Централизация - это... Государственная централизация. Централизация в истории


это... Государственная централизация :: BusinessMan.ru

На протяжении уже многих столетий государственная централизация является одним из способов объединить страну. Мы можем встретить примеры подобных процессов в мрачном средневековье, в эпоху Нового времени и, конечно, в современном мире.

Суть централизации

Для любого государства централизация - это процесс, при котором политический центр получает полный контроль над жизнью провинций. Зависимость периферии может колебаться в зависимости от того политического курса, которому следует верховная власть.

Принцип централизации зародился в самых древних государствах на заре человеческой цивилизации. В восточных деспотиях, например, таких как Персия, это был метод столицы эксплуатировать ресурсы провинций. Большая часть населения подобных стран оставалась бесправной и, по сути, кормила элиту. Политическая верхушка могла довести централизацию до такой ситуации, когда экономика и инфраструктура окраин оказывались в совершенно кабальном положении.

Безусловно, такой разрыв между центром и подвластными ему территориями приводил к бунтам. Они могли носить и национальный характер. Например, именно так началось восстание вавилонян против гнета Ассирийской империи, которое привело к падению последней.

Основные черты

В то же время важно понимать, что централизация - это отлаженная связь между столицей и провинциями. В древности качественная дорожная система была редким исключением. Распутица и отсутствие охраны торговых сообщений приводили к оторванности разных частей большого государства друг от друга.

А вот в маленьких государствах централизация - это гораздо более осуществимый политический проект. В обществах, живущих на небольшой территории, закрепить единство гораздо легче. В любом случае, развитие государственности на протяжении всей истории человечества, вне зависимости от нации, всегда предполагало и предполагает борьбу двух тенденций – центробежной и центростремительной.

В древности

В античной истории особое место занимает Римская империя. Для своего времени она достигла рекордных размеров. Государство охватывало территорию трех частей света, между которыми внутренним озером было Средиземное море.

Римские императоры всем своим статусом и титулом претендовали на полнейшую централизацию. С одной стороны, у них были хорошие дороги и мощная армия. С другой стороны, имели место и мешавшие факторы – разношерстность населения и огромные пространства. Поэтому цезари выстроили такую систему, при которой города и наместники пользовались определенной степенью самостоятельности. Она заканчивалась в тот момент, когда решения затрагивали внешнюю политику.

В средние века

В средневековой Европе во всех государствах, кроме Византии, процесс централизации изживал себя. Зародилась новая система – феодализм. Он пришел на смену единой императорской власти. Средневековые короли были лишь «первыми среди равных». Многочисленные бароны и графы имели собственные земельные наделы, небольшие армии и обложенных налогом крестьян. Все это давало экономическую и политическую независимость от центра.

Феодальная Европа ушла в прошлое, когда закончилось Средневековье, а государства начали приобретать национальный характер. В Англии, Франции и других крупных странах короли постепенно прибрали к своим рукам абсолютную власть. Подобная централизация - это долгий процесс, который охватывал жизнь нескольких поколений.

В России

В России развитие централизации и обратных ей процессов происходили по схожему с Европой сценарию. Разница была только в том, что события на Руси опаздывали на пару столетий. Первое единое государство у восточных славян появилось в IX веке. Оно просуществовало двести лет, после чего распалось на дюжину маленьких княжеств.

Эти государства наследовались по принципу лествичного права, когда власть передавалась внутри одной большой семьи среди представителей династии Рюриковичей. В каждом княжестве был свой правитель. Никакого единого центра не существовало.

На фоне национальной угрозы в виде Золотой Орды, Литвы и католических рыцарей русские земли объединились вокруг небольшого городка - Москвы. Постепенно его князья захватили или унаследовали все княжества, а также создали единую систему исполнительной, законодательной и судебной власти. Так зародилось Русское царство, которое позже, в XVIII веке, стало империей.

Децентрализация

Существует не только централизация, но и обратный ей процесс – децентрализация. Если страна живет согласно второй системе отношений между центром и окраинами, то власть четко распределяется между ними. Централизация и децентрализация - это еще и борьба между разными группами интересов. Если местная власть добивается самоуправления и автономии, то это и есть отказ от унитарного государства.

Центр может поделиться властью в важных сферах (например, при определении законодательства) или пойти на чисто символические уступки. Поэтому централизация и децентрализация управления - это сложные многослойные процессы. В каждой стране они протекают по-разному.

Децентрализация остается частым явлением в случае с многонациональными государствами. Например, до Первой мировой войны это были империи (Австро-Венгрия, Россия, Турция). В таких странах всегда существовал конфликт между титульной нацией и другими малыми народами, чьи земли находились под контролем единой короны.

Децентрализация подобного порядка показательна на примере Австро-Венгрии, где венгры добились автономии у австрийцев. Она была получена после нескольких национальных бунтов и революции 1848 года. В прежние времена кровопролитие было обязательным условием для достижения компромисса между центральной властью и недовольной частью страны.

В конечном счете венгры получили собственный парламент. Они также начали оставлять себе часть налогов. Такая экономическая система позволила за считанные годы отстроить Будапешт и превратить его в мегаполис европейского уровня XIX века. Схожая система существовала и в Российской империи, где Финляндия имела свой сейм. В этой стране было свое законодательство. Оно заметно отличалось от российского – было более свободным, лишенным крепостных издержек и т. д.

В современном мире

В современном мире децентрализация достигается более цивилизованными методами. Часто государство прибегает к референдумам и другим формам народного волеизъявления. Например, в Бельгии децентрализация произошла после того, как было решено разделить страну на две части – франкоговорящую и голландскоговорящую. Жители страны добились этого без войны и других потрясений.

Сегодня сложно представить централизованное государство в прежнем смысле этого слова. В любой цивилизованной стране города и провинции имеют самоуправление, муниципалитеты, местные парламенты и т. д. В некоторых государствах прижилась система конфедерации. Так, например, произошло в США, где государство является союзом 50 штатов. В каждом из них есть свое законодательство.

businessman.ru

Что такое централизация? Описание, особенности, история и интересные факты :: SYL.ru

Управление государством - сложная и многогранная система. Невозможно учесть все факторы и последствия в одиночку, власть нуждается в разделении. Главный вопрос - как правильно распределить ответственность между центром и провинциями? Сосредоточить все полномочия в одних руках или пожертвовать "куском пирога" ради целостности страны? Ответим на этот вопрос яркими историческими примерами, но сначала обратимся к теории.

