиотти и многие другие. Огромный вклад внесли русские художники-иллюстраторы в совершенствование искусства оформления книг, среди них можно назвать такие известные имена, как И.Я. Билибин, М.В. Добужинский, С.В. Жуковский, Л.В. Зак. Уникальную работу провел за рубежом Н.Н. Лохов, который создал замечательную коллекцию копий шедевров итальянского искусства и фресок итальянских церквей, предназначавшуюся для России. К сожалению, Советская Россия отказалась принять эту коллекцию, и он передал свои полотна в Пенсильванский музей в США.

Чтобы представить себе влияние, каким пользовались русские художники за рубежом, достаточно сказать, что, например, на Международной выставке в Брюсселе в 1928 г. были представлены своим творчеством 38 русских художников, скульпторов и архитекторов, а на выставке в Париже в 1932 г. — 67 человек.

Многие павильоны на международных выставках были спроектированы и построены русскими архитекторами, в том числе и знаменитый Атомиум в Брюсселе.

Не прекращается влияние русских художников зарубежной России на современное искусство и в настоящее время. За рубежом уже в последние десятилетия оказались такие всемирно известные художники, как Михаил Шемякин, Лев Збарский, Эрнст Неизвестный, Виталий Комар, Александр Меламид и др.

Чрезвычайно велика роль русских эмигрантов в мировом "кинематографе, где им приходилось порой работать под псевдонимами. Ю.П. Анненков в своем исследовании64 отмечает, что целый ряд мировых кинематографических шедевров, созданных в 1918—1945 гг., должны бы называться русскими, а не французскими или американскими, ибо русские в их создании играли решающую роль, участвуя там в качестве и сценаристов, и постановщиков, и антрепренеров, и актеров, и операторов, и композиторов, и декораторов, костюмеров, гримировщиков, хореографов и т.д. К сожалению, суровые условия эмиграции и невозможность отстаивать свои творческие права привели к тому, что участие русских в мировой кинематографии принесло славу лишь странам, где снимались кинокартины, но отнюдь не славу русской культуре. Что касается естественных наук, то за рубежом оказались представители практически всех научных направлений.

Авторитет эмигрировавших русских ученых в мировом научном сообществе был столь высок, что многие из них стали возглавлять кафедры в западноевропейских университетах, научные лаборатории и отделы в научных учреждениях, обсерватории, были избраны членами многих академий. Например, византолог А.Н. Грабар был избран членом Австрийской, Болгарской, Великобританской, Датской, Норвежской, Сербской и Американской академий, его брат П.Н. Грабар стал членом Французской медицинской академии, специалист по дальневосточным литературам проф. С. Г. Елисеев был избран членом-корреспондентом Французской академии наук.

Наиболее крупным научным центром, где работало большое количество русских ученых, был Пастеровский институт в Париже, уже в основании которого в 1888 г. русские принимали активное участие, в том числе и финансовое. Один из отделов в этом институте с 1922 по 1952 г. возглавлял С. Н. Виноградский, один из создателей новой области в биологии-агробиологии. В Пастеровском же институте работали ученики И.И. Мечникова — А. Безредка, И.И. Манухин, С.И. Метальников и другие русские ученые, всего 18 человек.

Свыше 60 русских профессоров в разные годы читали лекции на различных факультетах и отделениях Парижского университета, а директором Аэродинамического института Парижского университета стал русский ученый Д. П. Рябушинский. Там же работали и его русские ученики. Дмитрий Павлович Рябушинский организовал в Париже Общество охранения русских культурных ценностей за рубежом, которое провело огромную работу по учету и сбору культурных ценностей, предотвратив тем самым их распыление по различным каналам в руки иностранцев.

Во Франции работал также очень значительный отряд русских геологов, которые составили первую в истории геологическую карту Африки, принятую впоследствии в качестве необходимейшего учебного пособия при изучении геологии во многих странах мира.

Велик был вклад русских ученых-эмигрантов в развитие мировой астронавтики и авиации, и не случайно председателем первого Международного конгресса по астронавтике был избран русский ученый Александр Ананов.

