Организация охотничьих и рыболовных хозяйств. Частное охотничье хозяйство


Готовьте деньги: хорошее охотхозяйство — дело дорогое - Охота

Как содержание аппарата управления, так и содержание охотхозяйства, хотя бы на среднем уровне, — дело дорогостоящее. Большие затраты зависят от площади, категории и ценности охотугодий, численности, ценности и видового состава охотфауны, доступности, населенности и урбанизированности территории, а также от привлекательности и посещаемости хозяйства.

фото: Антона Журавкова

фото: Антона Журавкова

КРИЗИС СИСТЕМЫ

Совершенно очевидно, что сложившаяся система охотпользования в обжитых районах России находится в кризисе.

Все охотничьи организации, наука, землепользователи, охотники дают массу противоречивых предложений.

Реализуются и лопаются как мыльные пузыри многочисленные «прожекты» в регионах, местные власти ломают себе голову, не зная, как лучше поступить. Четкой государственной концепции и управляемой перестройки охотничьего хозяйства в соответствии с новыми условиями нет.

Законодательные, хозяйственные, экономические условия коренным образом изменились. Мы живем уже в абсолютно другой стране, но переход к рынку еще далеко не завершен.

Полный переход к рынку закончится только тогда, когда все население будет оплачивать все свои потребности по полной рыночной стоимости. Однако до этого времени нам придется прожить десятилетия в переходном периоде.

В обжитых районах России основными охотпользователями были общества охотников, за которыми закреплялось до 80-90% охотничьих угодий субъектов Федерации. Доходы охотобществ тогда складывались за счет взносов, продажи путевок, заготовки мяса копытных животных и пушнины государству, деятельности собственной промышленности и торговли, а также от налоговых льгот.

В конце 80-х и 90-е годы огромные площади угодий были переведены в разряд государственных (охотничье-промысловые участки, государственный резервный фонд) и во многих субъектах Федерации сравнялись по площади с угодьями охотобществ.

В условиях рынка и той и другой системе надо зарабатывать деньги, чтобы содержать эти угодья и управляющую надстройку.

Читайте материал "Мой печальный опыт общения с бизнесменами от охоты"

Вот тут-то и разгорелись нешуточные баталии между государственной и общественной охотничьими системами за контроль над денежными потоками в свою пользу, поскольку источник этих доходов сейчас практически один — карман охотника, и он далеко не бездонный.

Средняя платежеспособность охотника имеет свой «потолок». Для этого спешно меняются правила взимания денег с населения за право охоты: введен государственный охотничий билет в альтернативу членскому, введены государственные именные разовые лицензии в альтернативу путевкам.

 

Сейчас охотобщества имеют приоритет по доходам в результате сбора членских взносов, их угодья лучше благоустроены, и в них больше вкладывается средств. Однако приоритет этот быстро теряется в пользу госохоторганов, так как делается все возможное, чтобы лишить охотобщества указанных приоритетов. Фото: Семина Михаила

И все высокие слова о государственных интересах или интересах простых охотников — это только прикрытие.

Обе системы нередко обитают в одном административном районе. Охотник мечется, он не должен бы платить дважды за одно и то же, но приходится. И этим системам действительно тесно. Обе стороны упрекают друг друга в бездеятельности.

Да, действительно охотобщества делают еще недостаточно на единицу закрепленной площади своих угодий. Но цифры деятельности охотобществ публикуются. Охотобщества отчитываются перед охотниками за каждый рубль, они дают отчеты госорганам.

А вот кто, где, когда слышал об объемах и затратах госохоторганов на их закрепленные угодья (в том числе и на заказники)? Уверен, что они ведутся на еще более низком уровне. Чудес не бывает.

Сейчас охотобщества имеют приоритет по доходам в результате сбора членских взносов, их угодья лучше благоустроены, и в них больше вкладывается средств.

Однако приоритет этот быстро теряется в пользу госохоторганов, так как делается все возможное, чтобы лишить охотобщества указанных приоритетов.

Чем бы данное противостояние не кончилось, проблемы повышения общего уровня ведения охотничьего хозяйства и в субъектах Федерации и в России в целом путем перетягивания одеяла на себя не решить.

Просто одна система при нанесении другой большого материального ущерба будет вести свои хозяйства чуть лучше другой. Средний же уровень ведения хозяйства по области от этого не изменится и останется по-прежнему низким. Никакой разумной государственной политики я тут не вижу.

Читайте материал "Типичный егерь и его черты: что я вижу в охотхозяйствах"

А сколько нужно и, главное, реально возможно требовать от охотпользователей вкладывать средств в ведение охотничьего хозяйства по хозяйствам, районам, областям? Я вот об этом нигде и никогда не читал. Много — мало. Это сколько? И откуда брать эти деньги? И реально ли их где-то взять?

ДОХОДЫ И РАСХОДЫ

Любое охотхозяйство не может существовать само по себе вне какой-то структуры охотпользователя, и у любого юридического лица должен быть рабочий аппарат: руководитель, главный бухгалтер, работник по приему взносов, путевок, лицензий.

О других «бесполезных дармоедах» (охотоведы, ихтиологи, кинологи, оргмассовые работники, юристы, шоферы, технические работники) я вообще молчу. Рабочий аппарат должен иметь возможности и средства для осуществления своих функций.

 

Приплюсуйте местных и залетных удальцов, которым законы не писаны, и все вокруг колхозное... И все инвестиции и вложения уходят как вода в песок. Фото: Антона Журавкова

Допустимая доля управленческих расходов в охотничьем хозяйстве любой системы — до 20%, причем, чем примитивней или меньше охотхозяйство, тем выше доля этих расходов.

Безответственные, но популярные призывы вовсе убрать аппарат управления («бесполезных дармоедов») приведет к неминуемому развалу любой мало-мальски серьезной организации или предприятия. Бороться надо не с «излишними» управленческими расходами, а за эффективную работу этого аппарата.

Содержание эффективного аппарата — дело дорогостоящее, хорошим работникам надо хорошо платить. Бесконечно экономить на этом нельзя. Как только любой работник начинает получать меньше некоего критического уровня, он со временем вообще перестает работать на дело, а вынужден работать только на себя.

Сейчас же обычная зарплата руководителей и специалистов охотничьего хозяйства в разы меньше среднего уровня по России...

Теперь поговорим о годовых общественно-необходимых затратах непосредственно самого охотхозяйства, рассматриваемого как предприятие. Оставим на совести оппонентов рассуждения о нулевых затратах охотхозяйств на «пролетающих вальдшнепов и гусей» и, следовательно, неправомерности взимания платы за путевки на эти виды (да и все другие).

Плата за путевку — это не плата за пользование объектами животного мира и не плата за право охоты, как это некоторые пытаются ввести в заблуждение непосвященного обывателя, а возмещение затрат охотпользователя на содержание охотхозяйства.

Текущие расходы складываются из ежедневных расходов на охотустройство, благоустройство, охрану и воспроизводство, эксплуатацию, содержание баз, штатных работников и транспортных средств (трактора, а/м, снегоходы, квадроциклы, катера), приобретение инвентаря, уплаты многочисленных налогов и прочих расходов.

Читайте материал "Плач Ярославны: куда податься с нашими охотбилетами"

Особо следует оговорить расходы на содержание охотбаз. Охотбаза — это не только место размещения охотников, она несет очень разнообразные хозяйственные функции, в том числе и связанные с охраной и воспроизводством охотфауны. Чем ближе угодья к охотбазе, тем лучше там поставлена охрана, биотехния и воспроизводство.

 

Считаю, что для подъема охотхозяйства надо в каждом административном районе не менее 30% хороших, но пустых и «выбитых» угодий отдать сильным, богатым арендаторам. Фото: Антона Журавкова

Нормы обеспечения охотхозяйства егерской службой зависят также от назначения хозяйства и многих вышеперечисленных причин, но в среднем это будет приблизительно так:

  • для высокоорганизованного охотхозяйства — 3-6 тыс. га на 1 егеря;
  • средний уровень — 8-12 тыс. га на 1 егеря;
  • свыше 15-20 тыс. га на 1 егеря — это хозяйства низкого уровня.

