Бостан С.И. Теоретические аспекты исследования международных отношений в современный период. Аспекты международных отношений


Региональные аспекты международных отношений

Конспект лекций к дисциплине «Региональные аспекты международных отношений»

Конспект лекций к дисциплине «Региональные аспекты международных отношений»

1 чел. помогло.

Лекция 1. Регион в системе международных отношений

1. Понятие “регион” в политической науке: критерии, структура..

1. Понятие “регион” в политической науке: критерии, структура.. Данная дефиниция включает в себя территориально-географические, социально-экономические, военно-политические, культурно-идеологические, демографические, исторические и другие аспекты.

Лекция 2. АТР: понятие, структура, границы.

1. Понятие Тихоокеанский регион в современной науке.

1. Понятие Тихоокеанский регион в современной науке.

1. Феномены “Тихоокеанского века” и “Тихоокеанского сообщества” в политической теории и практике.

1. “Тихоокеанский век” и “Тихоокеанское сообщество” в политической теории и практике.

Основные угрозы и вызовы региональной безопасности в АТР на рубеже веков.

2. Составляющие региональной стабильности и безопасности в АТР: комплексы двусторонних и многосторонних отношений.

Основные угрозы и вызовы региональной безопасности в АТР на рубеже веков.

Сложность и взаимное переплетение региональных, глобальных и локальных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, многообразие его социально-экономических, политических и культурно-цивилизационных составляющих, предопределяют наличие такого же сложного комплекса вызовов региональной безопасности.

Лекция 5. ПОЛИТИКА ЯПОНИИ В АТР (региональные аспекты внешней политики Японии)

1. Национальные интересы и безопасность Японии в ХХI веке.

1. Национальные интересы и безопасность Японии в ХХI веке.

^ Лекция 6. Экономические аспекты региональной политики России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

1. Современные экономические позиции России в АТР: взаимодействие Российского Дальнего Востока и стран Северо-Тихоокеанского региона.

1. Современные экономические позиции России в АТР: взаимодействие Российского Дальнего Востока и стран Северо-Тихоокеанского региона.

Источник: Конспект лекций к дисциплине «Региональные аспекты международных отношений»Тип: Конспект; Размер: 205.14 Kb.; Понятие “регион” в политической науке: критерии, структура Данная дефиниция включает в себя территориально-географические, социально-экономические, военно-политические, культурно-идеологические, демографические, исторические и другие аспектыhttp://rudocs.exdat.com/docs/index-61961.html

Региональные аспекты международных отношений

В современных международных политических отношениях функционируют не только такие традиционные акторы, как государства, но также негосударственные участники международных отношений, в том числе: МПО, НПО, ТНК и другие общественные силы и движения, действующие на региональной и мировой арене в качестве полноправных акторов международных политических отношений. Следует отметить, что в современном мире взаимосвязь между внешней и внутренней политикой представляется очевидной. При этом две сферы деятельности равно влияют друг на друга и позволяют реализовывать эффективную государственную политику. При этом существует целый ряд факторов, влияющих на внешнюю политику государства. Ф. Брайар и М.-Р. Джалили разработали схему независимых переменных, воздействующих на внешнюю политику государства в виде разнообразных физических, структурных, культурных и человеческих факторов.

На основании геополитического критерия выделяют: глобальный, региональный, субрегиональный, международно-ситуационный, групповой и двусторонний уровни международного взаимодействия.

Глобальный (общепланетарный) уровень международных отношений охватывает общие вопросы мировой политики, связанные с проблемами, в большей или меньшей степени затрагивающими интересы всех государств и народов (например, международный терроризм).

Региональный уровень международных отношений предполагает подсистему международных отношений, сложившуюся в крупной географической зоне, характеризующуюся общими интересами входящих в "международный политический регион" государств (политическими, экономическими, конфессиональными и т.п.), например европейский, североамериканский и т.п. регионы.

Субрегиональный уровень представляют локальные группы государств с более тесными взаимоотношениями и имеющими свою специфику по отношению ко всему региону в целом (страны Балтийского моря, регион Северной Европы и т.п.).

Международно-ситуационный уровень межгосударственных отношений характеризуется наличием проблемной ситуации, стимулирующей образование международно-политических блоков и коалиций для разрешения конфликта (например, конфликт в Афганистане, конфликт в Ливии).

Групповой уровень представляет собой тесное взаимодействие ограниченного круга государств, не связанных общностью географического положения и характеризуемых наличием разнонаправленных интересов (например, НАТО).

Двусторонний уровень международного взаимодействия предусматривает односторонние переговоры двух государств по вопросам внешнеполитического сотрудничества.

Одним из наиболее значимых международных современных региональных проектов является Европейский Союз. Идея территориального единства Европы возникла в XIV в., в то время одним из главных теоретиков Единой Европы выступил П. Дюбуа, позднее, в XV в., свой вклад внесли такие ученые и политики, как У. Пенн, Сен-

Пьер, Сен-Симон, И.-Ж. Прудон, В. Гюго, который выдвинул идею создания Соединенных Штатов Европы, граф Р. Н. Куденхове-Калерги со своим проектом "Пан-Европы" (1922), Ж. Моннэ, написавший текст декларации о создании "Европейского объединения угля и стали", озвученный министром иностранных дел Франции Р. Шуманом 9 мая 1950 г. и считающийся первым программным документом европейского объединительного процесса.

В основании базового принципа политической организации Европейского континента лежит представление, согласно которому не центр "делится" своими полномочиями с регионами, а наоборот, в компетенцию центра попадают лишь те немногие проблемы, которые невозможно решать на местном уровне. Теоретики отмечали, что создание подобного рода трансграничной организации приведет, прежде всего, к исчезновению конфликтов, возникающих на межэтнической и религиозной почве, так как каждая социальная группа, обладающая региональным самосознанием, сможет самостоятельно определять цели и приоритеты своего политического развития. Но практика Мирового финансового кризиса 2008–2010-х гг. показывает, что даже в одном из наиболее благополучных с точки зрения качества жизни населения и международных отношений регионе не все обстоит благополучно.

Регион является важным субъектом международной политики и международных отношений. Именно в контексте больших пространств, объединенных по географическому, социально-культурному и экономическому признаку, обладающих необходимым набором целостнообразующих характеристик и состоящих из групп государств, происходит большинство процессов современного мира.

Источник: Региональные аспекты международных отношенийВ современных международных политических отношениях функционируют не только такие традиционные акторы, как государства, но также негосударственные участники международных отношений, в том числе:http://studme.org/36573/politologiya/regionalnye_aspekty_mezhdunarodnyh_otnosheniy

Региональные аспекты международных отношений

М. А. Мунтян региональные аспекты современных международных отношений программа

РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

ПРОГРАММА УЧЕБНОГО КУРСА

Программа разработана в соответствии с государственным образовательным стандартом

ПРОГРАММА УЧЕБНОГО КУРСА “РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ”

I. ОРГАНИЗАЦИОННО — МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ

^ 3. Место курса в системе социогуманитарного образования

^ II. CОДЕРЖАНИЕ КУРСА

Темы курса и их краткое содержание

^ Тема 4. Россия в современном мире: внешнеполитический потенциал, интересы, вызовы безопасности. Эволюция внешней политики России в 1990-е годы. Поиск последовательной концепции национального интереса и новой внешнеполитической стратегии. Внешнеполитическая сила и ресурсы современной России (территориально-географические, демографические, экономические, военно-политические, политико-идеологические, информационно-пропагандистские, институционально-дипломатические). Внешнеполитические интересы и задачи России: глобальные, региональные, субрегиональные. Интересы выживания РФ: жизненно важные, основные, периферийные. Внешние угрозы и вызовы безопасности России. Влияние «новых» международных вызовов и угроз безопасности на безопасность РФ.

Периодизация внешней политики России в 1990-е годы, основные характеристики этапов. Современный этап во внешней политике России. Проблема стратегического планирования внешней политики России Концепция национальной безопасности. Концепция внешней политики РФ 2000 года. Военная доктрина РФ 2000 года.

Видение современных международных отношений и внешней политики основными общественно-политическими силами российского общества.

^ Тема 6. Международные отношения в Европе. Европейское направление во внешней политике России. Европейская подсистема международных отношений в конце XX – начале XXI веков: основные параметры и процессы.

^ Тема 9. Международные отношения в Южной Азии. Политика России в регионе. Подсистема МО в Южной Азии в конце XX — начале XXI веков: основные характеристики, факторы развития, участники. Проблема Афганистана: этапы развития ситуации, воздействие на сопредельные государства, возможность мирного урегулирования. Сотрудничество с США по ликвидации режима талибов. Позиция России в отношении современного Афганистана. Иран в современной международной политике и российско-иранские отношения. Проблема ядерных исследований в Иране и мировая политика. Роль России в разрешении ядерной проблемы Ирана. Индо-пакистанские отношения и проблемы безопасности в Южной Азии. Ядерный фактор в региональных международных отношениях. Индо-китайские отношения в начале XXI века. Российско-индийские отношения стратегического партнерства на современном этапе.

Россия — Латинская Америка: общность стратегических целей и интересов, потенциал отношений. Диалог с “Группой Рио” и статус постоянного наблюдателя в Организации американских государств. Отношения РФ — Куба.

^ Тема 11. Африка в международных отношениях. Утрата Африкой после окончания “холодной войны” своего стратегического положения в системе внешнеполитических координат ведущих держав мира. Рождение “афропессимизма”: 33 из 53 африканских государств принадлежали в 90-е годы ХХ века к числу наиболее бедных в мире. Основные характеристики международных отношений в Африке в конце XX – начале XXI веков. Проблемы регрессирующего развития. Конфликтность в Африке и усилия международного сообщества в сфере миротворчества (40% миротворческих сил ООН в этот период действовали в Африке). Организация африканского единства (ОАЕ) и ее вклад в укрепление безопасности в регионе. Создание межафриканского миротворческого корпуса. Динамизация экономического развития стран континента. Разноскоростные интеграционные процессы на востоке, западе и юге Африки:

^ Тема 13. Региональные конфликты в современных международных отношениях. Характер международной конфликтности в современном мире. Типология международных конфликтов. Арабо-израильский конфликт и глобальные международные отношения. Налаживание арабо-израильского диалога после прекращения противостояния СССР-США на Ближнем Востоке. Мадридская конференция и последующие переговоры в США с участием России. Палестино-израильские и иордано-израильские соглашения, их судьба. Воздействие внутриполитической борьбы в Израиле, арабских странах, палестинских организациях на процесс урегулирования ближневосточного конфликта. Межгосударственные конфликты на Кипре, в Кашмире, между Марокко и Алжиром, степень их интенсивности. Тенденции развития.

^ 2. Примерная тематика рефератов и курсовых работ.

Источник: Региональные аспекты международных отношенийТип: Программа ; Размер: 0.62 Mb. ; Программа разработана в соответствии с государственным образовательным стандартомhttp://do.gendocs.ru/docs/index-20332.html

Региональные аспекты международных отношений

В сборнике опубликованы статьи, посвященные широкому спектру региональных проблем международных отношений и внешней политики великих держав в новое и новейшее время.

За весь колониальный период в печатной сфере работало 26 женщин. Одиннадцать из них жили за счет этой профессии, 10 – были заняты выпуском еженедельников. Эти женщины жили в 7 колониях, 10 городах. Пятеро имели статус официальных издателей. В короткий период было одновременно четыре женщины-издателя газет в разных городах.

Сборник посвящен широкому кругу вопросов истории и современности зарубежных стран.

В сборнике помещены статьи, в которых рассматриваются проблемы отечественной и всемирной истории. Особое внимание уделяется теоретическим и прикладным аспектам модернизации России, изучению российской интеллигенции.

В статье сопоставляются два самых значимых тоталитарных режима прошедшего века — что и в них общего и каковы отличия? Были ли это противоборствующие системы или стороны одной медали? Какую роль сыграл каждый из них в мировой истории?

Статья содержит комплексное описание устройства и функционирования политической системы Туркменистана, исторических особенностей формирования политических традиций и институтов, экономики, внешней политики, угроз, с которыми сталкивается государство.

Обзор конференции, посвященной вопросам развития Китая. Конференция проходила в Коста-Рике, Сан-Хосе, университета Коста-Рики. На конференции были представлены доклади китайстов из Америки, Кореи, Китая, России, Тайваня.

Анализ современного общества, пронизанного медиа, ведется с позиций этнометодологического подхода и представляет собой попытку ответа на кардинальный вопрос: что представляют собой наблюдаемые упорядоченности событий, транслируемых массовыми посредниками. Исследование ритуалов идет по двум основным направлениям: во-первых, в организационно-производственной системе медиа, ориентированной на постоянное воспроизводство, в основе которого лежит трансмиссионная модель и различение информация/неинформация и, во-вторых, в анализе восприятия этих сообщений аудиторией, представляющей собой реализацию ритуальной, или экспрессивной, модели, результатом которой является разделенный опыт. Это и означает ритуальный характер современных медиа.