Понятие централизации

В политическом смысле централизация - это усиление полномочий центра по отношению к провинциям. Другими словами, перевод процессов на более высокий уровень иерархии. При такой государственной системе центральный аппарат власти берет в свои руки контроль над органами местного самоуправления и жизнью страны в целом.

Главная опасность - заторможенное развитие провинций вследствие слишком ограниченных возможностей. Это, в свою очередь, может привести к общественному недовольству.

Основные признаки:

  • Наличие строгой иерархии.
  • Концентрация ресурсов и полномочий в центральном управлении.
  • Стремление правительства к контролю всех сфер деятельности.

Важен тот факт, что полная централизация неосуществима. Каким бы крупным ни был центр, он всегда будет ограничен в ресурсах и возможностях. А это означает, что какую-то часть обязанностей придется возложить на местную власть. Поэтому можно говорить лишь о степени, но никак не о полностью централизованном управлении.

Понятие децентрализации

Итак, мы выяснили, что такое централизация. Но существует и обратный процесс - децентрализация. Здесь все с точностью до наоборот. Государственный центр делегирует свои полномочия на более низкие уровни. Местная власть получает большую ответственность и расширенное поле для маневров.

Опасность такой системы заключается в усилении независимости провинций, которые могут решить, что сами способны диктовать условия центру.

Основные признаки:

  • Самостоятельность периферии в принятии решений.
  • Существование определенной организации.
  • Доступность ресурсов и некая степень свободы в их использовании.
  • Возможность общественного участия.

Децентрализация также невозможна в полной мере. Ведь если передать все полномочия провинциям, то отпадет всякая необходимость в центральном аппарате. Так что и здесь речь пойдет лишь о степени.

Исторический маятник

Если говорить об этих процессах в контексте истории, то можно представить себе маятник. Он раскачивается от двух противоположно воздействующих сил: централизации и децентрализации. Основная цель правительства - не позволять сильной раскачки, не допускать крайностей. Получается это далеко не всегда.

Слишком сильная централизация создает напряженность на периферии. Тотальное ограничение власти самоуправления ведет к образованию оппозиционных ячеек в обществе. Причем их агрессия и решимость прямо пропорциональны степени централизации.

Если же велик уровень децентрализации, то это приводит к невозможности центра контролировать периферию. Провинциальные территории становятся слишком независимы. Они не имеют между собой никакой объединительной договоренности, а значит, каждый действует в собственных интересах. Это создает оторванность отдельного самоуправления от "общей конструкции" и, как следствие, приводит к разрозненности в государстве.

Однако часто аппарат власти не располагает выбором. Так, после сильной разрозненности необходим более сильный толчок к объединению, а значит, как следствие, грядет усиление централизации. Это, в свою очередь, ведет к протестам, которые создают разобщенность и децентрализуют государство.

Централизация в Римской империи

Ярким ответом на вопрос о том, что такое централизация власти, является Римская империя. Во главе государства был император и сенат, в то время как провинции находились в подконтрольном положении. Конечно, в разное время им то даровались привилегии, то отнимались, но их зависимость всегда была очевидна.

Началом централизации послужило правление основателя Римской империи - Октавиана Августа (27 г. до н. э. - 14 г. н. э.). "Отец отечества" взял под свою власть провинции, в которых располагались войска, а остальные территории раздал членам сената. Фактически периферия находилась под полным контролем центральной власти. При правлении Октавиана также потеряли свою фактическую власть народные собрания. Все решалось исключительно императором.

Такая сильная централизованная система была продиктована в первую очередь разношерстностью в обществе. В провинциях проживали покоренные племена, и каждое из них имело свое понятие самоуправления. Необходимо было привести их к единому порядку.

Однако, чтобы не допустить критической степени, Октавиан выделял средства на развитие провинций и всячески им помогал. Кроме того, он лично объехал многие подконтрольные территории с целью ознакомления с ситуацией.

Децентрализация в Римской империи

Позже ситуация изменилась в несколько иную сторону. Император Каракалла (211-217 гг. н. э.) даровал римское гражданство всем жителям провинций, а это означало усиление власти самоуправления. Особым вниманием он удостоил ранее завоеванный Октавианом Египет: теперь александрийцы могли занимать государственные должности в Риме.

Это было продиктовано расширяющимися территориями государства. Центру было трудно справиться с таким количеством ответственности. Децентрализация частично решила эту проблему, увеличила лояльность провинций и сделала смелый шаг в объединении гражданского общества. Позже, однако, излишняя независимость периферии сыграла важную роль в распаде Западной Римской империи.

Централизация в Англии

Отличный пример того, что такое централизация и какие угрозы может в себе нести, - Англия времен Нормандского завоевания (1066). После оккупации страна нуждалась в смелом руководстве, а новоиспеченный король - в централизации власти. И тогда при новом правителе - Вильгельме I Завоевателе (1066-1087) запустился процесс подчинения провинций.

Однако, несмотря на усиление королевской власти, в стране росло недовольство. Резко развивающаяся централизация поставила местную власть в кабальное положение. Не помогало даже насаждаемое всеми возможными методами христианское учение.

Крестьяне были обложены непомерными повинностями и были готовы пойти на решительные меры. В такой ситуации феодалы решили частично отказаться от независимости и обратили свой взор на централизованное государство. Они рассчитывали на помощь в борьбе с народными волнениями.

Но получив поддержку баронов, корона приступила к незаконным поборам с феодалов. Недовольных становилось все больше. Теперь возмущены были все слои населения, а не только крестьяне.

Децентрализация в Англии

Процесс децентрализации наступил с фактического отказа некоторых баронов от служения королевской власти. Они не являлись по призыву и игнорировали указы власти. Так продолжалось до 1213 года, пока бароны не решились собрать армию и склонить короля к собственным интересам силой. Не имея возможности сдержать гнев людей, власть пошла на уступки, которые давали феодалам и церкви большую независимость.

