Церковная организация. Что такое церковная организация


Церковь (организация) - это... Что такое Церковь (организация)?

Це́рковь (греч. Ἐκκλησία) — термин, различно понимаемый в разных христианских конфессиях:

Метафизика Церкви

С внутренней стороны, однако, существование Христовой Церкви как некоторого ноуменального принципа не является всеобщей очевидностью; поэтому от христианина требуется вера в неё. Об этом прямо говорит Символ веры: «Верую во единую, святую, Вселенскую и Апостольскую Церковь».

Согласно определению священномученика Илариона (Троицкого)

Церковь есть общество верующих в Господа Иисуса Христа Сына Божия людей, возрожденных Им и Духом Святым, соединенных в любви и под непрекращающимся воздействием Св.Духа достигающих совершенства. [2]

В работе «Христианство или Церковь?» (изд. 1912) архиепископ Иларион (Троицкий) категорически настаивает на неотъемлемой значимости института Церкви в христианстве: по его мнению находящийся вне Церкви человек христианином быть не может, каким бы хорошим он ни был, и какие бы иллюзии на этот счет ни питал. Таким образом, Церковь рассматривается как важнейший институт христианства. Уже древний тезис свт. Киприана Карфагенского говорил о невозможности спасения верующих вне церкви (лат. Extra Ecclesiam nulla salus – вне церкви нет спасения).

Согласно Священному Писанию (Еф.1:22-23; Кол.1:18; Еф.5:23), глава Церкви есть Господь Иисус Христос. «Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:4-6).

Во время земной жизни Иисус Христос обещал: «Я создам Церковь Мою» (Мф.16:18). Обетование было изречено Иисусом Христом во время беседы с учениками, после того, как Пётр, будучи в Духе, назвал своего учителя Сыном Божиим. К этому моменту понятие о "церкви" (доме Божьем) ученикам Спасителя уже было знакомо, поскольку в книге пророка Захарии говорится: «Я обращаюсь к Иерусалиму с милосердием; в нем соорудится дом Мой, говорит Господь Саваоф. ... вот Муж, — имя Ему ОТРАСЛЬ, Он произрастет из Своего корня и создаст храм Господень (Церковь)» (Зах.1:16; Зах.6:12).

После Вознесения на небо Иисус Христос умолил Отца (Первую Ипостась Пресвятой Троицы) послать на землю лично Третью Ипостась Пресвятой Троицы — Святого Духа – для созидания Церкви. Поэтому день сошествия Духа на апостолов можно считать моментом рождения, началом воплощения на земле исторической Христовой Церкви. Первыми членами Церкви стали ближайшие ученики Христа: апостолы, жены-мироносицы и Его мать Мария. Уникальную роль в дальнейшем формировании Церкви сыграл «заочный» ученик воскресшего Иисуса апостол Павел. В частности, благодаря деятельности апостола Павла церковь выходит из своих иудейских рамок и превращается в межнациональный религиозный институт значительного масштаба.

Мистически Церковь представляет собой, прежде всего, Тело Христово. И с точки зрения ноуменальной — это гораздо более точная характеристика существа Церкви, чем, например, данная через понятие "общество". Прежде всего, важна органичность строения Церкви, подобная той, какую мы находим, скажем, в теле человеческом. В этом смысле Церковь оказывается богочеловеческим организмом. В словах Своей первосвященнической молитвы Христос говорит: «Отче Святый! Соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. ... молю ... о верующих в Меня по слову их, да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин.17:11, Ин.17:20–21).

Церковь есть пространство особого опыта новой жизни — жизни божественной, к которой члены Церкви, соединенные сверхъестественным действием благодати в союз любви, приобщаются в таинствах. Ничто нечистое (Откр.21:27) не может войти в это сообщество, поэтому непременным условием вхождения в Церковь является таинство крещения во оставление грехов. «... кто во Христе — тот новая тварь» (2Кор.5:17). Таинство миропомазания (на практике сейчас соединяемое с таинством крещения) вводит будущего члена Церкви, омытого от грехов (в том числе и от первородного греха) в царство Святого Духа, и тем самым в царство Пресвятой Троицы.

Существенные свойства Церкви

К существенным свойствам Церкви относятся её единство[3], святость, соборность и апостольство, что запечатлено в Символе веры древней неразделённой Церкви: Πιστεύομεν <...> μίαν, ἁγίαν, καθολικὴν καὶ ἀποστολικὴν Ἐκκλησίαν.

Своими грехами член церковной организации, формально оставаясь в ней, может отпадать от единства Церкви. Восстановление утраченной связи с полнотой Церкви он может обрести вновь в таинстве покаяния.

История христианских церквей

Церковная организация христианства начала складываться в III—IV веках нашей эры, когда в христианских общинах произошёл переход от выборности глав общин к их назначению (рукоположению, хиротонии). Хиротония первоначально была средством борьбы с еретическими отклонениями и расколами христианских общин, однако с концентрацией общинных имущества и финансов в руках главы общины стала средством организационной и финансовой консолидации разрознённых общин и с оформлением института епископата привела к возникновению централизованной церковной организации, сохранившейся до наших дней.

Дальнейшие расхождения в догматике, закреплявшиеся в различных регионах и получавших своё выражение в организационном обособлении церковных организаций (схизмы), привели к выделению из раннехристианских течений и обособлению отдельных иерархических организаций — церквей. Такое обособление зачастую имело как политические причины, — светские власти использовали влияние новых церквей для усиления своих позиций в своих владениях (англиканство, переход к автокефальности церквей в бывших провинциях Византии), — так и причины экономические (одним из лозунгов Реформации было требование «дешёвой» церкви).

Крупнейшими христианскими церквями в настоящее время являются:

Отношения властей церковных и светских

Поскольку церковь в течение всего своего существования претендовала на власть над принадлежащими к ней мирянами (и чаще всего такой властью обладала), то вопрос отношения церкви и клира со светскими властями и государством являлся причиной множества споров и, зачастую, войн.

На протяжении средневековья существовало два основных типа отношений между церковью и светскими властями:

  • Примат светской власти над духовной (Цезаропапизм), существовавший в Византии, при котором глава светской власти — император — фактически являлся и главой церкви (папой): он назначал главу церкви — константинопольского патриарха; императоры зачастую вмешивались в догматические споры, регулируя догматику и обрядовость эдиктами и законами. Такое положение возникло в Восточной Римской империи со времён первых вселенских соборов (начиная с борьбы с арианством), в ходе которых церковные деятели апеллировали к императорам при решении догматических, обрядовых и церковных вопросов. Окончательно такое положение было закреплено в кодексе и новеллах императора Юстиниана, однако ему же принадлежит высказывание «источником всех богатств церкви является щедрость императора».
  • Примат духовной власти над светской (Папацезаризм), то есть примат церкви, начавший оформляться на территориях Западной Римской империи после её распада. Впервые эта идея была сформулирована гиппонийским епископом Аврелием Августином в его труде «О граде божием» (лат. «De civitate Dei»): основной идеей этого труда, написанного вскоре после захвата готами Рима и под впечатлением от этого события, является замена государственного единства Римской империи духовным единством под главенством церкви, окончательно этот тезис оформился в письме папы Геласия I императору Анастасию I, получившем название по своему началу «Duo Sunt». В этом письме папа уже прямо указал, что существуют две власти: светская и духовная, и власть последней — весомее.