В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта № 10-01-0009 «Медиаритуалы», реализованного в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2010-2012 гг.

Представлены результаты кросскультурного исследования взаимосвязи социального капитала и экономических представлений у русских (N=150) и китайцев (N=105). Выявлены различия в социальном капитале и экономических представлениях русских и китайцев. В обеих группах социальный капитал позитивно взаимосвязан с «продуктивными» экономическими представлениями и большинство взаимосвязей схожи по своей логике, однако существуют и культурная специфика.

В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта № 10-01-0009 «Медиаритуалы», реализованного в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2010–2012 гг.

В работе проанализированы факторы выбора статуса занятости (на основе данных Российского мониторинга экономического состо­яния и здоровья населения 1994-2007 гг.). Проведенный анализ не отвергает предположение о вынужденном характере неформальной занятости. В работе также исследовалось влияние статуса неформально занятого на удовлетворенность жизнью. Показано, что неформально занятые, в среднем, более удовлетворены жизнью по сравнению с официально оформленными работниками.

Источник: Региональные аспекты международных отношенийВ сборнике опубликованы статьи, посвященные широкому спектру региональных проблем международных отношений и внешней политики великих держав в новое и новейшее время. За весь колониальный период вhttp://publications.hse.ru/books/108919213

fxevolution.ru

Сущность и особенности международных отношений

Международные отношения являются объектом внешней политики, международной политики в целом. Впрочем, привычный для нас термин «международные отношения» не совсем точное, поскольку соответствующие отношения никогда не складываются непосредственно между народами. Как демократия не бывает непосредственно властью народа, так и международные отношения не бывают отношениями непосредственно между народами. Они опосредуются государствами - через охрану границы, таможенный контроль, визовые режимы, загранпаспорта, монополию на осуществление внешней политики и т.д. Франкоязычный эквивалент термина «международные отношения» - relations internationales, что дословно означает «межнациональные отношения», соответствующий англоязычный термин несколько более точны, поскольку в западноевропейской традиции нация отождествляется с государством. Определение «народа» как главного субъекта международных отношений предполагает именно государственные народа-нации, а по сути - государства.

Конечно международные отношения определяются как система политических, экономических, социальных, культурных, военных,правовых и иных связей между государствами и народами.

Изучаются они разными науками. Так, история анализирует проблемы возникновения и развития внешней политики и дипломатии. Экономическая наука исследует международные экономические связи. Наука международного права сосредотачивается на изучении норм и принципов, регулирующих систему международных отношений, а также взаимоотношения в пределах отдельных групп стран или на двусторонней основе. Политология играет особо важную роль в исследовании международных отношений. Уже хотя бы потому, что важнейшим объектом ее изучения является государство, которое выступает главным субъектом международных отношений. Политология сосредотачивается на исследовании именно политических связей между государствами, рассматривая их как субъект внешней политики.

Международные отношения выступают специфическим видом общественных отношений. Как и общественные отношения в целом, они являются отношениями между людьми; в них четко выделяются экономический, социальный, политический и духовно-культурный аспекты. В то же время международные отношения характеризуются рядом особенностей. Это, во-первых, их безвластно характер. Власть является одним из основных регуляторов общественной жизни внутри государства, где существуют отношения господства и подчинения, руководства и подчинения. В отношениях между государствами властные отношения как отношения господства и подчинения является не правилом, а отклонением от него. Здесь должно быть равенство партнеров под углом зрения международного права. Это отношения конкуренции, соперничества или сотрудничества и лишь как исключение - господство и подчинение.

Поскольку международные отношения не имеют властного характера, то возникает проблема выделения их политического аспекта. Этот аспект не может быть определен через власть, как это делается в отношении политики внутри государства. Он может быть выделен на основе субъектов отношений, которыми являются политические институты и лица, которые их представляют. Другими словами, международные политические отношения - это отношения между государствами, политическими партиями, общественно-политическими организациями и движениями, международными организациями и другими субъектами политики на международной арене. За такого понимания международных политических отношений даже сугубо экономические отношения между государствами как политическими институтами приобретают политический характер. Политический аспект, политические отношения составляют основное содержание международных отношений.

Во-вторых, система международных отношений имеет децентрализованный характер. Если внутри государства является общегосударственный центр принятия решений, которым выступает система властных органов, то в международных отношениях таких руководящих центров, деятельность которых основывалась бы на господстве и подчинении, нет.

В-третьих, основным средством разрешения противоречий в международных отношениях является консенсус - принятие решения на международных конференциях, совещаниях и в международных организациях на основе общего согласия участников без проведения формального голосования, если против него не выступает ни один из участников. Консенсус применяется также, как средство обеспечения единства позиций государств к проведению голосования по обсуждаемым вопросам, которое в таком случае откладывается на время процесса согласования. Консенсус имеет важное значение в достижении договоренности между государствами, поскольку открывает возможности для поиска взаимоприемлемых решений для всех участников переговоров. Он предусматривает принятия решений всеми государствами на основе добровольных компромиссов, уважения суверенитета друг друга, равенства и взаимного признания интересов сторон, исключает диктат, давление или принятия решения механической большинством голосов на международной конференции или в международной организации.

По-четвертых, в международных отношениях большую, чем у внутренних, роль играет субъективный фактор, особенно деятельность руководителей государств и международных организаций, в решении имеющихся противоречий.

banauka.ru

Тема VIII геополитические аспекты теории международных отношений

8.1. Сущность геополитики и ее определение

Современная наука о международных отношениях стоит перед необходимостью дальнейшего поиска ответа на вопрос, какими будут эти от ношения в XXI в. Как мы выяснили раньше, исследователи дают им противоречивые оценки. Одни видят в современном мире торжество либерально-демократической модели, веря в перспективу глобального миро ого порядка, другие - знак надвигающейся угрозы этому порядку, хаос планетарные социальные катастрофы и потенциальную вероятность «схватки цивилизаций». Но все обращают внимание на геополитические аспекты международных отношений, поскольку речь идет о важнейшем элементе среды системы этих отношений.

Современная геополитическая ситуация с ее разнообразием и неод­нозначностью оценок, вызвала необходимость научной проработки не только важнейших вопросов сегодняшнего дня, но и перспектив пространственного устройства мира в предстоящем столетии. Особенно наглядно насущность этой проблемы была продемонстрирована в канун подготовки и проведения 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и «Саммита тысячелетия». В связи с этими мероприятиями состоялись мно­гочисленные международные конференции, семинары и дискуссии. В частности, были проведены региональные слушания в Бейруте (для За­падной Азии), Аддис-Абебе (для Африки), Сантьяго (для Латинской Америки), Токио (для Азии и Океании). Кроме того, в мае 2000 г. в Нью-Йорке встретились представители неправительственных и общественных организаций из 100 стран, которые приняли Декларацию «Повестка для действий по укреплению ООН в XXI в.» и обсудили геополитические перспективы развития человечества. Страны СНГ, в том числе и Бела­русь, также приняли активное участие в научных изысканиях и дискуссиях на эти темы. Например, в России прошел II Всероссийский конгресс полито­логов, а в Беларуси - ряд международных конференций и семинаров.

Все аналитики сходятся во мнении, что меняется геополитическая кон­фигурация межрегиональных пространств. С карты мира исчезают целые государства, появляются новые субъекты международных отношений.

Разнобой в определении влияния геополитики на международные отношения объясняется, на наш взгляд, тем, что ряд западных аналити­ков, прежде всего североамериканских, не ставит перед собой задачи исследования методологических основ, а просто применяет имеющиеся знания для определения расстановки политических сил в мире. З. Бжезинский, профессор университета международных отношений Д. Гопкинса пишет: «Ни одна существующая система и ни один возможный союз тан не могут взять на себя роль, которую в настоящее время играют Соединенные Штаты». Дело, видимо, в том, что геополитика; являясь в основном прикладной наукой, требует обращения к себе не только в пространственно-географическом смысле, но и в вопросах, относящихся к самым различным сферам человеческой деятельности, начиная с истории экономики и кончая правом, социологией и т. д.

Распад СССР как геополитическая катастрофа, Афганистан, Косово и Средняя Азия как плацдармы контроля, две войны России в Чечне с це­лью сохранения целостности страны и контроля за добычей нефти в Кас­пии. усиливающееся присутствие ФРГ в Восточной Европе, наконец, со­стоявшееся расширение НАТО на Восток, рост терроризма свидетельствуют о значении влияния геополитики на международные отношения. Венгерский политолог Г. Молнар отмечает, например, что продвижение альянса с геополитической точки зрения было не маршем глупости, а оп­ределением новой восточно-европейской границы Запада и направлено на предотвращение объединения Восточной и Западной Европы в единую подсистему.

Все эти важнейшие процессы и проблемы находят адекватное отраже­ние в концепции национальной безопасности Беларуси, документе, который органически увязывает традиционные интересы, определяемые геостратеги­ческим положением страны и особенностями нашей экономики, идеологии, политического строя, новой природой отношений с ближним и дальним за­рубежьем. Но как отмечает белорусский исследователь Л. Заико, сама геопо­литика, в рамках первоначального политического процесса, в Беларуси не мела серьезного значения в намерениях и действиях складывающегося ис­теблишмента. Только позже пришло осознание важности данного феномена на международную деятельность государства.

В проекте концепции внешней политики Республики Беларусь, в разработке которой принимал участие и автор этого издания, отмечается, геополитические интересы страны связаны с обеспечением террито­риальной целостности и политической независимости страны, Республика просто обязана разрабатывать и проводить такую политику, которая соответствовала бы ее геополитическому положению. Особая роль нашей страны на стратегической оси между Западной Европой и Россией, граница с двумя балтийскими республиками и Украиной объективно должны вызвать интерес к ней со стороны и Запада, и Востока.

Раньше мы выяснили, что каждое государство, и не только оно, имеет в разной степени свои интересы на международной арене. Но исследование политических процессов непосредственно привязано к территории, на кото­рой они протекают. Отсюда берут начало региональные направления, т.е. то, что мы называем регионализмом. При анализе определения силы на мировой арене, как правило, учитываются соотношения между политическими субъек­тами силы, или государствами. Поскольку эти политические единицы опре­деляются территорией и отношения между ними обусловливаются среди прочего пространственными отношениями, география играет здесь сущест­венную роль.

Известный английский ученый К. Маккиндер еще 100 лет назад выдви­нул положение о необходимости анализа и прогнозирования всемирного распределения сил, что можно считать большим вкладом современной науки в процесс исследования мировой политической ситуации. Концепция геопо­литики, разработанная им и другими учеными, до сих пор оказывает большое влияние на исследование проблем Мирового океана, определение нацио­нальной мощи и других факторов. Особенно интенсивно разрабатываются на теоретическом уровне региональные направления внешней политики Соеди­ненных Штатов Америки, в частности среднеазиатское, ближневосточное, атлантическое, азиатско-тихоокеанское и т. д.

Исследование того или иного региона обычно включает много геостратегических, экономических, социально-политических, военных, де- демографических и других данных. Все эти разнородные факторы национальной мощи систематизируются в соответствиями с критериями оценки соотношения сил в регионе или мире в целом. В этом и состоит уникальная синтезирующая роль геополитического подхода.

Именно географы первыми провели исследование состояния полити­ческих сил с точки зрения пространственных отношений, а также страте­гического положения стран и основных районов мира. Идя от географии к политике, они постепенно расширяли арсенал основных компонентов, необходимых для всесторонней характеристики предмета или объекта международных отношений.

В первую очередь геополитика определяет отношения между пространственно-географическими единицами - странами, регионами, кон­тинентами. Первыми геополитиками были русские, португальцы, испанцы, голландцы. Именно они положили начало формированию междуна­родных отношений в их пространственном и цивилизационном смысле. Вот почему геополитика тесно связана со степенью освоения человечест­вом вещественного мира. Полное распределение контроля над территори­ей породило глобальный континентальный и региональный расклад. Сегодня НТР каждым своим шагом видоизменяет даже географические факторы существования наций.

Геополитика - наука сравнительно молодая. Шведский ученый Р. Челлен этот термин употребил в годы Первой мировой войны, чтобы доказать право Германии на войну против других стран и завоевание жизненного пространства. Еще в XIX в. данное выражение использовал немецкий исследователь Ф. Ратцель. Неслучайно А. Гитлер в своей книге «Моя борьба», ссылаясь на Челлена и Ратцеля, оправдывал экспансию Германии на Восток (Дранг нах Остен). Попытка нацистов обосновать ее геополитическими мотивами, по мнению американских исследователей Дж Демко и У. Вуда. на несколько десятилетий подорвала репутацию этой науки. Возможно, с тех пор к термину «геополитика» в СССР отно­сились негативно, так как она была призвана доказать «необходимость и естественность внешнеполитической экспансии империализма».