Сильная децентрализация власти (в свою очередь, вызванная чрезмерно резкой централизацией) привела к тому, что на непродолжительное время власть была фактически захвачена баронами и в стране воцарилась олигархия. Этот пример наглядно показывает последствия как чрезмерного давления со стороны центра, так и излишней независимости от него.

Таблица централизации Англии

Чтобы более подробно представить себе протекающий в то время процесс, взглянем на таблицу объединения страны и централизацию власти:

Имя правителя Время правления Действия по централизации
Вильгельм I Завоеватель 1066-1087

Нормандское завоевание, усиление

королевской власти, раздача земли

рыцарям, введение для феодалов

вассальной клятвы королю.

Генрих II Плантагенет 1154-1189

Укрепление королевской власти

с помощью реформ, уменьшение

зависимости короны от феодалов,

усиление народного ополчения.

Иоанн Безземельный 1199-1216

Ликвидация баронских владений,

подписание "Великой хартии

вольностей".

Генрих III Плантагенет

1216-1272

Участие в гражданской войне

на стороне короны.

Итог

В этой статье мы узнали, что такое централизация и децентрализация. Выяснили мы и к чему они приводят и какую роль играют в управлении государством. Также если взглянуть на таблицу королей Англии и централизации власти, то можно заметить обширные временные рамки. Процесс сосредоточения центральной власти может занимать столетия и складываться из множества обстоятельств. Так что, несмотря на простую теорию, практика централизации - сложнейший и многоуровневый процесс.

www.syl.ru

ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКОВЬ. История религий. Том 1

ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКОВЬ

По мере того как центр тяжести политической силы и власти перемещался на Руси с юго-запада на северо-восток, где возникали новые сильные государственные образования — княжества Костромское, Тверское, Московское, Рязанское и другие, верхушка русской церкви также все больше начинала в географическом плане ориентироваться в этом направлении. В 1299 г. киевский митрополит Максим перенес свою резиденцию во Владимир, причем в дальнейшем митрополия еще продолжала именоваться киевской в течение более полутора столетий. Во Владимире ее центр оставался недолго. После смерти Максима в 1305 г. началась борьба за митрополичью кафедру между ставленником тверского князя Михаила Геронтием и кандидатом, которого выдвинул на этот пост галицкий князь Юрий Львович, — Петром 57. Оба претендента отправились за утверждением своих кандидатур в Константинополь. Патриарх отдал предпочтение Петру, но когда тот явился во Владимир, то тверской князь, во владениях которого находился город, встретил нового митрополита враждебно. Этим воспользовался хитроумный московский князь Иван Калита и предложил митрополиту обосноваться у него.

К этому времени Москва приобретала все большее значение потенциального центра Русского государства. Установление в 1326 г. митрополичьей кафедры в Москве придало московскому княжеству значение духовного центра Руси и сильно подкрепило притязания ее князей на главенство над всей Русью. Уже через два года после перенесения в Москву кафедры митрополита Иван Калита присвоил себе титул великого князя.

За годы княжения Дмитрия Донского (1362–1389) митрополиты сменялись несколько раз — он назначал и прогонял их, как любого своего подчиненного. Явившись из Константинополя с патриаршим постановлением, Пимен был прогнан великим князем, позвавшим на московскую кафедру литовского митрополита Киприана. Затем, когда Киприан во время набега на Москву Тохтамыша бежал из города, Дмитрий сместил его и сделал митрополитом Пимена. Потом и Пимен навлек на себя великокняжескую немилость, и был призван Дионисий, но по дороге в Москву он был захвачен в Киеве сторонниками Киприана и, вероятно, отравлен, во всяком случае там он скоро умер; митрополитом наконец стал Киприан, который теперь уже сидел на престоле до смерти в 1408 г.58

По мере укрепления и централизации Московского государства церковь все более лишалась возможности играть на противоречиях между удельными князьями. Епископы местных епархий в ходе централизации так же теряли свою самостоятельность в отношении к митрополиту, как удельные князья — в отношении к великому князю московскому. Митрополиты именно поэтому были особенно заинтересованы в укреплении единства страны. Отсюда понятна поддержка, которую оказывала верхушка церкви делу объединения государства, и, наоборот, оппозиция ей со стороны некоторых местных епископов.

Сложность той картины, которую представляет собой поведение церковников в борьбе вокруг централизации государства, довольно наглядно видна из некоторых эпизодов борьбы между великим князем московским Василием II Темным (1415–1462) и князем звенигородским и галицким Дмитрием Шемякой (1420–1453). Василий II, подавляя сопротивление удельно-княжеской оппозиции, сумел захватить одного из ее вождей — брата Шемяки Василия Косого и ослепил его. Дмитрий Шемяка продолжал борьбу, причем его поддерживали церковники. Когда Василию II пришлось укрыться в 1446 г. от преследования в Троице-Сергиевом монастыре, он был выдан монахами и ослеплен. Под конвоем монахов же низложенный князь был отправлен в ссылку, а Шемяка воссел на его престоле в Москве 59. За то, что рязанский епископ Иона помогал ему в борьбе против Василия, новый великий князь назначил его митрополитом. Правда, когда в дальнейшем Василию все же удалось одержать верх и Шемяка был изгнан из Москвы, митрополит пришел «на помощь победителю» и удержал таким способом свою кафедру 60.

Нельзя не признать поэтому извращающей историческую действительность концепцию, согласно которой русская православная церковь сыграла чуть ли не ведущую роль в прогрессивном процессе объединения Руси и создания централизованного Русского государства. На самом деле все было значительно сложнее — различные группы церковников действовали, исходя из своих интересов, которые в разное время и в разных условиях диктовали им поддержку либо централизаторских, либо сепаратистских тенденций. Но конечно, когда победа первых стала бесспорной, церковь начала поддерживать центральную власть.

Все же и в сложившейся обстановке митрополиты старались сохранять какие-то элементы своей независимости от великокняжеских властей. Когда после ликвидации татарского ига исчезла такая возможность, как апелляция к Золотой Орде, у них оставалась лишь одна лазейка, при помощи которой можно было оказывать какое-то давление со стороны на великих князей, — зависимость Московской митрополии от византийских патриархов. Право патриархии назначать митрополитов, как и возможность выступать в некоторых случаях в роли третейского судьи между митрополитом и князем, давало возможность высшей церковной власти на Руси чувствовать себя хоть в какой-то степени независимой. Неудивительно, что уже в XV в. великие князья стали добиваться отделения Московской митрополии от Константинополя, что не вызывало сочувствия у церкви. А условия сложились для этого отделения весьма благоприятные.