При одинаковом уровне ведения охотхозяйства в маленьком хозяйстве надо больше вложений средств на единицу площади, а в крупном — меньше.

Вложение средств ниже определенного критического уровня вообще не дает никакой реальной отдачи — это по сути выброшенные на ветер деньги. И этот критически низкий уровень не такой уж и низкий.

Кто не верит, тот может взять ручку и легко подсчитать, но проще зайти в любую охотничью организацию и узнать по отчетам, во что обходится хороший уровень ведения охотхозяйства.

Содержать управленческий аппарат и само охотхозяйство необходимо не периодически, а постоянно, в течение круглого года, даже если охоту по каким-то причинам полностью закрывают.

Поэтому обывательские представления, что деньги за взносы или путевки берут «ни за что» или что их стоимость очень высока, при малейшем изучении вопроса становятся просто несостоятельными. Деньги за путевки вместе со взносами компенсируют лишь малую долю затрат охотхозяйства и совершенно недостаточны для реальных потребностей охотхозяйств.

Во многих  охотобществах введены многочисленные льготы по оплате взносов и путевок социально малообеспеченным или заслуженным категориям граждан. Эти расценки не с потолка взяты, а исходя из предельной платежеспособности охотников на эти нужды.

Читайте материал "О бедном госохотбилете замолвите слово"

Цены стараются не поднимать, так как основная часть охотников их просто «не потянет». Будем богаче жить — поднимем. Но нельзя необоснованно требовать от охотпользователей больших вложений, не обеспеченных реальными источниками финансирования.

Так вот, общая сумма сборов по этим ценам может обеспечить только посредственный уровень ведения охотхозяйства (за исключением крупных охотобществ, имеющих мало угодий). Других крупных источников получения доходов у большинства охотобществ нет, и эти объемы доходов (и соответственно вложений) надо официально принять за норму.

 

Текущие расходы складываются из ежедневных расходов на охотустройство, благоустройство, охрану и воспроизводство, трактора, а/м, снегоходы, квадроциклы, катера. Фото: Антона Журавкова

Государству охотники, конечно, тоже должны платить на организацию контроля за ведением охотничьего хозяйства (как всегда платили госпошлину), но по сумме значительно меньше, чем на само содержание охотхозяйства.

Доля контроля (как и доля управленческих расходов) не должна быть больше 10-20% от общих расходов контролируемого объекта. А на практике получается, что она может даже превысить 100 % уровень!

НЕОБХОДИМЫ ИНВЕСТИЦИИ

В большинстве обжитых регионов России еще долго никто, кроме охотобществ, не сможет осваивать большинство угодий. Не так уж много есть сильных и богатых арендаторов (и им не надо много угодий, особенно отдаленных и малопродуктивных, но самое главное, что им совершенно не нужен огромный «балласт» малообеспеченных граждан, которых обслуживают охотобщества.

Нормальное ведение охотничьего хозяйства даже на среднем уровне — дело все-таки дорогостоящее и пока недоступное для многих охотобществ. Но ликвидация охотобществ, даже слабых (или создание условий, при которых они сами развалятся), и замена их на резервные угодья — это дальнейшее снижение уровня ведения хозяйства до самого примитивного и откат назад к 50-м годам.

Поэтому в который раз призываю снять в отношении опальных охотобществ лозунг «Быть или не быть!». Они полностью выполняют свое предназначение в меру сложившихся реальных условий и возможностей.

Читайте материал "Охотничий сервис не нужен простому охотнику"

А реальные условия в России наши государственные управители создали такие катастрофические, что в упадке находятся не только общественные охотничьи организации, но и государственные.

Да что там охотничьи хозяйства! Вы посмотрите, в каком плачевном положении сейчас некогда всесильное сельское хозяйство, промышленность, различные производства! Но руководители охотничьей отрасли России как бы не замечают этого и пытаются обязать охотпользователей совершить прорыв в отдельно взятой отрасли.

Как говорится, нет ничего невозможного для того, кто не обязан это делать сам. Вот взяли бы и показали на примере госзаказников, как надо вести охотничье хозяйство, не ущемляя при этом интересов охотобществ.

Сколько можно бодаться и наносить взаимные удары, которые ничего, кроме вреда друг другу, не приносят. Противостояние тянется уже десятилетия. Пора принимать созидательные, а не разрушительные постановления и решения.

Считаю, что для подъема охотхозяйства надо в каждом административном районе не менее 30% хороших, но пустых и «выбитых» угодий отдать сильным, богатым арендаторам, в основном для интенсивного разведения теплолюбивых копытных животных (кабан, олень, косуля), отзывчивых на биотехнию, и для интенсивного искусственного дичеразведения (утка, фазан, куропатка). При этом права и интересы местных охотников должны быть законодательно защищены.

А не так, как сделали, например, в Тверской области, где отобрали у ВОО старейшее и ценнейшее высокоорганизованное Дубакинское охотхозяйство и отдали «Лукойлу».

Да, такие суперарендаторы могут легко и быстро «сказку сделать былью» на месте любого пустого охотхозяйства. Сильные арендаторы должны поднимать разрушенное охотничье хозяйство, а не пользоваться по праву сильного самыми жирными кусками.

Без высокого уровня ведения хозяйства и внедрения жесткого режима посещаемости угодий невозможно достичь и сохранить высокую численность копытных животных, заняться дичеразведением, интенсивным воспроизводством, наладить надежную охрану, вести благоустройство.

Ведение подобных охотхозяйств возможно только в трех случаях: для представительских целей, для узкого круга состоятельных охотников под эгидой богатой фирмы и, наконец, для хозрасчетного ведения охотхозяйства, где вся продукция и услуги реализуются по их полной рыночной стоимости.

Спрос на такие охотхозяйства имеется, и в последующем он будет все больше возрастать, однако пока таких хозяйств очень мало, а хозрасчетных частных практически нет совсем.

По-моему, основной путь подъема охотничьего хозяйства в обжитых районах, которое сейчас пребывает в глубоком кризисе, находится в создании широкой сети высокоорганизованных хозяйств всех трех типов (конечно, при сохранении прав местных охотников). Надо дать зеленую улицу для всех, кто желает и сможет их создать и содержать.

Читайте материал "Простому охотнику все меньше места в угодьях"

Особенно это относится к хозяйствам третьего типа, хозрасчетным, поскольку они рассчитаны на обслуживание широкого круга охотников. Тут широчайший простор для частной инициативы предприимчивых и увлеченных энтузиастов. Большие возможности инвестиций или долевого участия.

Ведь посмотрите сами, в стране огромное количество больших и малых фирм, организаций и предприятий, которым не по плечу создание полноценного охотхозяйства, да это и не рационально.

Любое охотхозяйство рассчитано на обслуживание сотен и тысяч охотников, а зачем маленькой фирме охотхозяйство, если у них 10-20 охотников? Однако они могли бы участвовать в качестве акционеров, и у каждого охотхозяйства могли бы быть десятки коллективных акционеров.

Спрашивается, а кто сейчас мешает вкладывать средства инвесторам и потенциальным акционерам в имеющиеся охотхозяйства?! Вложить-то можно, а вот получить желаемую отдачу вряд ли... В «блатные» охотхозяйства вкладывать рискованно, а их нужно много, чтобы создать настоящую конкуренцию, рынок, борьбу за клиента. Остается огромное количество охотхозяйств обществ охотников и «резервный фонд угодий».

 

В России наши государственные управители создали такие катастрофические, что в упадке находятся не только общественные охотничьи организации, но и государственные. Фото: Антона Журавкова

А представьте райохотобщество, которое имеет 150-300 тыс. га угодий и режим посещения угодий — свободный! У них своих охотников под тысячу, в том числе значительная доля социально необеспеченных слоев населения (пенсионеров, безработных, работающих за мизерную зарплату, инвалидов), сюда же прибавьте имеющих право на льготы, почетных и заслуженных, штатных, ответственных и приближенных, а к ним приплюсуйте местных и залетных удальцов, которым законы не писаны, и все вокруг колхозное... И все инвестиции и вложения уходят как вода в песок.