Но не признавая ее как науку, СССР тем не менее на практике посту­пал как раз геополитически. В данном случае он просто повторил опыт царской России. Какие геополитические угрозы существовали для страны раньше? По мнению российских исследователей Н. Ломагина, А. Лисов­ского и других, три основных фактора влияли на страну: 1. Уязвимость геополитического положения из-за отсутствия естественных преград. По­стоянные войны за жизненное пространство способствовали обретению государством суверенитета в конце XV в. 2. Такая экспансия с геополитической точки зрения не отличалась от американского продвижения на Запад, но она требовала в отличие от американцев все больше военной мощи и более жесткой централизации власти, чтобы удержать огромные земли и народы. 3. Расширение периметра границ, когда они не достигали естественных пределов, наталкивалось на сопротивление других государств и порождало новые угрозы. Вместе с тем американский историк Р. Пайпс отмечает, что Россия никогда не была типичной экономической империей, которая бы эксплуатировала колонии ради процветания метрополии. Она была военно-политической империей, приобретавшей колонии для расширения своего периметра безопасности и увеличения своей политической и военной мощи в мире.

Но геополитика сегодня значительно шире по смыслу и глубже по содержанию. Она изучает весь спектр внешнеполитических отношений между государствами, поскольку практически всякое политическое решение имеет пространственное выражение. Такая ориентация государства среди ему подобных, исторически сложившийся стиль и методы поведения страны на международной арене всегда исходят из объективно существующих факторов, что и отражает его геополитические приоритеты. Российский исследователь Д. Замятин приводит в этой связи интересный пример: «Так, политическое и военное соперничество России и Велико­британии в Средней Азии во второй половине XIX в. привело к очень интересной геополитической ситуации: если в европейской геополитиче­ской системе координат Россия рассматривалась как "азиатская" держа­ва, которая постоянно нарушала международные соглашения, то в усло­виях Средней Азии (азиатская геополитическая система координат) про­должительная политическая и дипломатическая дуэль происходила именно между двумя европейскими державами». Образ России, в соот­ветствии с ее геополитическими действиями в этом регионе, приобрел яркие европейские черты. Своеобразная инверсия пространств сопрово­ждалась в данном случае как бы двойным счетом геополитических обра­зов. К независимым переменным, как мы выяснили раньше, относится прежде всего географическое положение. Исходя из него, государство определяло свою Политику в мире. Так сформировалась, например, мор­ская ориентация Великобритании (постоянное наличие мощного флота и колониальных владений). Островное положение создавало возможность балансирования, когда, не вмешиваясь непосредственно в европейский конфликт, страна могла определять его исход.

США с момента своего образования, исходили из особенностей сво­его географического положения и его преимуществ. Удаленность от Ев­разии позволила им развиваться относительно самостоятельно, быстро и эффективно, избегая разрушений, войн и борьбы за передел мира. Нали­чие огромного океанического пространства определило преимуществен­ное развитие военно-морского флота. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сегодня основу триады США составляют атомные подводные лодки, в то время как самая большая сухопутная страна - прежде СССР, а затем Россия - создала наземные ракетные системы. Деление стран на морские и сухопутные сохраняется до сих пор и влияет на экономическое развитие. Сравнивая, например, страны Балтии и Беларусь, приходишь к выводу о преимуществах первых над второй.

Вместе с тем присутствует и спорный вывод о том, что большие по размеру страны явно не преуспевают. Бразилия, Китай, Индия и Индоне­зия, где живет почти половина населения мира, не стали развитыми, в том числе и Россия (с земельным пространством, большим, чем у Бель­гии, в 562 раза, она экспортирует наполовину меньше Бельгии).

Крупные государства, находящиеся в центре того или иного конти­нента, ощущают себя в невыгодном положении, поскольку могут быть окружены. Они стремятся укрепить свою безопасность в направлении естественных преград - гор и морей.

Современная эпоха вносит много нового в понятие геополитики. Но, как и раньше, по-прежнему не сходит с повестки дня вопрос о расширении влияния стран на экономическую, военную и политическую сферы. Например, часть идеологов Запада утверждает, что расширение НАТО нацелено на закрепление государств Восточной Европы навеки в лагере демократии. Но когда, спрашивается, в жизненно важные интересы США ходило определение характера политического режима других госу­дарств? В свое время границы НАТО не видели никаких препятствий к ведению переговоров и заключению соглашений с испанским генералом Франко, к включению в блок салазаровской Португалии. Членство в аль­янсе не помешало установлению в Греции диктаторского режима «чер­ных полковников» (1967-1974), точно так же, как Турция неоднократно отдавала власть военщине. Отнюдь не благодаря НАТО сегодня Польша, Чехия, Венгрия и другие страны - демократические государства.

Если же говорить о заинтересованности США в демократическом развитии кого бы то ни было, то в первую очередь речь должна идти о России. Уже сегодня, приблизив НАТО к ее границам, США нарушили обещание, которое они дали Москве, согласившейся на объединение Гер­мании. Обещание касалось невключения бывших стран-членов ОВД в НАТО и их безъядерного статуса. Сегодня американские лидеры заявля­ют, что никогда не давали письменных обязательств, но, как подчеркива­ют некоторые исследователи, М. Горбачев не смог бы начать вывод ар­мейских контингентов, базировавшихся в ГДР, если бы российские воен­ные представляли себе, что предпримет вслед за этим НАТО. Существует масса свидетельств очевидцев и непосредственных участников перего­ворного процесса, подтверждающих согласие Запада с тезисом М. Горбачева относительно неприемлемости расширения границ НАТО, которое Дж. Кеннан назвал самой роковой ошибкой американской политики за весь период после окончания «холодной войны».

В этой ошибке, считает Кеннан, - зерно конфронтации XXI в. Чем брать Россию в кольцо, не лучше ли поддерживать ее заинтересованность в сохранении мира? Принятие России в Европейский союз явилось бы гораздо большей гарантией континентальной безопасности, нежели угроза объявить войну во имя защиты границ, которые рядовой американец даже не в состоянии найти на карте. Раздавая налево и направо гарантии, в том числе прибалтийским государствам, Соединенные Штаты, по мнению некоторых аналитиков, на пешки разменивают королеву, каковой для них является Россия. В этой связи необходимо отметить, что в отношениях Россия - НАТО произошли существенные изменения, чему спо­собствовали события 11 сентября 2001 г. Но пока проблемой остается выработка механизмов такого сотрудничества.

Сегодня мир сталкивается с важностью геостратегического и гео­экономического положения государств. Во внешней политике это прояв­ляется во всем начиная с учета последствий драмы в США и кончая про­блемами создания Союза России и Беларуси. Поэтому необходимо под­черкнуть еще раз, что геополитика лежит на стыке многих наук и сам этот термин в качестве научного определения не всегда отражает всей многополярности и сложности изучаемых ею явлений. Российский ис­следователь К. Гаджиев считает, что наиболее удачной формулировкой понятия «геополитика» может быть следующая: «наука, изучающая объ­ективную зависимость субъекта международных отношений от совокуп­ности материальных факторов, позволяющих этому субъекту осуществлять контроль над пространством». Вместе с тем необходимо отметить, что современное мировое развитие уже невозможно рассматривать в рамках классической геополитики, которая напрямую использовала дос­тижения традиционной географии, манипулируя образом привычной кар­ты (в этом смысле она практически прижата к зафиксированной террито­рии), путем дедукции обосновывая большинство своих концептуальных понятий. Ею были полностью унаследованы характерные для традицион­ной географии концепции пространственного детерминизма и поссибилизма («политики возможностей»). Отсюда - отсутствие концептуальной (когнитивной) дистанции между ключевыми научными понятиями - объ­ектами и соответствующими им геополитическими построениями. Спрессовка мирового политического пространства, формирование транс­национального мира, перетекание внутренней политики крупнейших держав во внешнюю, условность национальных рамок современного биз­неса делают не/или малоэффективным традиционный геополитический анализ с его сильной физико-географической фиксированностью и прижатостью к государственным территориям.

Категории классической геополитики. традиционно физико- географические по своему генезису, экстенсивные по своей структуре и описывающие в основном внешние характеристики географического пространства, малоэффективны при анализе современного мирового раз­вития. Государства-территории в образно-географическом смысле посто­янно исчезают. За счет образования масштабных переходных геокуль­турных зон происходит стирание государственных границ, достаточно важных, прежде всего. tf геополитическом смысле (например, вторжение испанского языка, латиноамериканских культурных и бытовых стереоти­пов в южных штатах США). Политически заряженные географические образы как инструмент современной геополитики не совпадают с государственными границами.

studfiles.net

Бостан С.И. Теоретические аспекты исследования международных отношений в современный период

УДК 327

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД

Бостан С.И.

Мировая политика находится под влиянием совместных всех государств мира и таким образом происходит в глобальном контексте. Каждая страна играет свою определенную роль, которая зависит от места, которое она занимает в международной системе и политической ситуации внутри страны. Политическая, экономическая, культурная, информационная и социальная взаимозависимость мира обусловлена интеграционными процессами, развитием новейших технологий и последствиями распространения глобализации. Определив основные категории и формы современных международных отношений, причины зарождения конфликтов, можно уменьшить их негативные последствия и влияние на развитие современного мирового порядка.

Ключевые слова: международные отношения, внешняя политика, интеграция, сотрудничество, конфликт, глобализация.

 

THEORETICAL ASPECTS OF INTERNATIONAL RELATIONS 

IN THE MODERN PERIOD

Bostan S.I.

World politics is influenced by the joint of all countries of the world and thus takes place in the global context. Each country has a certain role depending on the place it takes in the international system and the political situation of the country. Political, economic, cultural, information and social interdependence of the world is due to the integration process, the development of new technologies, and the impact of globalization. On identifying the main categories and forms of modern international relations, and causes of conflicts, one can reduce their negative impact and influence on the development of the modern world order.

Keywords: international relations, foreign policy, integration, cooperation, conflict, globalization.

 

Особенностью развития современного этапа международных отношений является становление нового мирового порядка, характеризующегося падением биполярной системы и формированием новых подходов к определению природы отношений между государствами, блоками государств и тому подобное. После распада Советского Союза на политической карте мира появились 15 независимых государств, в том числе и Украина. Эти государства начали искать свое место в системе международных отношений. Кроме того, в результате вышеупомянутых процессов в странах Центрально-Восточной Европы произошла смена политических режимов, в результате чего этим государствам пришлось кардинально менять социально-экономический и политический курс. Дезинтеграция двухполюсного мира привела к изменению устоявшихся, привычных представлений об общепланетарной системе, тем самым вдохновив ее элементы к переосмыслению политических, исторических и социально-экономических преобразований, поиска приоритетных стратегических целей и путей их достижения.

Исследователи европейской интеграционной тематики согласились с тем фактом, что интеграция сама по себе рассматривается сегодня как положительное явление, как «процесс, обусловленный получением преимуществ всеми сторонами, которые принимают в нем участие» [21, с. 106]. Интеграция позволяет получить такие материальные, интеллектуальные и другие средства, которых ни один из участников не имеет, действуя при этом автономно [26].

Таким образом, длительное время находясь и взаимодействуя в единой «закрытой» системе, постсоциалистические страны в начале 90-х годов ХХ века начали заново выстраивать двусторонние отношения, но уже в контексте формирования новых международных систем, вызванных развитием европейских и евроатлантических интеграционных процессов. На этом этапе интеграционного развития перед Украиной стояла большая ответственность за выбор ориентиров и реализацию стратегии развития в политической и экономической деятельности страны.

Проблемой современной теории международных отношений является полемичность первичных принципов и подходов понимания собственного объекта исследования, вытекающего из разной, даже диаметрально противоположной, трактовки международных отношений. Речь идет, прежде всего, о традиционных расхождениях между принципами субъективизма и объективизма, государствоцентризма и транснационализма и т.д.