За рубежом после революции оказались почти все выдающиеся русские астрономы и авиаконструкторы. Правнук основателя Пулковской обсерватории Отто Людвигович Струве стал директором Национальной радиоастрономической обсерватории США, он же был избран президентом Международного астрономического союза, членом Лондонского королевского общества. Пятнадцать лет работал директором обсерватории в Огайо Н.Ф. Бобровников, русские астрономы работали в Парижской, Пражской, Алжирской и других обсерваториях мира. Группа выдающихся русских авиаконструкторов, эмигрировавших из России, содействовала бурному развитию авиастроения в США. Среди выехавших был и родоначальник мирового вертолетостроения Игорь Иванович Сикорский, а также Северский, Кудлаенко, Баранов, Грязнов, Бодянский, Джунковский, Захарченко, Корвин-Круковский и другие авиаинженеры. Изобретатель телевидения Зворыкин также оказался в США.

В Америке получили признание и известность не только представители технических и естественных наук, но игуманитарии. Признанным авторитетом в социологии стал Питирим Александрович Сорокин, который в СССР был известен не столько своими трудами, сколько благодаря критическому замечанию в его адрес В. И. Ленина. Но в мировой науке не менее известно имя другого русского социолога — Николая Сергеевича Тимашева, который, к сожалению, тоже не получил признания на своей родине. Он — один из создателей социологии права. В 1936 г. он был приглашен в США, где получил кафедру социологии в Фордхэмском университете в Нью-Йорке и до 1958 г. заведовал отделом социологии. Там же в Америке в Гарвардском университете в 1927 г. возглавил преподавание русской истории М. Карпович, под руководством которого сформировалось несколько поколений американских специалистов по истории России.

Чтобы представить себе всюмощь философской культуры зарубежной России, достаточно только перечислить имена лишь наиболее известных русских мыслителей, которые жили и творили в эмиграции. Это (по алфавиту) Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, Б.П. Вышеславцев, С.И. Гессен, Г.Д. Гурвич, Л.А. Зандер, В.В. Зеньковский, И.А. Ильин, В.Н. Ильин, Л.П. Карсавин, И.И. Лапшин, Н.О. Лосский, В.Н. Лосский, Д.С. Мережковский, П.И. Новгородцев, П.А. Сорокин, Ф.А. Степун, П.Б. Струве, Н.С. Трубецкой, Г.П. Федотов, Г.В. Флоровский, С.Л. Франк, Д.И. Чижевский, Л.И. Шестов, Б.В. Якубенко. Творения русских мыслителей, созданные за рубежом, продолжали тот плодотворный этап в развитии русской философской культуры, который начался на рубеже XIX и XX столетий и получил название «серебряного века» русской литературы.

Общая цифра всех русских научных работников, оказавшихся за рубежом до второй мировой войны, составляла около тысячи человек, а если учитывать и родившихся за рубежом, то более двух тысяч. В библиографии научных трудов, изданных за рубежом русскими учеными, насчитывается более 13 тыс. работ, причем не были учтены те труды, о которых не поступили сведения от их авторов65. О вкладе русских ученых-эмигрантов в мировую культуру говорит хотя бы такой факт, что трое из них удостоились Нобелевских премий: И.Р. Пригожин в 1977 г. по химии, С. С. Кузнец в 1971 г. и В. Леонтьев в 1973 г. по экономике.

Послевоенная эмиграция имела уже и другой состав, и другие места сосредоточения. Если послереволюционная эмиграция состояла главным образом из интеллигенции, которая выехала из России с мечтой о возвращении на Родину и предпринимала все возможные усилия, чтобы сохранить свой язык, культуру и не ассимилироваться в странах проживания, то послевоенные эмигранты не питали иллюзий о возможном возвращении на Родину, они знали, что на Родине их ждут только репрессии. Поэтому послевоенные эмигранты стремились скорее раствориться в местном населении, и лишь немногие из них хотели чувствовать себя и оставаться русскими. И если послереволюционная эмиграция старалась быть ближе к Родине и сосредоточилась в Европе, то послевоенные эмигранты устремились главным образом за океан.