Слабому охотхозяйству в современных условиях на огромной территории порядка не навести никогда, несмотря на вложения.

Но даже если и будут получены реальные положительные результаты, на них будут иметь право не только потратившиеся акционеры, но в равной степени и все члены охотобщества, но по «социальным» мизерным ценам. Это не устраивает, так как в частном охотхозяйстве все остальные охотники оплачивали бы охоту и услуги по их полной рыночной стоимости.

Читайте материал "Обдираловка в МООиР: мне не нужен госохотбилет"

Мне кажется, что в далекой перспективе, эти частные охотхозяйства, находящиеся под жестким контролем госохоторганов, должны составлять основную долю охотпользователей России. Но и в эти далекие и прекрасные (хотелось бы верить) времена должно быть место охотобществам.

Нынешняя бедность охотобществ — это следствие развала экономики России, обнищания населения, ну и соответствующей разрушительной государственной политики в этом вопросе.

Охотобщества при соответствующей государственной поддержке вполне могут занять достойное место в охотничьей отрасли России.

Евгений Ершов 12 марта 2018 в 13:15

www.ohotniki.ru

Права и возможности современного егеря - Охота

Работаю в частном охотничьем хозяйстве егерем. Хозяйство хоть и считается частным, на самом деле таковым не является. По выданной лицензии хозяйство передано в пользование на 25 лет. Получается, что хозяин не такой уж хозяин – он пользователь.

Фото Антона Журавкова Фото Антона Журавкова

 И Департамент природных ресурсов всех нас так и называет: пользователи. Так вот, отчитываемся мы, пользователи, по всем вопросам, касающимся деятельности охотничьего хозяйства, перед Департаментом. От него же получаем разрешения на изъятие того или иного вида, отнесенного к объектам охоты.

Другие вопросы так же четко оговорены договором, который прилагается к лицензии. Будто бы все предусмотрено, все определено, все расписано. И там же, в договоре, сказано, что охраной угодий занимается сам пользователь. Охраной охотугодий занимается сам охотпользователь.

Вот здесь и начинаются вопросы, на которых хотелось бы заострить внимание. В штате охотничьего хозяйства есть управляющий, охотовед со специальным образованием, егеря, прошедшие обучение на курсах, организованных Департаментом. Кстати, в других хозяйствах такой же набор руководства, отличается он только количеством егерей, число которых зависит от площади хозяйства.

Когда охотничьим хозяйством нашей страны управляла Главохота, все егеря охотничьих хозяйств имели право составлять протоколы на нарушителей. Эти протоколы были основанием для возбуждения уголовного или административного расследования. И все это действовало и работало. Сейчас ни один егерь – хоть с курсами, хоть без, – ни один охотовед хозяйства, даже и со специальным образованием, ни управляющий не имеют права составлять протоколы на нарушителей. Не может государство доверить такое важное дело каким-то частным лицам.

А целые хозяйства в пользование передать – может! Да что там протокол? Эти самые егеря, охотоведы и прочие не могут даже документы у охотника проверить – нет у них таких прав! Сами же выдают эти документы на право производства охоты в своих угодьях, а проверить их в угодьях не могут. Но… это секрет! Охотники не должны знать о том, что егеря такие бесправные. Иначе начнется беспредел. Вот и тянется все по старинке: егерь делает серьезный вид и держит в строгости добропорядочных охотников. И документы проверит, и за костер пожурит, и мусор на берегу заставит подобрать. А если охотники продвинутые? Если они уже знают, что местные егеря совершенно бесправны? Я расскажу, что происходит в этом случае.

Департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды нашей области (думаю, и других областей тоже) предложил охотпользователям оформить своих егерей на службу в Департамент, т.е. создать вид, что эти самые егеря теперь на государственной службе, что они будут наделены всеми правами государственных егерей: составлять протоколы, представительствовать в судах и т.д. Конечно, это небескорыстно. Бизнес есть бизнес.

Но что-то пользователи на это хлопотное и затратное дело идут неохотно. И егеря как были бесправны, так и есть по сей день. Но порядок-то в угодьях поддерживать надо. Браконьерство ведь никто не отменял. А если браконьерство в частном хозяйстве? О-о-о! Хозяину это очень не нравится! И происходит следующее. Мы, все егеря во главе с охотоведом или самим управляющим, создаем бригаду по борьбе с браконьерством. На старом, но мощном джипе, имеющем угрожающий вид, патрулируем угодья – днем, вечером, но в основном ночью. В нашей местности распространено ночное браконьерство с фарой.

Бывает, конечно, и днем выловим какого-нибудь местного жителя, прячущегося в камышах с целью подстрелить пару крякашей. Дело в том, что мы обязаны, согласно договору, предоставлять возможность местному населению приобретать разрешения на охоту. Мы такую возможность предоставляем. Но цены – как хозяин скажет. А хозяин заинтересован, чтобы в угодьях было как можно меньше людей с ружьями. У него бизнес в другом месте, здесь он просто отдыхает. И любит, чтобы ему не мешали.

Совсем отказать местным охотникам мы не можем, вот и завышаем цены. Ну откуда у бывших колхозников такие деньги на древнюю забаву? Так вот, поймаем этого бедолагу, жаждущего утятинки, пару раз съездим по морде, прошу прощения за грубость, патроны заберем, истребуем заверение о том, что больше никогда не встретим его в угодьях, и с миром отпустим. Если этот же охотник попадается еще раз, бьем по-серьезу. Ружье, если доброе, забираем, если так себе – стволы о березу или о спину охотника «загибаем», возвращаем владельцу, отпускаем. Больше, как правило, этот человек не браконьерит.

Но это все мелочи. Наведя хоть какой-то порядок на своей территории, стали патрулировать вдоль границ хозяйства. Большая часть хозяйства примыкает к территории общего пользования. На сопредельной территории плотность копытных значительно ниже. Охрана там и вовсе оставляет желать лучшего.

Неоднократно убеждались, что наши звери уходили в соседние хозяйства – для них границ нет. А там, на неохраняемых угодьях, по оперативным данным, пара бригад занималась серьезным бизнесом: заготовкой дикого мяса. Поняв, что они вредят и нашему хозяйству, мы решили это дело прекратить.

Однажды ночью засекли фару и выстрелы недалеко от нашей границы. Преследование было сложным. Мы же без света, а они профи, знают в этих местах каждую кочку, иначе в этом бизнесе делать нечего. Потом, когда подобрались ближе, началась погоня. Тоже было сложно: они слепили нас двумя галогеновыми лампами. Спасибо, хоть не стреляли.

Догнали. Двоих задержали, трое убежали в лес. В машине шесть косуль, три зайца. Для успокоения этим двоим, конечно, морды раскровянили. Но, уверяю, все было в пределах культурного общения, все кости были целы. Когда поняли, что добыча этих «бизнесменов» тянет на приличную сумму, решили все оформить по закону. С трудом дозвонились до районного охотоведа, все рассказали и ждали его шесть часов. Шесть! Хотя до районного центра, где он живет, было около полусотни км.

Приехал, все осмотрел, стал вызывать оперативную группу. Еще два часа ждали. Уже рассвело. Пока составляли протокол, писали объяснительные, вели другие следственные мероприятия, мясо прокисло. Но это даже обрадовало стражей порядка: не надо с ним таскаться, куда-то пристраивать. Акт составили на утилизацию, и все дела.