Эти два типа отношений нашли своё юридическое оформление в двух формах т. н. симфонии и конкордата: первая была впервые сформулированв в VI веке в VI новелле Юстиниана, первое упоминание о последнем относится к XII веку (Вормсский конкордат).

Взаимошение светских и духовных властей в России также претерпевало изменения на протяжение истории. К началу XVIII века сложилась система патриаршего управления, которая была упразднена Петром I и заменена Святейшим Синодом, подчинявшемся непосредственно государю. В Уложение о наказаниях была внесена статья об уголовном наказании за отход от православия, отменённая только в 1905 году [1]. Впоследствии, уже в Советском Союзе, церковь была отделена от государства и подвергалась гонениям.

В настоящее время в конституциях большинства стран декларируется следование принципу свободы совести и отделения церкви от государства, однако существуют и страны с официальной государственной религией, в том числе и христианские (Дания, Норвегия), и страны, заключившие конкордат с католической церковью (Польша, Португалия). Однако формальное отделение церкви от государства не означает прекращение обмирщения первой.

Примечания

  1. ↑ Пространный христианский катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви (адаптированная редакция) // О девятом члене Символа веры (§ 250)
  2. ↑ Свт. Иларион (Троицкий). Очерки из Истории догмата о Церкви, стр. 10-11
  3. ↑ Церковь одна Сочинение А.С. Хомякова

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Церковная организация. История русской церкви

Церковная организация

Для константинопольского патриархата новая церковь была колонией, куда могли быть направлены все «излишки» клерикального населения. А излишка эти были весьма значительны. Клириков в константинопольском патриархате было, по выражению византийского летописца, «неисчислимое» количество. Священников, например, даже в таком провинциальном городишке, как Эдесса, было до 200; в других более крупных городских центрах их было соответственно еще больше; монахи насчитывались десятками тысяч и являлись настоящей язвой для страны; епископов было до 6000, а около них кишели их гражданские прихвостни, крупные и мелкие. Вся эта армия, конечно, не могла прокормиться на греческих хлебах, многие голодали и нищенствовали; «перепроизводство» заставляло патриарха искать новых мест для насаждения «истинной» веры. Когда под властью константинопольского патриарха появилась новая русская церковь, из византийского запасного резервуара хлынули готовые отряды «просветителей» и «святителей». Не только все первые епископы, но и все первые священники и монахи были в Киевской Руси из греков. Основателем Киево-Печерского монастыря был афонский монах Антоний; другие монастыри ставились русскими князьями и боярами, но для управления ими приглашались также греческие монахи, приводившие с собою и ядро «подвижников». С течением времени в составе приходского духовенства и монашества появился, конечно, и значительный процент местных людей; но митрополия и епископат по-прежнему оставались, за немногими исключениями, греческими.

Устроив на новые русские хлеба значительную часть голодавшей греческой братии, константинопольский патриарх не забыл и своих выгод. Новая церковь была объявлена составной частью константинопольского патриархата, и на нее был распространен общий порядок управления митрополиями, /31/ подчиненными патриарху. Некоторые изменения, внесенные в этот порядок специально для управления русской церковью, увеличивали власть патриарха и уменьшали права киевской митрополии. По каноническим правилам, соблюдавшимся в Византии, патриарх «поставляет», т. е. утверждает митрополитом, кандидата, представляемого собором епископов митрополии; конечно, кандидат обычно выставлялся по соглашению с патриархом и с местною гражданскою властью, но все же у местного епископата было право известного выбора из числа наиболее угодных начальнику лиц. По отношению к киевской митрополии даже эту призрачную выборность сочли ненужной роскошью; кандидата в киевские митрополиты патриарх намечал совместно со своим патриаршим советом, иногда даже не спрашивая киевского князя. Таким образом, за все время существования киевского княжества на митрополичьем престоле только два раза были русские епископы, оба раза с момента конфликтов киевских князей с Византией (Илларион в 1051 г. при Ярославе, после войны с греками, и Клим, или Климент, при Изяславе в 1148 г., поставленный князем на место поссорившегося с ним грека Михаила). Управляя через своего ставленника киевской церковью, патриарх часто ограничивал его даже в тех правах, которые бесспорно принадлежали всякому митрополиту. Так, патриарх нередко присылал епископов на освобождающиеся кафедры прямо из Константинополя, из греков или из русских монахов, ездивших к патриарху и умевших ему угодить, обходя таким образом непосредственного правителя русской церкви. Далее, патриарх ревностно следил за исправным поступлением причитавшихся ему платежей — платы за поставленных на епископские должности самому патриарху и его «нотариям», т. е. чиновникам патриаршей курии, доходов с вакантных кафедр и церквей, доходов с так называемых ставропитий, т. е. монастырей и церквей, которые отбирались патриархами в свое непосредственное управление, и разнообразных судебных и административных пошлин. Кроме этих обязательных, установленных каноническими правилами сборов патриархи не брезгали и добровольными дарами как со стороны подчиненных, так и со стороны князей.

Не приходится прибавлять, что все эти расходы в пользу патриарха и его курии перекладывались киевскими клириками на плечи их паствы, покрывались и перекрывались /32/ эксплуатацией зависимого от церковных учреждений населения. Эксплуатация паствы производилась различным образом, причем прямые сборы с прихожан и других групп верующих занимали отнюдь не самое главное место. Гораздо важнее были судебные права, предоставленные киевской церкви княжеской властью. Суд был одной из самых доходных статей: церковному суду княжеские указы подчинили широкий круг дел и широкий круг лиц. Дела, так или иначе связанные с религией, независимо от участников были объявлены подсудными церкви, сюда были отнесены все дела, касающиеся брачного права и семейных отношений, дела о волшебстве и знахарстве, о кощунстве, о святотатстве, о совершении прежнего дохристианского культа. С другой стороны, все так называемые церковные люди при возникновении между ними дел об обиде или тяжебных и наследственных дел также подлежали церковному суду. К числу церковных людей кроме монахов, клириков, членов их семейств и технического персонала церквей были отнесены также некоторые категории и чисто светского населения: «задушные люди», т. е. крестьяне имении, отданных церкви на помин души, весь персонал, обслуживавший церковные и монастырские больницы и гостиницы, и жившие в последних люди, наконец, изгои, т. е. люди, так или иначе выбившиеся-из колеи или не принадлежавшие ни к одной из тогдашних официальных общественных групп, как, например, холопы, выкупившиеся на волю, обанкротившиеся купцы, безместные поповичи и т. д.; изгои отдавались в ведение церкви целыми селами, вместе с землею, на которой сидели. Наконец, епископам было поручено наблюдение за правильностью торговых мер и весов — контроль, который был источником значительных доходов. Так сложилось в Киевской Руси своеобразное церковное государство в государстве, представлявшее целую систему кормлений.