Иные настроения царили в последнем потоке русской эмиграции, состоявшем в основном из диссидентов. (В этот «последний» поток не входят те эмигранты, которые устремились за рубеж уже в годы перестройки. Этот действительно последний поток имеет уже совершенно иные мотивы эмиграции, и о нем вести разговор еще рано.) За два последних десятилетия (с конца 60-х до конца 80-х годов) за рубежом оказалось очень много представителей творческой интеллигенции, которая не мирилась со своим положением изгнанников и продолжала активную борьбу за творческую индивидуальность, за преобразования на Родине. Поэтому как первый массовый исход русской интеллигенции за рубеж после революции, так и последний поток русской интеллектуальной эмиграции очень много сделал для развития русской культуры за рубежом. Вся эта активная деятельность в области русской культуры и позволила именовать русскую эмиграцию последних 70 лет зарубежной Россией, ибо действительно созданное русскими деятелями культуры за рубежом вполне сопоставимо с тем, что создано на родине в условиях жесткого идеологического контроля.

megalektsii.ru

Великие люди, внёсшие свой вклад в развитие классической хореографии

Великие люди, внёсшие свой вклад в развитие классической хореографии

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «Российский государственный университет

физической культуры, спорта, МОЛОДЕЖИ И ТУРИЗМА

(ГЦОЛИФК)»

Институт спорта и физического воспитания.

Кафедра: «теория и методика танцевального спорта».

РЕФЕРАТ

По дисциплине «Хореография»

ТЕМА:

Великие люди, внёсшие свой вклад в развитие классической хореографии

Выполнил:

Зимин Максим Олегович

Москва 2012

Содержание

Введение

.Энциклопедическая справка

.Семья

.Творческая биография

.Призы и награды

.Театральные работы

Заключение

Литература

Введение

Классический танец является основой хореографии. Классика позволяет познать все тонкости балетного искусства, почувствовать гармонию движений и музыки. Многие подумают, зачем заниматься «старым», когда есть множество новых современных направлений. Но нужно понимать, что все новое берет свое начало из танцев прошлых столетий. Так, классика впитала в себя все самые изящные движения из народных и бытовых танцев нескольких веков, постепенно совершенствуя позиции рук и ног, положения головы и тела. Все танцевальные движения в классическом танце имеют названия на французском языке, поэтому танцоры разных стран без проблем могут понять друг друга Занятия классическим танцем позволяют развить гибкость, координацию движений, укрепить опорно-двигательный аппарат, способствуют развитию выносливости, физическому и интеллектуальному развитию, а также учат управлять своим телом. Различные комбинации позволяют танцевать красиво и элегантно, даже если это простые движения кистью, ногой или головой.

1. Энциклопедическая справка

лавровский танец балетмейстер спектакль

Леонид Михайлович Лавровский (настоящая фамилия Иванов) [5(18).6.1905, Петербург - 27.11.1967, Париж, похоронен в Москве], артист, балетмейстер, педагог. Народный артист СССР (1965). По окончании ЛХУ (педагог В.И. Пономарёв) в 1922-1935 годах артист Ленинградского театра оперы и балета. Партии: Амун («Египетские ночи»), Альберт; Кули («Красный мак»), Актёр («Пламя Парижа»), Дезире, Зигфрид; Юноша («Шопениана»). Участник танцсимфонии Ф.В. Лопухова «Величие мироздания» на музыку 4-й симфонии Л. Бетховена. Одновременно с исполнительским творчеством поставил: «Грустный вальс» на музыку Я. Сибелиуса (1927), «Времена года» на музыку П.И. Чайковского (1928, обе ЛХУ), «Симфонические этюды» и «Шуманиана» на музыку Р. Шумана (1929), «Испанское каприччио» на музыку Н.А. Римского-Корсакова, «Фадетта» (1934 - все Ленинградский Малый театр), «Катерина» на музыку А.Г. Рубинштейна, А. Адана в обработке Е.А. Дубовского (1935, ЛХУ). В 1935-1938 годах художественный руководитель балетной труппы Ленинградского Малого театра, в 1938-1944 - Театра им. Кирова. К этому периоду относится создание его крупнейших балетов «Кавказский пленник» (1938), «Ромео и Джульетта» (1940; 1963, Будапешт). В 1944-1964 годах (с небольшими перерывами) Лавровский - главный балетмейстер Большого театра, где им были поставлены: «Раймонда» (1945), «Ромео и Джульетта» (1946; Гос. пр. СССР, 1947), «Красный мак» (1949; Гос. пр. СССР, 1950), «Вальпургиева ночь» (1949), «Фадетта» (1952), «Сказ о каменном цветке» (1954; 1961, Хельсинки), «Паганини» (1960), «Ночной город» на музыку Б. Бартока, «Страницы жизни» А.М. Баланчивадзе (обе 1961). В новой редакции Лавровского шли «Жизель» (1944; экранизирован на ТВ в 1975 году) и «Шопениана» (1946). Лавровский - организатор первой в стране труппы «Балет на льду» (1959), где поставил «Зимнюю фантазию» (1959) и «Снежную симфонию» (1961). Государственная премия СССР (1946, 1947, 1950). Награжден 2 орденами Ленина и медалями.