Несколько месяцев это дело гуляло по инстанциям: слабая доказательная база. Нас до сих пор подтягивают: может, это мы все устроили и подбросили добропорядочным гражданам, просто так катающимся на специально оборудованном для ночной охоты УАЗе? Там даже крыша полностью вырезана, оборудованы два места для размещения стрелков и два места для фарщиков. Потом обвинили нас в том, что мы не имели права задерживать браконьеров, так как у нас нет таких полномочий. Тем более на чужой территории. Оказывается, мы «незаконно ограничили свободу передвижения граждан». Так все и тянется. А бригада эта снова охотилась, пока снега не завалили. Правда, подальше от наших границ. А теперь, по оперативным данным, пересели на снегоходы.

Да ладно! Больше мы не играем в закон и правопорядок. После того случая и других хватало.

Однажды, тоже на соседней территории, выловили бригаду. Они от нас убегали и на всем ходу влетели на старую лесосеку, сели на пень. Мост так и остался у того пня. Их было четверо. Мы их били, пока не устали. Один, кстати, плакал и все удостоверение искал. Потом нашел: капитан полиции. Вот в этом случае у браконьеров и кости трещали.Навряд ли их еще потянет браконьерить. И ведь вот что интересно. У них в багажнике две косули было – ну хватит же! Откуда такая жадность? Или просто уверенность в безнаказанности?

Как-то одной бригаде мы выделили лицензию за то, что они помогли нам провести весенние работы по закладке кормовых полей. Хорошо поохотились. И стреляли все, и зверя много видели, подранка гоняли, потом добрали-таки. Впечатлений масса, эмоции через край. Друзья! А через день двоих из этой бригады поймали с фарой. Вот в этом случае – что? Голод? Страсть охотничья? Что это? Как понять? Мы даже их бить не стали – пакостно.

Случаев с физическим воспитанием не так уж и много, но все они быстро разносятся, становятся известны всем окрестным жителям. Отец одного молодого парня рассказывал: «Выхожу утром на подворье, а там сын на чурке сапоги болотные топором в мелкие ремешки рубит. Изрубил и на помойку выкинул. Я с вопросом. – Все, батя, и охоту и рыбалку бросаю. Вчера соседа поймали, завтра – меня».

Думаю, что система физического устрашения – это не очень хорошо. А вернее, совсем нехорошо. И неправильно. И людям нехорошо и нам: врагов в каждой деревне нажили. А что делать-то? Что? А зверь у нас в хозяйстве теперь есть. Местные жители, даже не охотники, и те отмечают. А кто понимает в этом, говорят, что такого никогда не было. Сравнивают с Африкой.

Или не нужна нам Африка? Может, и правда, не стоит природа разбитых морд браконьеров и их сломанных ребер? Ведь это же наши люди, ведь наши же. А законными мерами порядка не навести. Уж в этом вы мне поверьте. Я ведь об этом из самого нутра говорю, из самой каши, в которой варюсь сам.

От редакции Эту статью мы решили опубликовать, чтобы законодатели видели, что их «творчество» не только может деморализовать общество, толкая его членов на уголовные преступления, но и дискредитировать государство.

 (фотография в газете и прежняя фотография на сайте не имеют к автору статьи никакого отношения)

Сергей Андреев 6 февраля 2012 в 00:00

www.ohotniki.ru

ЧАСТНЫЕ ОХОТНИЧЬИ ХОЗЯЙСТВА - Издания

ЭТО, БРАТ, МАРКСИЗМ, НАУКА

Сразу скажу, отношение у меня к ним обывательско-потребительское, как у каждого нормального жителя сегодняшней России. Если владелец арендованных угодий приглашает меня на охоту, то мне эта практика становится близка. Если же доступ в них закрыт, то сразу же появляются негативные желания. «Это, брат, марксизм, наука» – говорил Егор Шилов в бессмертном боевике «Свой среди чужих, чужой среди своих», и никуда от этого не деться. Один мой приятель, услышав о надвигающейся приватизации лесов, кричал, что уйдет в этот лес партизанить. Сегодня он один из совладельцев частного хозяйства для ленивых и богатых охотников на полудомашних животных и грозится поставить пулеметные вышки по его границам, дабы не допустить непрошеных гостей (право слово, Маркс был не дурак). Не приемлю я только откровенного рвачества за счет природы и, естественно, это мне выходит боком. После нескольких критических статей о порядках в «Дубакинском» охотхозяйстве, арендованном корпорацией «Лукойл» (своими глазами видел, как более десятка лодок утюжили сравнительно небольшое озеро «Верестово», с подъезда на моторах буквально выбивая утку) дорога туда, после прямого приказа начальника, мне заказана. Некоторые же пишут, что там все прекрасно и имеют за это свой маленький уголок для охоты. И этих людей я понимаю, это тоже марксизм.

В ЧАСТНЫЕ РУКИ

Но все-таки хорошее это дело – передача части охотничьих угодий в частные руки (пока речь идет лишь об аренде) или это страшный удар по рядовому, малоимущему охотнику, лишающий его последней возможности честно охотиться? Понятия не имею, просто попробую поделиться своими наблюдениями за последние годы.

Недавно я беседовал на эту тему с биологом, охотником и публицистом Валерием Кузенковым. Его мнение таково: право на существование имеют угодья, принадлежащие как общественным организациям, так и частным владельцам. Но ведь не надо быть экономистом, чтобы сообразить, что частники постараются (и уже делают это сейчас) заполучить самые лакомые кусочки, т.е. наиболее богатые дичью и биоструктурой участки, и не нищим общественным организациям конкурировать с ними на аукционах за право обладания.

А каково было, например, мне и моему другу обнаружить, что лучшее место для вальдшнепиной тяги (неподалеку от наших дач) огорожено забором? Судя по крикам о помощи, идущим со страниц «Охотничьей газеты», это происходит повсеместно.

Но, может быть, рвачей и хапуг начала 90-х, сменили более рациональные и рачительные хозяева? Как мы все презирали режиссера  Н. Михалкова, отхватившего огромный кус Вологодской области для устройства гусиных охот только для себя и своих друзей. А теперь выясняется (по рассказам очевидцев), что в этих угодьях спокойно охотятся местные жители, и никаких гонений на них нет.

Мой товарищ Леонид Палько сейчас добивается получения аренды в Рязанской области (вопрос уже почти решенный), и я, заинтересованный, как никто другой (как мы помним, я человек корыстный), напросился в гости, чтобы оценить достоинства предполагаемого места охоты. То, что я увидел, и удивило, и разочаровало, и просто привело в недоумение – зачем ему все это нужно?

К моему приезду работы по окультуриванию угодий уже шли полным ходом. Началась расчистка лесных дорог, совершенно захламленных завалами из упавших деревьев и многолетнего подроста, но работы там было – начать и кончить. Предстояло приспособить для проезда десятки километров хотя бы квартальных полос. Было выложено около двадцати кормовых площадок, но только три из них (!) оборудованы вышками для стрельбы. На остальных кабаны будут только отъедаться в холодное, голодное время. Построены и продолжают строиться десятки солонцов. Закупаются десятки тонн кукурузы, зерноотходов и прочей прикормки. Есть договоренность с соседним колхозом о засевании кормовых полей для зверей. Да на деньги, затраченные на все эти мероприятия, можно было бы охотиться круглый год в любой точке земного шара на кого угодно! Хоть бы зверя много было, таки нет. Больше того, в ближайшие 5, а то и 10 лет не планируется активно проводить охоты, а лишь добиваться увеличения поголовья вплоть до закупок зверей в других областях. На мое недоумение Леонид просто ответил, что хочет, чтобы что-то осталось детям, внукам и не только своим, а сам собирается охотиться в этих местах на пенсии.

Конечно, скажут, мол, знаем мы таких благодетелей. Он все это обещает, пока угодья в частное владение не получил, потом все перебьет и никого туда не пустит. Правильно. Я и сам так думаю. Все-таки от марксизма никуда не денешься. Тут и частнособственничество, и получение выгоды от вложенных денег. Посмотрим.