В первой половине XV в. Византийская империя была в тяжелом положении. В материальном и политическом отношениях патриархия быстро теряла все свои ресурсы. Заключение Флорентийской унии не помогло ни империи, ни патриархии.

В заключившем унию Флорентийском соборе 1439 г. участвовал и московский митрополит Исидор, грек по происхождению. Он безоговорочно высказался за унию и с готовностью подписал соответствующий документ. Но когда в 1441 г. он вернулся в Москву и сообщил великому князю о соединении православной церкви с католической, то был назван «латынским злым прелестником» и заточен в монастырь. Великий князь Василий Васильевич произнес все благочестивые фразы относительно чистоты православной веры и полной невозможности ее засорения латинской ересью, но, конечно, подошел к вопросу с точки зрения тех политических выгод, которые он мог извлечь из обстановки. Это был хороший повод к разрыву с терявшей свою самостоятельность Константинопольской патриархией. Посвященный ею митрополит Исидор был смещен и на его место назначен в 1442 г. собором русского духовенства Иона 61. Зависимость русской церкви от Константинопольской патриархии на этом закончилась.

Новое положение окончательно закрепилось после того, как Византийская империя пала и исчез мировой центр православия. Более того, возникли условия, все определеннее возводившие в этот ранг Московское государство.

Идеологи русской православной церкви быстро сориентировались в новой обстановке и выдвинули теорию «третьего Рима». В развернутом виде ее сформулировал псковский игумен Филофей в своих посланиях Ивану III. Первый Рим, писал он, погиб из-за тех ересей, которым он позволил укорениться в раннехристианской церкви, второй (Византия) пал потому, что заключил унию с безбожными латинами, теперь историческая эстафета перешла к Московскому государству, каковое является третьим Римом и последним, ибо четвертому не бывать. Залогом этого служит непоколебимая верность московского государя православной вере. «…Да ведает твоя держава, благочестивый царь, — писал Филофей великому князю, — что… один ты во всей поднебесной христианам царь»62. Такая установка была выгодна церкви в том отношении, что незыблемость «третьего Рима» ставилась в зависимость от сохранения его верности православию, а оценка степени этой верности входила, конечно, в компетенцию церкви. Возвеличение великокняжеской власти имело своей оборотной стороной огромные выгоды для церкви.

Но в истории бывало и так, что руководители церкви выступали в союзе с боярско-феодальной фрондой против великокняжеской власти. Примером может служить борьба митрополита Геронтия с Иваном III. Внешние поводы этой борьбы оказывались различными. Наиболее известным из них был обрядовый спор по вопросу о том, как следует совершать крестный ход при освящении новых церквей: «посолонь» или «противу солнца». Князь отстаивал первый способ, митрополит — второй. Надо полагать, что характер решения этого вопроса ни в какой степени не интересовал ни того, ни другого. Но нужно было основание для того, чтобы обвинять противную сторону в таком тяжком преступлении, как ересь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Централизация - это... Что такое Централизация?

 Централизация Централизация - условие, при котором право принимать наиболее важные решения остается за высшими уровнями управления.

Словарь терминов антикризисного управления. 2000.

Синонимы:

Антонимы:

  • Ценовая политика
  • Цепочка "производство - потребности потребителя"

Смотреть что такое "Централизация" в других словарях:

  • ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ — (лат., от centrum центр). Сосредоточение действий или власти в одном общем месте; сосредоточение управления в одних руках и т. п. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ лат. centralisatio, от …   Словарь иностранных слов русского языка

  • централизация — и, ж. centralisation f., нем. Zentralisation <гр.. Сосредоточение распорядительных действий и власти в одном определенном месте или в руках одного лица. Павленков 1911. Наполеон подвел меня <о Сперанском > к окну, и спросил, каким… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ — ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ, централизации. мн. нет, жен. Действие по гл. централизовать и состояние по гл. централизоваться. Централизация власти. Централизация управления. Централизация капитала. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • централизация — концентрирование, соединение, сплочение, концентрация, объединение, группирование, сигнализация, скопление, слияние, сливание, единение, сводка, совмещение, сосредоточение Словарь русских синонимов. централизация сущ., кол во синонимов: 19 • …   Словарь синонимов

  • централизация — ЕНТРАЛИЗОВАТЬ, зую, зуешь; ованный; сов. и несов., что. Сосредоточить ( чивать) что н. в одном центре, подчинить ( нять) одному центру (в 3 и 5 знач.). . работу. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ — англ. centralization; нем. Zentralisierung. Сосредоточение ч. л. в одних руках, в одном центре. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • централизация — 1. Сосредоточение чего либо в одном месте, в одних руках, в одном центре. 2. Условие, при котором право принимать наиболее важные решения остается за высшими уровнями управления. [http://www.lexikon.ru/dict/buh/index.html] Тематики бухгалтерский… …   Справочник технического переводчика

  • централизация — Тенденция сосредоточения экономической активности вокруг относительно небольшого количества городских центров …   Словарь по географии

  • Централизация — в иерархической системе такая реорганизация протекающих внутри системы процессов, при которой часть процессов переводится на более высокий (ближе к корню) уровень иерархии; соответственно, при децентрализации на более низкий (дальше от корня)… …   Википедия

  • Централизация — (биологическая)         объединение в процессе эволюции отдельных клеток, тканей или органов, выполняющих сходные функции, в единый орган или систему органов. Например, Ц. диффузно расположенных нервных клеток в нервные стволы у ресничных червей; …   Большая советская энциклопедия

dic.academic.ru

Политическая централизация. Всеобщая история государства и права. Том 1

Политическая централизация

В 1485 г., после завершения гражданской войны «Алой и Белой роз» (по гербам соперничавших за престол герцогских домов), в государственной истории Англии начался новый период — политической централизации. Королями в течение более века были представители новой династии — Тюдоров (1485–1603). С их правлением были связаны внутренний экономический расцвет Англии, начало формирования мировой колониальной империи, разгром соперничавшей на морях Испании, активный выход королевства на европейскую политическую арену.