Но важнейшим церковным учреждением, при помощи которого народный труд и народные средства превращались в источник для благополучия и сытой жизни клириков, были монастыри. Мы не можем здесь вдаваться в историю происхождения и эволюции монашества; мы должны только охарактеризовать то положение, какое монастырь занял в церковной и общественной жизни Византии к Х в., и ту экономическую роль, какую он играл, ибо на Днепр целиком были перенесены и строй монастырской жизни, и монастырская идеология, выработанные в Греции. /33/ Там сложилось воззрение, выработанное в монастырях, что судьба души за гробом зависит не только от дел умершего, но также главным образом и от молитв живых за умерших. Но при этом монахи подчеркивали, что далеко не все равно, кто и где будет молиться за умерших; молитва «непогребенных мертвецов», т. е. монахов, всецело посвятивших себя посту, молитве и другим благочестивым подвигам, скорее будет услышана богом, чем молитва приходского белого духовенства. Эта агитация оказала свое действие и привела к основанию множества поминовенных монастырей. Каждый состоятельный человек, стремясь спасти свою душу, либо основывал монастырь, обеспечивая его землей, капиталом и рабочими людьми, либо, в худшем случае, делал на помин души вклады землей или деньгами в существующие монастыри. Влияние монашества в этом вопросе было настолько сильно, что нашло себе отражение даже в законодательстве Х в.; одна из новелл Константина Багрянородного предписывала, чтобы в случае смерти бездетного без завещания от оставшегося состояния отделялось в пользу церкви от трети до половины имущества на помин души. В своих монастырях их основатели старались проводить остаток дней, нередко постригаясь перед смертью в монахи, и после смерти там погребались. Эта идеология была перенесена вместе с первым монастырем на Днепр. По словам Киево-Печерского Патерика, Антоний и Феодосий, основатели Киево-Печерской лавры, уверяли, что всякий человек, монах или мирянин, похороненный в монастыре, будет помилован, невзирая на его грехи. А житие Феодосия к этому прибавляет, что Феодосии перед смертью дал братии еще более смелое обещание: «Се елико же вас в монастыри сем умрет, или игуменом где отослан, аще и грехи будет кто сотворил, аз имам перед богом за то отвещати». Агитация Феодосия и Антония возымела свое действие: князья и бояре, по словам жития, приходили к Феодосию на исповедь и, получая от него «великую пользу», приносили ему «от имений своих на утешение братии и строение монастырю», другие же приносили и «села», т. е. не только земли, но и сидевших на них крестьян. О размерах этих первых вкладов точных данных мы не имеем; но зато сами за себя говорят летописные данные о вкладах в Печерский монастырь после смерти Феодосия, в XI и XII вв. Князь Ярополк Изяславич (вторая половина XI в.) «вдал» Печерскому монастырю «всю /34/ жизнь свою», т. е. все недвижимые или, по крайней мере, все лучшие свои имения, а кроме того, четыре волости, из них одну около Киева, конечно, со всеми сидевшими там крестьянами; дважды монастырь получил от других князей по пять сел «с челядью». Глеб Всеславич, кроме того, дал при жизни и завещал этому монастырю 700 гривен серебра и 100 гривен золота. Монахи Печерской лавры становились епископами в других городах, и это давало монастырю возможность протянуть свои щупальца далеко за пределы Киева. Так, ростовский епископ Ефрем, вышедший из Печорского монастыря, дал монастырю подворье в Суздале и несколько сел там же. Подобным же образом получали различные хозяйственные угодья и денежные вклады и другие монастыри; например древнейший из новгородских монастырей, Рождественно-богородичный, получил в дар от своего основателя село Волховское с холопами и рыбными ловлями; другой новгородский монастырь, Юрьевский, получил в начале XII в. от князя Мстислава Владимировича не только волость Буец «с данями, и с водою, и продажами», но также часть княжеских доходов — «вено вотское», т. е. брачные пошлины в Вотской области, и «осеннее полюдье даровное», т. е. сполна княжеские сборы в осенний проезд по области, находившейся под княжеским управлением. Тут мы имеем дело уже с иммунитетами чисто феодального типа — это и понятно, так как в XII в. наступает быстрая феодализация и общества и церкви, процесс, с которым мы ближе познакомимся в следующей главе. Но в иной форме тут перед нами то же самое явление, что и в Х — XI вв.: монастыри являются хозяйственными предприятиями эксплуататорского характера.

В меньшей степени, но те же черты можно уловить и в истории основания некоторых церквей. Церкви ставились почти исключительно князьями и боярами или в качестве официальных государственных храмов, или в качестве фамильных усыпальниц, или для обслуживания культов излюбленных святых. Это явление ярко запечатлелось и в иконографии. Князь, подносящий богу выстроенную им церковь, иногда в сопутствии всей семьи — часто встречающийся сюжет в живописной росписи церквей XI–XII вв., не менее характерны фрески на чисто светские мотивы, например княжеской охоты, игр и других увеселений, которыми по заказу князей украшались их церкви, точно залы их дворцов. Конечно, основатели церквей брали их на свое содержание и /35/ нередко давали им крупные дотации, которые становились основным капиталом для церковных предприятий. Так, Владимир после крещения поставил в Киеве церковь богородицы, на содержание которой отдал десятую часть своих доходов от имений и городов, и обязал своих преемников под угрозой проклятия соблюдать это обязательство, поэтому церковь и была прозвана Десятинной. Вслед за Владимиром Ярослав, поставивший целый ряд церквей, давал на их содержание «урок», т. е. определенную часть доходов от княжеских имений. Церкви, получившие такие дотации, подобно монастырям, пускали свои средства в оборот, но, по-видимому, больше в области торговли, чем сельского хозяйства. В церквах под покровом «святых угодников» устраивались товарные склады, застрахованные от пожаров каменными стенами и от воров — массивными металлическими дверями и запорами; в церквах же обычно хранились образцовые меры и гири, заемные письма и другие деловые документы.