Однако, пока Палько собрал актив из местных охотников и разъяснил, что охотиться в его угодьях будут только те, кто помогает в их обустройстве, лодырям же путь в них заказан. Вот это, по-моему, здорово. Необходимо зарабатывать право на охоту и отдых. Это дало свои результаты: на субботник по расчистке дорог явились десятки человек на личном транспорте и с личными бензопилами (я тоже, испуганный заявлением). Уверен, что в будущем из таких активистов создастся костяк, который будет верной опорой землевладельцу (за право охотиться), и не допустит браконьерства в теперь уже своих угодьях. А может быть, это не плохой вариант?

Кстати, по уже прочищенным дорогам, на размеченные делянки тут же двинулись лесовозы с бригадами лесорубов. Но этого, я думаю, охотникам бояться нечего. В высокоствольном сосновом лесу и крупном ельнике зверя водится мало. Что может откусить от ствола в обхват или ветки на высоте нескольких метров лось, олень или заяц? Под деревьями же, сплошной ковер из иголок. Напротив, на вырубках полно подроста, травы, а, следовательно, и корма для травоядных и птиц отряда тетеревиных. Главное – предотвратить вырубку глухариных токов, но это вопрос, решаемый независимо от принадлежности угодий.

ХИТРОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ СОВЕТСКИХ ЧИНОВНИКОВ

Следующий вопрос об аренде территорий заказников. Заказник – это вообще хитрое изобретение советской чиновничьей братии. Вроде бы временно охота запрещена – заказник, но ведь не заповедник – значит, для кое-кого разрешена. По сути дела, это резервации, где проводилась и проводится охота местной верхушки и их гостей, и куда не допускаются неизбранные. Вот за эти-то последние островки благополучия и держатся местные царьки, не желая отдавать их в аренду, хотя средств на их содержание,  как правило, в местном бюджете нет. 

Например, в той же рязанской области расположены восемь заказников, но только в одном из них поддерживается относительный порядок. Остальные же семь пришли в ужасное состояние. Охрана и прочие функции осуществляются всего одним штатным работником в каждом. Что получается? Простым, честным охотникам в заказники хода нет, но поскольку нет денег, то, естественно, нет охраны – следовательно, заказники год от года приходят в упадок по причине разгула браконьеров. Так, может, отдать их арендаторам, пусть наладят охрану, подкормку, весь комплекс биотехнии – простому охотнику все одно там охота не светит?

При Советской власти хозяйства, предназначенные для охоты небожителей, играли определенную роль в увеличении популяций животных. Избыточная подкормка, ограниченный отстрел, селекционная выборка, малый фактор беспокойства способствовали увеличению поголовья охотничьих видов с последующим их распространением в окружающие, менее благоприятные угодья. Из перенаселенных участков, даже огороженных забором, звери всегда уходили, преодолевая препятствия, хотя бы во время гона, повинуясь инстинкту. Лоси и олени перемахивали заграждения, кабаны подрывались под ними. Это шло на пользу всем. Та же картина наблюдается и в заповедниках. Может быть, частные хозяйства послужат тем же целям?

Вопрос вот в чем. Будет ли хозяин рассматривать арендованные угодья, как долгосрочный проект или, погнавшись за сиюминутной прибылью, продаст разрешения на отстрел, превышая все допустимые нормы?

Возможно, он мясник и сам с друзьями перебьет большинство зверей в первый же сезон. Разговоры о том, что арендаторам дают лицензии и устанавливают нормы отстрела государственные органы, в пользу бедных.

Практически все они имеют возможность бесконтрольно отстреливать в своих угодьях столько зверей, сколько находят нужным. Другое дело, что не все нарушают эти нормативы. Впрочем, та же картина наблюдается и в общественных хозяйствах. Всевозможные левые лицензии на потравах или в целях борьбы с перенаселением лося, ничем не лучше банального браконьерства. Мне приходилось участвовать в охотах с неограниченным отстрелом копытных, с последующей коммерческой оплатой лицензий по факту добычи. Так что это не показатель.

ПРЕСЛОВУТЫЕ ЗАБОРЫ

Основой неприятия частного хозяйства большинством населения является пресловутый забор, вызывающий ненависть к буржуям. Согласитесь, насколько неприятно увидеть табличку с надписью «Частная собственность» у леса, в котором охотился твой дед, отец и ты сам.

Я очень внимательно читаю передовицы в «Охотничьей газете» о дальнейшей судьбе охотничьего хозяйства  России. Вроде все правильно пишут. Можно так, можно эдак. А, по-моему, все это нытье о крахе и развале от лени. Я побродил вокруг дачи – нашел диких голубей, нашел зайцев, лисиц, тягу вальдшнепа и охочусь потихоньку, выписав в районе грошовую сезонную путевку. В ближайшем охотхозяйстве, где в открытие от охотников в глазах рябит, нашел среди труднопроходимого болота затерянное озерцо и стреляю уток на нем один или с теми, кого приглашу. Надо поохотиться на гусей – езжай в любой город той же  Вологодской области, бери путевку (ее выпишут без проблем) в городском совете охотников и езжай в поля. Гусей по весне уйма, места всем хватает, ищи птицу, готовь охоту и стреляй на здоровье. Так мы всегда ездили в Архангельскую область, в Карелию, Калмыкию, просто куда глаза глядят и на месте ориентировались. Азаров вот ходит на забытые богом болота и охотится на них в свое удовольствие и не хнычет, что все плохо. Нет, хочется приехать на готовенькое, с обслугой, готовым жильем, к обустроенным скрадкам и засидкам, а это все дорого и желающих много. Вот и начинается нытье. Только пока одни ноют, другие охотятся. Обходятся, кстати, такие «дикие» выезды совсем недорого. Другое дело, охота на крупного зверя, но ведь лосей, оленей и медведей никогда на всех не хватало.

ОХОТА ЖИВА

Мне кажется, что говорить о полнейшем развале охоты в России неверно. Охотиться можно, и охота жива.

Разумеется, есть куча проблем у гончатников, в хозяйствах, культивирующих охоту на копытных, у пенсионеров, ограниченных в передвижении, да у кого их нет, этих проблем. Будем надеяться, что скоро всем будет полегче.

Возможно, имеет смысл предоставить хозяевам право самим устанавливать нормы отстрела в частных хозяйствах. И не только в отношении копытных. В ведомственных хозяйствах существуют дневные нормы отстрела уток, и это очень правильно – надо иметь совесть и оставить птицу тем, кто приедет после тебя.

Нельзя брать с глухариного и тетеревиного тока самцов больше нормы – это разобьет или совсем уничтожит ток. Но почему охотник, раз в жизни попавший на удачную гусиную охоту, должен ограничиваться двумя гусями, когда тот же местный житель, беря каждый день по паре, в итоге возьмет несколько десятков? Почему я, неделю безрезультатно бегающий за витютнями, в случае удачи, могу взять только то, что мне положено на один день? При этом, кроме меня на голубей в этом районе (да и во всей округе) никто не охотится, следовательно, урон популяции минимальный.

В пылу спора о самозарядном патроне выяснилось, что активным легашатникам, ежедневно выходящим в угодья, требуется до двух сотен патронов на сезон. Соответственно, будет добыто около сотни голов красной дичи. Почему сильному стрелку с полуавтоматом, превысившему дневную норму, ставится в вину единственная очередь, выбившая из стаи несколько птиц? Следующую он, возможно, сделает через несколько лет. Сильный стрелок – мясник, а легашатник и спаниелист-охотник правильный и не жадный, хотя его добыча в несколько десятков раз может превышать добычу самого меткого стрелка – бессобачника.  Частник, мне кажется, будет более гибко подходить к этому вопросу, хотя он и кровно заинтересован в увеличении поголовья в своих угодьях. А может, и не будет. Может, он посчитает, что после него хоть потоп. Не знаю.

Что касается частных хозяйств, то хороши они или плохи, покажет время. Не секрет, что многие из тех, кто арендовали угодья несколько лет назад, отказываются от аренды, поняв, что не потянули груз, который взяли, а доходы не оправдали их надежд.