. Семья

Жена - Чикваидзе Елена Георгиевна (1910-1996), балерина

Сын - Михаил Лавровский (1941), артист балета и балетмейстер

Внук - Леонид Лавровский-Гарсиа (1987), преподаватель актёрского мастерства в РАТИ.

. Творческая биография

По окончании Петроградского хореографического училища в 1922-1935 поступил в Мариинку, ставшую Театром оперы и балета имени Кирова. Двадцатые годы - это все еще золотой век русского балета. В начале 20-х годов Лавровский был участником танцевальных экспериментов Баланчивадзе (Баланчина) в «Молодом балете». В конце 1920-х годов Леонид Лавровский начал сам ставить танцы, в том числе для учеников Агриппины Вагановой. В этих зарисовках танцевал юный Констанин Сергеев. Первый «большой» балет - «Фадетта» (на музыку «Сильвии» Делиба) появился в 1934 году. Либретто он написал в соавторстве с режиссером драмы Владимиром Николаевичем Соловьевым, литературной основой стала повесть Жорж Санд.

В первых своих балетах Леонид Лавровский, по мнению критиков, отвел музыке роль аккомпанемента к действию пластических драм. Его не пугало отсутствие «свежих» мелодий, он обратился к композиторам минувших дней - Делибу, Адану.

Уже в 1935 молодой балетмейстер возглавлял балет Малого оперного театра, в 1938-1944 возглавляет труппу в Театре оперы и балета им. С.М. Кирова, где в 1940 ставит балет, обессмертивший его имя - «Ромео и Джульетта».

Встреча Сергея Прокофьева и Леонида Лавровского состоялась осенью 1938 года в Москве. «С самого начала, - вспоминает Лавровский, - я почувствовал, что музыка затронула что-то в моем сердце, сразу сделалась близкой и понятной... я уже твердо знал, что спектакль ставить буду, о чем и сказал Прокофьеву. Сергей Сергеевич был очень рад этому и совсем не рад другому, когда услышал, что в балете не хватает еще многих номеров, что кое-что нужно переделать, кое-что расширить... Началась наша совместная работа по созданию окончательной редакции клавира и общего плана спектакля, перешедшая потом в крепкую дружбу. Должен заметить, что на мои предложения, диктуемые планом спектакля, Сергей Сергеевич откликался с большим трудом и крайне неохотно».

В 1945 году Лавровский переезжает в Москву, чтобы возглавить балет Большого театра. Главным «багажом» балетмейстера становятся ленинградские классические постановки и, конечно, «Ромео и Джульетта». «Настоящая постановка, - писал о московском спектакле Лавровский, - ни в коей мере не является механическим перенесением спектакля со сцены Театра имени С.М. Кирова. Мною был произведен радикальный пересмотр решения ряда сцен, углублены и видоизменены характеристики образов, пересмотрен танцевальный язык отдельных персонажей. Подобную же работу сейчас делает художник П. Вильямс...»

Разумеется, путь балетмейстера не был усыпан розами, случались и конфликты. Вот что писал в автобиографии обиженный Прокофьев: «Театр имени Кирова поставил балет в январе 1940 года со всем мастерством, присущим его танцорам, хотя и несколько уклонившись от основной версии. Это мастерство могло быть еще более ценно, если бы хореография точнее следовала за музыкой».

Причиной обиды стало хореографическое решение Леонида Лавровского, которое повлекло за собой серьезные изменения партитуры. Яркий пример: в московской постановке в последнем действии балета появилась новая картину («Мантуя»), а сама партитура была переоркестрована.

Балетмейстер шел на это сознательно. В своих воспоминаниях Леонид Михайлович Лавровский писал, что после первого прослушивания музыки балета в авторском исполнении на фортепиано он заявил Прокофьеву: «Не хватает еще многих номеров», «кое-что нужно переделать, кое-что расширить». Прокофьев был этому совсем не рад - «замолчал и, сморщив нос, изобразил довольно кислую гримасу, выражая этим явное неудовольствие.

Как хорошо знакома мне была впоследствии эта гримаса,- признавался балетмейстер, - но здесь я познакомился с ней впервые». «Должен заметить, что на мои предложения, диктуемые планом спектакля, Сергей Сергеевич откликался с большим трудом и крайне неохотно».