Так образовалась с самого начала христианства на Днепре основная смычка новой веры и княжеской власти на хозяйственной и социально-политической основе. Она сказывается также и в религиозных представлениях. Новый христианский бог мыслился князьями именно как их специальный княжеский бог, заменивший собою прежнего Перуна. Он — верховный повелитель князей, дающий им власть, венчающий их на княжение, помогающий им в походах, принимающий их души в свои чертоги; для сношения с этим богом князья не нуждаются обязательно в услугах духовенства, — напротив, клирики мыслятся скорее как слуги князей, чем как слуги бога.

Это первенство княжеской власти в союзе князей и церкви объясняется тем, что церковь была слабее княжества и в хозяйственном и в организационном отношении. Она пробовала оказать влияние на политическую жизнь, особенно на те моменты, которые вредным образом отражались на ее хозяйственном благополучии; так, митрополиты не раз выступали против обычных для XI–XII вв. княжеских усобиц и пытались мирить враждующих князей. Но эти попытки вмешательства редко бывали успешны, и ничего подобного западному божьему миру и божьему перемирию киевская церковь создать не могла. Напротив, княжеская власть, не стесняясь, показывала свою силу: князья не раз сгоняли с кафедры неугодных им епископов, и в числе таких решительных /36/ государей летопись называет даже Андрея Боголюбского. Это первенство княжеской власти отражается также и в культе святых.

В числе заимствованных из Византии святых самыми популярными стали Дмитрий Солунский и Георгий, оба, по словам их житий, солдаты, замученные за веру Диоклетианом. Из них первое место занял Дмитрии, культ которого особенно выдвинулся с XIII в., в эпоху борьбы с татарами. Еще любопытнее тот факт, что первыми русскими святыми, первыми новыми богами новой церкви были провозглашены не клирики н не монахи, а князья Борис и Глеб, убитые после смерти Владимира во время усобицы, возникшей между его наследниками. Сказания о Борисе и Глебе не дают ответа на вопрос, какие мотивы были у великого князя Ярослава, когда он провозглашал своих убитых братьев святыми; но зато вполне отчетливо вырисовывается роль митрополита и других представителей клира в этом деле: они донесли Ярославу, что тела князей «присно все целы», что лица их светлы, как лица ангелов, и что от них исходит благоухание, а затем, когда прошел слух о чудесах от новооткрытых мощей, тот же митрополит научил князя построить в честь Бориса и Глеба большую церковь и объявить их святыми и покровителями русской земли. Другими словами, церковные специалисты с 1величайшей готовностью и рвением хлопотали об апофеозе княжеской власти, скромно отодвигая на второй план своих собственных кандидатов в святые. И в последующее время сохраняется эта же тенденция: из восьми остальных святых, канонизированных в Киеве и Новгороде, пять были княжеского происхождения (в том числе княгиня Ольга) и только три клирика — Антоний и Феодосии Печерские и новгородский епископ Никита.

Иное положение заняла церковь в следующий период — удельного феодализма, когда после разгрома Киевской Руси татарами и ее запустения центр русской жизни переместился в Новгородскую и Ростовско-Суздальскую области. /37/

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

religion.wikireading.ru

Церковное руководство-2010 » Большая христианская библиотека

Дата публикации: 04.10.15 Просмотров: 2601    Все тексты автора ГК АСД

Глава 3. Церковная организация и ее авторитет

Организация Церкви основана на Божественных принципах. «Не допускайте, чтобы чьи-то взгляды поколебали вашу веру в порядок и согласие, которые должны существовать в церкви … Небесный Бог есть Бог порядка, и Он требует, чтобы все Его последователи соблюдали правила и предписания и поддерживали порядок» (Свидетельства для Церкви, т. 5, с. 274).

Библейская основа для организации

Когда Бог вывел народ израильский из Египта и избрал его Своим особым народом, Он предусмотрел для людей превосходную систему управления, позволявшую руководить всеми их действиями как в гражданской, так и в религиозной жизни.

«Система управления в Израиле отличалась высшей степенью организованности, удивительной по своей полноте и простоте. Строжайший порядок, явленный в совершенном устройстве всего, сотворенного Господом, был воплощен и в еврейской общине. Бог являлся центром власти и правления, Владыкой Израиля. Моисей, назначенный Богом для исполнения законов во имя Его, был их видимым вождем. Из старейшин колен семьдесят человек избирались в совет, который должен был помогать Моисею решать общие дела народа. Затем шли священники, которые вопрошали Бога во святилище. Начальники, или (19) князья, правили коленами, им подчинялись «тысяченачальники, стоначальники, пятидесятиначальники и десятиначальники и, наконец, те, кто должен был исполнять определенные обязанности» (Патриархи и пророки, с. 374).

Новозаветная Церковь демонстрировала такое же совершенство в организации своей деятельности. Сам Христос, создавший Церковь (Мф.16:18), «расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно» (1Кор.12:18). Он наделил их дарами и талантами в соответствии с возложенными на них обязанностями и организовал их в живое, деятельное Тело, Главою которого является Он Сам.

«Ибо как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим. 12:4,5). «И Он [Христос] есть глава тела Церкви; Он — начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство» (Кол. 1:18).

«Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же», «Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос». «И вы — тело Христово, а порознь — члены. И иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих учителями; далее, иным дал силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки» (IKop. 12:4-5,12,27-28).

Важное значение организации.

Как не может быть живого, деятельного человеческого тела, если члены его не соединены органически между собой и не функционируют все вместе, так не может быть и живой, возрастающей и благоуспевающей Церкви, если ее члены не организованы в единое тело и не выполняют совместно порученные им Богом обязанности под управлением учрежденной Самим Богом власти. Ни одно учреждение, ни одно движение не может преуспевать без надлежащей организации своей работы. Любая нация без организованного правительства оказалась бы (20) в хаотическом состоянии. Всякое деловое предприятие без организации потерпит крах. Церковь, не имеющая соответствующей организации, распалась бы и перестала существовать.

Для нормального развития Церкви и для выполнения ею задачи распространения Евангелия спасения по всему миру Христос предусмотрел простую, но очень действенную систему организации. Успех в стремлении Церкви выполнить свою миссию зависит от верного исполнения этого небесного установления.

«Некоторые братья выдвигают мысль, что по мере приближения к концу времени каждое дитя Божье будет действовать независимо ни от какой религиозной организации. Но Господь показал мне, что в этой работе нет такого понятия, как независимость каждого человека» (Свидетельства для проповедников, с. 489).«О, как обрадовался бы сатана, если бы ему удалось внедриться в этот народ и нарушить ритм работы как раз в то время, когда необходима основательная организация, которая станет величайшей силой, способной обезопасить Церковь от лжеучений и отторгнуть претензии, не подтвержденные Словом Божьим! Нам нужно выровнять наши ряды, чтобы не разрушилась система организации и порядка, которая была возведена мудрым, старательным трудом. Сейчас нельзя разрешать неорганизованным людям брать работу под свой контроль» (там же).