Десятилетняя борьба герцогских домов Ланкастеров и Йорков в XV в. расшатала государственную систему сословной монархии, многие ее институты пришли в упадок. Расцвел сепаратизм знати, произошло обособление отдельных территорий, опиравшееся на происшедшее в века сословной монархии развитие местного самоуправления. В правление первого из Тюдоров — Генриха VII (1485–1509) королевская власть основные политические усилия посвятила своего рода государственной реконструкции: были распущены дружины герцогов, баронов и местных магнатов, срыты их замки, подавлены военные мятежи. Казни многочисленных политических противников способствовали сплочению дворянства вокруг королевской власти. Были окончательно подчинены. Англии северные графства и Уэльс, сохранявшие в сословной монархии остатки государственной самостоятельности: там была введена общеанглийская административная система, ликвидированы собственные учреждения, местных лордов лишили собственной юрисдикции и финансовых иммунитетов.

Решительная политическая централизация в короткое время значительно усилила позиции королевской власти. Этому усилению способствовало возрастание финансовой независимости английской короны от сословных учреждений: в годы репрессий были конфискованы в пользу короля обширные владения мятежной аристократии, беспрекословно увеличены таможенные и торговые доходы короны, за счет новых земель увеличен королевский домен. Сословная структура английского общества к XVI в. также претерпела изменения. Сократилась прослойка высшей знати. Среди рыцарского дворянства и свободных собственников обозначился влиятельный слой «нового дворянства», связанного не только с феодальным землевладением, но и с капитализирующейся экономикой. Важную роль стали играть горожане, всецело поддержавшие монархию в деле политической централизации и в экономическом протекционизме. В итоге т. н. «кровавного законодательства» и политики «огораживаний» (XV–XVI вв.) массы прежних вилланов были согнаны со своих земель, рабочее население городов было поставлено под жесткий принудительный контроль полиции и работодателей.

В таких социальных условиях учреждения сословного представительства — прежде всего парламент — стали не столько противовесом, сколько опорой королевской власти. В 1539 г. парламент утвердил право короля на издание особых актов — прокламаций, которые получили полное значение законов и для издания которых не требовалось согласия парламента. Основная масса судебных дел была передана в юрисдикцию королевских судов. Наряду с институтами самоуправления — традиционными должностными лицами (шерифами, мировыми судьями и др.) — на местах административные функции стали выполнять королевские чиновники. В правление Тюдоров в Англии сложилась и достигла расцвета новая форма феодальной монархии — абсолютная монархия, основным свойством которой было сосредоточение в институте королевской власти основных законодательных, административных и судебных государственных полномочий. Другой оборотной стороной системы абсолютизма был политический режим единоличной власти, произвола и узурпации, в особенности проявившийся в правление Генриха VIII (1509–1547), решительного и деспотичного монарха, не считавшегося в своих желаниях ни с традициями, ни с религиозными порядками.

Абсолютизм, сложившийся в Англии, не был завершенным в государственно-политическом и правовом отношении. Продолжал существовать и действовать парламент, хотя и под доминирующим влиянием короны. Финансовые и правовые вопросы по традиции не могли решаться помимо актов парламента. Важной особенностью абсолютистской государственности Англии было отсутствие постоянной армии; королевская гвардия была немногочисленна (до 500 чел.). Наемные войска не содержались постоянно, незначительным был и королевский флот. Основу военной силы составляло ополчение графств, в которое, при опасности для королевства, призывалось свободное и имущее население. Внешние войны велись при помощи волонтеров. Эта военная организация не позволяла королям вполне стать военными диктаторами в своей стране. Сохраняли самостоятельность и институты местного самоуправления, особенно города.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Централизация

Количество просмотров публикации Централизация - 94

 

Наконец, всœе индустриальные нации довели до наивысшей степени совершенства централизацию. Хотя Церковь и правители Первой волны прекрасно знали, что такое централизация власти, они имели дело с менее сложными обществами и были лишь жалкими дилетантами по сравнению с мужчинами и женщинами, централизовавшими индустриальные общества с самого нижнего их этажа.

Все общества с усложненной организацией требовали одновременных действий по централизации и децентрализации. При этом сдвиг от в основном децентрализованной экономики Первой волны, в которой каждая территория отвечала за производство продукции, крайне важно й ей самой, к интегрированным национальным экономикам Второй волны привел к совершенно новым методам централизации власти. Οʜᴎ начали действовать на уровне отдельных компаний, отраслей производства и в экономике в целом.

Классической иллюстрацией могут служить первые желœезные дороги. По сравнению с другими сферами деятельности, они были гигантами того времени. В Соединœенных Штатах в 1850 ᴦ. лишь 41 фабрика имела капитал в 250 тыс. долларов и выше, а Нью-Йоркская центральная желœезная дорога уже в 1860 ᴦ. гордилась своим капиталом в 30 млн. долл. Для организации такого гигантского предприятия требовались совершенно новые методы управления.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, управляющим первых желœезных дорог, подобно менеджерам космических программ нашего времени, приходилось изобретать новую технику управления. Οʜᴎ стандартизировали технологии, цены на перевозки и графики. Οʜᴎ синхронизировали операции на расстоянии в сотни миль. Οʜᴎ создавали новые специализированные профессии и департаменты. Οʜᴎ концентрировали капитал, энергию и людские ресурсы. Οʜᴎ боролись за максимальное расширение сети своих дороᴦ. И, в дополнение ко всœему этому, они создавали новые формы организации, основанные на централизации информации и управления.

Служащие подразделялись на ʼʼлинœейныхʼʼ и ʼʼштатныхʼʼ. Были введены ежедневные отчеты, предоставляющие сведения о движении вагонов, грузов, убытках, утерянных грузах, ремонте, пробеге локомотивов и т. д. Вся эта информация вливалась в централизованную цепь распоряжений и восходила к главному управляющему, принимавшему решения и посылавшему приказания вниз по служебной линии.

Желœезные дороги, как показал исследователь истории бизнеса Альфред Д. Чандлер, вскоре стали образцом для других крупных организаций, и централизованное управление стали рассматривать в качестве усовершенствованного средства во всœех странах Второй волны.