Сергей ОЛЕГОВ 4 сентября 2007 в 15:09

www.ohotniki.ru

Частные охотпользователи и местные охотники - Охота

Мне было интересно посетить одно из частных хозяйств и посмотреть, как складываются сегодня взаимоотношения между сельскими жителями, проживающими на территории хозяйства, и его учредителями.

фото: Александр Гришин фото: Александр Гришин

Мне было интересно посетить одно из частных хозяйств и посмотреть, как складываются сегодня взаимоотношения между сельскими жителями, проживающими на территории хозяйства, и его учредителями – людьми, вкладывающими собственные средства в охрану угодий и организацию инфраструктуры.

Хотелось также посмотреть, как сказалось на поголовье кабанов и лосей минувшее, почти катастрофическое по своему воздействию и на людей и на животных лето… Для этого я отправился в ближайший к Москве Конаковский район.

Наша коллективная охота проходила в одном из двух хозяйств, учредителем которых является член Московского охотничьего клуба «Сафари» Вячеслав Орехов. Вячеслав Федорович родом из этих мест. Здесь он стал охотником. Он не стал отказываться от возможности вместе со своими единомышленниками взять в аренду охотничьи угодья, хотя знал, какого напряжения сил потребует такое решение.

В настоящее время арендуются хозяйства на правом и на левом берегах Волги. Правый берег в большей степени обжит людьми. Угодья по левому берегу более дикие, и в них регулярно наблюдаются медведи. Основная база для обоих хозяйств – четырехзвездочный отель «Дафна», расположенный на берегу Иваньковского водохранилища. Если охота проводится на левом берегу, то ее участников доставляет туда катер, пришвартованный у отеля. Мы планировали охоту в хозяйстве «Воспроизводство» на правом берегу реки, буквально на границе со столичной областью, поэтому катер нам не понадобился.

Вы можете удивиться странному, на первый взгляд, названию этого хозяйства. Но ваше недоумение сразу исчезнет, как только вы узнаете, что ровно треть всей площади угодий в нем занимает воспроизводственный участок. Понятно, что основной тезис, который используется противниками частного охотпользования, – мол, «частники сразу перебивают у себя все зверье» – в этом случае полностью не состоятелен.

На открытие в хозяйство приехали его учредители и их друзья. Но вместе с ними равноправно в качестве стрелков в охоте участвовали и члены местного охотничьего коллектива. Загонщиками были только штатные сотрудники охотничьего хозяйства. Для сельских охотников участие в такой охоте – своеобразная премия. Пусть эти люди не имеют материальных возможностей, позволяющих тратить часть личных средств на поддержание численности охотничьих животных.

Они вполне могут сделать достойный взнос в общее дело собственным трудом. Но если не могут или не хотят… тогда, извините, охотиться не будут. Здесь никому не нужны формальные галочки за «трудоучастие». Местный охотник должен каждый год своим личным трудом подтверждать право стать стрелком на «Празднике открытия сезона».

Каковы же «расценки» на охоту для сельчан? Семь дней полноценной работы в угодьях дают возможность получить сезонную путевку на водоплавающую и боровую дичь. Если охотник работал десять дней, то он может охотиться на зайца и включается в бригаду, на которую выписывается 5–8 лицензий на кабанов. Кто будет стрелять очередного кабана, решается либо очередностью, устанавливаемой самими охотниками, либо жребием.

В том что работа в хозяйстве проведена действительно большая, сомневаться не приходилось. Полностью расчищены просеки, ликвидированы завалы на лесных дорогах, приведена в «боеготовность» необходимая техника. Кроме оперативной подготовки к сезону, проводится регулярная подрубка ивняка и осин, закладываются и поддерживаются в рабочем состоянии солонцы и кабаньи кормушки. Это очень важно, так как позволяет «задержать» в небольшом по размеру хозяйстве «проходного» зверя –в основном это половозрелый молодняк, изгоняемый из мест своего рождения взрослыми животными. В этом году очень сухое и жаркое лето способствовало повышению численности копытных в хозяйствах, которые, как и «Воспроизводство», расположены по берегам Волги и другим крупным водоемам за счет миграции сюда зверей из других районов.

 

фото: Алексей Ступин

Как же проходила охота? Вячеслав Орехов руководил ею мастерски, управляя и егерями, и охотниками. После необходимого инструктажа по технике безопасности загонных охот всем стрелкам, было объявлено о недопустимости отстрела коров. В первую очередь стрелять нужно было по теленку. Каждый охотник мог стрелять только по одному зверю.

Состоялось два небольших загона. В первом на стрелков было выставлено поодиночке три лося. Во втором из-под умелых загонщиков вышел крупный бык и тройка – корова, теленок, бычок. Еще два лося остались в загоне.

На меня в первом загоне вышла молодая корова, которая и ушла «с миром». Во втором загоне, заняв свой номер, я увидел идущих строго параллельно линии стрелков трех лосей. Они двигались как привидения, абсолютно бесшумно, всего в 60 метрах от меня. Загон еще не начался, и я не стрелял…

Но вот закричали загонщики. Минут через двадцать с соседнего номера прозвучала суетливая стрельба. Казалось, она не оставила мне никаких шансов. Велико же было мое удивление, когда через некоторое время появилась уже знакомая и совершенно невредимая тройка лосей. Они возвращались и двигались тем же путем. Шли абсолютно спокойно: впереди корова, в 20 метрах за ней теленок и буквально вплотную к нему бык. Прямо передо мной был просвет между редкими березами. Через эту прогалину и нужно было стрелять зверя. Сначала в ней появилась и немного приостановилась лосиха. С этого момента я был полностью готов к выстрелу. Вот-вот между березками должен был показаться второй зверь. С большим желанием, конечно, я сделал бы выстрел по быку. Но нужно выполнять установки организаторов. Наконец, появился теленок, и мушка моей двустволки сразу поймала грудной отдел его позвоночника. После выстрела лось рухнул и остался на месте. Лишь иногда, издавая жалобные звуки, он поднимал из травы голову. Я навел мушку на поднятую голову и прекратил мучения зверя.

В итоге теленок оказался единственным трофеем нашей охоты: трижды мазали в этот день городские охотники – владельцы нарезного оружия.

Еще по-светлому добытого лося доставили на разделочную площадку. Рядом с ней был сооружен навес со столом и скамейками, где уже готовилась похлебка из добытого накануне кабанчика.

«Разбор полетов» был достаточно нелицеприятен для всех, кто промахнулся. Мне же эта охота запомнилась прежде всего ее хорошей организацией и большим количеством зверя в угодьях.

Кроме загонных охот на лосей, охотничьи хозяйства, расположенные в Конаковском районе предлагают охоту на кабанов. Но охотиться на них лучше с вышек. Кабаны, привыкшие к многочисленным этой осенью грибникам и их перекличке, совсем не боятся загонщиков и предпочитают, не перемещаясь, отстаиваться в крепких местах. Конечно, помочь выгнать кабанов на стрелков могли бы хорошие лайки. Но в хозяйстве, где я побывал, больше внимания уделяют разведению гончих собак. А это тема уже для другого рассказа…

Александр Гришин 8 января 2012 в 00:00

www.ohotniki.ru

Как организовать частное охотхозяйство?

Hanter74 08-06-2009 13:20

Всем здравствуйте.Коллеги, есть такой вопрос. Необходимо компетентное мнение, совет, ноставление - как-то так.Есть 170 гектаров земли в собственности. На земле есть лес, поля, река. Из зверья кабаны, лоси, лисы и волки. Есть водоплавающая и полевая дичь.Собственно вопрос.Хотим организовать частное охотничье хозяйство, а вот с чего начать непонятно.Можно ли просто заниматься там охотой в разрешенные сроки (земля-то частная) или нет?Если нет, то где брать путевку на это дело, каков вообще юридический порядок для легализации проведения охот на этом участке земли. Спасибо.

zdoros 08-06-2009 23:33quote: Как организовать частное охотхозяйствоПолучите лицензию на право пользования обьектами животного мира на конкурсной основе. Территория должна исчисляться десятками тыс .га.Условия получения есть в любом охотдепартаменте и в Законе " О животном мире".На своей земле вы можете охотиться на общих основаниях, земля ваша а жив. мир нет. Либо это угодбя общего пользования ,либо частное охот. хозяйство.Hanter74 09-06-2009 11:14

Спасибо. Почитаю законы.