Цели организации

«Когда мы численно возросли, стало ясно, что без какой-либо организации нас ждет хаос и работа не сможет успешно двигаться вперед. Организация была необходима для поддержания работы служителей, для осуществления служения на новых полях, для защиты церквей и служителей от недостойных членов, для содержания церковной собственности, для публикации истины в печати и для многих других целей» (Свидетельства для проповедников,с.26).

«Как членам видимой Церкви и работникам в винограднике Божьем всем христианам по исповеданию следует прилагать максимум усилий для сохранения мира, согласия и любви в (21) Церкви. Обратите внимание на молитву Христа: «Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин.17:21). Единство Церкви — вот убедительное доказательство того, что Бог послал Иисуса в мир Искупителем» (Свидетельства для Церкви, т. 5, с. 619-620).

Модель новозаветной Церкви

Поручение Спасителя, данное Церкви относительно распространения Евангелия по всему миру (Мф.28: 19,20: Мк.16:15), подразумевает не только проповедь вести о спасении, но и охрану интересов всех приобщенных к вере. Это поручение включает в себя руководство паствой наряду с предоставлением ей соответствующего помещения, а также разрешение различных вопросов, касающихся взаимоотношений членов Церкви. Все это требовало создания определенной организации.

Апостолы прежде всего избрали совет, который из Иерусалима руководил всей деятельностью Церкви (Деян.6:2; 8:14). Когда число верующих возросло до такой степени, что встал вопрос об управлении текущими Практическими делами, Церковь назначила диаконов, обязанностью которых было заботиться о финансовых и других проблемах Церкви (Деян.6:2-4).

Позже стали появляться и другие общины, не только в Азии, но и в Европе, что вызвало необходимость дальнейшего решения организационных вопросов, В Малой Азии пресвитеры были рукоположены «в каждой церкви» (Деян. 14:23). Распространение христианства на обширной территории Римской империи потребовало организации церквей в своего рода местные конференции (Гал.1:2). Так, шаг за шагом, развивалась организационная структура ранней Церкви. По мере возникновения тех или иных нужд Бог наставлял руководителей Своего дела таким образом, чтобы при постоянном совете с Церковью они развивали определенную форму правления, которая охраняла бы интересы дела Божьего. (22)

Современная форма организации Церкви

В Церкви Адвентистов Седьмого Дня осуществляется представительная форма церковного правления, которая признает, что авторитет Церкви представлен в лице всех се членов и на любом организационном уровне находит выражение через деятельность надлежащим образом избранных представителей, причем исполнительные обязанности по управлению Церковью возложены на соответствующие представительные органы и должностных лиц. Данная форма церковного правления также предусматривает признание рукоположения на служение в пределах всей всемирной Церкви.

«Каждый член церкви имеет право голоса при выборе должностных лиц церкви. Церковь избирает администраторов конференции в отдельных штатах. Делегаты, выбранные конференциями штатов, избирают администраторов унионных конференций, а делегаты, избранные унионными конференциями, выбирают администраторов Генеральной Конференции. При такой организации каждая конференция, каждое учреждение, каждая церковь и каждый человек, непосредственно или через представителей, имеют право голоса при выборе людей, несущих главную ответственность в Генеральной Конференции» (Свидетельства для Церкви, т. 8, с. 236-237).Существующая система церковной организации стала результатом развития богословского понимания миссии Церкви, роста количества ее членов и географического распространения адвентизма. В 1863 г. на встрече представителей конференции была организована Генеральная Конференция Церкви Адвентистов Седьмого Дня.

В Церкви имеется несколько организационных уровней, благодаря которым соединяется служение отдельных верующих со всемирной организацией церковной работы. Члены каждого из этих уровней периодически собираются на официальные совещания, известные как полномочные собрания или съезды/сессии. (Полномочное собрание или сессия местной церкви обычно именуется деловым собранием.) Структура Церкви Адвентистов Седьмого Дня такова, что ни одна церковная (23) организация не вправе определять свой статус или поступать так, словно у нее нет никаких обязательств веред остальными членами церковной семьи верующих.

Определение церковных организаций

1. Местная церковь (община) — группа верующих из определенной местности, получившая на основании решения полномочного собрания местной конференции официальный статус общины Церкви Адвентистов Седьмого Дня.

2. Местная конференция — группа местных церквей в пределах определенной географической территории, получившая на основании решения исполнительного комитета дивизиона, принятого на полугодичном или годичном совещании или на заседании совета дивизиона, официальный статус местной конференции/миссии/поля и затем принятая полномочным собранием униона в число других конференций/миссий (см.с.10-11).

3. Унион местных церквей — группа местных церквей в пределах определенной географической территории, получившая на основании решения сессии Генеральной Конференции официальный статус униона местных церквей со статусом конференции или миссии.

4. Унионная конференция/миссия — группа местных конференций в пределах определенной географической территории, получившая на основании решения сессии Генеральной Конференции официальный статус унионной конференции/миссии.

5. Генеральная Конференция и дивизионы — Генеральная Конференция выражает работу Церкви во всемирном масштабе, члены Генеральной Конференции определены в ее Уставе. В целях содействия своей всемирной работе Генеральная Конференция учредила региональные отделения, называемые дивизионами Генеральной Конференции, на которые — в соответствии с решениями исполнительного комитета Генеральной Конференции, принимаемыми на годичных совещаниях, — возлагается общая административная и контролирующая (24) ответственность за определенные группы унионов и других церковных подразделений в пределах конкретных географических территорий.

Библия — это основа и источник веры и практики. Исходя из этого, сессия Генеральной Конференции определяет формулировку основных положений вероучения Церкви. Она также утверждает создание унионов и прикрепленных полей, вносит изменения в текст Церковного руководства, избирает руководителей Генеральной Конференции и дивизионов, осуществляет прочие функции, намеченные в Уставе и Уставных положениях Генеральной Конференции, и решает вопросы, переданные ей на рассмотрение исполнительным комитетом Генеральной Конференции. В период между сессиями исполнительный комитет Генеральной Конференции наделен полномочиями предусмотренными в Уставе и Уставных положениях Генеральной Конференции, действовать от имени членов Генеральной Конференции. В соответствии с этим церковные организации во всем мире признают Генеральную Конференцию в качестве выразителя мнения всей церкви.