Вторая волна способствовала централизации и в политической сфере. В Соединœенных Штатах уже в 1780-х годах эта тенденция проявила себя в борьбе за замену рыхлого, децентралистского Договора о Конфедерации более нейтралистской Конституцией. В целом же, сельскохозяйственные интересы Первой волны со­противлялись концентрации власти в национальном правительстве, тогда как коммерческие интересы Второй волны побудили Гамильтона доказывать в ʼʼFederalistʼʼ и других изданиях, что сильное центральное правительство важно не только для военной и внешней политики, но и для экономического развития.

Конституция 1787 ᴦ. была простым компромиссом. Поскольку силы Первой волны всœе еще сохраняли свое могущество, Конституция предоставила важнейшие властные полномочия штатам, а не центральному правительству. Для того чтобы воспрепятствовать чрезмерному усилению центральной власти, она потребовала также совершенно уникального в то время разделœения законодательной, исполнительной и судебной власти. При этом Конституция была написана очень гибким языком, что впоследствии позволило федеральному правительству существенно расширить сферу своего влияния.

Поскольку индустриализация подталкивала политическую систему к большей централизации, правительство в Вашингтоне принимало на себя всœе больше властных полномочий и обязанностей и всœе в большей степени монополизировало принятие решений в цент­ре. Тем временем внутри федерального правительства власть сместилась от Конгресса и судов к наиболее Нейтралистской из трех ветвей — к исполнительной власти. В годы правления Никсона историк Артур Шлезингер (сам один из рьяных централизаторов) нападал на ʼʼимперское президентствоʼʼ.

За пределами Соединœенных Штатов стремление к политической централизации было еще сильнее. Достаточно беглого взгляда на Швецию, Японию, Великоб­ританию или Францию, чтобы увидеть, что американ­ская система по сравнению с ними децентрализована. Жан-Франсуа Ревель, автор книги ʼʼНи Маркс, ни Христосʼʼ, подчеркивает это, описывая, как отвечают правительства на политический протест: ʼʼКогда во Франции запрещают демонстрацию, никогда нет никаких сомнений в источнике такого запрета. В случае если вопрос о крупной политической демонстрации, это [центральное] правительство, – пишет он. – При этом, когда за­прещается демонстрация в Соединœенных Штатах, прежде всœего встает вопрос: “Кем?”ʼʼ. Ревель отмечает, что обычно это бывает какая-либо местная власть, действующая автономно.

Крайности политической централизации несомненно проявлялись в марксистских индустриальных странах. В 1850 ᴦ. Маркс призвал к ʼʼрешительной централизации власти в руках государстваʼʼ. Энгельс, подобно Гамильтону, выступал против децентрализованных конфедераций, называя их ʼʼогромным шагом назадʼʼ. Впоследствии Советы, стремившиеся к увеличению индустриализации, начали создавать наиболее высокоцентрализованные политические и экономические структуры в мире, подчиняя контролю центральных плановых органов даже самые ничтожные решения в сфере производства.

* * *

Вместе с тем, постепенной централизации ранее децентрализованной экономики помогло также важнейшее нововведение, само название которого раскрывает его цели: центральный банк.

В 1694 ᴦ., на самой заре индустриальной эры, когда Ньюкомен еще лишь размышлял о паровом двигателœе, Уильям Патерсон организовал Английский Банк, ставший образцом для подобных нейтралистских организаций во всœех странах Второй волны. Ни одна страна не могла завершить свою фазу Второй волны без создания собственного эквивалента этой машины для централизованного контроля денег и кредита.

Банк Патерсона продавал долговые обязательства (облигации) правительства; он выпускал валюту, обеспеченную правительством; впоследствии он начал регулировать также практику выдачи ссуд другими банками. Постепенно он приобрел главную функцию всœех нынешних центральных банков: центральный контроль денежного обеспечения. В 1800 ᴦ. со сходными целями был создан Банк Франции. За этим последовало создание в 1875 ᴦ. Рейхсбанка.

В Соединœенных Штатах противоречия между силами Первой и Второй волн привели к крупному столкновению вокруг централизации банковской системы уже вскоре после принятия Конституции. Гамильтон, наиболее выдающийся защитник политики Второй волны, призывал к созданию национального банка по английской модели. Ему противостояли Юг и крайний Запад, всœе еще тесно связанные с сельским хозяйством. Тем не менее, при поддержке индустриализованного Северо-Востока он сумел законодательно провести создание Банка Соединœенных Штатов – предшественника современной Федеральной Резервной Системы. Призванные правительствами регулировать уровень и темп рыночной активности, центральные банки как бы с заднего входа привнесли в капиталистическую экономику некоторую неофициальную плановость, до­статочно узкую и ограниченную. Деньги текли в капиталистических и социалистических обществах Второй волны по всœем артериям, а потому эти общества нуждались в создании центральной станции для их перекачки. Централизованная банковская система и центральное правительство двигались здесь рука об руку. Централизация была еще одним доминирующим принципом цивилизации Второй волны.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, мы видим систему из шести ведущих принципов, некую ʼʼпрограммуʼʼ, которая в какой-либо степени действует во всœех странах Второй волны. Эта полудюжина принципов – стандартизация, специализация, синхронизация, концентрация, максимизация и централизация – приложима как к капиталистическому, так и к социалистическому крылу индустриального общества, поскольку они неизбежно выросли из одного и того же базового разрыва между производителœем и потребителœем, а также благодаря всœевозрастающей роли рынка.

В свою очередь, эти принципы, усиливая друг друга, неумолимо привели к росту бюрократии. Οʜᴎ создали самые крупные, жесткие и могущественные бюрократические организации, которые когда-либо существовали на земле, оставляя человека блуждать в напоминающем Кафку мире призрачных мегаорганизаций. И если сегодня мы чувствуем, что они подавляют и порабощают нас, мы можем проследить источник наших проблем вплоть до того скрытого кода, которым запрограммирована цивилизация Второй волны.

Шесть принципов, образующих данный код, налагают отчетливый отпечаток на цивилизацию Второй волны. Сегодня, как мы вскоре увидим, каждый из этих фундаментальных принципов подвергается нападению со стороны сил Третьей волны.

Действительно, существуют элиты Второй волны, всœе еще применяющие эти правила в бизнесе, банковском делœе, трудовых отношениях, управлении, образовании, средствах массовой информации. Рост новой ци­вилизации бросает вызов всœем законным интересам старой.