Вот еще одно признание из воспоминаний балетмейстера: «Когда начались оркестровые репетиции, начались новые трудности. Партитура была сочинена Прокофьевым задолго до того, как я сочинил спектакль. Отсюда в ряде случаев получился «разрыв» сцены с оркестром. Нередко оркестр был интимнее сцены, на сцене господствовали страсть и темперамент, а в оркестре была утонченная элегантность».

Леонид Лавровский принадлежал к поколению советских балетмейстеров, представлявших «драмбалетом». Этот стиль считался выражением «социалистического реализма» в танце. Большинство постановок Леонида Михайловича - многоактные повествовательные балеты-пьесы, нередко на сюжет литературных произведений, где действие основывалось на развитии фабулы в большей степени, чем на музыке, а пантомима была столь же существенной, как и танец.

Когда в 1960-х годах открылись новые возможности для творчества и право на существование получили различные балетные жанры, Лавровский начал экспериментировать и с формой одноактного балета и обратился к музыке С.В. Рахманинова («Паганини», 1960) и Б. Бартока («Ночной город» на музыку балета «Чудесный мандарин», 1961). В 1957 году Леонид Лавровский стал одним из основоположников нового жанра - балета на льду! До 1962 года он был художественным руководителем Московского балета на льду, а с 1964 - художественным руководителем Московского хореографического училища, где преподавал с 1948 года.

Леонид Лавровский вошел в историю балета как хореограф, зафиксировавший высшее достижение так называемого драмбалета - танца, в котором драма превалирует над собственно танцем. Легендой мирового балетного театра стал его балет "Ромео и Джульетта", показанный на первых зарубежных гастролях Большого театра - в Англии в 1956г., получивший грандиозный прием у публики и вызвавший к жизни другие хореографические интерпретации шекспировской трагедии - Джона Крэнко и Кеннета МакМиллана, находившихся под очевидным влиянием его спектакля.

Из рецензии, опубликованной в газете "Таймс": "Может ли балет передать поэзию трагедии "Ромео и Джульетта" без слов Шекспира? Да, может. Спектакль Большого театра, показавшего целиком всю трагедию в трех актах и тридцати сценах, представляет собой точный перевод каждого слова Шекспира на язык подлинной поэзии".

С другой стороны, как ни восхищалась критика Джульеттой-Галиной Улановой, "переводу на язык подлинной поэзии", по ее мнению, все-таки недоставало танца. Выдающийся английский критик Арнольд Хаскелл некоторое время спустя, отдавая дань "Ромео и Джульетте" Лавровского, объяснил свое первоначальное впечатление тем, что "это был речитативный балет, а наш глаз был настроен на арии".

Впоследствии, подчиняясь духу времени, пересмотрел свои взгляды и настроился "на арии" и сам Лавровский. Поставленный им для хореографического училища балет "Классическая симфония" на музыку опять-таки Сергея Прокофьева служит уже исключительно Терпсихоре, а не Мельпомене.

. Призы и награды

Сталинская премия второй степени (1946) - за выдающиеся достижения в области хореографического искусства.

Сталинская премия первой степени (1947) - за постановку балетного спектакля «Ромео и Джульетта» С.С. Прокофьева (1946).

Сталинская премия второй степени (1950) - за постановку балетного спектакля «Красный мак» Р.М. Глиэра (1949).

Орден Ленина (1967).

Орден Трудового Красного Знамени (1951).

. Театральные работы

Альберт («Жизель» А. Адана).

Актёр («Пламя Парижа» Б.В. Асафьева).

Дезире («Спящая красавица» П.И. Чайковского).

Зигфрид («Лебединое озеро» П.И. Чайковского).

Постановки:

"Фадетта" на музыку "Сильвии" Делиба, 1934.

"Катерина" на музыку А. Рубинштейна, 1936.

"Тщетная предосторожность" Гертеля в аранжировке П.Э. Фельдта (1937).

ГАБТ:

«Раймонда» А.К. Глазунова (1945).

«Красный мак» Р.М. Глиэра.

«Вальпургиева ночь» на музыку Ш. Гуно (1949).

«Фадетта» на музыку Л. Делиба (1952).

«Сказ о каменном цветке» С.С. Прокофьева (1954).

«Паганини» на музыку С.В. Рахманинова (1960).

«Ночной город» на музыку Б. Бартока (1961).

«Страницы жизни» А.М. Баланчивадзе (1961).