Роль церковных учреждений

На всех уровнях церковной организации действует целый ряд образовательных, медицинских, издательских и иных учреждений, производящих во имя Христа миссионерскую работу и восполняющих нужды погрязшего в грехе мира. В соответствии с теологией и основными принципами Церкви АСД подобные учреждения с самого их основания были неотъемлемыми частями Церкви, непосредственными инструментами в выполнении ее духовной миссии — служить личности в целом и нести евангельскую весть всему миру.Ни одна церковная организация не берет на себя ответственность за обязательства, задолженности, действия или упущения любой другой церковной организации лишь по причине принадлежности последней к церковной структуре. (25)

Авторитет Церкви в раннехристианский период

Будучи Творцом, Искупителем и Вседержителем, Властителем и Царем всего творения, только Бог представляет собой источник авторитета Церкви. Он облек властью Его пророков и апостолов (2Кор.10:8). Они поэтому играли ключевую и уникальную роль в передаче Слова Божьего и наставлениях для Церкви (Еф.2;20).

Ранняя Церковь несла ответственность за чистоту учения и его практического применения. Большими правами в ней были наделены пресвитеры и епископы. Одной из их основных функций была пасторская забота и надзор за стадом Божиим (Деян.20:17-28; Евр.13:17; Шетр.5:1-3)в сочетании с решением особых задач, таких как наставление в правильном учении и опровержение тех, кто его отрицал (1Тим.3.l-2, Тит.1:5,9). Им было поручено «Испытывать духов, от Бога ли они» (1Ин.4:1), или, говоря словами апостола Павла, «Все испытывать» и «держаться хорошего» (1Фес.5:21).

Это же относилось и к осуществлению наказаний (Мф.18:15-17), которые бывали разными: от индивидуальных заботливых замечаний (ср.Мф.18:16; Гал.6:1) до исключения из церковного членства (Мф.18:18; 1Кор.5:11,13;2Кор.2;5-11).

Церковь, таким образом, имела властные полномочия определять правила, регулирующие ее деятельность.

Генеральная Конференция как высший авторитет

В настоящее время сессия Генеральной Конференции и Исполнительный комитет Генеральной Конференции в период между сессиями представляют высший орган управления работой Церкви. Исполнительный комитет Генеральной Конференции наделен уставным правом создавать подчиненные организационные структуры, обладающие полномочиями осуществлять свои функции. По этой причине все подчиненные организации и учреждения на всех уровнях церковной структуры должны (26) признавать сессию Генеральной Конференции и Исполнительный комитет Генеральной Конференции в период между сессиями как орган высшей, после Бога, власти в Церкви Адвентистов Седьмого Дня.

В случае возникновения разногласий внутри или между местными церквами, конференциями или учреждениями необходимо обращаться в следующий вышестоящий уровень, вплоть до Годичного совещания Исполнительного комитета Генеральной Конференции или сессии Генеральной Конференции. В период между этими встречами Исполнительный комитет Генеральной Конференции является инстанцией, выносящей окончательное решение по любым вопросам. Решение этого комитета может быть пересмотрено на сессии Генеральной Конференции или на Годичном совещании Исполнительного комитета Генеральной Конференции. Если церковная организация пересматривает решения другой церковной организации, то она не берет на себя ответственность за обязательства последней.

«Нередко Господь наставлял меня и говорил, что суждение одного человека не должно быть подчинено суждению другого. Никогда не следует считать, будто для контроля за ходом дела и для планирования работы на будущее достаточно мудрости и силы ума одного или нескольких человек. Тем не менее, когда на сессию Генеральной конференции собираются братья со всех миссионерских полей, не следует упрямо отстаивать личную независимость и суждения отдельных людей, надо покориться суждениям всего братства. Никакой работник никогда не должен считать достоинством упрямое отстаивание своей независимой позиции, противоречащей общему решению всех братьев» (Свидетельства для Церкви, т. 9, с, 260). (27)

soteria.ru

Что такое Церковь? - Незнакомое православие

Коммерческая организация, ставящая целью извлечение прибыли своим учредителям на основе эксплуатации религиозных чувств верующих и всячески возгревающая оные?

  • Я схватил её за косу и сильно порезался о режущую часть.
  • Напившись ледяной воды из ключа, им можно открыть амбарный замок, стоящий на живописном холме за крепостными стенами.

Слово "церковь" это многозначное слово-омоним. И означает разное в зависимости от контекста. Контекст верно может различить тот, кто знаком с проблемой. Для большинства же церковь - это прежде всего организация. Вот два самых расхожих мнения о церкви:

  1. Коммерческая организация, ставящая целью извлечение прибыли на основе эксплуатации чувств верующих.На самом деле это не мнение, поскольку составлено без изучения вопроса, а просто оскорбление, иногда ангажированное.

  2. Некоммерческая организация, доводящая до верующих постановку задачи личного спасения и указывающая путь к нему (спасению). Ну вот это уже мнение, конечно. Правда обычно к этому мнению присовокупляют либо эфемерность угрозы, от которой надо спасаться, либо лживость в указании пути спасения.

Однако все это не то и не совсем то. Эпоха русского религиозного вырождения дала нам несколько определений, что такое церковь, и вот среди них:

  1. Пространный катехизис: "Церковь есть от Бога установленное общество человеков, соединенных православной верою, Законом Божием, священноначалием и Таинствами".
  2. Митрополит Макарий: "Церковь есть общество православно верующих и крестившихся во Иисуса Христа".
  3. Архиепископ Филарет Черниговский: "Церковь есть общество верующих во Христа, установленное Господом, соединенное Словом Божиим, Таинствами, священноначалием".
  4. Митрополит Платон Левшин: "Это собрание человеков, во Иисуса Христа верующих есть и называется церковь".

К сожалению, эти определения касаются внешней стороны вопроса и мало отражают внутреннюю суть. Например, под последней формулировкой любой протестант с радостью подпишется, поэтому нам крайне необходимо получше разобраться в теме и попытаться приблизиться к истине настолько, насколько это вообще в человеческих силах.

Прежде всего бросается в глаза, что Церковь - это предмет веры. "...Верую в единственную святую, соборную и апостольскую Церковь...". А вера, как говорят, это уверенность в невидимом. Правда, интересно? Неужели мы Церковь не видим? А что мы тогда видим? А во что мы тогда должны верить, в какую-такую невидимую реальность?

Важность вопроса вытекает хотя бы уже из того, что вера в Церковь - один из догматов православия, количество которых очень невелико и умещается на половине тетрадного листка (всю православную догматику у нас любая бабушка в платочке наизусть знает, потому что на каждой литургии её поет).

"Видимая Церковь является предметом веры, в то время как вера есть уверенность в невидимом потому, что: в видимой Церкови невидимо присутствует воспринятая ею и освящёнными в ней людьми благодать Божия, которая и является непосредственным объектом веры; видимая Церковь, к которой принадлежат все живущие на земле православные христиане, в то же время и невидима, поскольку она есть и на небесах и к ней принадлежат все скончавшиеся в истинной вере и святости" © свт. Филарет Московский.