В тех сдвигах и потрясениях, которые вскоре произойдут, элитам всœех индустриальных обществ, столь привыкшим к установленным правилам, видимо, уготована участь феодальных сеньоров прошлого. Некоторые из них останутся. Некоторые будут свергнуты. Некоторые будут низведены до состояния полного бессилия или жалкой, захудалой знати. Некоторые – наиболее разумные и умеющие приспосабливаться – трансформируются и превратятся в лидеров цивилизации Третьей волны.

Чтобы понять, кто будет делать погоду завтра, когда Третья волна станет доминировать, мы должны сперва точно узнать, кто делает погоду сегодня.

Глава 18

КОРПОРАТИВНОСТЬ ОЗНАЧАЕТ КРИЗИС

Пять ключевых направлений нажима

Переопределœение - ϶ᴛᴏ не вопрос выбора, а вынужденный ответ на пять революционных изменений в реальных условиях производства. Новое физическое окружение, изменения социальных сил, роли информации, организации правительства и морали медленно, но верно продвигают корпорации к иным, многогранным, многоцелœевым формам.

Первая из этих принуждающих причин связана с биосферой.

В серединœе 50-х годов, когда Вторая волна достигла стадии созревания в США, населœение Земли составляло 2,75 млрд. человек. Сегодня оно превышает 4 млрд. В серединœе 50-х населœение Земли использовало 87 квадрильонов Btu энергии в год, сегодня – 260 квадрильо­нов. В серединœе 50-х расходовали такие ключевые материалы, как цинк, всœего 2,7 млн. метрических тонн в год, теперь – 5,6 млн.

Каким способом ни измеряй, мы увидим, что наши запросы на планете безумно выросли. Как результат, биосфера посылает нам сигналы тревоги: загрязнение, вымирание, признаки отравления вод океана, неуловимые изменения климата͵ которые мы игнорируем, – всœе это приближает нас к катастрофе. Эти предупреждения говорят нам, что мы сегодня не можем поддерживать ту же организацию производства, как в прошлом, в течение всœей Второй волны.

Корпорации – основные организаторы экономического производства, в связи с этим они основные ʼʼпроизводителиʼʼ промышленного загрязнения окружающей среды. В случае если мы хотим продолжать наш экономический рост, вернее, в случае если мы хотим выжить, завтрашние руководители должны принять ответственность за изменение результатов воздействия на окружающую среду, вызванных корпорациями, с отрицательных на положительные. Οʜᴎ примут эту дополнительную ответственность добровольно или они будут вынуждены сде­лать это, так как в измененных условиях биосферы сделать это крайне важно . Корпорации должны быть преобразованы в институты как экономические, так и экологические, но не руками самих производителœей, радикалов, экологов или правительственных бюрократов, а материальными изменениями во взаимоотношениях между производством и биосферой.

Вторая вынуждающая причина связана с малозаметными изменениями в социальном окружении, в котором корпорации себя ощущают. Это окружение сегодня более организованно, чем ранее. До этого каждая фирма работала в обществе, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ можно назвать сверхорганизованным. Сегодня, социальная сфера, особенно в США, перешла на новый уровень организации. Она заполнена сложно переплетенной, взаимодействующей массой умело организованных, часто хорошо финансируемых ассоциаций, агентств, профсоюзов и других группировок.

В США сегодня что-то около 1 млн. 370 тыс. компаний взаимодействуют с более чем 90 тыс. школ и университетов, 330 тыс. церквями и сотнями тысяч ответвлений 13 тыс. общенациональных организации, плюс бесчисленные строго местные экологические, социальные, религиозные, спортивные, политические, этнические и гражданские группы, каждая со своей повесткой дня и приоритетами. Это порождает около 144 тыс. юридических фирм, необходимых для обслуживания всœех этих взаимосвязей!

В такой плотно сгруппированной социальной сфере каждая корпоративная ассоциация встречает противодействие не просто одиночных или беспомощных индивидуумов, но и организованных групп, многие из которых располагают штатом профессионалов, собственной прессой, имеют доступ к политической системе, могут нанимать экспертов, юристов и других помощников.

В этом очень взаимосвязанном социальном окружении каждое действие корпорации находится под пристальным вниманием. ʼʼСоциальное загрязнениеʼʼ, ᴛ.ᴇ. вызванные корпорацией безработица, раскол общества и тому подобное, мгновенно распознается, и на корпорацию оказывается давление, на нее возлагается гораздо большая ответственность, чем когда-либо ранее, за ее как экономические, так и социальные ʼʼпродуктыʼʼ.

Третий набор вынуждающих причин отражает измененную информационную сферу. В соответствии с этим демассификация общества означает, что гораздо большее количество информации должно обмениваться между социальными институтами, включая корпорации, для того чтобы поддерживать равновесные взаимосвязи между ними. Методы производства Третьи волны усиливают стремление корпораций получать больше информации, как исходного материала. По этой причине фирмы сосут данные, подобно гигантскому вакуумному насосу, обрабатывают их и распространяют всœе более и более сложными путями. Поскольку информация становится ключевой для производства, ʼʼинформа­ционные менеджерыʼʼ в индустрии быстро множатся, и корпорация, по крайне важно сти, воздействует на информационное окружение аналогично тому, как на физическое и социальное.

Эта новая значимость информации вызывает борьбу за контроль корпораций над данными – они требуют раскрыть больше информации для публичного доступа, открытого доступа к коммерческой информации (про­изводство нефтяных компаний и цифры их дохода, к примеру), стремятся к тому, чтобы была ʼʼправдивая рекламаʼʼ и ʼʼправдивые кредитыʼʼ. Для этой новой эры ʼʼинформационные потрясенияʼʼ столь же серьезны, как экология и социальные потрясения, и корпорации становятся, по-видимому, также информационным производителœем, а не только экономическим.

Четвертая вынуждающая причина изменения корпораций исходит из политической сферы и сферы власти. Ускоренное изменение общества приводит к усложнению системы правительства. Дифференциация общества отражается в дифференциации правительства, и каждая корпорация в связи с этим должна взаимодействовать со всœе более и более специализирующимися подразделœениями правительства, которые плохо координированы, и каждое, имея свои собственные приоритеты, при этом находится в постоянной неразберихе реорганизаций.