При исследовании особенностей международных отношений в контексте интеграционных процессов целесообразно использовать, прежде всего, системный и структурно-функциональный подходы, которые относятся к устойчивому направлению методологии научного познания, непосредственно способствует адекватной постановке проблем и логично-последовательной стратегии их решения. Системный подход заключается в целостном восприятии международных отношений и в понимании взаимосвязанности и взаимообусловленности его элементов. Он нужен «... учитывая взаимозависимости всех субъектов международных отношений и функционирования международных систем» [8]. Причем система в данном случае понимается не как спонтанное множество единичных явлений, а как взаимосвязанная совокупность субъектов международных отношений, объединенных причинно-следственными связями. Е. Позняков считал, что системный подход проявляется в единстве процесса исследования международной системы, что позволяет избежать искусственного противопоставления теорий, построенных на индукции, с теориями дедуктивными [25, с. 6]. Структурно-функциональный подход основывается на понимании общества как системы интегрированных элементов, стремится к стабильности на основе выбора определенной системы ценностей, а кризис ценностей порождает социальные дисфункции. При этом, состояние функционирования политической системы, а также тенденции ее развития можно определить, исходя из анализа ценностей. Методологически системный и структурно-функциональный подходы оказываются в трактовке международных отношений как целостного явления, где существуют закономерные связи между его элементами, четкая иерархия и взаимозависимости.

Несмотря на распространение глобализационных и интеграционных процессов и переход цивилизации в постинформационный период, основными формами политики в современном взаимозависимом мире можно выделить конфликты, сотрудничество и, как их следствие, интеграцию. Так, анализируя основные формы политики в данный период, ученые, в частности, Р. Фишер [3], Д. Митрани [9; 10], А. Рапопорт [14], Т. Шеллинг [15], Й. Зартман [17] , М. Дойч [2], В. Кременюк [22, с. 127-142] и В. Луков [23, с. 86-104] выделяют сотрудничество и как его следствие интеграцию, переговоры и процесс выработки и принятия решений. Несмотря на разновидности поведения и ведения внешней политики субъектами международных отношений, сколь бы сложными и конфликтными ни были их действия, все они могут быть проанализированы с помощью именно этих понятий. По мнению Киссинджера [7] и Нойманна [12, с. 349-350], международные конфликты, сотрудничество и переговоры – вещи взаимосвязанные. Международные конфликты проявляют признаки процессов со смешанными интересами, в которых они одновременно совпадают и расходятся, а в сотрудничестве всегда присутствует конфликтный элемент конкуренции: отстаивание своих интересов.

Международное сотрудничество становится все более комплексным феноменом. Оно строится на основе сложного переплетения интересов многих участников международных отношений. Сотрудничество и интеграция приобретают приоритетных свойств – политических, экономических, научно-технических и т.д. Распределение по географическому принципу несет в себе признаки глобальной, региональной или субрегиональной интеграции [28], но распределение происходит и по признакам направления интеграционного процесса – расширением, то есть, увеличением количества участников, или наоборот, когда такие процессы активизируются внутри самих участников [19, с. 39-52]. Сотрудничество и интеграция являются категориями относительными – то есть, существует достаточное возможность замены международного партнера. К тому же, интеграционные процессы не являются полными. Интеграция между одними странами сопровождается противоположными процессами – поляризацией среди других.

Необходимо отметить, что термин «интеграция» невозможно рассматривать вне понятия «система». При этом существование многочисленных толкований понятия системы свидетельствуют о невозможности выделения определения данного понятия в рамках общей теории систем. В данном случае целесообразно понимать «систему» как «комплекс взаимодействующих компонентов» сформулированого Л. Берталанфи [18, с. 29], а также как «совокупность элементов, находящихся в отношениях друг с другом, которые образуют единую целостность» [24, с. 4]. Стоит принять во внимание, что согласно утверждению американских ученых А.Д.Холла и Р.Е. Фейджина, система – «это наличие объектов вместе с отношениями ... между объектами и их атрибутами» [27, с. 252]. 

Что касается понятия «интеграция», то по определению основоположника системного анализа в международных отношениях М.Каплана, под этим термином понимается объединение двух или нескольких частей в единое целое или поглощение «одной системой других» [6, с. 152-167].

Основатель структурного функционализма Т. Парсонс рассматривает понятие «интеграция» через такой признак системы, как совместимость ее компонентов, а также через сохранение и поддержание специфических условий, отделяя, таким образом, данную систему от внешнего окружения [24, с. 17].

К. Дойч представляет интеграцию, прежде всего, как реальную возможность обеспечить мирное сосуществование государств, что может быть достигнуто с помощью таких мер, как повышение показателей торговли, свободное перемещение людей, развитие культурного обмена, активное проведение политических консультаций и т.д. [1].

Чаще всего интеграция рассматривается в экономическом ключе, в частности как постепенное объединение национальных рынков группы государств в единый хозяйственный комплекс, который со временем должен трансформироваться в экономический и политический союз.

Относительно других подходов, концепций и теорий изучения и развития интеграционных процессов, следует заметить, что они должны привести к формированию или сообщества государств с сохранением суверенитета, или сверхдержавы (федерации, конфедерации) с наднациональной системой управления, функционирующей за счет делегирования странами, которые интегрировались, части своих исполнительных полномочий или политической власти (суверенитета).

Другой подход определяет интеграцию как процесс (а иногда как цель или результат) формирования группой государств сообщества безопасности, которое будет иметь общую систему ценностей и идентичности, выстраивая взаимоотношения на преференциальной основе. 

Интеграция рассматривается и в контексте процесса глобализации, одновременно приводит к взаимозависимости государств и регионов и объединения государств в сообщества, которые должны консолидировать их конкурентные преимущества с целью обеспечения устойчивого коллективного развития в долгосрочной перспективе.

В связи с отсутствием в украинском и зарубежном экспертном сообществе однозначного понимания термина «интеграция», можно сформулировать определение интеграции, как институционально оформленного процесса взаимного сближения государств в ключевых сферах государственного регулирования и межгосударственного сотрудничества в целях формирования федеративного или конфедеративного объединения с эффективно действующей системой наднациональных руководящих органов, что представляет собой полноценный субъект мировой экономики и международных отношений, с единым экономическим, политическим и военно-стратегическим пространством.

Существование любой страны предусматривает взаимодействие с другими, что является основополагающим принципом международных отношений. Наибольшей значимости на современном этапе развития международных отношений приобрел именно фактор интеграции, что является более высоким уровнем взаимодействия стран между собой.

Важной проблемой теории международных отношений является изучение роли и места их участников. Здесь современная теория получила два направления: государствоцентризм (этатизм) и транснационализм. Споры между этими направлениями заключаются в доминировании государства в современных международных отношениях. Если сторонники первого направления признают его как данность, то представители второго – отрицают, исходя из идеи параллельного сосуществования межгосударственных и негосударственных субъектов международных отношений.

Современные международные отношения являются интегральным сочетанием сравнительно автономных видов, прежде всего, политических (дипломатических и военных), экономических, культурных и информационных отношений.

Международные политические отношения не отделены от других, но они и не аккумулируют полностью все разновидности отношений. Они взаимосвязаны с экономическими, культурными и любыми другими видами и определяют содержание и характер военных и дипломатических отношений.

Видовая структура международных отношений охватывает ряд специфических взаимодействий между их участниками, каждая из которых связана с отдельной, относительно отграниченной от других, сферой деятельности людей. Среди видов международных отношений традиционно выделяют внешнеполитические и внешнеэкономические, а начиная со второй половины XX века, также отношения в сфере культуры и информации.

Достаточно распространенным является отождествление внешнеполитических отношений и международных, что представляет собой существенную проблему в научном понимании соотношений видов международных отношений современности. В современной теории международных отношений внешнеполитические отношения между государствами преимущественно ставят на вершину иерархии, учитывая идею обобщающего характера политики.

Один из подходов к исследованию данной проблематики определяет, что каждый из видов международных отношений имеет собственную, относительно отграниченную (автономную) от других сферу, а именно их понятие нужно рассматривать как обобщающее. В частности, Г. Морґентау утверждал, что внешняя политика руководствуется собственными реалиями и закономерностями и поэтому сохраняет автономию от других видов международных отношений [11, с. 25].

Если исходить из того, что политика сочетает деятельность людей в области экономики, социальных отношениях, культуре, образовании, науке и т.д., то можно сделать вывод, что политические отношения интегрируют все другие их виды. Политика обобщает любые виды человеческой деятельности, поскольку субъекты в международных отношениях всегда пользуются политическими средствами.

Что же касается внешней политики, то, несмотря на огромное количество разнообразных исследований, до сих пор ее определение вызывает значительные трудности. Среди исследователей данного направления можно выделить Дж. Франкела, который трактует внешнюю политику как совокупность действий и принятых решений в отношениях с другими государствами [4, с. 1]. В. Веллейса определяет внешнюю политику как «пространство политического поведения государства, определенная связь между ее внутренними делами и международной средой» [16, с. 7]. Вместе с тем, следует отметить, что внешняя политика государства вытекает из ее внутренних проблем и одновременно зависит от возможностей, которые ей создает внешняя среда.

Предположив, что внешняя политика является попыткой адаптировать национальную общественно-политическую систему в международную, можно утверждать, что эта политика направлена на достижение и поддержание динамического равновесия между ними. Рассматривая внешнюю политику государства, исследователь международных отношений Я. Пьетрась сравнивает ее с общественной системой, которая «представляет собой совокупность интегрированных элементов, но извне рассматривается как целое, способное поддерживать равновесие со средой» [13, с. 57].

Несмотря на то, что К. Дойч видит в интеграции мирное разрешение конфликтов между государствами, при наличии в последних устойчивых взаимных ожиданий, раздаются предостережения относительно факта отсутствия автоматического возведении интеграционных процессов к выбору только лишь мирных средств решения конфликтов. В частности, Е. Хаас – один из специалистов теории международных отношений, скептически относится к тому, что интеграция и взаимозависимость способствует мирному урегулированию любого конфликта. По его мнению, нет связей, в которых нельзя было бы найти альтернативу [5]. А Льюис Козер, которого считают автором обширный теории конфликта, вообще определяет конфликт как процесс, который при определенных условиях может «работать», чтобы сохранить «социальный организм». По его мнению «социально контролируемый конфликт разряжает атмосферу между его участниками и делает возможным восстановление их отношений, обеспечивая свободный выход чувствам вражды, и конфликты, таким образом, служат поддержанию взаимоотношений» [20]. Исходя из вышесказанного, конфликт не всегда приводит к обострению взаимоотношений между сторонами, а исчерпавшись, дает новый толчок к их развитию.

Глобализация и международная интеграция, открывая национальные границы, требуют адаптации государств к новым условиям существования в открытом мире и использования преимуществ существующих наднациональных образований. В этих условиях интеграционного развития важной функцией государства является стремление сохранить свою идентичность, защитить свои интересы, отстоять свое жизненное пространство, обеспечить надлежащее место в мировой экономике.

Прогрессирующее «размывание границ» приводит к тому, что многие проблемы, которые еще недавно были внутриполитическими и внутриэкономическими, приобретают международный характер, и все меньше остается сфер, в которых правительства отдельных стран могут принимать сугубо внутригосударственные решения, не повлияв при этом, в той или иной степени, на внутреннюю политику других стран.

Глобализация развивается и как объективный процесс, ведет к нарастанию взаимосвязей между государствами, национальными капиталами и как цель, которую стремятся реализовать определенные политические и экономические силы, исходя из своего понимания сущности исторического процесса и своих интересов в становлении общественного строя.

 

Список литературы:

1. Deutsch K.W. National integration. – Berlin: IIVG, 1977.

2. Deutsch M. Subjective Features of Conflict Resolution: Psychological, Social and Cultural Influences / М.Deutsch // New Directions in Conflict Theory: Conflict Resolutions and Conflict Transformations / ed. by R.Vayrynen. – London, 1991. 

3. Fisher R. International Conflict for Beginners. – N.Y., 1969. 

4. Frankel J. The Making of Foreign Policy. – London, 1963. 

5. Haas E. War, Interdependence and Functionalism. – London, 1987. 

6. Kaplan M. System and Process in International Politics. – N.Y., 1957. 

7. Kissinger H.A. The Troubled Partnership, A Reappraisal of the Atlantic Alliance. – N.Y.: McGraw-Hill, 1965.

8. Kukułka J. Teoria stosunkow miedzynarodowych. – Warszawa, 2000. 

9. Mitrany D. The Functional Theory of Politics. – London: Martin Robertson, 1975. 

10. Mitrany D. A Working Peace System. – Chicago: Quadrangle Books, 1966.  

11. Morgenthau H.J. Politics among Nations: The Struggle for Power and Peace. – New York, 1985. 

12. Neumann I. Russia as Central Europe`s Constituitng Other / I.Neumann // East European Politics and Societies. – 1993. – Vol. 7. – № 2.