Hanter74 09-06-2009 11:17

Тогда может подскажите, у кого получить и какие документы, чтоб охотиться на данной земле на общих основаниях. Ни в какие охотугодья никокого общества ессно она не входит. Мож где в администрации района?Спасибо.

Pasha911 09-06-2009 13:27

Не смешите народ. Охотхозяйство в 170 га. У нас каждый загон на копытных раза в 2 больше Вашего "охотхозяйства". Зато охранять удобно, в бинокль все хозяйство просматривается. :)

Hanter74 09-06-2009 18:03quote:Originally posted by Pasha911:Не смешите народ. Охотхозяйство в 170 га. У нас каждый загон на копытных раза в 2 больше Вашего "охотхозяйства". Зато охранять удобно, в бинокль все хозяйство просматриваетсяНе по теме. Это уже обсудили.zdoros 09-06-2009 21:47

[QUOTE][B]Тогда может подскажите, у кого получить и какие документы, чтоб охотиться на данной земле на общих основаниях. Ни в какие охотугодья никокого общества ессно она не входит. Мож где в администрации района?Спасибо.

Может и не входить если зта территория так называемая зеленая зона вокруг городов. допустим у нас эта терр. определена окружной дорогой вокруг обСластного центра. Значит для охоты надо искать рядом за педелами этой зКолхозныеоны. Сходие в юбл или рай. департамент охоты, только они дадут конкретику. Колхозные поля кстати это чьито паи ,а значит и собственность ,но эти поля входят в охоугодья. Вы может заблуждаетесь в отношении своей земли.

Hanter74 10-06-2009 12:04

Не земля выкуплена. Она не колхозная. Ладно в райадминистрацию в общем. Понятно.Спасибо.

guns.allzip.org

Бизнес охота - как открыть охотничье хозяйство

watermarked - 2.pngРоссия имеет огромные раздолья, и первозданные угодья, а также не полностью использованные ресурсы промысловой фауны. Разумно ведите охотничий бизнес в одном из регионов России. Это подразумевает учет законов природы и абсолютный хозяйственный расчет. Ведь зарабатывать на природе можно не только с помощью животноводства.

Содержание статьи:

Современная охота — это не всегда добыча птиц и животных, но и спорт, здоровый отдых. Это прекрасное отношение к природе, это делает жизнь человека содержательней, интересней.

Основные этапы организации охоты:

1 шаг — проводится аренда угодий за предпринимателем и составляется паспорт вашего объекта;2 шаг — выполняется проектный расчет с типологией угодий, биотехникой;3 шаг — планирование хозяйственных мероприятий.

Охотничьи организации и хозяйства России и ближнего зарубежья

Важно! На многое оружие (в том числе охотничье) нужна лицензия. Учитывайте это при организации бизнеса.

Как получить лицензию на оружие?

Форма хозяйства и перечень услуг

Формы эксплуатации охотничьего хозяйства по нарастанию рентабельности с единицы площади:

  • промысловая,
  • промыслово-любительская,
  • спортивная,
  • туристическая.

Прибыль от предприятия будет увеличиваться с повышением сервисных услуг и ростом пропускной способности хозяйства

Задачи развития на первый год:

  1. Необходимо составить перспективный план организации и развития, соответствующий целям и направлению.
  2. Обеспечивать развитие всех областей и привлечение посетителей.
  3. Обеспечивать сочетание охоты как бизнес с охранными мерами и воспроизводством многообразия охотничьих животных.
  4. Обеспечивать охрану и рост производительности угодий для охоты.
  5. Заботиться о безопасности клиентов при пребывани

coolbusinessideas.info

Организация охотничьих и рыболовных хозяйств

Законодательство Российской Федерации оговаривает не только, использование природных ресурсов, но и их восполнение. При желании инвестировать средства в данный бизнес, изначально необходимо представлять, что количество выловленной рыбы или убитых зверей не должно способствовать уменьшению популяции этого вида на территории, где вы осуществляете предпринимательскую деятельность.

Это налагает на вас обязанность разводить те виды животных, птиц или рыб, добыча которых предполагается в вашем охотничьем или рыболовном хозяйстве.

Первоначальная главная проблема, которую вам нужно будет решить, это арендовать земельный участок под охотничьи угодья.

Места, где можно охотиться на диких зверей определяются как охотохозяйственные угодья. Они особым образом зарегистрированы в государственном или региональном реестре. Об этом и будет наша очередная бизнес идея.

1355756031_organizaciya-ohotnichih-i-rybolovnyh-hozyaystv

Земли, выделяемые под данный вид деятельности, могут иметь общее предназначение, т.е. обычный лесной массив, где можно осуществлять любой, разрешенный законом, вид предпринимательской деятельности от вырубки до посадки. Или могут иметь специальную направленность: заказники, охотхозяйства и прочее.

Процедура получения участка лесного массива общего назначения стандартна: образование юридического лица или получение разрешения на индивидуальную предпринимательскую деятельность и непосредственный выбор участка для аренды.

Вместе с тем, желание государства извлекать выгоду из любых сделок с природными ресурсами, не избавит вас от аукциона на заключение права аренды с Государственной инспекцией охоты.

Выигрыш аукциона позволяет присоединить ваш участок леса к охотничьим угодьям с соответствующей записью в реестре земель.

Особенностью законодательства Российской федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов  в том, что оно однозначно определяет процент общедоступных охотничьих угодий от их общего числа. В общее число охотничьих угодий помимо вышеупомянутых, входят  так называемые, закрепленные угодья, т.е. уже принадлежащие определенному собственнику.

Количество угодий предназначенных для создания охотничьих или рыболовных хозяйств в каждом конкретном регионе ограничено. Государственная собственность угодий не должна быть менее 20 процентов.

Наличие общедоступных охотничьих угодий позволяет каждому гражданину при получении соответствующего разрешения производить отстрел зверья и дичи.

Поскольку подобные аукционы проводятся очень редко, вы имеете возможность взять в аренду охотничьи угодья, принадлежащие другому собственнику.

Если участок земли общего назначения вам не достался, то, как вариант, возможна аренда участка охотничьих угодий, уже находящихся в государственном реестре.

Для этого, после образования юридического лица или получения лицензии индивидуального предпринимателя вы должны получить долгосрочную лицензию на право пользования животным миром определенного охотхозяйства.

Для этого необходимо подать заявление в администрацию региона, на территории которого вы планируете осуществлять свою деятельность.

При вынесении решения исполком исходит из вашей личности, вида пользования животным миром, перечнем объектов животного мира, границ площадей и территорий, предполагаемого срока пользования.

Существенным моментом для получения лицензии является наличие в штате вашего охотничьего хозяйства необходимых специалистов.

Имея договор аренды охотничьих угодий, и при отсутствии долгосрочной лицензии вы можете вести только охотохозяйственную деятельность, но не можете непосредственно охотиться, т.е. убивать зверя или дичь.

Разница заключается в самом определении охотохозяйственной деятельности, которое дает законодательство Российской Федерации и включает в него необходимость охранять животный мир и среду его обитания, развивать структуру охотничьих хозяйств, оказывать услуги в данной сфере деятельности, покупать и продавать продукцию охоты.

Существует возможность обойти данный закон, став не арендатором, а собственником данного участка земли. Однако количество проблем с несовершенством законов не уменьшится, а финансовые издержки возрастут.

Любой желающий осуществить охоту на зверя должен иметь ряд обязательных документов, к которым относятся: охотничий билет и лицензия на отстрел конкретного вида животного и его количества.