Джейн Бейкер Спэйн, первый вице-президент компании ʼʼМорская нефтедобычаʼʼ, показала, что примерно десять или пятнадцать лет назад ʼʼне существовало ЕРА. Не существовало ЕЕОС. Не существовало ERISSA. Не существовало OSHA. Не существовало ERDA. Не существовало FEAʼʼ. Все эти и многие другие правительственные агентства образовались в последние годы.

Каждая компания, таким образом, всœе более и более попадает в сеть политики – локальной, региональной, национальной и даже транснациональной. И наоборот, каждое важное корпоративное решение ʼʼпроизводитʼʼ, по крайней мере, непрямые политические эффекты, наряду с другими продуктами деятельности, и всœе чаще несет ответственность за них.

И наконец, по мере того как Вторая волна цивилизации истощалась и ее система ценностей разваливалась, возникла пятая вынуждающая причина, которая повлияла на всœе институты, включая корпорации. Увеличилось моральное давление. Поведение, ранее воспринимаемое как моральное, теперь интерпретируется как испорченное, аморальное или скандальное. Именно таким образом взятки компании ʼʼЛокхидаʼʼ привели к угрозе падения правительства в Японии. Корпорация ʼʼОлинʼʼ (ʼʼOlinʼʼ) обвинялась за переброску оружия в Южную Африку. Глава ʼʼМорской нефтедобычиʼʼ был вынужден подать в отставку после инициированного скандала о взяточничестве. Осуждение ʼʼDistillers Companyʼʼ в Британии, которая оплатила жертвы Талимонида, банкротства ʼʼМакдоннел Дугласʼʼ (ʼʼMcDonnell Douglasʼʼ), связанные с DC-lO – всœе это было вызвано приливной волной внезапных моральных изменений.

Этические установки корпораций всœе чаще и чаще оцениваются как источники прямых потрясений системы ценностей общества, таких же значительных, как потрясения от корпораций в физическом окружении или в социальной системе. Корпорации всœе более и более рассматриваются как ʼʼпроизводителиʼʼ моральных эффектов.

Все эти пять изменений и в материальных и в нематериальных условиях делают несостоятельными прописные истины Второй волны в корпорации - ϶ᴛᴏ только экономические институты. В новых условиях корпорации уже не могут сегодня работать только как механизмы для максимизации отдельных экономических функций – или производства, или прибыли. Очень четкое понятие ʼʼпродукцияʼʼ резко расширяется с включением таких сторон, как основные эффекты дальнего действия и непосредственные эффекты деятельности корпораций. Теперь каждая корпорация имеет больше ʼʼпродуктовʼʼ (и несет соответственно больше ответственности за них), чем директора Второй волны могли себе представить: экология, социальные, информационные, политические, а не только экономические продукты. Цели корпораций, таким образом, изменяются от одиночных к множественным не просто на уровне риторики или связей с прессой, но и на уров­не идентичности и внутреннего самоощущения.

В измененных корпорациях мы можем ожидать внутренних баталий между теми, кто остался верным одноцелœевым корпорациям Второй волны, и теми, кто готов справиться с условиями производства Третьей волны и сражаться за многоцелœевые, корпорации завтрашнего дня.

Глава 20

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ʼʼПРОИЗВОДИТЕЛЯ ДЛЯ СЕБЯʼʼ

referatwork.ru

Централизованное государство

Централизованное государство – это такое государство, в котором система управления основывается на принципе подчинения всех местных органов самоуправления единому центральному, управляющему всей системой и координирующему ее.

В этом государстве земли (территории, административные подразделения и т.п.) объединены политически общим законодательством и экономически единым рынком вокруг сильной центральной власти. При этом на стадии интенсивного объединения земель устанавливается неограниченная монархия в форме абсолютизма (самодержавия).

На Руси централизованное государство было создано в конце 15 века при Иване III. Его главным городом стала Москва. Завершение процессов централизации произошло при первых Романовых, закончившись в начале 18 века утверждением абсолютизма при Петре I.

Такая политико-территориальная организация государства основывается на делении всех его территорий на провинции, округа, районы, обладающие сравнительно ограниченной самостоятельностью. Государство имеет единое законодательство, общее гражданство, систему органов госвласти и управления, судебную и налоговую систему, бюджет и т.д.

Централизованное государство существует в силу ряда объективных факторов. В первую очередь это национальное единство, являющееся обязательным условием становления такой формы объединения земель и населяющих их людей. Государство при этом отражает интересы всей нации как политической общности, а не отдельных региональных, социальных или этнических групп. Благодаря сильному центру происходит сплочение общества, которое было невозможно ранее из-за соперничества отдельных представителей знати, боровшихся за власть.

Выделяют следующие существенные признаки централизованного государства.

Фактором централизации является необходимость создания единообразных органов государственной власти. Унифицировать общие законы и предоставлять гражданам единые публичные услуги способна лишь центральная власть. Ее существование обеспечивает людям возможность свободной миграции из одних регионов в другие.

Важным преимуществом развития такого типа государства является социальное равенство всех его граждан. В условиях децентрализма отдельные периферийные административные и политические институты опираются лишь на собственные силы. Чтобы исправить неравенство, необходима власть центрального правительства, которое обладает более широкими полномочиями, чем регионы, у которых меньший экономический потенциал и которые имеют из-за этого более острые социальные проблемы и нужды.

Процессы централизации идут параллельно с экономическим усилением государства. Единый центр управления способен обеспечить стабильный экономический рост и создание инфраструктуры (системы коммуникации).

Население многих государств насчитывает миллионы человек. Поэтому в настоящее время управление ими может быть не таким эффективным, как в период их ранней истории развития. Причины этого кроются в опасностях бюрократического хаоса. Поэтому сейчас процессы централизации во многих страхах мира начинают обратное движение – к децентрализации.

Централизованное государство характеризуется полным отсутствием местной автономии, поскольку функции местной власти осуществляются назначенными сверху администраторами (чиновниками). Поэтому при таком положении явственно прослеживаются авторитарные политические свойства. Наибольшая степень централизма наблюдается в государствах, в которых существует вертикальная система органов управления. Сегодня в чистом виде такую систему можно наблюдать только в условиях военных режимов.

fb.ru