13. Pietras Z. J. Podstawy teorii stosunkow midzynarodowych. — Lublin, 1986.

14. Rapoport A. Fights, Games, Debates. – Ann Arbor, 1960. 

15. Schelling T. The Strategy of Conflict. – Cambridge: Mass., 1963. 

16. Wallace W. Foreign Policy and Political Process. – London, 1971.

17. Zartman I.W. Berman M.R. The practical Negotiator. – New Haven, 1982. 

18. Берталанфи Л. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем. – М.: Прогресс, 1969.

19. Воронов К. Четвёртое расширение ЕС: тормоз или стимул интеграции // Международная экономика и международные отношения. – 1996. – № 8.

20. Жаворонкова Г.В. Управління конфліктами [Электронный ресурс] // Westudents.com.ua. Бібліотека українських підручників [сайт]. 2014. – URL: http://goo.gl/VSMLYu (дата обращения: 25.12.2014).

21. Кизима С., Бакин А. Системные аспекты организации и функционирования Европейского союза // Европейский союз: история, политика, экономика, право: Международная научно-практическая конференция. Сб. научн. тр.: Белгосуниверситет, 1998. 

22. Кременюк В. Формирование системы международного общения // Дипломатический вестник. – М., 1987. 

23. Луков В. Современные дипломатические переговоры: проблемы развития // Дипломатический вестник. – М., 1987.  

24. Парсонс Т. О социальных системах / Под ред. В. Чесноковой и С. Балановского. – М.: Академ. Проект, 2002. 

25. Позняков А. Внешнеполитическая деятельность и межгосударственные отношения. – М., 1986. 

26. Полушкина И. Содержание и объективные основы экономической интеграции // Российское предпринимательство. – 2006. – № 9 (200).

27. Холл А., Фейджин Р. Определение понятия системы // Исследования по общей теории систем. – М.: Прогресс, 1969.

28. Цыганков П. Теория международных отношений. – М.: Гардарика, 2002. 

 

Сведения об авторе:

Бостан Сергей Иванович – кандидат политических наук, ассистент кафедры социальной работы и кадровой политики Буковинского государственного финансово-экономического университета, директор Института политических и геополитических исследований, глава Правления Института Бессарабии (Черновцы, Украина).  

Data about the author: 

Bostan Sergii Ivanovich – Candidate of Political Sciences, Assistant Professor of Social and HR Policy Department, Bukovyna State University of Finance and Economics; Director of the Institute of Political and Geopolitical Researches; Chairman of the Board Institute of Bessarabia (Chernivtsi, Ukraine).

E-mail: [email protected]

st-hum.ru

Особенности и пути развития современных международных отношений

В настоящее время современные международные отношения характеризуются динамичным развитием, многообразием различных взаимосвязей и непредсказуемостью. Холодная война и, соответственно, биполярное противостояние ушли в прошлое. Переходный момент от биполярной системы к становлению современной системы международных отношений начинается с 1980-х годов, как раз во время политики М.С. Горбачева, а именно во время «перестройки» и «нового мышления».

В настоящий момент, в эпоху постбиполярного мира, статус единственной сверхдержавы – США находится в «фазе вызова», что говорит о том, что сегодня число держав, готовых бросить вызов Соединенным Штатам возрастает большими темпами. Уже на данный момент как минимум две сверхдержавы являются очевидными лидерами на международной арене и готовы бросить вызов Америке - это Россия и Китай. А если рассматривать взгляды Е.М. Примакова в его книге «Мир без России? К чему ведет политическая близорукость», то по его прогностическим оценкам роль гегемона США будут разделять с Европейским Союзом, Индией, Китаем, Южной Корее и Японией. [1]

В данном контексте стоит отметить важные события в международных отношениях, которые демонстрируют становление России в качестве независимой от Запада страны. В 1999 году, во время бомбардировки Югославии войсками НАТО, Россия выступила в защиту Сербии, что подтвердило самостоятельность политики России от Запада. [2]

Также необходимо упомянуть выступление Владимира Путина перед послами в 2006 году. Стоит отметить, что совещание послов России проходит ежегодно, однако именно в 2006 году Путин вперые заявил, что Россия должна играть роль великой державы, руководствуясь своими национальными интересами. [3] Через год, 10 февраля 2007 года прозвучала знаменитая Мюнхенская речь Путина, которая, по сути, является первым откровенным разговором с Западом. Путин провел жесткий, но очень глубокий анализ политики Запада, которая привела к кризису системы мировой безопасности. Кроме того, президент высказался о неприемлемости однополярного мира,  и теперь, через 10 лет стало очевидно, что сегодня Соединенные Штаты не справляются с ролью мирового жандарма. [4]

Таким образом, современные международные отношения сейчас находятся в транзите, а Россия с времен двадцатого века показала свою независимую политику во главе с достойным лидером.

Также тенденцией современных международных отношений является глобализация, которая противоречит Вестфальской системе, построенной на идее относительно изолированных и самодостаточных государств и на принципе «баланса сил» между ними. Стоит отметить, что глобализация имеет неравномерный характер,  так как современный мир является довольно ассиметричным, поэтому глобализация считается противоречивым явлением современных международных отношений. Необходимо упомянуть, что именно распад Советского Союза является мощным всплеском глобализации как минимум в экономической сфере, так как тогда же активно начали действовать транснациональные корпорации, имеющие экономический интерес.

Кроме того следует подчеркнуть, что тенденцией современных международных отношений является активная интеграция стран. Глобализация отличается от интеграции между странами отсутствием межгосударственных договоров. Однако, именно глобализация влияет на стимулирование процесса интеграции, так как делает межгосударственные границы прозрачными. Развитие тесного сотрудничества в рамках региональных организаций, активно начавшееся в конце двадцатого века, является очевидным тому доказательством. Обычно на региональном уровне происходит активная интеграция стран именно в экономической сфере, что положительно влияет и на глобальный политический процесс. В то же время процесс глобализации отрицательно влияет на внутреннюю экономику стран,  потому что ограничивает возможность национальных государств контролировать свои внутренние экономические процессы.

Рассматривая процесс глобализации, хотелось бы упомянуть слова министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, которые он произнес в рамках форума «Территория смыслов»: «Сейчас эта самая модель глобализации, включая ее экономические и финансовые аспекты, которую этот клуб избранных под себя выстроил – так называемая либеральная глобализация, она сейчас, по-моему, терпит фиаско». [5] То есть очевидным является факт того, что Запад хочет сохранить свое доминирование на международной арене, однако, как отметил, Евгений Максимович Примаков в свое книге «Мир без России? К чему ведет политическая близорукость»: «США уже давно не единоличный лидер» [6] и это говорит о новой фазе в развитии международных отношений. Таким образом, объективнее всего рассматривать будущее международных отношений, как становление не многополярного, а именно полицентричного мира, так как тенденция региональных объединений приводит к формированию не полюсов, а центров силы.

Активную роль в развитии международных отношений играют межгосударственные организации, а также неправительственные международные организации и транснациональные корпорации (ТНК), кроме того, большое влияние на развитие международных отношений оказывает появление международных финансовых организаций и глобальных торговых сетей, что также является следствием сдвига принципов Вестфаля, где единственным актором международных отношений было именно государство. Стоит отметить, что ТНК могут проявлять заинтересованность именно к региональным объединениям, так как они ориентированы на оптимизацию издержек и на создание единых производственных сетей, поэтому оказывают давление на правительство для развития свободного регионального инвестиционного и торгового режима.

В условиях глобализации и постбиполярности межгосударственные  организации все больше нуждаются в реформировании с целью придания их работе большей эффективности. Например, деятельность ООН, очевидно, нуждается в реформировании, так как, по сути, ее действия не приносят существенного результата для стабилизации кризисных ситуаций. Владимир Путин в 2014 году предлагал два условия для реформирования организации: согласованность в принятии решения по реформированию ООН, а также сохранение всех фундаментальных основ деятельности. [7] В очередной раз о необходимости реформирования ООН заговорили участники дискуссионного клуба «Валдай» на заседании с В.В. Путиным. [8] Также стоит упомянуть, что Е.М. Примаков говорил о том, что ООН должна стремиться к усилению своего влияния при рассмотрении вопросов, угрожающих национальной безопасности. А именно не предоставлять право вета для большого числа стран, право должно принадлежать только постоянным членам Совета Безопасности ООН. Также Примаков говорил о необходимости развития других структур кризисного регулирования, а не только СБ ООН, и рассматривал преимущества от идеи разработки хартии антитеррористических действий. [9]

Именно поэтому одним из важных фактором развития современных международных отношений является эффективная система международной безопасности. Одной из самых серьезных проблем на международной арене является опасность распространения ядерного оружия и других видов ОМУ. Именно поэтому стоит отметить, что в переходный период современной системы международных отношений необходимо способствовать усилению контроля над вооружениями. Ведь такие важные соглашения, как Договор по ПРО и Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) перестали действовать, а заключение новых так и осталось под вопросом.

Кроме того, в рамках развития современных международных отношений актуальным является не только проблема терроризма, но и проблема миграции. Миграционный процесс пагубно влияет на развитие государств, ведь от этой международной проблемы страдает не только страна-исхода, но и страна-реципиент, так как мигранты ничего положительного для развития страны не делают, в основном, распространяя еще более широкий спектр проблем, таких как наркоторговля, терроризм и преступность. Для решения ситуации данного характера используется система коллективной безопасности, которая также как и ООН нуждается в реформировании, потому что, наблюдая за их деятельностью, можно сделать вывод о том, что региональные организации коллективной безопасности не имеют согласованности не только между собой, но и с Советом Безопасности ООН.

Также стоит отметить значительное влияние мягкой силы (soft power) на  развитие современных международных отношений. Концепция мягкой силы Джозефа Ная подразумевает под собой способность добиваться желаемых целей на международной арене, не используя насильственные методы (жесткую силу), а применяя политическую идеологию, культуру общества и государства, а также внешнюю политику (дипломатию). В России понятие “мягкая сила” появилось в 2010 году в предвыборной статье Владимира Путина “Россия и меняющийся мир”, где президент ясно сформулировал определение данной концепции: “Мягкая сила” - это комплекс инструментов и методов достижения внешнеполитических целей без применения оружия, а за счет информационных и других рычагов воздействия”. [10]

На данный момент самыми очевидными примерами развития “мягкой силы” является проведение в России в 2014 году зимней олимпиады в Сочи, а также проведение чемпионата мира в 2018 году во многих городах России.

Стоит отметить, что в Концепциях внешней политики Российской Федерации 2013 и 2016 годов упоминается “мягкая сила”, использование инструментов которой признается неотъемлемой составляющей внешней политики. [11] Однако разница между концепциями заключается в роли публичной дипломатии. В Концепции внешней политики России 2013 года уделяется большое внимания именно публичной дипломатии, так как она создает благоприятный образ страны за рубежом. Ярким примером публичной дипломатии в России является создание в 2008 году Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова, главной миссией которого является «поощрение развития сферы публичной дипломатии, а также содействие формированию благоприятного для России общественного, политического и делового климата за рубежом». [12] Но,  несмотря на положительное влияние публичной дипломатии на Россию, в Концепции внешней политики России 2016 года исчезает проблематика публичной дипломатии, что выглядит довольно нецелесообразным, поскольку публичная дипломатия - это институциональная и инструментальная основа реализации «мягкой силы». Однако, стоит отметить, что в системе публичной дипломатии России активно и успешно развиваются направления связанные с международной информационной политикой, что уже является хорошим плацдармом для повышения эффективности внешнеполитической работы.

Таким образом, если Россия будет развивать свою концепцию мягкой силы, основываясь на принципы Концепции внешней политики РФ 2016, а именно на верховенство права в международных отношениях, на справедливый и устойчивый миропорядок, то Россия на международной арене будет воспринята положительна.

Очевидно, что современные международные отношения, находясь в транзите и развиваясь в довольно нестабильном мире, будут сохранять непредсказуемый характер, однако перспективы развития международных отношений с учетом усиления региональной интеграции и влияния центров силы дают достаточно позитивные векторы развития глобальной политики.