"Единство Церкви вытекает из единства Божьего, ибо Церковь не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божьей благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати" © Хомяков Алексей Сергеевич, славянофил. Итак, Церковь - в первую очередь не общество людей, а в первую очередь то духовное единство, которое присуще множеству лиц, единство Божьей благодати, которому это множество лиц покоряется - т.е. тех, кто живет (искренно пытается жить) по Евангелию.

Более строго. Церковь установлена Христом. Не общество апостолов образовало церковь, а Дух Пятидесятницы, сошедший на всех, бывших там, образовал их в церковь. Единство Духа образовало их в церковь. До этого были ученики (апостолы) Христа? Были. Церковь? Нет. Когда началась Церковь? Когда единый Дух почил на них и соединил их в Церковь. То есть Церковь, повторим, это есть единство Духа Божия в людях. Какого Духа? Святого, Духа Пятидесятницы, Который всё множество учеников Христовых образовал в единое тело Церкви.Церковь не возникает от того, что собрались люди, объединенные единоверием и единомыслием. Нет-нет! Церковь создана Христом, а люди могут войти в нее вторым рождением - крещением.

Можно спросить - а как быть с выражением "Ветхозаветная церковь"? В этом контексте православный употребляет слово "церковь" в переносном смысле. Например, "языческая неплодящая церковь" или "церковь лукавнующих". Вот эти все "церкви" прекрасно подходят под определения 1-4: общество людей, объединенных. Чем? Единомыслием, единоверием, единоначалием. Объединенных внешним началом. Но, конечно, это не церковь.

Итак, церковь есть Тело Христово, а верующие - члены этого Тела. Богочеловеческий организм - вот это и есть Церковь, единственная и неповторимая. Церковь - единство Духа, обитающего в людях, пытающихся жить по Евангелию.

Ну а как же церковь - организация? Она нужна? Оказывается, да. Откуда приобретает человек веру? От слышания: "Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия" (Рим.10:17). Церковь-организация хранит слово Божие: Писание и Предание. Церковь-организация хранит апостольскую преемственность рукоположений - от Св. Духа Пятидесятницы, через апостолов, епископов и до каждого православного священника современности. Дисциплина церковная нужна? Конечно. Система духовного образования нужна? Естественно! Здание храма, где можно собраться для общественной молитвы, получить дары Св. Духа в Таинствах, это здание - нужно? А как же иначе? Всем этим занимается церковь-организация.

Кто член церкви-организации? Тот, кто правильно крещен и не отлучен. Кто первый (наибольший) в церкви-организации? Патриарх или папа римский. За ними епископы, викарии, духовенство, диаконат, миряне.

А кто член Церкви - Тела Христова? Человек, крестясь, входит в Церковь, а согрешая - отлучает себя от нее, ибо не может грех быть частью Церкви, частью Тела Христова, поскольку грех не имеет в себе Святого Духа, а имеет в себе Его отсутствие и больше ничего. Искренним покаянием этот же человек воссоединяется с Церковью. Итак, кто член Церкви - Тела Христова? Не знаю... Я же не могу заглянуть в сердце... А кто первый (наибольший) в этой Церкви? Не знаю! Быть может, именно вот этот всеми ненавидимый налоговый инспектор. Или презираемый бомж. По крайней мере, в истории Церкви такие случаи встречаются неоднократно.

Теперь мы не запутаемся, есть два понимания церкви. С одной стороны, понимание церкви как организации, с другой стороны как Тела Христова. Это существенно различные понятия. Церковь - Тело Христово существует как бы внутри защитной оболочки церкви - организации. А человеки спасаются в лоне Церкви - Тела Христа.

см. Что такое голос Церкви и где его услышать? >>

  • < Назад
  • Вперёд >

www.missionary.su

Организация православной церкви.

Количество просмотров публикации Организация православной церкви. - 164

Важным принципом церковного правления в православии является соборность. Православные исповедают веру ʼʼво Единую, Святую, Соборную и Апостольскую церковьʼʼ. Это богочеловеческий орган во главе с Иисусом Христом. Православная церковь, в отличие от католической, никогда не имела единого центра управления, подобного Ватикану. Формально патриарх Константинопольский носит титул экуменического (всœелœенского).

Сегодня существует 15 автокефальных православных церквей: Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская, Русская, Кипрская, Грузинская, Сербская, Болгарская, Элладская, Румынская, Польская, Чехословацкая, Американская, Финская. Вместе с тем, существуют не признанные официально автокефальные национальные церкви.

В административном отношении автокефальные церкви подразделяются на экзархаты, епархии, викариаты, благочестия и приходы. Русская православная церковь имеет пять экзархатов: Белорусский, Украинский, Западной Европы, Средней Европы, Центральной и Южной Америки. В РФ сегодня насчитывается 120 епархий, обычно они совпадают с областями. Возглавляет епархию архиерей (епископ, архиепископ, митрополит), который управляет вместе с епархиальным советом – клиром. Пензенская и Кузнецкая епархия учреждена в 1799 ᴦ. Во главе её сейчас находится Епископ Пензенский и Кузнецкий Вениамин. В ведении Пензенской епархии находится 186 действующих церквей и 131 храм. Два женских монастыря: Троицкий в ᴦ.Пензе и Троицкий Сканов под Наровчатом, и один мужской Керенский монастырь.

Автокефальные церкви возглавляются патриархом (архиепископом, митрополитом), который избирается пожизненно поместным собором. Титул патриарха был установлен Вселœенским Халкидонским собором в 451 ᴦ. В 884 ᴦ. константинопольский патриарх Фотий составил специальное постановление о патриаршей власти. В России патриаршество было введено в 1589 ᴦ., первый патриарх – Иов. С 2009 ᴦ. Русскую православную церковь возглавляет Патриарх Московский и всœея Руси Кирилл. При патриархе учреждается Святейший Синод, состоящий из пяти постоянных членов и пяти временных. Для рассмотрения текущих вопросов при синоде действуют восœемь отделов.

Поместный собор Русской Православной Церкви созывается Патриархом и Синодом не реже одного раза в пять лет. Поместный собор высший коллективный орган власти в области вероучения, церковного управления и суда. На поместных соборах утверждаются канонические правила, дополняются списки святых, определяется отношение к ересям. К примеру, на поместном соборе РПЦ в 1971 ᴦ. была снята анафема по отношению к старообрядцам. В период между поместными соборами собирают Архиерейский собор, в котором участвуют всœе епархиальные архиереи.