Создал новую редакцию балетов «Жизель» А. Адана (1944) и «Шопениана» на музыку Ф. Шопена (1946).

"Жизель" (1957, Будапешт; 1958, Хельсинки и Белград).

"Каменный цветок" (1960, Хельсинки).

"Ромео и Джульетта" (1963, Будапешт).

Постановки в театре.

- Симфонические этюды (на музыку Р. Шумана)

- «Шуманиана» (на музыку Р. Шумана)

- «Испанское каприччио» Н.А. Римского-Корсакова

- «Кавказский пленник» Б.В. Асафьева

и 1946 - «Ромео и Джульетта» С.С. Прокофьева

- «Жизель» А. Адана (новая редакция)

- «Раймонда» А.К. Глазунова

- «Шопениана» (на музыку Ф. Шопена)

- «Вальпургиева ночь» Ш. Гуно

- «Красный мак» Р.М. Глиэра

- «Фадетта» (на музыку «Сильвии» Л. Делиба)

- «Сказ о каменном цветке» С.С. Прокофьева

- «Паганини» С.В. Рахманинова

- «Ночной город» Б. Бартока

- «Страницы жизни» А.М. Баланчивадзе, художник - В. Доррер. (Состав исполнителей: Тамара - Р. Стручкова, Н. Тимофеева, Георгий - Ю. Жданов, М. Лиепа, Андрей - В. Васильев.

Заключение

Он пользовался уважением труппы, несмотря на то, что внешне был суховат и сдержан. По словам тех, кто работал с ним, «Лавровского вообще трудно было назвать общительным, легким человеком. Он очень трудно сходился с людьми, не был оживленным собеседником. И всегда, даже в шумной компании, сохранял угрюмо-сосредоточенный вид. Зато, уж если ему надо было что-либо узнать, он подчинял нить разговора интересующей его теме и держал ее в своих руках до тех пор, пока не исчерпывал до конца все возможности собеседников.

В работе он никогда не давал поблажек ни себе, ни другим. «Он был центром, мозгом нашего коллектива, организующим его жизнь, мобилизующим все его силы, - вспоминает член балетной труппы Большого театра А. Лапаури. - Он умел заставить человека раскрыться полностью, проявить все ценное, заложенное в нем природой. Умел заставить каждого служить общему делу - искусству. Огромную роль здесь играла его собственная неуемная одержимость в работе. Эта одержимость подчиняла себе всех и все. Он не говорил о добросовестном посещении репетиций, не говорил пространно и внушительно о недопустимости опозданий в класс или на спектакль. Он просто не допускал мысли, что такое может быть. Так же, как не понимал, что такое - слишком много работать. Работа была для него способом существования. Другого отношения к делу он не знал и не признавал у других.

Леонида Михайловича Лавровского могли любить или не любить - но не уважать его не мог никто. Он, казалось, воплощал самим своим обликом - корректным, суховатым, подтянутым - дух академизма, старой школы русского балета. В сочетании с его страстью к работе это подтягивало и дисциплинировало всю труппу, внушало глубокое уважение к ее руководителю.

Литература

1.http://dance-composition.ru

.http://www.kino-teatr.ru

.http://slovari.yandex.ru

.http://www.krugosvet.ru/

.Энциклопедия Кругосвет

.Универсальная научно-популярная онлайн-энциклопедия.

.http://www.tvkultura.ru/news

.http://plie.ru

.http://plie.ru/?vpath=/news/data/ic_news/1527#22

diplomba.ru

Напиши небольшой рассказ о каком-либо человеке любой национальности, который внес весомый вклад в развитие российской