Ссылки на источники:

  1. Примаков Е.М. Мир без России? К чему ведет политическая близорукость.- М.: ИИК «Российская газета»  С-239.
  2. Операция НАТО против Союзной Республики Югославии 1999 года. – URL: https://ria.ru/spravka/20140324/1000550703.html
  3. Выступление на совещании с послами и постоянными представителями Российской Федерации. – URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/23669
  4. Выступление и дискуссия на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. – URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24034
  5. Современная модель глобализации терпит фиаско, заявил Лавров. – URL: https://ria.ru/world/20170811/1500200468.html
  6. Примаков Е.М. Мир без России? К чему ведет политическая близорукость. – М.: ИИК “Российская газета” 2009. С-239.
  7. Путин: ООН нуждается в реформе. – URL: https://www.vesti.ru/doc.html?id=1929681
  8. Заглянуть за горизонт. Владимир Путин встретился с участниками заседания клуба “Валдай” // Международный дискуссионный клуб “Валдай”. – URL: http://ru.valdaiclub.com/events/posts/articles/zaglyanut-za-gorizont-putin-valday/
  9. Примаков Е. М. Мир без России? К чему ведет политическая близорукость. – М.: ИИК “Российская газета” 2009. С-239.
  10. Владимир Путин. Россия и меняющийся мир // “Московские новости”. – URL: http://www.mn.ru/politics/78738
  11. Концепция внешней политики Российской Федерации (2013). – URL: http://static.kremlin.ru/media/events/files/41d447a0ce9f5a96bdc3.pdf
  12. Концепция внешней политики Российской Федерации (2016). – URL: https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=3&ved=0ahUKEwi00bSw1LTXAhUKG5oKHR30BmcQFggyMAI&url=http%3A%2F%2Fpublication.pravo.gov.ru%2FDocument%2FGetFile%2F0001201612010045%3Ftype%3Dpdf&usg=AOvVaw3nGv2hrp-IeppZAELw_ZKx
  13. Фонд Горчакова // Миссия и задачи. – URL: http://gorchakovfund.ru/about/mission/

Гулянц Виктория

csef.ru

РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Транскрипт

1 Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Учебная программа курса Владивосток Издательство ВГУЭС 2006

2 ББК 66.4 (55)6 Учебная программа по дисциплине «Региональные аспекты современных международных отношений» составлена в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования Российской Федерации. Предназначена для студентов специальностей «Международные отношения» и «Регионоведение». Составитель: Гарусова Л.Н., доктор исторических наук, профессор Утверждена на заседании кафедры международных отношений и зарубежного регионоведения Рекомендуется к изданию УМК Института международных отношений и социальных технологий ВГУЭС Издательство Владивостокского государственного университета экономики и сервиса,

3 ВВЕДЕНИЕ Актуальность курса «Региональные аспекты современных международных отношений» обусловлена тем, что в настоящее время повышается роль регионов в политической и экономической жизни мирового сообщества. Особое значение в системе современных международных связей занимает Азиатско-Тихоокеанский регион, в который входят основные акторы мировой политики США, Китай, Япония и, разумеется, Россия. Учебная дисциплина «Региональные аспекты современных международных отношений» рассчитана на студентов специальностей «Международные отношения» и «Регионоведение» и является одной из базовых в подготовке специалистов-международников и регионоведов. Дидактическое своеобразие курса «Региональные аспекты современных международных отношений» определяется его логической, теоретической и методической связью с учебными дисциплинами «Мировая политика», «Теория международных отношений», «Региональная и национальная безопасность», а также рядом страноведческих (стран АТР) курсов. Предметом курса является региональная политика государств Азиатско-Тихоокеанского региона, а также деятельность региональных межгосударственных структур в постбиполярную эпоху (1990-е 2000-е гг.). Материал выстроен по проблемно-тематическому признаку. Учебная программа по дисциплине «Региональные аспекты современных международных отношений» составлена в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования Российской Федерации. 3

4 1. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ 1.1. Цели и задачи курса Целью курса «Региональные аспекты современных международных отношений» является исследование региональных политических и экономических процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также международной/региональной политики его основных акторов (государств, региональных институтов и т.д.). У студентов должна быть сформированы максимально полные и адекватные представления о региональных подсистемах современной системы международных отношений вообще и азиатскотихоокеанской в частности. Особое внимание уделяется исследованию места и роли России в региональной системе АТР. Задача курса состоит в теоретическом осмыслении процесса трансформации мирового порядка на региональном уровне, определение роли ведущих стран и межгосударственных объединений в формировании и поддержании системы стабильности и безопасности в АТР Знания, умения и навыки, которые должен приобрести студент в результате изучения дисциплины В результате изучения курса «Региональные аспекты современных международных отношений» студенты должны приобрести знания о региональной (АТР) подсистеме современной системе международных отношений и роли в ней США, Китая, России, Японии, стран АСЕАН и т.д. Студенты также должны получить представление об особенностях процессов интернационализации и институционализации в АТР, «закрытом» и «открытом» регионализме, многосторонних и двусторонних отношениях в регионе, факторах детерминирующих взаимодействие стран региона. Одной из главных задач курса является развитие навыков самостоятельной работы с источниками (документами) и научной литературой. Поэтому студент должен четко ориентироваться в существующем массиве международно-правовых актов, межгосударственных соглашений стран АТР, а также иметь представление о практических мероприятиях, реализующихся в рамках региональной политики государств региона. В конечном итоге, все это должно содействовать формированию умений и навыков самостоятельной научно-исследовательской работы. 4

5 1.3. Объем и сроки изучения курса Курс лекций и семинаров рассчитан на 32 часа по 16 часов лекционных и семинарских занятий (VIII семестр). Итоговой формой отчетности по курсу является экзамен, промежуточной аттестация и курсовая работа. На экзамене студент должен продемонстрировать знания и навыки, сформулированные в разделе «задачи» курса, ориентироваться в научной литературе и первоисточниках по лекционной и семинарской проблематике, владеть необходимым объемом практического и теоретического материала по данному курсу. К программе прилагаются списки основной и дополнительной литературы, примерные темы курсовых работ и контрольные вопросы Основные виды занятий и особенности их проведения при изучении данного курса Основные виды занятий в изучении дисциплины лекции, семинары, контрольные работы, а также самостоятельная работа студентов с материалами библиотечных фондов и сети Интернет. Аудиторная и самостоятельная работа студентов при изучении курса тесно взаимосвязаны, поскольку вопросы самостоятельно подготовленные студентами, на лекциях не рассматриваются Виды контроля знаний студентов по дисциплине В ходе изучения курса «Региональные аспекты современных международных отношений» действует 100-бальная рейтинговая система контроля и оценки знаний. Восьмая и шестнадцатая недели семестра являются временем промежуточных аттестаций, в ходе каждой из которых студент может получить 40 и 40 баллов соответственно, которые складываются из посещаемости лекционных и семинарских занятий, активности на них и результатов контрольных работ. В ходе итогового экзамена студент может получит еще 20 баллов (максимально). Для получения положительной оценки студент должен посетить не менее 70% лекционных и семинарских занятий и получить положительные отметки после выступлений на семинарских занятиях баллов означают оценку отлично, баллов хорошо ; баллов удовлетворительно ; менее 60 баллов неудовлетворительно. Оценки за курс фиксируются преподавателем в ведомости и зачетной книжке студента. В случае неполучения 40 баллов за две предварительные аттестации курс студенту не засчитывается, и он обязан прослушать его вновь. 5

6 2. СОДЕРЖАНИЕ КУРСА 2.1. Перечень тем лекционных занятий Тема 1. Регион в системе международных отношений Региональная подсистема международных отношений. Внешняя региональная политика. Понятие региона в современной науке. Территориально-географические, социально-экономические, военно-политические, культурно-цивилизационные, демографические, исторические и другие критерии региона. Значение критерия «виртуальности» в теоретическом осмыслении феномена «регион». Географический детерминизм. Понятие «регион» по Л.Кантори (Louis Cantori) и С.Спигелу (Steven Spiegel) «The International Politics of Regions: A Comparative Approach». Регион как район мира, который включает в себя географически близкие государства, образующие в международных делах взаимосвязанные объединения. Комплексный подход к определению понятия «регион» и его роли во внешней политике государства. Регион как субнациональная общность и его роль в международных связях государства. Российский Дальний Восток, американский Запад (Юг, Восток), канадский Атлантический районы как субнациональные общности. Регион как транснациональное единство. Северо-Восточная Азия, Северо-Тихоокеанский регион, Азиатско-Тихоокеанский регионы как транснациональные общности. Макро и мега регионы. Классификация региона Г.Розмана: макро регион, микро регион, региональное ядро, силовой регион, регион плавильный котел. Тема 2. Азиатско-Тихоокеанский регион: понятие, структура, границы Территориально-географическая, экономическая, политическая и цивилизационно-культурная неопределенность феномена АТР. Соотношение понятий Азиатско-Тихоокеанский регион, Тихоокеанский регион, Тихоокеанский бассейн, Тихоокеанское кольцо. Океано-географический критерий в определении понятия и явления АТР. АТР как подсистема системы современных международных отношений. Структура АТР. Субрегионы АТР. Значение Северо-Тихоокеанского субрегиона для России. Р.Скалапино о границах и структуре Азиатско-Тихоокеанского региона: Северо-Восточная Азия, Юго-Восточная Азия, Южная Азия, Континентальный центр, Тихоокеанский регион. Классификация структурных элементов АТР по Х.Соесастро. АТЭС, ТЭС, СТЭС как системаобразующие элементы классификации. Понятие «Тихоокеанское кольцо» (Pacific Rim) в современной науке. Береговая тихоокеанская береговая черта государства как главный критерий феномена «Тихоокеанское кольцо». Структура Ти- 6

7 хоокеанского кольца. Северо-Тихоокеанский регион. Юго-Восточная Азия. Юго-Западная часть Тихого океана. Северная и Южная Америки. Тема 3. Концепции Тихоокеанского века и Тихоокеанского сообщества в политической теории и практике Экономический рост и усиление политического влияния стран Азиатско-Тихоокеанского региона в гг. как условие оживления концепции «Тихоокеанского века». Азиатско-Тихоокеанский регион и будущее мирового порядка. Тихоокеанская эра» и перспектива перемещение мирового экономического и политического центров на Тихий океан. Концепция «Тихоокеанского века» как отражение процесса интернационализации торгово-экономической жизни Азиатско-Тихоокеанского региона. Западные политики и ученые (Н.Макра, К.Коукер, Р.Рейган, Дж.Буш-старший и др.) о возможностях и перспективах «тихоокеанского века». Место и роль США в АТР в «Тихоокеанскую эру». Возможности и перспективы создания «Тихоокеанского сообщества». «Тихоокеанское сообщество» как политическая институционализация интеграционных процессов в АТР. Б.Клинтон о значении «Тихоокеанского сообщества» для Америки и ее союзников. Тема 4. Современные интеграционные и институциональные процессы в АТР Интернационализация производства как объективный процесс глобального экономического взаимодействия. Торговые и инвестиционные связи в АТР. Отличие интеграционных процессов в Европе и АТР. Интеграция как процесс создания связей и взаимоотношений, объединяющих различные культуры, нации и экономики. Одновременность и параллельность процессов интернационализации, интеграции, глобализации и регионализации (локализации) в АТР. Тихоокеанское сообщество (Pacific Community) как возможный результат интеграционных процессов в АТР. Махатхир Мохамад, Фидель Рамос о возможностях и перспективах интеграционных процессов в АТР и месте в них азиатских государств. Институционализация АТР. Отставание институционализации в АТР от региональных интеграционных процессов. Место и роль региональных организаций в политической и экономической жизни АТР (межправительственного форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества АТЭС, Тихоокеанского экономического сотрудничества ТЭС, Ассоциации стран Юго-Восточной Азии АСЕАН, Шанхайской организации сотрудничества ШОС и т.д.). Тема 5. Проблемы региональной безопасности в АТР Взаимозависимость региональных, глобальных и локальных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе как детерминанта региональных 7

8 угроз и вызовов. Факторы влияния на процессы безопасности в АТР. Противопоставление национальных, этнических и локальных различий региональной и цивилизационной схожести. Наличие в АТР устойчивых парных межгосударственных конфликтов (КНР-Тайвань, КНДР РК). Недостаточная эффективность наднациональных механизмов урегулирования отношений. Этнические и религиозные конфликты, экологические проблемы, проблемы транснациональной преступности, международный терроризм как новые угрозы и вызовы региональной безопасности. Составляющие региональной стабильности и безопасности в АТР: комплексы двусторонних и многосторонних отношений. Договоры США с Японией, Республикой Корея, Сингапуром и другими странами, как основа сложившейся системы региональной стабильности и безопасности в АТР. Комплексы многосторонних отношений. Роль АСЕАН и Азиатского регионального форума (АРФ) в обеспечении региональной безопасности в АТР. Деятельность Шанхайской организации сотрудничества в регионе. Шестисторонние переговоры по Северной Корее как новая структура безопасности в АТР. Тема 6. Тихоокеанская политика США на рубеже веков Атлантические и тихоокеанские приоритеты в современной внешней политике США. Экономические интересы США в АТР. Торговоэкономические и инвестиционные связи США и стран АТР. Трансформация внешней политики США в АТР в е гг. Президенты Р.Рейган и Дж. Буш о роли АТР в политике США. Политика администрации Б.Клинтона в АТР. Идея Тихоокеанского сообщества в интерпретации администрации Б.Клинтона. Место и роль США в АТЭС. Военно-политические интересы США в АТР. Биполярное противостояние СССР и США в АТР в период «холодной войны». Изменение статуса России и США в АТР в современную эпоху. Снижение американского военного присутствия в Тихоокеанском регионе в 1990-е гг. Двусторонние договоры США со странами АТР как основа традиционной и современной региональной системы безопасности. Распространение американской национальной программы ПРО в Восточной Азии. Северокорейская ядерная проблема в ХХI веке и роль США в шестисторонних переговорах по Северной Корее. Угрозы и вызовы международному лидерству Америке со стороны региональных лидеров. Американо-китайское стратегическое партнерство в ХХI веке. Региональный стратегический «треугольник» США-Китай-Россия. Тема 7. Политика России в АТР в постбиполярную эпоху Национальные и региональные интересы России в АТР. «Атлантические» и «тихоокеанские» внешнеполитические приоритеты России. Второ- 8