1355756218_organizaciya-ohotnichih-i-rybolovnyh-hozyaystv-2

Прежде чем вы начнете охоту необходимо избавить себя от возможных проблем с Законом, обратиться в орган исполнительной власти по месту жительства и получить охотничий либо охото-рыболовный билет. Согласно последних изменений в законодательстве, охотничьи билеты выдаются, после изучения предоставленных данных, каждому охотнику лично, бесплатно, срок их действия не ограничен.

Они же являются основанием для приобретения средств охоты: оружия и патронов к нему.    

Если у вас есть охотничья собака, которая будет вместе с вами находиться на охоте, то её непременно следует зарегистрировать в соответствующих государственных органах надзора и вписать в охотничий билет. Это требование относится к каждой охотничьей собаке, которая у вас есть.

Обязанность по проверке охотничьих билетов лежит на руководстве охотхозяйств.

Выдача лицензий на добычу определенного вида представителя животного мира предоставлена охотхозяйствам.

Производиться в письменном виде на бланке установленного образца. Оформляется на отстрел конкретного животного или дичи, точное его или её количество и действительно только на территории определенного охотничьего хозяйства. По истечению срока действия лицензии охотиться запрещается. Необходимо  сдать лицензию в охотхозяйство, которое его выдавало, и произвести запись о количестве добытых животных.

Бланки установленного образца выдаются уполномоченным органом по письменному заявлению хозяйства. Необходимое количество, запрашиваемых бланков, должно соответствовать разрешенным видам охоты, количеству промыслового зверья и дичи.

Бланки лицензий бывают нескольких видов. Отличаются разрешением на охоту на виды животных особо охраняемых государством.

При организации рыболовецких хозяйств охотничий билет и лицензия на лов рыбы не требуется.

Уровень сервиса в охотничьих и рыболовецких хозяйствах определяется организатором исходя из своих финансовых возможностей и прогнозируемой прибылью.

В бюджетный вариант входят, как правило, услуги егеря, проживание, питание, прокат инвентаря для ловли рыбы. В качестве бонуса, может быть предоставлена обработка трофеев, которая подразумевает собой приготовление блюд из рыбы, дичи или животного.

При желании сделать отдых в вашем хозяйстве эксклюзивным, превратив базу в пятизвездочный отель, выбор дополнительных услуг не ограничен. В качестве бонуса могут быть предоставлены услуги таксидермиста: изготовление чучел убитых животных, очень популярное и прибыльное дело.

Услуги, которые вы можете предложить за отдельную плату, не ограничиваются ничем и приятно дополняют обычный отдых. Можно осуществлять встречу и доставку клиентов от транспортных коммуникаций до расположения хозяйства автотранспортом, квадроциклами, снегоходами или даже вертолетом. Предложить после охоты посещение сауны или русской парной, активные игры, водные или конные прогулки, экскурсии.

Набирает популярность семейный отдых, когда мужчина идет охотиться, а женщина и дети предоставлены сами себе. Не лишним будет предусмотреть услуги няни, детские площадки, интернет, прачечную, некоторые спа-процедуры, массаж.

Однако все это многообразие видов развлечений будет экономически целесообразным вложением только на территории хозяйства, являющегося вашей личной собственностью. Необходимо учитывать, что некоторые охотники и рыболовы любят вести спартанский образ жизни: спать в палатке, готовить пищу у костра или проводить вечера в рассказах охотничьих баек.

Либо они не хотят тратить лишние деньги на развлечения, не связанные с основной целью их пребывания в хозяйстве.

Количество персонала для обслуживания клиентов должно быть минимальным, если вы оказываете услуги по уровню не выше среднего. Обязательно должен быть администратор, егерь или рыбак, повар, официантка, горничная (при наличии гостиницы), служба охраны. Рационально использовать одних и тех же людей на разных должностях.

Если у хозяйства нет отбоя от состоятельных клиентов, необходимо обеспечить высокий уровень сервиса. Количество официантов, уборщиков помещений и территории, прачек, подсобных рабочих должно быть таким, чтобы посетители хотели приехать к вам еще не один раз. Можно содержать даже собственный симфонический оркестр, лишь бы он приносил прибыль, а не убытки.

Предприниматели, работающие в сфере охотничьих или рыболовных хозяйств, утверждают, что вложенные средства окупаются за полгода активной деятельности. Поэтому невозвратные риски сторонних инвестиций гораздо меньше, чем при осуществлении бизнеса в другой области.  

Если взять некий средний уровень, предлагаемых хозяйством, услуг и попытаться рассчитать рентабельность его деятельности, то затратная часть будет складываться из единовременных затрат на первоначальном организационном этапе, вызванными необходимостью проектирования и построения инфраструктуры охотничьего или рыболовного хозяйства: строительство зданий, дорог и т.п., а так же регулярными затратами на восстановление популяций объектов животного мира и зарыбление водоемов. Кроме этого, сюда же входит, заработная плата сотрудников хозяйства.

Безусловно, необходимо стремиться к уменьшению уровня единовременных затрат.

Предпочтительно брать в аренду уже готовые охотничьи или рыболовные хозяйства и начинать извлекать максимальную прибыль, которая будет относительно невелика.

Менее затратно реставрировать, уже имеющиеся на территории хозяйства, какие-либо постройки и в максимально короткие сроки выводить проект на получение прибыли.

Однако, если всего этого нет или вы хотите сделать свое хозяйство привлекательнее остальных, оказывать услуги широкого спектра цен, то придется начинать с нуля.

В этом случае ваши расходы будут максимальны и это не только само проектирование и согласования в многочисленных инстанциях. Стандартные типовые проекты не вызывают особой привлекательности у обеспеченных людей, а среднестатистическому охотнику не нужен многообразный и дорогостоящий комплекс услуг. Поэтому проект должен быть эксклюзивным.

Подвод коммуникаций: электричество, газификация при их отсутствии очень не дешевое мероприятие.

Само строительство из высококачественных строительных материалов будет финансово отяжелено необходимостью доставки строителей и материалов на большие расстояния.

На определенном этапе строительства необходимо широко рекламировать преимущества вашего хозяйства в средствах массовой информации с целью привлечения клиентов. Это высокозатратная часть общего бюджета.

Доходы любого охотничьего или рыболовного хозяйства начинаются,  прежде всего, с выдачи лицензий и только потом складываются из оказания услуг по добыче трофеев, причем звери и дичь учитываются поштучно, а рыба по весу.

Стоимость лицензия самостоятельное решение каждого охотничьего хозяйства и может варьироваться в различном ценовом диапазоне.

Одно дело охотиться, например, на зайцев или кабанов и совсем другое дело – на медведя или благородного оленя. Стоимость одной и той же услуги (охоты или рыбалки) разнится в разы. В стоимость услуги включается работа егеря, загонщиков, предоставление специально оборудованных мест для выслеживания зверя, за обработку трофеев.

Куда больший доход приносит вспомогательная часть дополнительных, сопутствующих основному виду деятельности, услуг.

Способы и величина оплаты определяется каждым хозяйством самостоятельно.

В этом сегменте деятельности нет мелочей: чем  выше уровень проживания на территории хозяйства, уровень сервиса, чем больше разнообразных предложений, тем выше доход.

Чтобы ваше охотничье или рыболовное хозяйство отличалось от конкурентов, имеющих одинаковую с вами ценовую политику и комплекс услуг, придумайте такое, чего нет ни у кого. Привлекайте клиентов организацией всевозможных соревнований по ловле рыбы на скорость или отстрелу зверя определенной величины. Не скупитесь на призы, ведь их стоимость заложена в стоимость услуг. Проводите рекламные акции, например, два килограмма, выловленной рыбы по цене одного. Скрупулезно следите за репутацией вашего хозяйства. Людская молва может сослужить вам хорошую службу, а может отвернуть от вас всех посетителей.

Так же советуем Вам почитать близкую данной теме аналитическую статью «Собственная рыболовная база — насколько выгодно?«.

ideamaniya.ru