ЛОМОНОСОВ Михаил Васильевич (8/19.11.1711 года - 4/15.04.1765 soda) - гениальный русский ученый во многих отраслях знаний, поэт, просветитель, один из самых выдающихся светил мировой науки Отец Ломоносова, Василий Дорофеев (или Федоров), черносошный крестьянин, имел землю и суда для промысла по Мурманскому берегу; Ломоносов рос в простой и суровой обстановке. Еще подростком он ездил с отцом на промыслы и нередко подвергался опасностям. Грамоте Ломоносов научился сравнительно рано. Первые его недуховные книги, "врата учености”, были словенская грамматика Смотрицкого и арифметика Магницкого. Побуждаемый жаждой знания, Ломоносов в 1731 ушел с обозом в Москву, где был принят в "Спасские школы”. Много горя и нужды претерпел здесь Ломоносов: укоры отца "несказанная бедность”, насмешки школьников. Способности, примерное прилежание и быстрые успехи Ломоносова были замечены. В 1736 в числе 12-ти лучших учеников Славяно-греко-латинской академии он вызван в Петербург для учения при Академии наук В сентябре того же года Ломоносов был послан в Германию (Марбург) к Христиану Вольфу, для изучения химии и горных дел, причем вменялось в обязанность "учиться и естественной истории, физике, геометрии и тригонометрии, механике, гидравлике и гидротехнике”. В Марбурге Ломоносов пробыл до 1739. Здесь он получил обширное и основательное образование. В 1738 студент Ломоносов послал в Академию донесение на немецком языке о прослушанных лекциях и приобретенных книгах, рассуждение на латинском языке по физике и стихотворный перевод оды Фенелона, воспевающей счастье уединенной сельской жизни. Из Марбурга студенты были отправлены во Фрейберг к "горному советнику” Генкелю. причем содержание их было уменьшено наполовину; и Генкелю было поручено держать студентов по строже, объявить в городе, чтобы никто не верил им в долг. А так как Академия неисправно высылала деньги, то студенты очень нуждались, отсюда просьбы к Генкелю. неудовольствие на него. Ломоносов, обладая пылким темпераментом, поссорился с наставником и ушел из Фрейберга без дозволения Академии в 1740. Странствуя по Германии. Ломоносов женился на Елизавете-Христине Цильх. По некоторым источникам, по дороге из Марбурга в Голландию был насильно завербован в прусские солдаты, но бежал из крепости Везеля. После странствий Ломоносов прибыл согласно приказанию Академии, в 1741. В 1742 Ломоносов сделан адъюнктом по физике, в 1745. по отъезде проф. Гмелина за границу, профессором химии, в этой должности оставался до конца жизни В 1757 Ломоносов стал членом Академической канцелярии и подключился к управлению академическими делами. В 1759 Ломоносову было поручено управление академической гимназией, университетом и географическим департаментом. Гениальные способности, глубокая любовь к науке, неизменное трудолюбие, пламенный патриотизм, непреклонная твердость воли при достижении цели — вот отличительные черты Ломоносова. Как ученый Ломоносов отличался необычайной широтой интересов: обогатил своими открытиями физику, химию, астрономию, географию, технику, геологию, историю, филологию; стремился использовать неуку для развития производительных сиг поднятия благосостояния страны. Свои наблюдения и открытия Ломоносов излагал в блестящей общедоступной форме. Научные исследования Ломоносова по химии и физике основывались на представлениях об атомно-молекулярном строении вещества. Ломоносов задумал написать большую "корпускулярную философию” — трактат, объединяющий в одно стройное целое всю физику и химию на основе атомно-молекулярных представлений. На путях к достижению этой цели Ломоносов совершил целый ряд мировых открытий, и прежде всего открыл Закон сохранения энергии, имевший для развития науки таков же огромное значение, как теория относительности. Ломоносов считал законы сохранения вещества и движения основными, не требующими проверки аксиомами естествознания. Теоретическая химия Ломоносова целиком опиралась на достижения физики. Значительное внимание Ломоносов уделил исследованиям атмосферного электричества, проводившимся им совместно с Г.В. Рихманом. Ломоносов и Рихман придали своим экспериментам количественный характер, разработав для этой цели специальную аппаратуру — "громовую машину". Ломоносова интересовали также биологические науки: ботаника и зоология, особенно палеозоология анатомия и физиология животных. Заботился о развитии рыбоводства. Ломоносов уделял значительное внимание развитию в России геологии и минералогии и лично произвел большое количество анализов горных пород. Он доказывал органическое происхождение почвы, торфа каменного угля нефти, янтаря В своем "Слове о рождении металлов от трясения Земли" (1757) ив работе О слоях земных" (к 1750-х. опубл. 1763) он последовательно проводил идею о закономерной эволюции природы. Ломоносов подробно разбирает проблему появления окаменелостей, в том числе находки окаменелостей «морских черепокожих», характерных для южных широт, на севере. Объясняет это изменением климата. Выдвигает идею изменчивости, лежащей в основе всех природных явлений. Идея всеобшей изменчивости Ломоносова была в дальнейшем о ас ко ы та Иваном Лепёхиным как положение об изменчивости растений и животных под влиянием

vashurok.ru