9 степенность тихоокеанских интересов России и периферийность ее позиций в АТР. Российский Дальний Восток как субъект региональной политики России в АТР. Правительственные программы развития Дальнего Востока и Забайкалья (1987 и гг.) как стимул для включения российского Дальнего Востока в интеграционные процессы в АТР. Военно-политическое присутствие России в АТР. Демилитаризация России в 1990-е гг. и проблема ее региональной безопасности. Развитие политико-дипломатических связей России со странами АТР в постбиполярную эпоху. «Дипломатия визитов». Российско-китайские отношения. Пекинская декларация. Стратегическое партнерство России и КНР. Российско-японские отношения. Влияние Токийской декларации на последующее развитие российско-японских связей. Отношения России с Республикой Корея и КНДР в 1990-е начале 2000-х гг. Участие России в многосторонних структурах по обеспечению безопасности в АТР. Место и роль современной России в АТЭС, ШОС, АРФ, шестисторонних переговорах по Северной Корее. Тема 8. Политика Японии в АТР Политика Японии в АТР в е гг. Правительство Японии о Новом мировом порядке. «Голубые книги» МИД Японии о современной внешней политике страны. США главный региональный партнер Японии. Перспективы японо-американских отношений в ХХI веке. Взаимоотношения Японии с Китаем. Достижения и трудности японо-китайских отношений. Южная и Северная Корея в системе национальных интересов Японии. Рост национализма в странах Азии как фактор негативного влияния на взаимоотношения Японии с соседями по СВА. Политика Японии в отношении России. Проблема «северных территорий». Токийская декларация. План Ельцина-Хасимото. «План совместных действий» Путина-Коидзуми. Торгово-экономические связи Японии с российским Дальним Востоком. Угрозы безопасности («зоны опасности») Японии в СВА в восприятии Управления национальной обороны (УНО). Проблема безопасности на Корейском полуострове. Подъем экономической и военной мощи Китая. Территориальные споры, затрагивающие интересы Японии. Ядерное оружие на российском Дальнем Востоке. Новые угрозы и вызовы безопасности Японии: бесконтрольное распространение оружия массового уничтожения, международный терроризм, рост международной организованной преступности. Сотрудничество Японии с региональными организациями АТР АТЭС, АРФ, шестисторонние переговоры по Северной Корее. 9

10 2.2. Перечень тем семинарских занятий Тема 1. Регион в системе международных отношений Региональная подсистема международных отношений. Понятие региона в современной науке. Территориально-географические, социально-экономические, военно-политические, культурно-цивилизационные, демографические, исторические и другие критерии региона. Значение критерия «виртуальности» в теоретическом осмыслении феномена «регион». Комплексный подход к определению понятия «регион» и его роли во внешней политике государства. Регион как субнациональная общность и его роль в международных связях государства. Российский Дальний Восток как субнациональная общность. Взаимоотношение РДВ с федеральным центром (Москвой). Регион как транснациональная общность. Пограничное сотрудничество РДВ и стран СВА. Азиатско-Тихоокеанский регион как транснациональная общность. Макро регион, микро регион, региональное ядро, силовой регион, регион плавильный котел. Тема 2. Регионализм: сущность и типы Регионализм как взаимодействие с внешней средой по горизонтали и вертикали. Классификация регионализма. Регионализм как взаимоотношения внутри государства. Регионализм как взаимодействие сопредельных стран и территорий. Открытый и закрытый регионализм. Регионализм в АТР, Северо-Восточной Азии, Северо-Тихоокеанском регионе. Протекционистский характер «старого» регионализма в АТР. Закрытый регионализм как противодействие глобализации и «политика опоры на собственные силы» в масштабах всего региона. Тенденции к «новому» открытому регионализму в 1980-е гг. как отражение интеграционных процессов в АТР. Роль АТЭС (1989 г.) в становлении открытого регионализма в АТР. Новый регионализм строится на Принципы нового регионализма. Открытый регионализм как политическая технология, направляющая страны и регионы на путь международного сотрудничества с целью повысить их производительность конкурентоспособность. Тема 3. АТР миф или реальность Многочисленность и относительная условность критериев феномена АТР как причина трудностей его теоретического осмысления. Географические, экономические, политические, культурные, идеологические, цивилизационные критерии. Структура АТР. Азиатские и тихоокеанские страны в АТР. Аморфность структуры АТР и географическая неопределенность его границ. 10

11 А.О.Арин о невозможности теоретического и практического определения границ и структуры Азиатско-Тихоокеанского региона. «Миф об АТР». К.Коукер о теоретических и практических причинах формирования мифа об АТР. Место США в Азиатско-Тихоокеанском регионе в ХХI веке. «Тихоокеанский век» для Азии или Америки? Тема 4. Современные интеграционные и институциональные процессы в АТР Современное региональное экономическое сотрудничество стран АТР. Отличие интеграционных процессов в Европе и АТР. Интеграция как процесс создания связей и взаимоотношений, объединяющих различные культуры, нации и экономики. «Тихоокеанское сообщество» (Pacific Community) как возможный результат интеграционных процессов в АТР. Институционализация АТР. Отставание институционализации в АТР от региональных интеграционных процессов. Место и роль региональных организаций в политической и экономической жизни АТР (межправительственного форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества АТЭС, Тихоокеанского экономического сотрудничества ТЭС, Ассоциации стран Юго-Восточной Азии АСЕАН, Шанхайской организации сотрудничества ШОС и т.д.). Тема 5. Проблемы региональной безопасности в АТР Взаимозависимость региональных, глобальных и локальных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе как детерминанта региональных угроз и вызовов. Противопоставление национальных, этнических и локальных различий региональной и цивилизационной схожести. Недостаточная эффективность наднациональных механизмов урегулирования отношений. Этнические и религиозные конфликты, экологические проблемы, проблемы транснациональной преступности, международный терроризм как новые угрозы и вызовы региональной безопасности. Комплексы двусторонних и многосторонних отношений в обеспечении безопасности в АТР. Договоры США с Японией, Республикой Корея, Сингапуром и т.д. Многосторонние отношения в системе региональной безопасности. АСЕАН, Азиатский региональный форум (АРФ), Шанхайская организация сотрудничества. Шестисторонние переговоры по Северной Кеекак новая стутту безопас ости в АТР Тема 6 Тихоокеанская политика США Атлантические и тихоокеанские приоритеты в современной внешней политике США. Экономические интересы США в АТР. Торгово-экономические и инвестиционные связи США и стран АТР. Трансформация внешней политики США в АТР в е гг. Идея «Тихоокеанского сообщества» в интерпретации администрации Б.Клинтона. Место и роль США в АТЭС. 11

12 Военно-политические интересы США в АТР. Изменение статуса России и США в АТР в современную эпоху. Снижение американского военного присутствия в Тихоокеанском регионе в 1990-е гг. Двусторонние договоры США со странами АТР как основа традиционной и современной региональной системы безопасности. Распространение американской национальной программы ПРО в Восточной Азии. Угрозы и вызовы международному лидерству Америке со стороны региональных лидеров. Американо-китайское е стратегическое партнерство в ХХI веке. Тема 7. Экономические аспекты региональной политики России в Азиатско-Тихоокеанском регионе Экономический статус России в АТР. Место, роль и перспективы российского Дальнего Востока (РДВ) в АТР. Ресурсные возможности РДВ. Сырьевая «ниша» России в АТР. Федеральная целевая программа экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья на гг. о создании благоприятных условий для интеграции экономики РДВ в АТР. Кризисное состояние экономики РДВ в 1990-е гг. как стимул для активизации его внешнеэкономических связей в АТР. Внешняя торговля и инвестиционное сотрудничество Дальнего Востока со странами АТР. Страны Северо-Тихоокеанского региона (Китай, Япония, Республика Корея, США) как главные торгово-экономические партнеры российского Дальнего Востока в АТР. Возможные «сценарии» развития Дальнего Востока России. Ориентация РДВ на внешние рынки как одна из перспективных альтернатив развития региона. Тема 8. Китай в системе региональных отношений АТР Изменение места и роли Китая в системе международных отношений в постбиполярную эпоху. Китай региональный лидер АТР. Изменение концепции внешней политики Китая в 1990-е 2000-е гг. Концепция многополярности как фактор формирования современной внешней политики КНР. Милитаризация Китая как угроза региональной безопасности. Проблема «Большого Китая». Участие Китая в многосторонних структурах безопасности в АТР (АРФ, ШОС, шестисторонние переговоры по Северной Корее). Политика Китая в отношении США. Американо-китайское стратегическое партнерство. Перспективы формирования стратегического треугольника «США-Китай-Япония» в АТР. Китайско-японские отношения. Взаимоотношения Китая с Республикой Корея. Китай и Северная Корея. Политика КНР в отношении России. Российско-китайское стратегическое партнерство. Американский фактор в китайско-российских отношениях. Российский Дальний Восток как торгово-экономический партнер Китая. Приграничное российско-китайское сотрудничество. 12

13 3. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ КУРСА 3.1. Примерная тематика курсовых работ 1. Азиатско-Тихоокеанский регион: проблемы изучения. 2. Интеграционные процессы в АТР: основные тенденции и направления. 3. Идея «Тихоокеанского века» в политической теории и практике. 4. Стабильность и безопасность в АТР: теоретический и практический аспекты. 5. Роль двусторонних отношений в обеспечении региональной безопасности в АТР. 6. Многосторонние отношения в системе региональной безопасности АТР. 7. Роль АТЭС в системе региональных отношений в АТР. 8. Роль АСЕАН в системе международных связей. 9. Шанхайская организация сотрудничества как фактор стабилизации отношений в Северо-Восточной Азии. 10. Шестисторонние переговоры по Северной Корее: проблемы и перспективы урегулирования ядерной проблемы. 11. Основные угрозы и вызовы региональной безопасности в АТР в ХХI веке. 12. Участие России в многосторонних сотношениях по обеспечению безопасности в АТР. 13. Роль США в системе двусторонних и многосторонних отношений в АТР. 14. Китай как региональный лидер АТР. 15. Проблема «Большого Китая» как вызов региональной безопасности. 16. Региональная политика России в АТР. 17. Сотрудничество российского Дальнего Востока со странами АТР в постбиполярную эпоху. 18. Российско-китайские отношения на рубеже веков: проблемы и перспективы. 19. Российско-китайское стратегическое партнерство и американский фактор. 20. Американо-китайское стратегическое партнерство6 проблемы и перспективы. 21. Американо-тайваньские отношения на рубеже веков. 22. Роль американо-японских двусторонних отношений в системе региональной безопасности в АТР. 23. Американо-южнокорейские отношения в 1990-е начале 2000-х гг. 24. Политика США в отношении КНДР на рубеже веков. 25. Политика России на Корейском полуострове. 13

14 26. Японо-российские отношения в постбиполярную эпоху. 27. Политика Японии в Северо-Восточной Азии и проблема «северных территорий». 28. Австралия и Новая Зеландия в системе региональной безопасности в АТР. 29. Территориальные споры стран АТР как угроза региональной безопасности. 30. Международный терроризм новый вызов региональной безопасности в АТР Методические рекомендации по выбору темы и написанию курсовой работы При выборе темы курсовой работы студент должен исходить из своих познавательных и научных интересов. Оптимальным критерием выбора темы курсовой работы является ее максимальная приближенность к предполагаемой теме дипломной работы. Курсовая работа пишется в объеме п.л. (25-30 страниц машинописного текста) на основе анализа научной литературы монографического и статейного характера в количестве не менее наименований. Учитывая специфику специальностей «международные отношения» и «регионоведение» студентам следует использовать и включать в список литературы не менее двух работ на иностранных языках. Наибольшее количество научных статей по проблематике АТР и региональной внешней политике его государств публикуется в таких журналах, как: «Проблемы Дальнего Востока», «Мировая экономика и международные отношения», «Россия и АТР», «Вестник ДВО РАН», «Азия и Африка сегодня», «Международная жизнь». Отдельные публикации имеются в журналах «Дипломатический вестник», «Полис», «Власть», «Международные процессы» (электронный ресурс). Приветствуется использование электронных ресурсов (в том числе полнотекстовых баз статей, монографий и документов), имеющихся в библиотеке ВГУЭС. Курсовая работа состоит из введения, основной части, заключения и списка использованной литературы. Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цели и задачи исследования, дается библиографическое описание имеющихся исследований по теме. В заключении делаются выводы по всей теме. Фактический материал должен подкреплять теоретические положения и выводы. Научно-справочный аппарат работы (сноски, список использованной литературы) должен соответствовать стандартным требованиям, предъявляемым к научным работам, а также требованиям СТП ВГУЭС. 14