Для всœех православных церквей характерен иерархический принцип управления. Духовенство делится на высшее, среднее и низшее. Вместе с тем, оно подразделяется на белое (приходские священники, которым разрешено вступать в брак) и чёрное (монашество). Духовенство составляет три степени священства: диакон, священник и епископ. Диаконы не могут совершать богослужения и Таинств, а только прислуживают при их проведении. Диаконы делятся на диакона, протодиакона (белое духовенство), иеродиакон, архидиакон (чёрное духовенство). Священники совершают богослужения и таинства, кроме таинства священства. Οʜᴎ делятся на иереев, протоиереев, протодиаконов (белое духовенство) и иеромонахов, игуменов, архимандритов (чёрное духовенство). Епископы кроме совершения богослужений и таинств могут рукополагать в священный сан и руководить епархиями. К епископам относятся епископ, архиепископ, митрополит, патриарх (чёрное духовенство).

referatwork.ru

Значение словосочетания ЦЕРКОВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ. Что такое ЦЕРКОВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ?

Значение слова не найдено

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Со временем я обязательно пойму как устроен ваш мир.

Вопрос: аргус — это физический объект (человек, предмет, место, растение, животное, вещество)? Можно это увидеть, услышать, унюхать, пощупать, потрогать?

Предложения со словом «церковная организация»:

  • Впервые был взят курс на создание церковной организации, отвечающей всем запросам советской власти к религии.
  • Эта церковная организация, поставленная на службу королевской власти и являвшаяся её главной опорой, получила в литературе название имперской церкви.
  • Сама кирилло-мефодиевская традиция не была детально разработана и даже не претендовала на то, чтобы стать отдельной церковной организацией.
  • (все предложения)

Оставить комментарий

Текст комментария:

kartaslov.ru

ЦЕРКОВЬ - это... Что такое ЦЕРКОВЬ?

    ЦЕРКОВЬ (греч. εκκλησία, лат. ecclesia) — термин, обозначающий религиозное сообщество христиан и соответствующую иерархическую структуру, жизнь и деятельность которой регламентируется вероучительными и каноническими нормами, выработанными в контексте истории христианства. Церковь в узком смысле — христианское культовое здание, храм (рус. слово “церковь” восходит к греческому κυριακόν — храм Господень). Буквальное значение греч. слова εκκλησία — “собрание тех, кто позван” — отражает первичное понимание, согласно которому церковь — это местная община призванных Богом на путь спасения последователей Иисуса Христа. Распространение христианства в различных культурных контекстах в границах поэднеантичной ойкумены и за ее пределами поставило вопрос о единстве церковных общин, которое было понято как вероучительное и “мистическое”. Церковь объединяет одна вера, актуализируемая через тождественный по существу религиозный опыт общения и единства с Богом “во Христе”. Согласно метафоре апостола Павла, церковь есть Тело Хряста, а сам Христос — ее Глава. Одушевляющей, животворной силой этого Тела является Дух Божий, в день Пятидесятницы сошедший на апостолов, которые представляли христианскую первообщину (поэтому церковь есть также и “храм Духа”). Все члены церкви, вступившие в нее через крещение “во Христа” и соединение с ним в таинстве Евхаристии (причастии “Телу и Крови Христа”), составляют т. н. “невидимую” церковь. В то же время церковь — это конкретная, “видимая” религиозная структура, имеющая своих институциональных лидеров, профессиональных служителей и рядовых членов, материальную базу и корпоративные интересы.     Эта двуединая природа церкви часто выражается богословами через различение церкви как духовного “события” и церкви как земной институции. С богословской точки зрения церковь — динамическая реальность, которая описывается выражением “уже — еще нет”. Со стороны Бога все уже совершено: Богочеловек Христос основал церковь как духовное пространство спасения и обожения, которое открылось в историческом времени; церковь есть “небо на земле”. Вместе с тем спасение есть процесс, духовный путь, прохождение которого требует участия свободной воли человека. Внешняя церковная организация создает объективные условия (преемственность священнической иерархии, вероучения и дисциплины, совершения богослужения и таинств (см. Таинства церковные) и т. д.) для того, чтобы каждый человек мог осуществлять свое спасение в соответствии с христианской традицией. Будучи “окном в вечность”, появившаяся в новозаветную эпоху церковь имеет свою собственную историю, которая разворачивается в контексте истории христианских обществ, государств и культур. Во временной перспективе церковь выступает как религиозная традиция и одновременно как ряд региональных и местных традиций, которые, вступая во взаимодействие с культурой, создают сложные конкретноисторические образования. После победы христианства над язычеством церковь встраивается в общественную структуру, превращаясь в религиозно-идеологический и культовый “департамент” государства (в нехристианских обществах церковь остается религией этнорелигиозного меньшинства). В результате под эмпирической церковью начинают понимать не столько сообщество христиан, сколько клерикальную корпорацию, наделенную определенными властными полномочиями. Это в свою очередь имело следствием некоторые изменения в религиозном сознании, в результате чего, напр., носителем церковности признавались только клирики как определенное сословие (в средневековом католичестве) или главой церкви провозглашался монарх (пореформационная Англия, Российская империя в ХК в.).     В ходе истории христианская церковь пережила множество разделений, результатом которых стал конфессионализм — существование многих церквей в рамках общей религиозной традиции. От восточной (византийской) церкви отпали несториане и монофизиты (т. н. дохалкидонские церкви), в 1054 произошло окончательное разделение восточной и западной (римской) церквей. В период Реформации XVI в. от Рима отделились протестантские церкви, что положило начало процессу образования множества различных протестантских деноминации. В результате можно говорить о трех основных типах церквей: восточноправославном — национальные, на практике государственные, церкви, объединенные единым вероучением и общением в таинствах; римско-католическом — всемирная церковь, подчиненная юрисдикции Римского папы; протестантском — церковь как конгрегация верующих во Христа, принадлежащих к определенной конфессиональной традиции (нужно отметить, чтосуществуют и государственные, национальные церкви, идеологически восходящие к Реформации).     В эпоху конфессионализма церкви оказались максимально отчужцены друг от друга, выражением чего были различия в вероучении, богослужении и организации, а следствием — взаимные обвинения в “антицерковности” и религиозные войны. В современную эпоху, когда церковь вследствие секуляризации постепенно утратила влияние в обществе, ее практика ограничивается удовлетворением религиозных потребностей отдельных личностей, а также охранением христианских ценностей. Косвенным результатом этого явилось возникновение в 20 в. всемирного экуменического движения (см. Экуменизм), цель которого — сближение различных христианских церквей и их воссоединение перед безрелигиозным миром. Ряд богословов и церковных деятелей предлагает согласовать христианскую веру с современной наукой и культурой и адаптировать церковную практику к изменившимся историческим условиям (см. Модернизм религиозный). В свою очередь консервативные церковные круги выступают, с одной стороны, против экуменизма, защищая свою конфессиональную идентичность, а с другой — призывают вернуться к такой общественной структуре, в которой церковь снова будет играть роль определяющей силы в области мировоззрения и морали (см. Фундаментализм).

    А. И. Кырлежев

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

dic.academic.ru