15 3.3 Обзор рекомендованной литературы по курсу В связи с отсутствием общего учебника по всему данному курсу рекомендуется комплексное изучение ряда имеющихся учебных пособий с тем, чтобы составить целостное представление о региональных подсистемах современной системы международных отношений (4.1.). Политика Китая, Японии, США в АТР, а также деятельность региональных структур АТЭС, АСЕАН, ШОС рассматривается в учебном пособии Азиатско-Тихоокеанский регион и Центральная Азия: контуры безопасности (МГИМО, 2001). Общие принципы анализа системы международных отношений и ее региональных подсистем излагаются в учебнике Современные международные отношения / под ред. Торкунова А.В. (М., 2002, 2005). Здесь же рассматриваются двусторонняя и многосторонняя системы безопасности в АТР, а также региональная политика ряда азиатских государств. Географическое, экономическое и политическое описание АТР и входящих в него стран дается в учебнике Экономическая, социальная и политическая география мира. Регионы и страны / под ред. Лаврова, С.Б.и Каледина Н.В. (М., 2003). Конкретные направления региональной политики стран АТР, деятельность региональных организаций, проблемы безопасности и интеграционных процессов в АТР и другие вопросы достаточно подробно исследуются в специальных работах монографического и статейного характера, часть из которых приводится в списке дополнительной литературы (4.2). 15

16 4. СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 4.1. Основная литература 1. Азиатско-Тихоокеанский регион и Центральная Азия: контуры безопасности. Учебное пособие. М.: МГИМО, с. 2. Современные международные отношения: Учебник / Под ред. А.В.Торкунова. М.: РОССПЭН, с. 3. Экономическая, социальная и политическая география мира. Регионы и страны: Учебник / Под ред. Лаврова, С.Б., Каледина Н.В. М.: Гардарики, с Дополнительная литература 1. Арин О.А. Россия: ни шагу вперед. М.: ЭКСМО, с. 2. Бжезинский Зб. Великая шахматная доска / Пер. с англ.-. М.: Междунар. отношения, с. 3. Бжезинский Зб. Выбор. Глобальное господство или глобальное лидерство / Пер. с англ.-. М.: Междунар. отношения, с. 4. Бжезинский Зб. Последний суверен на распутье // Россия в глобальной политике [Эл. ресурс] , Январь-Февраль. Режим доступа: 5. Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. М.: Конверт, 1997, 352 с. 6. Внешнеэкономическая деятельность предприятий Дальневосточного региона в 2004 г. (данные таможенной статистики) // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 2005, 1, с Воскресенский А. Китай в контексте глобального лидерства // Международные процессы. [Эл. ресурс] Том 2, 3.Режим доступа: 8. Галенович Ю.М. Китай и сентябрьская трагедия Америки. М.: Научно-образовательный ФОРУМ по международным отношениям с. 9. Гарусова Л.Н. Россия и США: тихоокеанское взаимодействие на рубеже веков ( гг). Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2005, 320 с. 10. Гарусова Л.Н. Тихоокеанская политика США в е гг. ХХ века. Американские экономические и военно-политические интересы в АТР // Россия и АТР. 2001, 4, с Давыдов А. Семинар по тайваньской проблеме // Проблемы Дальнего Востока С Зиглер Ч. Стратегия США в Центральной Азии и Шанхайская организация сотрудничества // Мировая экономика и международные отношения С

17 13. Иванов И.С. Безопасность в Азиатско-Тихоокеанском регионе приоритет политики России. Выступление Министра иностранных дел России И.С.Иванова на 10-й сессии Регионального форума АСЕАН (АРФ), Пномпень, 18 июня 2003 года [Эл. ресурс]. Режим доступа: Кальвокоресси П. Мировая политика после 1945 г. Кн. 1 М.: Международные отношения с. 15. Кашин В. Новые нюансы в военно-политической ситуации в Тайваньском проливе // Проблемы Дальнего Востока С Копылов Ю.М. Свободные экономические зоны: мировой опыт и перспективы развития России. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, с. 17. Коукер К. Сумерки Запада. М.: МШПИ, с. 18. Михеев В.В. Внешняя политика Китая и современные вызовы для российско-китайских отношений // Проблемы Дальнего Востока С Павлятенко В.Н., Шлындов А.В. Российско-японские отношения: некоторые итоги и перспективы на старте ХХI столетия // Проблемы Дальнего Востока С Политика США в меняющемся мире / Отв. Ред. П.Т.Подлесный. М.: Наука, с. 21. Сумский В. Юго-Восточная Азия в холодной войне и глобализирующемся мире (Об этапах и превратностях становления региональной цивилизационной общности) // Мировая экономика и международные отношения С США на рубеже веков. М.: Наука, с. 23. Троякова Т.Г. Экономическое развитие стран АТР. Справочноаналитическое издание. Владивосток: Изд-во Дальневост. Ун-та, с. 24. Уткин А.И. Американская стратегия для ХХI века. М.: Логос, с. 25. Фукуяма Ф. Новый взгляд на Азию. Февраль [Эл. ресурс]. Режим доступа: Хантигтон С. Столкновение цивилизаций // Полис С Чжан Байцзя. Исторический обзор эволюции внешнеполитических отношений Китая в период осуществления реформ и политики расширения внешних связей ( гг.) // Проблемы Дальнего Востока С Houseman G.L. America and the Pacific Rim: Coming to Terms with New Realities. 1995, Rowman & Littlefield Publisher, Inc., 228 р. 17

18 29. Lasater M. The New Pacific Community. U.S. Strategic Options in Asia. Westview Press. 1996, 177 p. 30. North Korea and its nukes // The Economist February 12-18th. Pp Ramos Fidel. Frameworks for Asian Cooperation // Far Eastern Economic Review May. 32. Scobell Andrew. The U.S. Army and the Asia Pacific. Strategic Institute, the U.S. Army War College [Эл. ресурс]. Режим доступа: 18

19 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ Цели и задачи курса Знания, умения и навыки, которые должен приобрести студент в результате изучения дисциплины Объем и сроки изучения курса Основные виды занятий и особенности их проведения при изучении данного курса Виды контроля знаний студентов по дисциплине СОДЕРЖАНИЕ КУРСА Перечень тем лекционных занятий Перечень тем семинарских занятий МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ КУРСА Примерная тематика курсовых работ Методические рекомендации по выбору темы и написанию курсовой работы Обзор рекомендованной литературы по курсу СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Основная литература Дополнительная литература

20 Учебно-методическое издание РЕГИОГАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Учебная программа курса По специальностям «Международные отношения» «Регионоведение» В авторской редакции Компьютерная верстка Н.А. Игнатьевой Лицензия на издательскую деятельность ИД от Подписано в печать Формат 60 84/16. Бумага писчая. Печать офсетная. Усл. печ. л.. Уч.-изд. л. Тираж экз. Заказ Издательство Владивостокского государственного университета экономики и сервиса , Владивосток, ул. Гоголя, 41 Отпечатано в типографии ВГУЭС , Владивосток, ул. Державина, 57 20

docplayer.ru

Исторические системы международных отношений. Особенности современной системы международных отношений.

В науке о международных отношениях существует согласие относительно того, что современный международный порядок и современная система межгосударственных отношений ведут свое начало с 1648 года, когда Вестфальский мирный договор положил конец Тридцатилетней войне в Западной Европе и санкционировал распадение Священной Римской империи на 355 самостоятельных государств. Именно с этого времени в качестве главной формы политической организации общества повсеместно утверждается национальное государство (в западной терминологии - “государство-нация”), а доминирующим принципом международных отношений становится принцип национального (то есть государственного) суверенитета. До этого времени, как подчеркивал известный юрист-международник прошлого века Ф. Мартенс, международные отношения характеризовались разобщенностью их участников, бессистемностью международных взаимодействий, главным проявлением которых выступали кратковременные вооруженные конфликты или длительные войны.

Вестфальский договор имел целью закрепить сложившееся в результате войны соотношение сил и, закрепив границы национальных государств, создать противодействие их стремлению установить свое господство над территориями друг друга (см. прим.1, с.52). Таким образом, вместе с государством-нацией и правовым закреплением национально-государственного суверенитета в международных отношениях закрепляется система политического равновесия. Основной ее смысл - это компромисс между принципом суверенитета и принципом общего интереса. В процессе своего функционирования данная система вынуждает каждого из авторов ограничивать свои экспансионистские устремления, чтобы не оказаться в ситуации, когда подобное ограничение будет навязано ему другими. Одним из главных средств поддержания равновесия является тот или иной вид коалиции: либо объединение “всех против одного”, либо - когда этот “один” предусмотрительно окружил себя союзниками, - коалиция блокады, в которую вступают те, кто хочет сохранить сложившееся соотношение сил. Коалиция направлена на устрашение государства, которое потенциально в той или иной форме нарушает политическое равновесие. В случае неудачи устрашения средством обуздания такого государства, используемым коалицией, становится локальная война за ограниченные цели. Таким образом, в этой системе одностороннее использование силы является фактором создания беспорядка, тогда как ее коллективное использование рассматривается как инструмент поддержания порядка (см. прим.4, с.676-677).

В дальнейшем понятие политического равновесия приобрело более широкий смысл и стало означать: а) любое распределение силы; б) политику какого-либо государства или группы государств, направленную на то, чтобы чрезмерные амбиции другого государства были обузданы с помощью согласованной оппозиции тех, кто рискует стать жертвами этих амбиций; в) многополярную совокупность, в которую время от времени объединяются великие державы с целью умерить чрезмерные амбиции одной из них .

Идея равновесия как принцип международных отношений и международного права просуществовали до 1815 г., когда поражение Наполеона и временная победа монархических реставраций были закреплены на Венском конгрессе в принципе “легитимизма”, означавшем в данном случае попытку победителей восстановить феодальные порядки (см. прим.1, с.52-57). Из этого не следует, что механизм равновесия в дальнейшем уже не используется для поддержания порядка. Напротив, в указанном выше широком понимании он становится едва ли не универсальным средством, которое в той или иной степени находит применение вплоть до наших дней.

“Легитимизм” как оправдание вооруженных интервенций европейских монархий с целью насаждения феодальных порядков не мог сохраниться длительное время. Уже во второй половине XIX в. рушится созданный в результате Венского конгресса Священный союз, а к концу столетия в Европе происходит формирование двух основных военно-политических группировок - Тройственного союза и Антанты, развязавших в начале XX в. первую мировую войну. Ее итогом стали новый раскол Европы и мира в целом, Октябрьская революция и образование СССР. К трем измерениям между- народного порядка, на которые указывал С. Хоффманн, добавилось четвертое - идеологическое измерение. Это отнюдь не способствовало стабилизации международных отношений, доказательством чего стала вторая мировая война. Раскол Европы и мира углубился, ибо образовались два противостоящих друг Другу лагеря, две общественно-политические системы, исповедующие противоположные идеологии. Шаткая стабильность между ними поддерживалась при помощи “холодной войны” и взаимного устрашения, подкрепляемого растущим ядерным арсеналом обеих сторон и ведущего к безудержной гонке вооружений, которая становилась все более обременительной для их экономик и для мировой экономики в целом. В структурном отношении сформировавшийся после второй мировой войны международный порядок предстает как явно выраженное биполярное устройство, усложняемое по всем измерениям целым рядом обстоятельств, более подробно о которых будет сказано ниже. Здесь же отметим, что ситуацию, сложившуюся в между- народных отношениях в послевоенное время и сохранявшуюся вплоть до конца 80-х годов, вряд ли правомерно рассматривать как сосуществование двух типов международного порядка - капиталистического и социалистического. В сущности, каждая из систем функционировала по одной и той же схеме, в соответствии с которой держава-гегемон фактически подчиняла своим интересам деятельность своих “клиентов” как внутри системы, так и за ее пределами.

cyberpedia.su